Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Алексей Петрович. Передо мной лежат целая стопа различных бумаг, с указами царя, назначениями, проделанными делами назначенных на должности дворян и доверенных лиц государя




Передо мной лежат целая стопа различных бумаг, с указами царя, назначениями, проделанными делами назначенных на должности дворян и доверенных лиц государя. Все это предстоит перебрать и ознакомиться, вот только как этого не хотелось бы делать!

Второй день начинался для меня самым настоящим кошмаром. Но надо признаться. Да хотя бы самому себе, что вчерашний день, полный сумбура и головной боли в какой-то мере принес мне чуточку удовольствия, того самого, когда человек чувствует себя нужным в этом мире.

Свои наброски по инновациям пришлось убрать в дальний ящик своего рабочего стола, взятого из своей прошлой резиденции и поставленного в рязанский дворец, смотрящийся до безобразия угрюмо, по сравнению со своим московским собратом.

«Зато он много удобнее и половина комнат не нужна!– пришло мне в голову занятное оправдание, имеющее право на жизнь».

Как бы то ни было, на проекты по созданию паровой машины, вкупе с зачатками чертежей винтовки пришлось наложить «печать бездействия», готовую сломаться в ту же секунду, когда насущные вопросы управления Рязанью и прилегающим к ней землям будет решен, хотя бы частично.

Вот и сейчас, сижу в облюбованном кабинете, пытаясь разобраться с корявым почерком всей этой писанины, однако у меня мало, что из этого получается. Хорошо, что друзья взялись помогать с разъяснением указов государя, плюс к этому решили составить смету подвластных мне земель, тех самых которые попали мне под руку. Честно сказать, узнавать все эти подробности мне было попросту лень, да и времени катастрофически не хватало. А тут еще и вопрос о корпусе встал в полный рост. Как ни крути, а такие дела надо решать как можно скорее и качественней, во избежание каких-либо осложнений в будущем.

-Итак, что мы имеем, на сей день?– задал я сам себе риторический вопрос.– Буду говорить открыто, раз уж сам с собой разговариваю. Во-первых, земли под своей рукой, конечно не большие, если учитывать, что в моем времени рязанская область раза в три больше была, но и не маленькие. Это уже что-то. Во-вторых, есть планы на ближайшее и не очень будущее, готовые реализоваться нашими общими усилиями. Это тоже хорошо, планы дело святое. В-третьих, насколько я помню, полезными ископаемыми земля не обделена, правда, судя по всему денег на их разработку пока нет. А это плохо, что ж будем выкарабкиваться. В-четвертых, мне достался, по заверениям соратников, не самых плохой управленческий аппарат, но честно сказать меня эти «достойные люди» не воодушевили, скорее наоборот. И это если брать во внимание только тех, кого я увидел в первый день, человек двадцать не больше. Картина немного удручающая, и с этим надо бороться. Вот только как? Изгнать всех продажных чинуш? Нет, не поможет, только окончательно все испорчу, разве что постепенно вводить верных и нужным мне людей, но на это уйдет не менее трех лет, а если постараться то и за два управиться можно, без ущерба наших действий конечно. Что не говори, но деньги нужны и это факт, вот только где их найти? С крестьян не стрясешь, да и не к чему это, народ озлоблять. Разве, что с торгашей… нет этих итак не много, пусть лучше хоть какое-то разнообразие в это болото приносят. Разве что лес сбывать… нет, денег за него много все равно не выручишь, только пупки надорвешь. Надо искать другие ходы…

Мысли постепенно переплетались, собираясь в один пучок, делая их единым и неразрывным целым. Где-то на краю сознания мелькал расплывчатый силуэт нужного мне решения проблемы с деньгами. Пытаясь ухватить «за хвост» эту идею я погружался в себя все глубже и глубже, теряя связь с реальностью, и вот когда в близи меня замелькал этот желанных «хвост» я почувствовал, что мои лицо горит, словно я упал на угли догоревшего костра.

Открыв глаза, я увидел, что лежу на полу, хорошенько приложившись о ровную поверхность деревянного настила.

«Так с шею сломать не долго,– пришла в голову незамысловатая мысль».

-Ладно, пора и соратников проведать, а то уйти ушел, а когда вернусь, не сказал, может у них там дела получше, чем у меня идут? Чем черт не шутит,– кряхтя, поднялся я на ноги, сбивая с камзола и штанов несуществующую пыль, привычка, знаете ли. Упал – отряхнись.

Пройдя по коридорам, я остановился напротив двери в один из самых больших залов дворца – Приемного зала, в данный момент, используемый не совсем по назначению, зато с большей пользой.

-Хорошо, хорошо! Перехожу к делу, которое мне поручили, как самому ответственному и сообразительному!– услышал я насмешливый голос Александра Баскакова.

-В мечтах,– хмыкнул Артур, не перебивая зарвавшегося друга.

-После того памятного разговора, я поручил своему управляющему в поместье найти подходящее местечко для расположения корпуса…

-Говори теперь! Те три, что ты тут раньше нас провел наверняка в пьянках прошли, да забавах с девками румяными?– поддел молодого помещика поручик Астафьев.

Тихо открыв дверь, я пробрался за спиной рассказчика и присел на маленькую тумбочку возле дверей, сделав знак заметившим меня молчать и не показывать это.

-Не без этого,– гордо выпятив грудь, сказал Сашка.– Так вот, проехал Гришка, мой управляющий, ездил по землям Коломенским, Тамбовским, но, увы, так ничего и не нашел.

-Когда это только это успел то?– удивился Николай.

-Так я письмецо сразу ему отписал, со всеми указаниями, так что времени у него хватало,– хмыкнул Сашка, довольствуясь своей прозорливостью.

-И как, нашел?– поинтересовался Михаил.

-Нет.

-Так что ты тогда перед нами тут целое представление устроил?– потеряв интерес, спросил Артур.

-Подожди, уважаемый барон, не спеши, что ты такой нетерпеливый?– осадил датчанина Александр.– Узнав это, я решил навестить свое поместье, все же не так часто там появлялся в последнее время. Провел там день другой и отправился обратно к вам, когда на границе своих владений увидел одинокую дорогу, уходящую в лес. Ну, я и решил проехаться в тот лесок, благо время еще было не позднее. Проехав пару верст в лес, я увидел деревню в двадцать дворов, расспросил у старосты про те места. Выяснил, что рядом с деревенькой есть пара больших полян, оставшихся еще с того времени, когда деды этих людей решили очистить под поля прилежащие земли, да вот не смогли этого сделать. Что уж там случилось, я не спрашивал, главное, что места там довольно глухие, людишки особо не шастают. И самое главное до Рязани верст тридцать, не больше!

-Что-то у тебя все гладко, получается,– засомневался я, вставая со своего места.– Прямо по всем требованиям подходит сие место. И тебе крестьянские души, природа, и люд простой не будет хаживать. В чем же подвох?

-Везде ему подвох мерещиться,– улыбнулся Сашка.

-А ты хочешь сказать, что его нет?– переспросил я его.

-Да как сказать, единственная загвоздка в том, что деревенька эта, Петровка, лежит наполовину в моих землях, а наполовину в землях боярина Первака.

-Не того ли самого?– улыбнувшись спросил я помещика Баскакова.

Как-то Сашка рассказывал мне, когда мы сидели с ним вдвоем, что приключился с ним один конфуз, на почве любвеобильности и непостоянстве. Суть сего конфуза была в том, что полюбил он одну боярскую дочку, года два назад и решил на ней жениться, но случилось так, что ощутил он на себе ее норов горячий и руку крепкую, из-за той же любвеобильности графа. Вот тогда и решил молодой дворянин, что женушка не отличается тем смирением, которое ему раньше показалось, и решил он от нее отказаться, да вот беда, отец этой девушки был до недавнего времени боярином Золотой сотни. Так что влияние и деньги имел в достатке. Естественно, что простить папаша такого надругательства над семейной честью не смог и начал мстить по-своему, то есть по финансовой части, где выкупая, где просто-напросто перекрывая дорогу продукции деревенек молодого помещика, оставшегося без родителей к пятнадцати годам. Но сам Александр, восемнадцатилетний юноша, воспитанный теткой и пожилым приказчиком, оказался не лаптем деланный и сумел выйти из ужасного положения. Он сделал все очень просто – наладил прямой бартер между городом и своим поместьем, где отрядил место под склады и постоянную упряжь заводных лошадей. В итоге доходы помещика не уменьшились, а наоборот увеличились почти на четверть, тем самым, давая крестьянам, «выход на более высокий экономический уровень», как добавил бы мой экономист-современник, и это лишний раз доказывает, что Сашка человек умный и прагматичный, пускай и не получивший должного образования.

-И как же так получилось то?– спросил я его.

-Да он еще тогда через подставных людей успел выкупить часть тех земель, которые пришлось заложить, чтобы наладить свои дела в поместье, хорошо хоть часть, а не все. Дела у меня тогда совсем плохи были,– грустно добавил он.

-Получается, что о деревеньке своей ты не знал…

-Да почему не знал то, Кузьма? Все я знал, просто забыл о ней, да и не буду же я по всем своим землям разъезжать да оброк собирать, на это Гришка есть. Да и о том, что землицу ты у меня Первак выкупил, я узнал только тогда, когда в поместье приехал, бумаги собрать для передачи Его Высочеству.

-Не плохо,– крякнул я.– За подарок сей спасибо, но ведь если это половина, то вторая нужна не меньше.

-Да, к сожалению, как объяснил мне Гришка, все эти поляны находятся на территории боярина Первака,– немного удрученно сказал помещик.

-Други, а почему бы нам моего отца не привлечь к этому делу, думаю, у него найдутся свои рычажки для того, чтобы надавить на боярина?– предложил Николай, глядя на меня.

«Вот тебе и первый звоночек, Ваня, за помощь придется расплачиваться, и как не слишком большой цена эта не была,– хмуро подумал я.– Хотя почему бы и нет? Рано или поздно все равно связи потребуется налаживать, годом ранее, что ж такова судьба значит».

-Я согласен. Устрой нам встречу с твоим отцом Николай, точнее узнай, когда ему удобно, а я посмотрю, в какое время у меня будет окно, да оповещу его об этом,– сказал я купеческому сыну.

«Не хватало еще к худородным царевичу ездить!– пришла неожиданная мысль из глубин разума».

-Хорошо, завтра же я отправлюсь к отцу и переговорю с ним, думаю, он в случае нужды отложит свои дела, для встречи с тобой Ваше Высочество,– согласился Николай.

-Ладно, с этим вроде бы решили. А вот как быть с постройкой зданий и учителями для будущих витязей, которых, кстати говоря, тоже пока не наблюдается,– спросил я друзей.

-На счет постройки не беспокойтесь, я обещал взяться за это дело, так что все будет как надо,– успокоил всех Михаил.– Архитектор уже работает, а мастеров мы и в Рязани найдем, все же город не глухой, со столицей рядом.

-Отлично, допустим, и этот вопрос решили, правда, такую маленькую деталь как деньги мы пока еще не обговаривали, но это мы оставим на потом. А как быть с учителями для витязей? Ведь собираемся мы набирать не десяток юнцов, и даже не полусотню, а полтысячи сразу! Откуда столько возьмем нужным нам преподавателей? Не говоря уже об одежде и прочих не маловажных вещах?– загрузил я соратников, сбросив груз забот об этом проекте на них.

-Пока тебя не было, мы подумали и решили, что лучше всего основную часть учителей набрать из числа ветеранов, не забранных на станции, гонять молодых солдат, ведь все же полсотни этих вояк найти не составит труда. Но это будут именно те учителя, кто постоянно будут находиться рядом со своими подопечными. Скажем на полсотни по одному такому ветерану…

-Нет, каждому из ветеранов надо давать двадцать пять человек, не больше,– оборвал я Артура.

-Почему?– удивились все.

-Есть у меня одна идея, как подготовить витязей, но пока о ней рано говорить, слишком много всего для нее требуется. Так что давай Артур продолжай,– махнув рукой, попросил я барона.

-Хорошо, ставить будем ветеранов во главе двадцати пяти юнцов, которым предстоит проходить азы боевой подготовки под их началом. Сами же науки будут преподавать несколько учителей, приглашенных из Рязани и Москвы,– закончил Артур.

-Учителя это хорошо. Но все они должны быть из Рязани, так надежнее, да и мне будет спокойнее. А вот скажите друзья, а откуда вы возьмете учителя по «Богословию»?

-Увы, но именно этот вопрос остался не решенным, мы можем сказать только одно,– сказал Сашка.– Нам нужен такой батюшка, у которого не будут застланы догмами глаза, но, увы, я даже не знаю где такого найти.

-Ну, с этим я думаю проблем возникнуть не должно,– сказал Артур.

-Ошибаешься, барон, сильно ошибаешься,– возразил я ему.– Наши святые отцы в большинстве своем слепые котята, идущие на зов отца-патриарха. Кто-то из них фанатик, а кто-то глупец. Пускай местоблюститель патриаршего престола, Стефан Яворский, и бывший рязанский епископ, поставленный государем-батюшкой во главе православной церкви, и он мог бы нам помочь с решением этой проблемой, но ведь нам то нужен свой человек, и при этом, чтобы он мог разделить наши взгляды, а не служить из-под полы!

-Я не согласен,– сказал Николай.– Слишком много знатных людей придерживается старого толкования веры наших отцов и дедов, вот среди них вполне возможно найти подходящего человека.

-Нет, такой подход нам не подходит, Николай. Я не хочу ссориться с отцом, тем более, что только-только начал налаживать с ним отношения, кстати говоря, и без того холодные, поэтому в случае появления таких идей, которые могут повлиять на мои отношения с государем в худшую сторону, лучше держите их при себе, до поры до времени. Даже если они кажутся вам правильные,– поставил я жирную точку в появлении нежелательных идей.

-Как скажешь Ваше Высочество,– согласились со мной друзья.

-Что ж раз у Стефана помощи просить нельзя. Я сам попробую разобраться с этим. Может, найду кого-нибудь интересного. Вы же вместе с остальными поищите в семинарии подходящую кандидатуру,– подумав сказал я сидящим соратникам.– Но это только для какого-то одного дело, остальные помимо своих дел, должны будут начать подбирать первых витязей, думаю, лет пятнадцати – семнадцати не старше и не младше. Но это дело терпит, так что месяца три у нас есть, так что не спешите, главное решить насущные проблемы. Опять же надо будет изыскать деньги на все это, иначе я попросту пупок надорву и Рязань вместе с ее землями по миру пущу, а сам окажусь где-нибудь в Азове, на стене с мушкетом.

-Давайте я попробую с этим справиться, есть у меня один знакомый в тамошней канцелярии, про каждого ученика семинарии подноготную знает,– вызвался Николай.– А ты Ваше Высочество лучше уладь это дело в верхах. Ведь как я понимаю, для того чтобы наше детище признали нужно согласие светской власти, в твоем лице и согласие иерархов церкви, в крайнем случае, одного из них, желательно не ниже епископа, раз уж с местоблюстителем не получается.

-Дельная мысль,– согласился я.– Значит так, я беру на себя улаживание этих вопросов, вы же, как и договорились, всю рутину взваливаете на себя.

-Ну не только на себя,– улыбнулся Артур.– Я думаю, мы сможем найти десяток другой надежных людей, у которых язык будет надежно закрыт за зубами. Так что, Ваше Высочество ищи места, куда будешь пристраивать своих ретивых сторонников.

-Да какие сторонники то?– возмутился я.– Я что против отца, иду, по-вашему? Мы, кстати говоря, все вместе одно дело делать будем!

-А мы не отрицаем, вот только есть одно но, когда человек перестает зависеть от государства, а именно это и произойдет, когда у него появляется достаточное количество денег. На него начинает коситься эта самая власть, точнее власть имущие, и чем большим богатством он будет обладать, тем эти «взгляды» будут подозрительней. Я думаю, вы и так знаете, чьи будут эти самые взгляды?

-Есть только один изъян в твоей мысли. Если только богатеет не сама власть, тогда ничего плохого не происходит, если только правильно все сделать,– улыбнулся я Артуру.

-Твоя, правда,– согласился барон.

-Так все, эту тему оставим, и больше к ней пока не возвращаемся,– прервал я разошедшегося барона, все же иностранец хоть и говорит на отличном русском, не может понять всей особенности России. Что уж говорить, если даже язык порой держать за зубами не может, считая, что наш вседержавный монарх может сравниться с их корольком, права которого в будущем будут заключаться только в том, чтобы народу на глаза показываться, да на заседаниях Сената задницу отсиживать.

«Даже у стен есть уши!» сказали когда-то в Версале, а что уж говорить про Москву, да еще к тому же когда такие слова в кругу пока еще опального царевича произносятся.

-Думаю нам пора прерваться на отдых,– перевел я тему в другое русло.– Да и распоряжения уже каждый из вас имеет, включая и меня, так что можно пока не возвращаться к работе.

-Что ж, твоя, правда, Ваше Высочество,– хмыкнул Артур, уловивший мое настроение, все же чутье у этого тридцатилетнего датчанина просто превосходное.


 

*****







Дата добавления: 2015-09-07; просмотров: 141. Нарушение авторских прав


Рекомендуемые страницы:


Studopedia.info - Студопедия - 2014-2019 год . (0.007 сек.) русская версия | украинская версия