Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Финансовая система Высокого Коммунитаризма




Представим себе абстрактную самостоятельную замкнутую экономику общины (помня, что экономика нашей планеты конечна и замкнута), где каждый работает, обеспечивая себя, а за счет налогов - и нетрудоспособных членов общества (детей, пенсионеров, инвалидов). Каждый зарабатывает ровно столько, чтобы ему хватало на достойную жизнь. Денежные потоки циркулируют по кругу, нигде не задерживаясь. Идиллия.

Если в этом цикле появляется некий «хозяин», который начинает откладывать себе прибыль (предположим 20%), то товара продано будет ровно на 20% меньше, поскольку в обороте останется только 80% денег. Получается, что на 20% все остальные будут недоедать – денег просто не будет хватать, потому что они вырваны из оборота и осели у «хозяина», который не может потратить на себя всю сумму физически. В следующем месяце будет произведено лишь 80% от необходимой продукции, поскольку 20% остались нераспроданными. Соответственно работники будут заняты на 20% меньше времени, и естественно получат настолько же меньшую зарплату... И так далее. Т.о. с каждым циклом производство будет сворачиваться.

В пределе этой сходящейся последовательности мы получим коллапс экономики:

1. Остановившееся производство.
2. Затоваренные склады.
3. Все деньги, стекшиеся к «хозяину».
4. Голодную, безработную общину, поскольку в этой модели экономики просто не осталось денег. Они все выведены из нее и сосредоточились на одном из полюсов.

Каждому очевидно, что сначала была описана упрощенная социалистическая система (где «хозяина» нет в принципе), а затем - капиталистическая, где «хозяева», паразитируя на получении прибыли, финально приводят замкнутую экономику к коллапсу.

Реальность несколько сложнее. Так описываемая выше «идеальная социалистическая система», как показывает история, перестает быть конкурентноспособной (по сравнению с той же капиталистической, существующей по соседству), потому, что при жесткой идеологической установке на ликвидацию «хозяев», в ней ликвидируется социально активный тип хозяйствования - позитивный для общества предприниматель-производитель. Кроме того, нужно отдавать себе отчет, что жесткая установка на полный отказ от «хозяев» означает очередную кровавую бойню за передел собственности, которую мы уже проходила в ХХ в.

Но существующая капиталистическая система, - в которой существует изымающий прибыль «хозяин» - не может долго существовать, имея лишь временные оттяжки от коллапса. Выходом из ситуации стала постоянная денежная эмиссия для компенсации сумм, которые «хозяева» откладывают в виде прибыли. В результате на руках у «хозяев» появляется денежная масса, которую просто некуда деть, поскольку со временем она начинает превышать объем производства. Этот перекос и является причиной масштабных кризисов, в которых часть капиталов «сжигают» и процесс запускается вновь[33].

При этом в сегодняшней капиталистической системе заложена еще одна системная ошибка. Вся современная глобальная экономика строится вокруг сверхпотребления американского рынка («либерального гегемона»), который, в свою очередь, дотируется за счет постоянного кредитования - как потребителей (где стоимость кредита приблизилась к нулевой отметке), так и самого бюджета США. Эти долги уже не просто безвозвратны, но неподсильна и стоимость их обслуживания. Понятно, что такой пузырь неминуемо лопнет[34].

Тягу к накопительству «универсального виртуального товара» можно искоренить двумя способами: (1) бороться с его последствиями путем насильственных ограничений и репрессий – этот путь мы уже проходили во времена военного коммунизма и «развитого социализма»; (2) профилактическим путем – бороться не с болезнью, а предотвращать условия для ее возникновения.

Кроме того, нужно учитывать и т.н. «денежный феномен» - суть которого в том, что владелец денег всегда находится в преимущественном положении по отношению к владельцу товара, поскольку «хранить мешок денег дешевле, чем вагон картофеля – который к тому же может сгнить». Очевидно, что выходом из ситуации является переход на деньги, которые нет смысла накапливать, поскольку они постоянно теряют в своей стоимости (т.е. имеют налог на хранение или т.н. «демерредж»). «Только деньги, которые устаревают, подобно газетам, гниют, как картофель, ржавеют, как железо, и улетучиваются, как эфир, способны стать достойным инструментом для обмена картофеля, газет, железа и эфира. Поскольку только такие деньги покупатели и продавцы не станут предпочитать самому товару. И тогда мы станем расставаться с товарами ради денег лишь потому, что деньги нам нужны в качестве средства обмена, а не потому, что мы ожидаем преимуществ от обладания самими деньгами»[35].

Переход на такую денежную систему, предложенную в начале ХХ в Сильвео Гезеллем,которая с успехом использовалась в 30- годы ХХ в., необратим. О нём стал говорить «архитектор евро»Бернар Лиетар, переход на деньги с демерреджем готовился в Японии (согласно планам «до Фукусимы» - начиная с 2014 года). А в конце 2013 г. предложили рассмотреть введение демерреджа (налога) на доллар ФРС США[36].

Введение денег с демерреджем решает вопрос не только системного кризиса капитализма (по Марксу), но и разразившегося кризиса глобальной денежной системы. В первую очередь потому, что введение таких денег означает автоматическое ускорение денежного оборота от 12 до 20 раз (исходя из расчетов Ирвинга Фишераи практики ряда общин и муниципалитетов в Австрии, Германии, Канаде и США[37]).

Отметим, что в современной истории деньги с демерреджем изначально возникали именно как «коммунитарные» или «локальные» деньги. Во-первых, это было связано с острой необходимость оживить депрессивные регионы, которые были готовы на эксперимент и после введения демерреджа расцветали в течение года (так австрийский Вёргль из шахтерского городка силами только местных жителей за год превратился в процветающий горный курорт). Во-вторых, из-за сложности их обслуживания в масштабах государства: когда налог (демерредж) собирался в виде специальной марки, которую нужно было клеить на купюру для ее легитимизации (такие деньги даже носили название «марочные сертификаты»).

И если проблема оживления экономика является актуальной сегодня, как никогда, то проблема обслуживания таких денег (т.е. снятие налога или «демерреджа») решается элементарно в результате перехода на электронные деньги (который неминуем).

Но здесь встает другой наиболее важный вопрос - кто будет эмитентом электронных денег?

Единственно правильным ответом может быть – общество, а не частные финансовые империи. Здесь необходимо учитывать, что все деньги находящиеся на счетах частных банков юридически являются частными денежными документами в электронном виде. Поэтому неминуемый переход на электронные деньги будет автоматически означать, что все деньги будут частными. Это будет означать окончательную победу ростовщиков над обществом, поскольку капитал в своей предельной концентрации превратится в чистую власть. Допустить возможность концентрации власти в руках группы частных финансистов преступно - эти функции общество им не делегировало и не делегирует никогда, будучи в сознательном состоянии. Концентрация капитала и власти возможна и приемлема только в руках общества.

Введение денег с демерреджем во многом решит вопрос накопления прибыли «хозяевами-производителями», не уничтожая их как класс и сохраняя их потенциал высокой социальной и хозяйственной активности, ликвидируя при этом ненасильственным методом «тип посредников» - ростовщиков (банки станут простыми расчетными центрами). Таким образом произойдет та самая «конвергенция социализма и капитализма», а вместо насилия над классами происходит насилие над абстракцией – ссудным процентом.

Финансовой и управленческой базой коммунитарного государства (как «сообщества сообществ») должен стать единый общественный/государственный банк (подобие «общественного банка» Прудона), осуществляющий независимую эмиссионную политику. Экономика получит нормальные условия для развития с максимально упрощенной системой налогообложения и финансового учета, а общество – высокое качество жизни и социальной защиты. Деньги в таком банке выдаются без процентов. Управление таким «коммунитарным - общественным банком» может в итоге заменить собой правительство, что решит проблему бюрократии. Коммунитарное государство, как «сообщество сообществ », с одной стороны получает высокую концентрацию капитала для осуществления крупных «мобилизационных проектов», с другой стороны - местные сообщества получают возможность осуществлять кредитование важных локальных проектов.

 

Отметим 12 преимуществ, которые получат от введения демерреджа коммунитарное общество и его экономика:

1. Будет ликвидирован чудовищный перекос в перераспределении мировой прибыли – те её 60%, которые сегодня незаслуженно получает финансовый капитал, можно будет направить в научную, культурную и социальную сферу (напоминаем, что сегодня лишь 40% прибыли достается нефинансовым структурам).

2. Применение демерреджа (налога на деньги) окончательно решит вопрос со специфичной особенностью денег – «денежным феноменом», заключенным в том, что владение деньгами как средством накопления богатства вовлекает их держателя в ничтожные издержки хранения, в то время, как хранение товаров (продуктов питания, сырья для производства и т.д.) стоит намного дороже. Т.е. «хранитель денег» - банкир, финансист – изначально поставлен в более привилегированные условия, чем любой человек, работающий в реальном секторе.

3. Кроме восстановления равных условий для предпринимательской деятельности, есть еще сугубо практический смысл - «свободные деньги» значительно ускорят оборот местной промышленности, что станет одной из причин ускоренного выхода из кризиса (доказано опытом применения в ряде областей Австрии, Германии, Канады и США в период депрессии 1930-х).

4. Упрощается вопрос регулирования курса собственной валюты по отношению к валютам других государств, решается вопрос с контролем перетока спекулятивных капиталов. Внешнеторговые расчеты в этом случае разумно вести в «нео-банкорах» (о которых чуть ниже); для осуществления личных зарубежных поездок предусмотрена конвертация денег на карточке во внешние валюты непосредственно при пересечении границы.

5. Размер демерреджа очень легко регулируется (тем более в электронном виде) – оказывая, тем самым, влияние на различные макроэкономические параметры. Очевидно, что чем больше отрицательный процент, тем больше ускоряется денежный и товарный оборот (опыт применения этой денежной системы в австрийском Вёргеле показал ускорение оборота до 20 раз). По экспертным оценкампроизведенным для Японии в 2009 году, для сдерживания дефляции нужен уровень -4% годовых, С. Геззель предлагал использовать ставку -1% в месяц[38]. При этом общество ничего принципиально не теряет, поскольку этот процент фактически лежит ниже коридора существующей инфляции.

6. Величина отрицательных процентов доступная и понятная всем (в отличие от абстрактной для многих инфляции), позволит обществу осознанно контролировать эффективность экономики (вместо бестолкового выслушивания из новостных выпусков колебаний цен на фондовой бирже, которые нам подают с интонациям Совинформбюро как сводку с полей сражения).

7. Налог на деньги (демерредж) может стать единственной формой взимания налогов, значительно сократив расходы на бухгалтерию, снимет множественные сложности фискальной практики. Практика ухода от налогов навсегда уйдет в небытие без «закручивания гаек» и «публичных казней» неплательщиков.

8.В современных условиях такая трансформация технически просто осуществима через перевод всех расчетов в электронный вид и полный отказ от бумажных денег (как это происходит в Японии). Техническая база уже заложена не только многочисленными системами эквайринга, но и программой создания национальной расчетной системы. Для сохранения неприкосновенности частной жизни должна быть предусмотрена система анонимных расчётных карточек.

9. Ненасильственная ликвидация паразитов - ростовщиков (когда банки станут простыми расчетными центрами) произойдёт без навязчивой идеологической пропаганды, характерной для социалистических обществ.

10. Люди, которые имеют значительные доходы, перестанут складывать их в кубышки и, после покупок необходимых товаров, в том числе и как формы вложения капитала, начнут переходить из «состоянияГобсеков» к благотворительности Саввы Морозова, Павла Третьякова (т.е. люди будут больше склонны к благотворительности и созданию социальных проектов); еще одним способом вложения могут стать инвестиции в предметы искусства. Негативным проявлением накопительства станет появление неких суррогатов (или использование иностранной валюты) – вопрос нейтрализации этого явления потребует изучения (достаточно подробно теорию в этой области изложила Маргрит Кеннеди[39]). Мы же предложим выпуск государственных ценных бумаг – рассчитанных на инвестирование в долгосрочные проекты.

11. От современных проблем накопительной пенсионной системы мы полностью перейдем к распределительной пенсионной системы, учитывающей трудовые достижения и основанной на принципе солидарности поколений.

12. Деньги с демерреджем соответствуют этическим нормам трёх основных религиозных конфессий – православию, исламу и буддизму – что способствует консолидации сторонников коммунитарного «сообщества сообществ» во многих странах и регионах[40].







Дата добавления: 2015-10-01; просмотров: 141. Нарушение авторских прав


Рекомендуемые страницы:


Studopedia.info - Студопедия - 2014-2020 год . (0.004 сек.) русская версия | украинская версия