Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Глава 16 Маран





Выражение ее лица внезапно изменилось, чем-то напомнив мне щенка, который совершил какую-то оплошность и теперь ожидает, что его накажут.

— Извините, графиня... то есть, Маран, — быстро сказал я. — Я понимаю, что неприлично глазеть на вас.

— Н-нет, — возразила она. Выражение ее лица вновь стало нормальным. — Вы не сделали ничего плохого. Просто я немного испугана, капитан. Я редко вижу солдат в своем салоне.

— Это можно понять, — заметил я со слабой потугой на шутку. — Большинство из нас не знают, где повесить саблю, когда оказываются в светском обществе.

Ее лицо озарилось улыбкой.

— Я слышала другое, — сказала она.

— Что вы имеете в виду? — с невинным видом отозвался я.

Маран не ответила, но подвела меня к чаше с пуншем и наполнила бокал.

— У вас есть выбор, — сказала она. — Вы можете присоединиться к моим гостям и послушать речь бывшего графа Комроффа, в которой он объясняет, почему мы все должны отказаться от своих титулов, переселиться в трущобы и жить на черством хлебе с простоквашей, если хотим, чтобы у мира осталась хоть какая-то надежда...

— Или? — поспешно перебил я.

— Или же вы можете совершить ознакомительную экскурсию, поскольку впервые пришли в мой дом.

— Ведите, — сказал я. — Я не имею титула и не люблю простоквашу, поэтом смело вверяю себя вашему попечению.

Я выразил свое восхищение картинами, скульптурами и изумительной резьбой по дереву на нижнем этаже. Когда мы дошли до кухни, Маран приоткрыла дверь, сообщила мне, что там находится, и пошла дальше. Мне хотелось осмотреть эту удивительную кухню, способную накормить обитателей и гостей такого огромного дома, но я был доволен уже тем, что нахожусь в обществе графини.

Когда мы поднимались по мраморным изгибам лестницы на второй этаж, я решил удовлетворить свое любопытство:

— Простите за прямоту, но поскольку этот дом стоит на набережной, то я решил, что он принадлежит вашему мужу. Однако вы сказали...

— Это был мой свадебный подарок ему. И мне тоже.

— У вас нет других резиденций в городе?

— Не знаю, как много вам известно о роде Аграмонте, — сказала она. — Но мы сельские лорды и счастливы лишь тогда, когда, открыв любое окно, можем вдохнуть ароматы сена и навоза. Однако боюсь, что меня можно считать паршивой овцой в семье, поскольку для меня созерцать зеленые лужайки и пасущийся скот примерно так же интересно, как наблюдать за песочными часами.

— Жаль, — заметил я. — Ибо я всего лишь сельский паренек и не знаю ничего лучшего.

— Возможно, я никогда не смотрела на вещи с другой точки зрения, — мягко сказала она. — Например, с вашей.

Ее рука прикоснулась к моему запястью и тут же отдернулась.

— Итак, на этом этаже... — затараторила она, пародируя дворцового экскурсовода, — ...у нас есть такие ужасно интересные помещения, как комната для шиться, куда я никогда не захожу, детская, которая в настоящий момент пустует, и библиотека, которую я обожаю.

Двойные двери вели в просторное помещение со стеллажами из темного дерева, застеленное дорогим толстым ковром. Здесь были карты нашего мира и даже глобус — одно из новейших изобретений картографов.

В сокровенных мечтах я осмеливался предполагать, что доживу до конца своей военной карьеры и даже наживу достаточное состояние, чтобы построить большой особняк где-нибудь в сельской местности. Хотя я не страстный поклонник чтения, но все же не варвар, поэтому в доме, разумеется, будет библиотека. Там я смогу принимать друзей, вести беседы о старых военных кампаниях и давно погибших товарищах. В большом камине будут потрескивать дрова, а завывания метели за окнами напомнят нам о прошедших днях...

Книги не сильно привлекают меня, чего нельзя сказать о картах. Я часами могу сидеть над картой и думать о стране или местности, изображенной на ней. Если не считать музыки, это единственный из видов отдыха, который я предпочитаю, когда не испытываю желания провести свободное время на свежем воздухе.

Я подумал о том, каково быть обладателем подобной библиотеки, и снова позавидовал графу Лаведану.

Следующая комната восхитила меня еще больше — огромный зал, увешанный занавесями, с подиумом у одной стены.

— Это музыкальная комната, — объяснила Маран. — Примерно раз в месяц мы приглашаем квартет, а иногда даже небольшой оркестр. Хотя в последнее время мы этого не делали, поскольку мой дорогой муж считает музыку смертельно скучным занятием.

В конце коридора находилась немного приоткрытая двойная арочная дверь.

— Это кабинет моего мужа. Сейчас его нет, поэтому мы вряд ли...

— Маран? Это ты?

— Я думала , что он сейчас в другом месте, — она возвысила голос. — Да, Эрнад. Я просто показываю дом одному из наших гостей.

Дверь отворилась, и на пороге появился граф Лаведан. Он был на пять-шесть лет старше меня — крупный мужчина с заметной склонностью к полноте. По иронии судьбы он до последней черточки напоминал сельского лорда-увальня, однако происходил из рода кораблестроителей, в то время как его деревенская жена выглядела городской аристократкой.

— Я вернулся из порта час назад и не хотел беспокоить тебя, дорогая. Добрый вечер, сэр, — дружелюбно обратился он ко мне. — Воистину редко можно увидеть настоящего офицера на вечеринке у Маран. Полагаю, вы изобрели какую-нибудь новую и жизненно необходимую схему реорганизации нашей армии?

— Нет, — ответила Маран. — Это капитан а'Симабу, тот самый, который спас нумантийцев в Спорных Землях. Ты помнишь?

— Честно говоря, нет. Я не уделяю особенного внимания тому, что не относится к моим делам. Однако примите мои поздравления, капитан, — он улыбнулся. — Так вы симабуанец, а? Полагаю, вы уже устали от шуток о своей провинции.

— Отнюдь нет, — ответил я. — Сейчас нам редко приходится сражаться с настоящим врагом, поэтому я довольствуюсь шутниками.

Улыбка исчезла, и он внимательнее посмотрел на меня.

— Прошу прощения, капитан. Не стоит быть таким обидчивым.

— Прошу простить меня , граф Лаведан, но я нахожу такие шутки более чем утомительными.

— Надо полагать, — с безразличным видом отозвался он. — Но если бы я был родом из вашей провинции, то, думаю, я бы просто научился игнорировать их. Слова — это пустое сотрясение воздуха.

Я знал одного Провидца, который не согласился бы с этим утверждением, но промолчал. Я не имел представления, с какой стати мы пикируемся в такой манере — разумеется, мое влечение к его жене не могло быть замечено за такое короткое время, и я не имел никакого права испытывать неприязнь к нему.

— Не желаете ли осмотреть мой кабинет, капитан? — спросил граф Лаведан. Я согласился.

Это было внушительных размеров помещение, наполненное моделями кораблей, морскими картами, коносаментами [5] и разнообразными книгами по кораблестроению и судоходству. Главный сюрприз граф преподнес напоследок — небольшой стеклянный ящик, в котором находилась модель корабля, похожего на тот, который я видел стоявшим на якоре в одном из никейских доков. Заметив, что судно как бы плывет в воде, я вгляделся пристальнее. Это было чудо! Корабль жил: каждый парус, каждый канат двигался, словно под напором невидимого ветра. На палубе я заметил крошечных матросов, занятых своими делами. Вода, в которой плыл корабль, тоже двигались: пенистые гребни волн накатывали на нос, а в кильватере тянулась длинная струя.

— Эта игрушка обошлась в изрядную сумму, — сообщил граф Лаведан. — Жена купила ее для меня на вторую годовщину нашей свадьбы. Понадобилось пять Провидцев, чтобы зарядить ее магической энергией. Это модель последнего судна, построенного на моих верфях, и сейчас она совершает настоящее плавание из Никеи в Западные Земли, — он ласково улыбнулся Маран. — Моя малышка знает, как доставить удовольствие.

И снова на лице Маран появилось выражение щенка, ожидающего наказания.

— Ты собираешься спуститься вниз, Эрнад?

— Разумеется, нет, — ответил он. — Я занят, и, кроме того, меня не интересует, что болтает твой очередной шарлатан. Видите ли, капитан, — обратился он ко мне, — дело в том, что хотя у моей Маран достаточно здравый рассудок для женщины ее лет, она явно не имеет представления, какими тупицами кажутся все эти клоуны настоящему деловому человеку.

Маран покраснела, но промолчала.

— Прошу меня извинить, — сказал граф. — Я должен составить несколько деловых писем.

— Мне постучать, когда я поднимусь в спальню? — спросила Маран.

— Не беспокойся. Скорее всего, я буду бодрствовать бо льшую часть ночи, — он рассеянно поцеловал ее в лоб. — Приятно было познакомиться с вами, капитан.

Он вернулся в свой кабинет и закрыл дверь.

Маран внимательно смотрела на меня, словно ожидая услышать какое-то мнение. Я лишь пожал плечами.

— Итак, со вторым этажом покончено, — бодрым тоном произнес я, указывая на лестницу. — А наверху...

— Третий этаж. Там находятся моя спальня и спальня Эрнада. Ничего интересного.

— Как человек, которому часто приходится убеждать себя в том, что голый камень может послужить подушкой, я не могу согласиться с этим утверждением. Лишь две спальни на целый этаж? Может быть, там есть еще небольшое поле для игры в ролл или плавательный бассейн?

Маран хихикнула.

— Нет. Там ванные, уборные, помещения для горничных, — ее улыбка исчезла, и она добавила, словно обращаясь к самой себе: — Впрочем, кроме сна мы там ничем не занимаемся.

Она отвернулась.

— Выше расположены комнаты слуг, затем солярий, оранжереи и тому подобное. В общем, все излишества, необходимые для времяпрепровождения богатых и глупых людей, — ее лицо просветлело. Она отступила на шаг и сделала реверанс. — Итак, сэр, осмотр закончен. Резиденция графа и графини Аграмонте-и-Лаведан. Каково ваше мнение?

Я отпустил несколько комплиментов, и мы начали спускаться на первый этаж. Очень странно, думал я. Люди состоят в браке всего лишь два года, и каждый спит в отдельной спальне. Но, может быть, именно так принято у богачей? Насмешку графа Лаведана над увлечениями его жены едва ли можно было назвать учтивой.

Когда мы спустились на первый этаж, меня посетила внезапная мысль: если бы я был женат на этой Маран, то, конечно, нашел бы лучший способ проводить ночи, чем заниматься деловой перепиской. Мысль была недостойной, и я постарался выбросить ее из головы, добавив имя графа Лаведана к списку высокородных ослов, с которыми мне приходилось встречаться.

По-видимому, никто не заметил нашего ухода из круглой комнаты. Аудитория разделилась на несколько яростно споривших групп, отстаивавших различные мнения. Маран снова наполнила мой бокал пуншем.

— Хотя я очень рада познакомиться с вами, капитан, но, честно говоря, я надеялась увидеть здесь вашего друга, Провидца Тенедоса, — она жестом обвела людей, окружавших нас. — Эрнад может выражаться слишком... жестко, но в его словах есть доля истины. Иногда люди, которых я сюда приглашаю, очень сильны в разных теориях, но не имеют никакого практического опыта.

Ее лицо стало серьезным.

— Вряд ли мне стоит говорить об этом. Все, что я сама совершила, — это родилась и выросла в богатой семье.

Странная женщина, подумал я. Необычайно переменчивая в своих настроениях. Зато с ней определенно не было скучно.

Я снова обнаружил, что смотрю ей в глаза и тону в их зеленых глубинах, и с усилием заставил себя отвести взгляд.

— Вероятно, вы сумеете убедить своего друга прийти на один из моих званых вечеров, — сказала она. — И конечно же, я хочу, чтобы вы тоже пришли.

— У меня есть лучшее предложение, — возразил я, лихорадочно размышляя. Это было неправильно, но мне очень хотелось снова встретиться с ней. — Не знаю, уместно ли делать такое предложение замужней женщине, но послезавтра вечером Провидец будет держать речь в Моратианском Холле. Я буду рад сопровождать вас туда и обеспечу ваше безопасное возвращение домой.

— «Сопровождать», мой добрый Дамастес, если вы не возражаете против такого обращения? Это слово неуместно, если только вы не употребляете его в армейском смысле.

— А в каком другом смысле я мог его употребить?

Она улыбнулась.

— Поскольку вы делаете предложение со столь чистыми намерениями, мне остается лишь согласиться. Следует ли мне послать за вами свою карету?

Я поклонился в знак согласия, а затем один из слуг подошел к ней с какой-то просьбой. Повернувшись, я начал пробираться к выходу через толпу, не обращая внимания на вопросы, сыпавшиеся с разных сторон.

Короче говоря, я впал в такое же идиотски-мечтательное состояние, как и любой деревенский парень, узнавший о том, что девушка приняла его приглашение на праздник Летнего Урожая.

Следующие два дня прошли в туманной дымке. Я почти забыл о своих обязанностях, и даже тупость моих «Оловянных Кентавров», как я называл их про себя, не могла пробудить во мне раздражения.

За полчаса до назначенного срока я облачился в парадный мундир и вышел за ворота наших казарм. Частично это объяснялось моим энтузиазмом, но, кроме того, мне не хотелось, чтобы какой-нибудь из лощеных болтунов увидел нас, хотя в этом не было ничего предосудительного.

Вскоре прибыл роскошный экипаж из красного дерева, отделанный эмалью и увитый декоративным золотым плющом. Он был запряжен четверкой гнедых; кучер и лакей сидели на высоких козлах, а сзади имелась приступка, где могли стоять еще два лакея.

Маран распахнула дверцу и поздоровалась со мной. Она была одета в мешковатые панталоны, которые, как я узнал позже, были последней новинкой сезона, красно-черную шелковую блузку с высоким воротом и меховую куртку с капюшоном от холода. Ее лицо немного раскраснелось, хотя окошко кареты было закрыто.

Я поклонился, поцеловал ее руку и залез в карету, которая покатилась по улице, мягко покачиваясь на рессорах. Изнутри салон был обит каким-то мягким материалом, обтянутым бордовой шелковой тканью.

— Рад приветствовать вас, графиня, — формально произнес я.

— Я тоже, капитан, — она улыбнулась. — Можно сказать вам нечто шокирующее?

— Вы можете сказать мне все, что угодно, — шокирующее или нет.

— Вот мы с вами едем на лекцию известного философа, где, наверное, будет очень скучно, однако я чувствую себя героиней романа, которая под благовидным предлогом ускользнула от мужа для встречи с галантным кавалером.

Я решил обратить ее слова в шутку, но потом передумал.

— Благодарю вас, Маран. Вы оказываете мне честь такими мыслями.

В сумерках я не мог видеть выражения ее лица. Некоторое время она молчала, и я решил прервать возникшую неловкость.

— Вчера вечером вы сказали одну фразу, заинтересовавшую меня. Вы приехали в Никею от скуки?

Маран ненадолго задумалась.

— Так я обычно говорю людям, — ответила она. — Но дело не только в этом. Мой род — один из самых старинных, и Аграмонте без тени сомнения полагают, что вся Нумантия должна вращаться вокруг них.

— Многие из нас так считают, хотя и не признаются в этом.

— Но не так убежденно, как Аграмонте, — возразила она. — Мой отец, например, несколько лет назад застал меня читающей книгу под названием «Обязанности мужчины». Вы ее не читали? Так вот, там сказано, что все мужчины имеют обязательства друг перед другом. Если у человека есть рабы, то он должен заботиться о них и освобождать некоторых за выдающиеся заслуги, чтобы после смерти Колесо вернуло его в лучшее положение. Кстати, род Аграмонте не освободил ни одного раба на протяжении минимум пяти поколений, о которых мне известно.

В этой книге также говорится, что правители людей обязаны править мудро, твердо и осмотрительно, иначе они теряют право на трон, и что лучшее из возможных правлений — это благосклонная к подданным, но жесткая монархия.

Поскольку мой отец состоит в близкой дружбе с большинством членов Совета Десяти, эти утверждения можно считать ересью. Между прочим книга, хотя и не полностью запрещена, но изъята из широкого обращения.

Моя семья считает, что все регламентировано, все установлено раз и навсегда. Ирису — лучший из богов, и Умар хорошо поступил, когда отрекся от мира в его пользу. Они не верят в достоинства Колеса и хотя неохотно признают, что плохой человек в следующей жизни может опуститься на низший уровень, но полагают, что большинство из нас возвращаются на тот же уровень, на котором мы умерли.

— То есть, лорд всегда остается лордом, а крестьянин — крестьянином?

— Именно так, от зари времен и до скончания дней.

— А как вы думаете?

Маран помолчала.

— Я думаю, их убеждения глупы. Я думаю, что человек должен меняться вместе с миром, как сменяют друг друга времена года. Наши правители не кажутся мне самыми мудрыми, но чье правление было бы лучше?

Честно говоря, поэтому я и приглашаю к себе домой людей с разными и неординарными идеями.

Женщинам у нас не дают возможности учиться, — добавила она. — И это тоже кажется мне неправильным.

Я был согласен с ней. Имея достаточно средств, мой отец мог бы поступить в лицей, но если бы моя мать пожелала расширить свои познания, полученные от наставника в девичестве, то это вызвало бы вопли ужаса и бурное неодобрение. То же самое относилось и к моим сестрам. У них не было других наставников, кроме странствующих учителей, которых мой отец просил погостить в доме, часто всего лишь за стол и ночлег или за жалкие гроши.

Я тщательно подбирал слова для ответа.

— В таком случае, я полагаю, что брак с графом Лаведаном и возможность отойти от консерватизма членов вашей семьи были для вас большой удачей?

Воцарилось молчание, и долгое время я не слышал ничего, кроме поскрипывания рессор и шуршания колес по брусчатке мостовой.

— Да, — наконец ответила она ровным, бесцветным голосом. — Да, разумеется.

 

— Ваши слова, сэр, — это прямая измена! — выпалил какой-то мужчина.

— Ничего подобного, — спокойно возразил Тенедос. — В моих речах не было и намека на измену Совету Десяти. Они — наши законные правители, и я верно служил им, как вам следовало бы знать. Будь я человеком вспыльчивым, ваши обвинения могли бы оскорбить меня. Но вместо этого позвольте мне вернуться к предмету моей лекции.

Я попытаюсь выразить свои мысли еще проще. Колесо вращается, и все мы с этим согласны. Оно приносит перемены, приносит новую жизнь. Оно диктует нам всем, как мы должны жить.

Нам, нумантийцам, нужно учиться следовать этому закону. Мы должны изменяться: ведь само время не остается неизменным. Когда-то у нас было крепкое, сильное королевство... по крайней мере, так говорится в легендах.

Совет Десяти установил опеку над троном во время великих потрясений, поклявшись сохранять ее лишь до тех пор, пока это будет необходимо.

К этому я и призываю. Разве нашим правителям не пора взглянуть на себя, на свои дела, и может быть, услышать звук поворота Великого Колеса?

Вот, например, вы, сэр. Разве вы не согласны, что Совет Десяти вынужден тратить слишком много времени на бесполезные совещания?

— Согласен, — неохотно признал человек, споривший с Тенедосом.

— Разве не правда, что в результате они подолгу не принимают важных и нужных для страны решений?

— Я соглашаюсь и с этим аргументом.

— В таком случае, не логично ли задать себе вопрос: не будет ли правление более эффективным, если количество членов Совета сократится, скажем, до пяти?

— Кощунство! Так было всегда!

В наполненной слушателями аудитории послышались смешки. Люди начали понимать, что Тенедос одерживает верх.

— Тогда давайте вернемся к моему предыдущему тезису. Почему всегда, всегда, всегда должно быть так, а не иначе? Почему попытку представить себе Совет Пяти нужно обязательно считать изменой? Разумеется, это не так. Было время, когда ряды Совета редели из-за болезней постоянных членов, и до избрания новых членов наши правители исполняли свои обязанности в уменьшенном составе, однако небеса не падали на землю, не так ли?

Пойдем дальше. Я призываю вас к смелому полету фантазии. Как насчет Совета Четырех... или даже Трех?

— Или даже Одного, сэр? — выпалил тот, к кому он обращался.

— Вы сами высказали эту мысль, друг мой, — Тенедос благосклонно улыбнулся. — Итак, давайте посмотрим на Одного.

— Кого вы рекомендуете? — послышался женский голос. — Бартоу? Скопаса? Махала?

При упоминании последнего имени смех в зале усилился.

— Я не политик, леди, — ответил Тенедос. — Я чародей, который пытается стать философом. Поэтому если уж мы заговорили об одном правителе, давайте не будем называть конкретных имен.

Не будем рассматривать никого из тех людей, которые сейчас правят Нумантией. Представим новую, свежую и сильную кровь.

Поговорим о человеке, который придет издалека, который путешествовал по всей стране — от симабуанских джунглей до лесов и ферм Каллио — а не о тех, кто провел всю свою жизнь в Даре, или хуже того, в Никее.

Поговорим о человеке, который считает себя нумантийцем, а не просто уроженцем Никеи, Дары или Каллио. О человеке, желающем распространить эту точку зрения на весь народ Нумантии, расширить наши горизонты и узреть величие, которое лежит за ними.

Истинно говорю вам, друзья мои, Нумантия — великая страна. Да, сейчас у нас есть проблемы, но они временные и не оставят в истории значительного следа. Если дать стране нужное направление и с умом использовать ее природные ресурсы, наша нация может стать величайшей из всех, и слава ее будет сиять в небесах.

— Можете быть уверены, что от Совета Десяти мы этого не дождемся! — выкрикнул кто-то из зала.

— Сэр, прошу вас осторожнее выбирать выражения. Я уважаю ваше справедливое возмущение сегодняшней ситуацией, но где гарантии, что она не может измениться? Возможно, завтра Совет Десяти соберется с духом и твердой рукой возьмет бразды правления.

По залу пробежал пренебрежительный ропот.

— Это ваше мнение, — осторожно продолжал Тенедос. — Теперь вернемся к воображаемому правлению одного человека. Представьте себе такого человека, который не боится принимать трудные решения, умеет предвидеть будущее и может вести людей за собой, а не колебаться и медлить в задних рядах. Представьте боевой штандарт Нумантии, гордо реющий впереди... и нас, шагающих в будущее под этим священным знаменем!

Я покосился на Маран. Ее глаза сияли, губы слегка приоткрылись. Все ее внимание было приковано к человеку на сцене. Слова Тенедоса проникали в самую глубину ее сердца и находили там горячий отклик. Очевидно, этого не происходило ни на одной из салонных проповедей в ее доме.

Сам я уже слышал бо льшую часть того, что сегодня говорил Тенедос, и в основном соглашался с ним, хотя меня пока что не привлекала идея единоличного правления. Правда, Тенедос использовал ее лишь в сослагательном наклонении, иначе стражники Совета Десяти могли бы арестовать его за изменнические речи. Я восхищался тем, как мастерски он балансировал на самом краю, ни разу не перейдя запретную черту.

У меня мелькнула мысль, не сотворил ли Тенедос Заклинание Убеждения для аудитории, но поскольку не ощущал никакого неестественного воздействия на свои эмоции, то пришел к выводу, что толпу сдерживало его красноречие, а не магия.

— Умар создал этот мир и ушел, — продолжал Тенедос. — Настала очередь Ирису. Но, возможно, его правление дряхлеет и сам он понемногу начинает уставать от своего времени. Разве даже богам иногда не нужен отдых?

— Но тогда будущее будет принадлежать Сайонджи, — пробормотал кто-то, и я услышал страх в его голосе.

— Перемены не всегда ведут к худшему, друг мой, — мягко заметил Тенедос. — И чтобы добиться их, иногда необходимо кое-что разрушить. Возможно, вы правы, и нам предстоит жить во времена Сайонджи. Подумайте об этом, — его голос окреп. — Если богиня услышит нас, увидит в нас надежду человечества и сделает нас острием своего копья — кто знает, какие золотые времена нам предстоят после наступления перемен?

Я Провидец и могу сказать вам, что когда боги и демоны позволяют мне заглядывать в будущее, передо мной предстают два видения. Одно из них темно как ночь: некогда великое королевство лежит в руинах, и чужеземцы правят в нем беспощадной рукой. Другое видение... это та мечта, которую я лелею в своем сердце. Мечта, которой я поделился с вами сегодня вечером.

Благодарю вас, — он поклонился и сошел с подиума.

Толпа разразилась рукоплесканиями и обступила Тенедоса. Маран сидела с таким видом, словно ее загипнотизировали.

— Ну как? — спросил я.

Она вздрогнула и вышла из оцепенения.

— Благодарю вас, Дамастес. Огромное спасибо, что привели меня сюда!

— Пойдемте, — с некоторым смущением предложил я. — Я представлю вас нашему оракулу.

Я взял ее под локоть и обошел толпу с краю, подождав, пока не стих гул поздравлений и комплиментов. Вскоре Тенедос помахал мне рукой.

Рядом с ним стояла исключительно красивая женщина примерно его возраста. Ее темно-каштановые волосы были коротко подстрижены. Она носила темно-зеленое платье с головным шарфом того же цвета. Губы ее были полными и сладострастными, как и ее тело. Казалось, она не замечала никого, кроме Тенедоса.

— Баронесса Розенна! — приветствовала ее Маран официальным тоном.

Женщина заметила Маран. На ее лице появилось удивленное выражение.

— Графиня Аграмонте-и-Лаведан? Я и представить себе не могла, что увижу вас на лекции Провидца!

— Отчего же? — спросила Маран. — Я слушаю многих, а слова Провидца кажутся мне чрезвычайно разумными.

— Да, — почти со вздохом отозвалась Розенна. — Необычайно разумными.

Тенедос посмотрел на нее, и теперь настала моя очередь удивляться. В его взгляде светились любовь и нежность. Я невольно спросил себя, неужели эта женщина хотя бы на время сумела усмирить «тигра многих спален»? Потом Тенедос обратил внимание на меня.

— Капитан а'Симабу, — официальным тоном сказал он. — Благодарю вас за то, что вы пригласили сюда графиню Аграмонте-и-Лаведан.

Он низко склонился над рукой Маран.

— Я восхищен знакомством с вами. Вы должны простить меня за отсутствие на вашем вечере.

— Только если вы пообещаете не пропустить следующий.

— Даю слово. Могу я привести с собой Розенну?

— Разумеется, — ответила Маран, но я почувствовал, что она согласилась только из вежливости. — Ее уже давно не видели в нашем доме.

Тенедос повернулся ко мне.

— Дамастес, здесь есть один человек, с которым я хотел бы тебя познакомить, — он указал на маленького мужчину, стоявшего за его спиной. — Его зовут Кутулу. Он явился сюда послушать, что за ересь я проповедую. Боюсь, я совратил его с пути истинного.

Я бы никогда не распознал в Кутулу служителя закона. Наоборот, судя по странному блеску в его глазах, я мог бы принять его за одного из тех полоумных анархистов, за которыми вечно гоняются стражники. Он был маленького роста и почти лысый, несмотря на сравнительно молодой возраст. Поскольку он носил темную одежду, то мог без труда затеряться в толпе. Он смерил меня взглядом, и я почувствовал себя так, словно меня уменьшили до размеров архивной карточки и положили на полку рядом с остальными. Я понял, что в этом архиве ничего не забывается, и раз попав туда, обратно уже не возвращаются.

— Капитан Дамастес а'Симабу, — произнес Кутулу на удивление мелодичным голосом. — Я уже давно хотел познакомиться с вами. Надеюсь, мы с вами сработаемся.

Я удивленно моргнул. Тенедос слегка покачал головой, давая понять, что сейчас не время задавать вопросы.

— Мне пора возвращаться к моим обязанностям, — промолвил Кутулу. — Благодарю вас, Провидец. Я встречусь с вами завтра утром.

Судя по быстроте, с которой он исчез, Кутулу сам был немного волшебником. Заметив мою озадаченность, Тенедос отвел меня в сторонку.

— Как я уже сказал, Кутулу явился сюда в качестве шпиона — слушать и записывать мои речи. Теперь он один из нас.

Один из нас? Я попытался что-то сказать, но замолчал. Был ли я одним из людей Тенедоса? В тот момент я осознал, что так оно и есть, хотя я не приносил ему официальной присяги.

— Кутулу интересный тип, — заметил Тенедос. — Ему всегда хотелось стать стражником, но боги обделили его крепостью мышц. Тогда он решил использовать свой разум, но пока что никейские стражи порядка не ценят умных людей. Это еще одно обстоятельство, которое должно измениться, — помолчав, он тихо добавил: — Кутулу может оказаться очень полезным для нас в будущем. Хорошо иметь при себе человека, который может... следить за состоянием дел.

На обратном пути к казармам моего полка Маран рассказала мне о баронессе Розенне. Одно время баронесса пользовалась в аристократических кругах дурной репутацией, так как часто меняла любовников, но благодаря своему богатству она все же не попала в «черный список», хотя наиболее знатные дамы с большой неохотой приглашали ее на свои званые вечера. Потом она вышла замуж, и ее поведение резко изменилось. Насколько было известно, она хранила верность своему мужу. Он погиб в результате несчастного случая около года назад, плавая на яхте, и теперь высшие круги общества внимательно следили, не собирается ли Розенна вернуться к прежнему образу жизни.

— Но, судя по ее виду, да и по речам, она совершенно очарована Провидцем, — добавила Маран.

— Это хорошо, — сказал я. — Ему нужен близкий человек. Остается лишь надеяться, что она в полной мере осознает, кто он такой. Тенедос никогда не будет «удобным» мужчиной, вроде меня.

— Это действительно так, Дамастес? — проворковала Маран. — Мне кажется, вы умышленно принижаете свои достоинства.

Карета остановилась, и я отодвинул в сторону занавеску. Мы находились недалеко от расположения моего полка.

— Благодарю за приятный вечер, Маран, — сказал я и потянулся, собираясь открыть дверцу.

Запах ее духов окутал меня, как туман в далекой Сайане, и унес прочь. Наши лица разделяло лишь несколько дюймов.

И я снова утонул в бездонных озерах ее глаз. Потом ее веки медленно опустились, губы приоткрылись.

Я поцеловал ее — нежно, едва коснувшись губ. Затем я обнял ее за плечи, и она прижалась ко мне всем телом. Ее горячее дыхание обжигало, а язык трепетал у меня во рту.

Я не помню, когда закончилось это объятие, не помню, как вышел из кареты и вернулся в свою часть.







Дата добавления: 2015-10-01; просмотров: 260. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2022 год . (0.075 сек.) русская версия | украинская версия