Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Глава 27 Смерть в лесу




Это сражение должно было стать триумфом Чардин Шера. Он, или его главнокомандующий, обладал превосходным чувством местности. Его войска удерживали внутренний участок полумесяца, а лес, выглядевший непроходимым, защищал его с флангов. Чардин Шер занимал господствующее положение, а разделявший нас подъем почти не имел укрытий, за исключением нескольких рощиц, оврагов, отдельно стоящих ферм и крошечной деревеньки под названием Дабормида.

На передовой линии своей обороны каллианцы выкопали только один ряд неглубоких траншей. Это не означало, что они только что прибыли на место сражения, и не свидетельствовало об их лености или неосмотрительности. Нет, они почти наверняка рассчитывали отразить нашу атаку, нанести нам как можно бо льший урон, а затем отступить в лес.

По карте было видно, что ширина лесного массива в центре не превышает трех миль, поэтому каллианцы могли отступить на открытый участок с другой стороны и перестроиться. Когда наши солдаты, спотыкаясь, выйдут из чащи растянутым строем, они контратакуют и сокрушат нас.

Так думал я о замыслах врага; Тенедос и другие генералы согласились со мной.

— Однако именно здесь Чардин Шера ожидает другой сюрприз, — с мрачной улыбкой произнес Тенедос. — Мы атакуем, но не так, как они ожидают. Вот мой план.

Он подошел к столу, где лежала развернутая карта местности.

— Наш удар будет двойным, — сказал он. — Наша первая атака нарушит их тщательную подготовку и заставит их поспешить, а вторая ударит в самое сердце.

Офицеры долго обдумывали указанные направления атаки. До меня доносился недовольный ропот, и это не ускользнуло от внимания Тенедоса.

— Генералы, вы утверждаете, что это невозможно?

Сначала он посмотрел на меня.

— Нет, сэр, — ответил я после короткого раздумья. — Думаю, это возможно. По крайней мере, моя кавалерия способна пройти, если у нас будет достаточно времени, лес не окажется совершенно непроходимым, а вы придумаете какой-нибудь отвлекающий маневр.

— Хорошо, — одобрил Тенедос. — Как насчет драгунов? Генерал Тэйт?

— Невозможно, — отрезал старый генерал. — Люди потеряют противника из вида. Они начнут спотыкаться, наделают много шума, и каллианцы получат нас на завтрак.

— Я могу предоставить проводников, которые не собьются с пути, — сказал Тенедос.

— Должно быть, вы говорите о магии, но одним чародейством настоящее сражение не выиграешь. Я утверждаю, что это невозможно, несмотря на мнение моего юного коллеги. Ваш план слишком экзотичен. Скоропалительная идея, скажу я вам, вот что это такое. Мы потеряем треть армии, если попытаемся осуществить ее.

— Благодарю вас, генерал, — голос Тенедоса неожиданно зазвучал жестко. — А теперь скажите: выполните ли вы мой приказ?

Наступила долгая пауза. Затем седой ветеран покачал головой.

— Нет, сэр, я не могу. Ваш план обречен, и я не в состоянии подвергать моих людей такому бессмысленному риску.

На это мог последовать только один ответ.

— Еще раз благодарю за откровенность, генерал Тэйт, — сказал Тенедос. — Вы свободны. Через час будьте готовы передать командование своему преемнику, имя которого я назову.

Он повернулся к остальным.

— Возникло неожиданное затруднение, поэтому я должен попросить всех выйти на несколько минут. Генерал а'Симабу, вы остаетесь.

Я остался. Железная выдержка Тенедоса дала трещину, когда последний из командиров закрыл за собой полог палатки.

— Вот ублюдок! — выругался он. — Какого черта, разве армия не предназначена для того, чтобы воевать? Клянусь Сайонджи, я разжалую в рядовые любого генерала, если он откажется сражаться там, где я ему прикажу, назначу новых командиров и сам поведу их в бой!

Я хранил молчание. С видимым усилием Тенедос овладел собой.

— Хорошо, Дамастес. Кто возглавит драгун? Я бы отдал их Линергесу, но, по правде говоря, я уже решил направить его на выполнение достаточно сложной задачи. Если он переживет это сражение, то получит чин генерала.

У меня уже был готов ответ.

— Домициус Петре, сэр.

— Мне следовало бы догадаться. У него не будет трудностей с переходом из кавалерии в конную пехоту? Что ж, хорошо. Полагаю, у тебя уже есть на примете человек, который сможет занять вакансию командующего в твоем любимом полку?

— Есть, сэр. Его зовут Биканер.

Тенедос нахмурился, затем вспомнил.

— Ах, да. Тот сержант, который был с нами в Кейте. Хорошо. Армии идет на пользу, когда простой солдат достигает высоких чинов. Считай, что дело сделано. А теперь будь добр, позови остальных.

Я двинулся к выходу из палатки.

— Нет, — внезапно сказал Тенедос. — Подожди минутку. Я собирался сказать еще две вещи, и обе предназначены только для твоих ушей.

Во-первых, я сотворил Заклятье Поиска и узнал имя главного волшебника Чардин Шера. Его зовут Микаэл Янтлус, или Микаэл-Призрак. Интересно заметить, что он по происхождению майсирец. Я вспоминаю другого наемника — кажется, его звали Уолло — состоявшего на жаловании у ахима Ферганы. Возможно, нам следовало бы разобраться, почему майсирские граждане проявляют склонность к путешествиям за границу и деятельному участию в наших беспорядках. Однако я отклоняюсь от темы.

Итак, теперь я знаю имя своего противника и, таким образом, обладаю небольшой властью над ним. Это одна новость. Вторая заключается в том, что перед сражением будет сотворено боевое заклинание огромной силы. Не удивляйся, когда оно начнет действовать, хотя, если наш план сработает, ты со своими кавалеристами вряд ли сможешь увидеть или услышать его.

Теперь будь добр, позови капитана Отмана, чтобы тот отправился к домициусу Петре и сообщил ему о новом назначении. Потом пригласи остальных, и мы продолжим совещание.

Других возражений против плана Тенедоса не последовало, что было неудивительно. Отстранение офицера от командования обычно означает конец его карьеры. Решимость Провидца произвела на некоторых генералов глубокое впечатление. В некоторых случаях люди не отличаются от лошадей и чувствуют твердую руку всадника.

Атака была назначена на пятый день, начиная от сегодняшнего. Я задавался вопросом, почему Тенедос не распорядился о немедленном штурме, и предположил, что для подготовки его Великого Заклинания потребуется время, или же его нужно произносить при определенном расположении звезд и планет.

Но наша армия не сидела без дела. Дивизион разведчиков Йонга был послан на передовую с приказом подготовиться к серии пробных атак. Он был подкреплен полком Линергеса, который после переукомплектовки увеличился до трех четвертей своего первоначального состава. Четыре других полка также были отданы под командование Линергеса с целью сформировать новый дивизион, если сражение закончится нашей победой.

И наконец, три полка тяжелой кавалерии были выведены из-под моего командования и отданы в личное распоряжение Тенедоса. Я не расстроился — им будет нетрудно держаться вровень с остальными, когда начнется битва. Кроме того, то были традиционные войсковые части, не похожие на 20-й полк Тяжелой Кавалерии, но более напоминавшие церемониальный 2-ой Кавалерийский, почти поголовно уничтоженный во время никейского бунта. Мне часто приходилось выговаривать командирам этих полков за отсутствие инициативы и нежелание принять новые правила.

За три дня до атаки все конные части, за исключением тяжелой кавалерии и двух полков на флангах, были оттянуты назад. Тенедос надеялся, что чародеи и шпионы Чардин Шера заметят это и решат, что нас снова будут держать в резерве до тех пор, пока фронт не будет прорван.

За два дня до атаки драгуны были собраны перед специальными командами, составленными из чародеев Тенедоса. Любопытствуя, я подъехал посмотреть, что происходит.

Все офицеры, сержанты и каждый пятый рядовой выстроились в очередь и по одному подходили к двум чародеям. Один из волшебников держал в руках каллианский меч и щит. Он прикасался к голове солдата плоской стороной клинка и прикладывал щит к его груди. Второй волшебник стоял в центре треугольника из маленьких жаровен, посылавших в небо струи красноватого дыма — красный цвет был цветом знамени Чардин Шера. Он напевал заклинание:

 

Это твой компас,

Это твой магнит,

Тебя притянет,

Тебя поведет,

Следуй за этим знаком,

И ты узнаешь путь.

Твои чувства будут вести,

Твои ноги будут идти,

Ты не повернешь назад.

 

Когда они закончили, другой чародей объяснил принцип действия заклинания. Если солдаты заблудятся в лесу, то им стоит лишь подумать о каллианцах, и их потянет в нужном направлении.

— А когда вы встретитесь с ними, вам не понадобится моя магия — верно, ребята? — крикнул он.

Солдаты дружно взревели, словно стая псов, настигающих добычу. Я взял этого чародея на заметку как достойного лидера и запомнил его имя.

За день до наступления начались мелкие стычки, и Тенедос сотворил Заклятье Погоды. Собрались облака, из которых посыпался град, перешедший в дождь, затем в снег. К вечеру снова пошел дождь.

Летучие отряды Йонга вырывались вперед по нескольку десятков человек и обрушивали пробные удары на каллианские линии обороны. Разумеется, каллианцы контратаковали и оттесняли их. Каждый раз погибало по нескольку человек. Через час отряды наносили новые удары, с другого направления, и опять каллианцы оказывались вынужденными давать отпор. Однажды целый каллианский полк подвергся совместной атаке колонны тяжелой кавалерии и роты драгун Линергеса. Неся ощутимые потери, каллианцы отбили нападение, а после небольшого перерыва солдаты Йонга снова завязали мелкие стычки.

Я полагал, что понимаю тактику Тенедоса: отвлечь внимание каллианцев этими булавочными уколами, чтобы они не уделяли внимания другим участкам своего фронта. Но я ошибался. Это было наименее важной частью плана Провидца, хотя лишь спустя годы я догадался об этом.

Вечером того же дня моя кавалерия и драгуны Петре выступили в поход, находясь в нескольких милях к западу от каллианских позиций. Подъехав к опушке леса, мы спешились, и каждый солдат, держа в поводу свою лошадь или мула, углубился в лес.

Воспоминания об этом ужасном переходе до сих пор иногда преследуют меня во сне. Ветки хлестали по лицам, по мордам животных, люди спотыкались и падали в незаметные ямы в густом подлеске. Лошади жалобно ржали, а мулы протяжно кричали, выражая свое недовольство. Солдаты как могли пытались успокоить их, надеясь, что лязг и крики отдаленных стычек заглушат шум, который мы производили при движении. Карьян, идущий следом за мной, проявил удивительные способности к словотворчеству, непрерывным потоком изрыгая ругательства, некоторые из которых я слышал впервые.

Под деревьями было темно, сыро и холодно. Но не холод порождал страх: нам казалось, что в этом лесу еще никогда не ступала нога человека, и он служил обиталищем древних безымянных существ, подвластных не Джакини, а старейшим божествам или демонам. Все мы ощущали леденящую угрозу, исходившую из темноты.

Через лес двигались почти десять тысяч кавалеристов и пять тысяч драгун в арьергарде. Мы шли, разделившись на десять колонн, и солдаты каждой колонны были совершенно уверены, что их безмозглый командир выбрал самый трудный маршрут.

Постепенно сгустились сумерки. Мы остановились и накормили лошадей овсом из седельных сум. В наших колоннах больше не было ни офицеров, ни уоррентов: никто не ездил вдоль строя, проверяя, как идут дела у его подчиненных. Я стал обычным уланом, забыв о своем генеральском чине.

Нам оставалось одно утешение — кто-то из чародеев Тенедоса изобрел заклинание, сохранявшее жидкость горячей, поэтому у каждого солдата имелся глиняный сосуд с супом, которым он мог согреваться... если только он не разбил его о ствол дерева, как это произошло со мной. Карьян предложил поделиться со мной, но я отказался. Усевшись на свой плащ, я грыз вяленое мясо и сушеные фрукты. В темноте я позволил себе предаться беспокойству за Маран, за себя и за исход завтрашнего сражения. Было слишком холодно и сыро для сна, к тому же вскоре пошел дождь.

Но я недолго предавался унынию и вскоре обнаружил, что улыбаюсь своим мрачным мыслям. Мы наконец-то заблудились в этом необъятном лесу, и больше нас никто никогда не увидит. Мы обречены бродить здесь до скончания времен, а когда остановится Великое Колесо, сам Ирису подивится, куда делись несколько тысяч душ его подданных, и отправится искать нас.

 

К середине ночи немного подморозило. Наверное, я уснул, потому что, открыв глаза, увидел серые сумерки и длинные сосульки, свисавшие с ветвей деревьев. Лукан с покорным видом смотрел на меня, возможно, удивляясь, зачем я решил подвергнуть его таким пыткам. Я снова накормил коня и дал ему немного сахару, пропитанного бренди, который хранился в кульке из промасленной бумаги.

Мы были готовы двигаться дальше. Теперь кавалерия шла без драгун: они повернули на восток, к основным силам каллианцев. Пользуясь заклинанием, полученным от чародеев, они начали приближаться к вражескому флангу.

Примерно час спустя грохот и приглушенные крики на востоке достигли моего слуха, и я понял, что главное сражение началось.

Еще через час лес закончился. Мы вышли на открытую местность, поросшую кустарником. В нескольких милях от нас, за краем плато, дороги вели вниз, к каллианской столице. Мы перестроились в боевой порядок, оседлали лошадей и стали ждать.

Летучие отряды Йонга всю ночь терзали оборонительные рубежи каллианцев, не давая им передохнуть. Теперь все зависело от того, удалось ли драгунам вовремя занять свои позиции.

С первыми лучами рассвета один пехотный полк и два полка тяжелой кавалерии предприняли фронтальную атаку на позиции Чардин Шера. Это было равносильно самоубийству, и выжить удалось лишь каждому десятому из нападавших. Когда каллианцы двинулись вперед для окончательного уничтожения противника, драгуны атаковали их из леса с западного фланга, ударив буквально из ниоткуда.

Микаэл Янтлус и другие чародеи Чардин Шера ни о чем не подозревали, поэтому каллианцы были с ходу отброшены назад, врезавшись в собственные боевые порядки под ударом нумантийского клина. Все попытки сопротивления оказались тщетными, и им пришлось отступать через лес. Но то был не организованный отход, как планировалось, а поспешное бегство.

Драгуны вернулись к своим лошадям и устремились в погоню за противником, так что обе армии разделяло не более полумили. Как позже объяснил Тенедос, это было именно то, на что он надеялся, ибо он не знал, насколько успешным окажется его Великое Заклинание.

Я до сих пор содрогаюсь при мысли о том, каково пришлось каллианцам, потрясенным внезапной атакой, пытавшимся спастись и не поддаться леденящему ужасу, когда сам лес пошел в атаку на них.

Ветви тянулись вниз, ударяя как дубинки или кнуты, швыряя людей на землю. Корни поднимались из почвы и хватали солдат, а затем обвивали их тела, ломая кости.

Некоторые каллианцы обезумели при виде того, как родная земля поднимается против них, и, возможно, то были еще наиболее удачливые. Повсюду на командные группы без скрипа и треска валились деревья. Колючки кустарника впивались в людей, удерживали их на месте, мешая им бежать. Вороны с карканьем кружили над своими разоренными гнездами, и лесные существа в панике выскакивали из своих зимних нор, когда сам лес зашевелился вокруг них, причиняя больше разрушений, чем самый свирепый и опустошительный ураган.

Это было первое из двух Великих Заклинаний, примененных Тенедосом в каллианской войне. Оно казалось невозможным. Никто не слышал о том, что такое случалось в прошлом, однако оно было создано, причем одним человеком. Люди шепотом говорили, что Тенедос продал душу демонам, но потом качали головами: даже такой цены было бы недостаточно для обладания подобной силой. Страх и уважение перед именем Провидца возросли многократно.

Я не ведал, что произошло. Конечно, я ощущал легкую тошноту и непонятное беспокойство, но приписывал это усталости или простуде, подхваченной в лесу. Мое внимание было приковано к покрытым инеем стволам, а затем из леса начали появляться люди. Каллианцы бежали с воплями, целыми тысячами, и лишь немногим удалось сохранить строй. Они то и дело оглядывались на лес, словно ожидая, что демоны погонятся за ними, но вместо этого на правом фланге заиграли трубы и десять тысяч кавалеристов устремились в атаку.

Я уже говорил о том, что каллианцы были храбрыми людьми. Их командиры продолжали отдавать приказы; некоторые роты и целые полки нашли в себе мужество построиться в каре для отражения нашей атаки. Но мы не обратили на них внимания и врезались в центр отступающей каллианской армии.

Наша атака быстро захлебнулась, и мы превратились в размахивающую саблями кавалерийскую лаву, пытавшуюся пробиться через толпу пехоты. Каллианский солдат бросился на меня с пикой. Я отбил ее плоской стороной клинка и отрубил ему руку. Еще один прицелился из лука, но за ним выросла фигура Карьяна, и он тоже рухнул на землю. Затем что-то полетело в меня, и я инстинктивно уклонился, едва опознав в летящем предмете полковой штандарт на древке копья. Лукан в страхе встал на дыбы и сбросил меня с седла.

Я сумел сгруппироваться и упал на чье-то мягкое тело. Откатившись в сторону, я поднялся с обнаженным мечом в руке. Трое каллианцев завопили от радости, заметив спешенного офицера, и кинулись ко мне. Я чуть отклонился в сторону, и парировал первый удар, разрубив противнику лицо, а когда тот с воплем попятился, поднырнул под его руку и пронзил второго. Третий занес свой клинок для рубящего удара, но я лягнул его в живот, затем пнул коленом в лицо, и он согнулся пополам от боли.

Карьян пробился ко мне, рубя каллианцев направо и налево. Его лошадь так же обезумела от боя, как и он сам. Я пристроился на крупе за его спиной, и мы начали выбираться из толпы, держа курс на шеренгу нумантийских всадников, приближавшихся к нам. Как только мы выехали на открытую местность, я приказал развернуться и снова атаковать.

Драгуны вышли из леса и напали на каллианцев с тыла, в то время как мы уничтожали их с фронта, став непреодолимой преградой между ними и безопасным путем отступления к Полиситтарии. Драгуны окружили несколько частей противника, построившихся в каре для последнего боя. Они держались на расстоянии, используя лучников, чтобы нарушить вражеский строй. В проделанные бреши врезались клинья тяжеловооруженных нумантийцев.

Потом на поле боя не осталось ничего, кроме белых флагов и криков о пощаде. Менее чем двадцати пяти тысячам каллианцев удалось в тот день избежать гибели. Но среди них были Чардин Шер и его главный чародей, так что война не закончилась.

Мы встретились с противником на выбранном им поле боя, применили нашу новую тактику и нанесли ему тяжкое поражение. Мы понесли серьезные потери, но наиболее сильно пострадала только пехота Линергеса и летучие отряды Йонга. Цена победы была вполне приемлемой.

Теперь путь на Полиситтарию был открыт. Мы перестроились на дальней опушке леса и приготовились двигаться дальше.

На следующее утро я наконец получил очередное письмо от Маран.

 

"Мой драгоценный муж,

Ты не представляешь, как мне стыдно, что я так долго не писала тебе. У меня нет никаких оправданий кроме того, что смерть нашего ребенка потрясла меня сильнее, чем я думала, и я как будто умерла сама. Мое сердце превратилось в камень, и я долгое время не могла говорить, а тем более держать в руке перо.

Сейчас я плачу и надеюсь, что ты простишь меня. Я не имела права быть такой эгоистичной, пока ты, любимый мой, тоже одинок и каждый день подвергаешь себя смертельной опасности.

Я нахожусь в вечном долгу у Амиэль, вытащившей меня из трясины отчаяния и объяснившей, какой дурой я была. Ей одной удалось утешить меня после смерти нашего сына.

Теперь я понимаю, что нужно жить дальше. Когда ты вернешься, наступят другие дни, другие времена. Я по-прежнему хочу ребенка, но сейчас я хочу тебя, только тебя. Хочу ощущать тебя во мне, почувствовать, как ты вонзаешься в меня, хочу ощутить твой вкус на моих губах.

Пожалуйста, пойми меня, Дамастес. Я знаю, что молода и очень глупа, но я все еще учусь любви. Пожалуйста, люби меня и дальше. Ты знаешь, что я твоя навеки.

Маран".

 

Я едва успел запечатать ответное письмо, чувствуя, как огромный груз упал с моей души, и надеясь, что война почти закончена, когда полог моей палатки резко поднялся и Йонг нетвердой походкой вошел внутрь.

— Выпей со мной, нумантиец, — потребовал он и поставил на стол почти пустую бутылку бренди.

Я вынул пробку и поднес горлышко к губам, решив, что в таком состоянии хиллмен вряд ли заметит мой маленький обман. Я был прав. Йонг выхватил бутылку, осушил ее и вытащил другую из внутреннего кармана своего плаща.

— Итак, что ты думаешь о нашей великой победе? — несмотря на опьянение, его голос звучал жестко и гневно.

— Сожалею, что твои части понесли такие большие потери, — сказал я.

— Сожалеешь? Да, нумантиец, я так и думал.

— Йонг, — сказал я. — Почему ты сердишься на меня? Я не виноват в том, что произошло.

Йонг яростно уставился на меня, потом медленно кивнул.

— Да, — согласился он. — Ты не виноват. Наверное, я сердит на всех и ни на кого в отдельности. Кроме одного человека.

Ты знаешь, сколько их умерло, сколько полегло? Один там, другой здесь, там взвод, тут рота — больше половины моих ребят!

Они ведь не похожи на других солдат. Нужно время, чтобы обучить человека не бросаться вперед очертя голову, но знать меру и отступать стиснув зубы, если прикажут. Пожалуй, это будет потруднее, чем обучить кавалериста.

Он выпил.

— Не могу понять, почему этот ублюдок сделал со мной такое.

— Тенедос?

— Это единственный ублюдок, который мне приходит на ум. Он сказал мне, что делать, и я делал. Не возражая, понимая, что из этого выйдет. К дьяволу ублюдка!

— Что ты делал? — поинтересовался я, стараясь вести себя дипломатично. Йонг в таком состоянии искал ссоры, а я знал, что хиллмены редко пользуются кулаками для улаживания своих разногласий, и сомневался, что даже трезвым я смогу выстоять против его кинжала.

— Он сказал, что использовал вас для отвлечения, чтобы прикрыть драгунов.

— И ты веришь этому?

— Верю.

Йонг очень пристально посмотрел на меня.

— Помнишь, когда-то давно я сказал, что хочу учиться чести у тебя?

— Помню. Но думаю, теперь я мог бы поучиться у тебя.

— Мне наплевать. Но я все-таки думаю, что ты говоришь правду. Тебе не кажется, что имелся лучший способ начать сражение? Тебе не кажется, что мои люди были брошены в мясорубку?

— С какой стати Тенедос мог хотеть этого? — спросил я. — Он знает цену твоим разведчикам. Проклятье, парень, да он же сам создал эти войска!

— Да, — неохотно признал Йонг. — Не знаю, почему он решил пожертвовать нами. Но, по-моему, он это сделал.

— Почему?

— Не знаю, — Йонг глубоко вздохнул. — К черту все. Может, я просто напился и оплакиваю своих ребят. Может, все дело в этом.

Он поднял бутылку и, к моему изумлению, прикончил ее в несколько глотков.

— В голове какой-то туман, — Йонг встал. — Извини, что побеспокоил тебя. Ты человек чести, и я верю тебе.

Глаза хиллмена закрылись, и он завалился набок. Я подхватил его прежде, чем он упал, и положил на пол. Потом я позвал Карьяна, и мы устроили для генерала Йонга импровизированную постель из моего плаща и подушки. Йонг пробормотал что-то насчет чести и крови и захрапел. Мне не хотелось оказаться в его шкуре завтра утром.

Я тоже попытался уснуть, но одна абсурдная мыль не давала мне покоя. Почему Тенедос избрал такой кровавый и жертвенный способ, чтобы начать битву? Это был еще один вопрос, ответ на который я получил лишь спустя долгие годы.

Теперь магия Тенедоса помогала ему ни на минуту не выпускать из виду Чардин Шера, и благодаря этому было спасено много жизней, как каллианцев, так и нумантийцев. Если бы Тенедос не смог следить за его передвижениями, мы могли бы решить, что премьер-министр отступил к своей столице, взять ее штурмом и устроить резню на улицах. Возможно, Чардин Шер рассчитывал на то, что мы именно так и поступим, предоставив ему время для перегруппировки своих оставшихся войск, ибо он не стал останавливаться в Полиситтарии, а нашел убежище гораздо дальше.

Нумантийская армия не клюнула на эту наживку и ускоренным маршем отправилась вслед за противником. Через две недели после битвы под Дабормидой мы подступили к последнему убежищу Чардин Шера.

Это была огромная крепость, сложенная из бурого камня, со стенами многометровой толщины, занимавшая вершину одинокого пика, господствовавшего над плодородной долиной. Крепость выглядела совершенно неприступной, и, мне кажется, все мы, увидев ее, подумали одно и то же: нам суждено умереть здесь, под этими мрачными бастионами.


Поможем в написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой





Дата добавления: 2015-10-01; просмотров: 226. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2022 год . (0.058 сек.) русская версия | украинская версия
Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7