Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Глава 29 Возвращение в Никею




Доверь свою работу кандидату наук!
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Со смертью Чардин Шера мятеж прекратился сам собой, словно его никогда не существовало. Каллианские солдаты дезертировали из своих полков, бросали оружие и выменивали свои мундиры и сбережения на любое тряпье, хотя бы отдаленно напоминавшее гражданскую одежду.

Курьеры галопом примчались с востока, принеся поздравления от Совета Десяти и предлагая Провидцу-Генералу немедленно вернуться домой для празднования своего триумфа.

Он отказался, заявив, что победа принадлежит всем нам, и мы разделим ее поровну.

Мы похоронили убитых, перевязали раненых и двинулись обратно через Каллио.

В каждой деревне и городке нас встречали ликующие жители, словно мы нанесли поражение какой-то иностранной армии. Оставалось только удивляться изменчивости человеческой натуры.

Мы повернули в сторону Полиситтарии, и местные старейшины, поддавшись панике, объявили столицу открытым городом. Они предложили выкуп. Солдат наградят медалями, офицеры получат серебро, а генералы, Тенедос и Совет Десяти — золото.

Тенедос заявил, что, по решению Совета Десяти, нумантийские правители более не нуждаются в золоте, но он не унизит своих солдат, позволив им принять жестяные метали от бывших врагов. Услышав это, я лишь улыбнулся: я-то знал, что Провидец не удосужился проконсультироваться с Советом Десяти по этому поводу.

Старейшины Полиситтарии жалобно захныкали, но Тенедос твердо заявил, что их бесстыдство вынуждает его удвоить размер репараций. В случае дальнейшей отсрочки он снова удвоит их либо позволит армии три дня погулять в городе.

Через час повозки, груженые серебром, золотом и драгоценностями, со скрипом выехали из городских ворот и потянулись по направлению к нашему лагерю. Когда солдаты узнали, что все эти сокровища предназначаются для них, а не для каких-то толстозадых никейских бюрократов, они стали превозносить Тенедоса до такой степени, словно он лично обещал каждому из них генеральский чин.

Разумеется, будучи солдатами, они быстро захотели большего. Появились предложения забрать сокровища и разграбить город, невзирая на выкуп, но Тенедос запретил это делать. Кое-где нашлись недовольные, и одна полурота дезертировала, решив отпраздновать победу на свой манер.

Тенедос послал за ними уланов, поэтому они успели лишь разнести в щепки пару трактиров, сжечь амбар и изнасиловать нескольких женщин. Потом их взяли в кольцо и под охраной доставили в лагерь армии.

Провидец собрал представителей от каждого полка, распорядился о постройке виселиц, потом вывел всю полуроту в центр огромного квадрата, образованного шеренгами солдат, и повесил всех до одного. Это положило конец мародерству.

Он вызвал городских старейшин, сообщил им о случившемся и добавил, что мы могли бы потребовать гораздо больший выкуп, но он знает, что каллианцам понадобится золото для восстановления хозяйства провинции.

— Теперь пришло время напомнить о том, что все мы являемся нумантийцами, — сказал он. — Нашим раздорам пришел конец, и мы снова стали единой нацией.

 

Мы двинулись дальше — тем же путем, которым пришли в Каллио. Когда армия пересекала реку Имру, я ощутил удовлетворение. Мы хорошо отомстили за наших павших солдат.

В Чигонаре нас ожидали новые приказы. Тенедос обязан оставить армию и вернуться в Никею, чтобы принять подобающие почести, иначе он навлечет на себя неудовольствие Совета.

Провидец проигнорировал этот приказ и издал собственное распоряжение: все корабли, пригодные для судоходства по Латане, должны немедленно отправиться в порт Чигонара. Он подчеркивал то, о чем неоднократно заявлял раньше: почестей должна удостоиться вся армия, или никто.

От Совета Десяти не последовало никакой реакции на это самоуправство. Они ждали в Никее, страшась того, что может случиться в ближайшее время.

Корабли прибывали один за другим — от скоростного «Таулера» и его собратьев до грузовых барж и легких яхт. Их прибытие ознаменовало приход весны.

Мы погрузились на суда и поплыли вниз по реке. Может показаться, что по пути мы соблюдали суровую военную дисциплину, но увы, это было далеко от истины. Пока солдат мог добрести до своей части и был способен стоять на ногах во время дежурства, никто не обращал внимания, насколько он пьян. Перекличка по вечерам не проводилась, и офицеры военной полиции не прочесывали палубы с целью убедиться, что из под каждого одеяла выглядывает лишь одна пара ног. Поскольку на многих судах прибыли женщины и юноши, готовые бесплатно или за малую толику серебра отблагодарить солдат-победителей, армия не испытывала недостатка в любовных утехах. Квартирмейстеры по-прежнему выдавали пайки, но если человек предпочитал питаться в другом месте, получив приглашение от благодарных граждан, это не имело особенного значения.

Я не обращал внимания на распущенность и веселье, царившие вокруг. Мне хотелось только одного: вернуться домой, к Маран. По крайней мере, ее письма снова стали прибывать регулярно. Она писала по одному, иногда по два раза в день, и с каждой почтой я получал очередное надушенное свидетельство ее любви.

Однако вскоре я стряхнул с себя оцепенение и задался вопросом о том, что произойдет, когда мы прибудем в Никею. Что предпримет Тенедос?

Его первый шаг был угрожающим — для Совета Десяти. Когда корабли нашего флота миновали дельту, Тенедос разослал на все корабли секретное распоряжение о том, что войска будут высаживаться на берег не в Никее, а у крошечной рыбачьей деревеньки под названием Юргон, выше по течению от столицы. Там мы встанем лагерем и не войдем в Никею до «соответствующих распоряжений». Было ясно, что Провидец намеревался сохранить армию единой и использовать ее в качестве угрозы против Совета.

Солдаты не глупы, и к этому времени почти все понимали, что происходит нечто странное, что между Тенедосом и Советом Десяти возник конфликт. Некоторые горячие головы заявляли, что раз уж дело дошло до этого, то Никея может послужить заменой Полиситтарии: там тоже есть что грабить.

Мы поставили укрепленный лагерь и занялись пополнением запасов обмундирования, оружия и продовольствия. Прибыли новобранцы, и Тенедос распорядился создать временные полки, заверив, что через короткое время им разрешат вступить в регулярную армию... но не сейчас. Провидец не хотел разбавлять водой боевой пыл своих ветеранов.

Толпы никейцев высыпали из города, чтобы приветствовать нас, но были встречены часовыми, которые вежливо объясняли, что в настоящий момент никому нельзя войти в лагерь.

Однако были исключения.

 

Как-то вечером после напряженного рабочего дня я подъехал к своей палатке и обнаружил Карьяна, ожидавшего меня. Он выглядел необычайно довольным собой, и я с подозрением осведомился, в чем дело. Он широко улыбнулся и ответил, что ничего особенного, но не желаю ли я искупаться, прежде чем отправиться в офицерскую столовую? А может быть, мне принести ужин в палатку?

Я нахмурился — вообще-то затворничество не в моем характере. Передав Карьяну свой пояс с оружием, я сказал ему, что приду к ужину через час, после того как вымоюсь и переоденусь.

Потом я вошел в свою палатку.

Маран быстро встала со стула, на котором она ждала меня. На ней была лишь тонкая белая рубашка с вышитыми голубыми цветами и юбку того же цвета с разрезом до середины бедра. Она была босой.

На колышке деревянной рамы, которую я использовал как вешалку, висел ее костюм для верховой езды.

— Добро пожаловать домой, муж мой, — прошептала она, не глядя на меня.

Я застыл. Как долго я мечтал об этом моменте... и вот он наконец настал.

Маран подняла голову.

— Мне... мне очень стыдно, — сказала она. — За то, что я сделала.

На ее лице снова появилось выражение ребенка, ожидающего наказания. Когда ко мне вернулась способность двигаться, я сделал шаг вперед и взял ее за руки.

— Маран, — сказал я. — Ты не сделала ничего плохого. Ни до, ни после моего отъезда. Никогда. И я люблю тебя.

Я увидел слезы в ее глазах.

— Подожди, — прошептала она. — Сними свой китель.

Я расстегнул китель и стряхнул его с плеч. Маран подошла ближе, провела пальцами по моему перевязанному предплечью и поморщилась. Потом она поцеловала мою грудь через рубашку.

— Я забыла, как сладко ты пахнешь, когда потеешь, — сказала она и подняла голову.

Мы поцеловались. Я ощутил слабый цветочный аромат, исходивший от нее, и кровь молотом застучала у меня в висках. Обняв свою жену, я почувствовал тепло ее тела под тонкой тканью. Потом я слегка отодвинул ее от себя.

— Маран, окажи мне одну услугу. Я не хочу, чтобы ты считала меня судьей, который решает, что тебе можно делать, а что нельзя. Я твой партнер, а не твой хозяин. Черт возьми, в своей жизни я уже наломал достаточно дров! Я всего лишь человек, и ожидаю от других снисходительности к себе, поэтому будет лучше, если я дам тебе такое же право, ладно? Пожалуйста, перестань винить себя.

Она посмотрела на меня и уткнулась головой мне в плечо. Ее слезы намочили мне рубашку.

— В чем дело?

— Ни в чем, — пробормотала Маран. — Я просто... наверное, я никогда не думала, что у меня есть право быть счастливой. Какое-то время я была счастлива, и я чувствовала себя так, словно меня наказали.

— За счастье?

Она кивнула.

— Тебе кто-нибудь говорил, какой дурочкой ты иногда бываешь?

— Да, — она снова кивнула.

— И разве никто не говорил, что ты вовсе не обязана плакать, когда твой муж приходит домой с войны?

— Извини... — но я прервал ее слова новым поцелуем. Проведя рукой по ее юбке, я нащупал разрез, сдвинул ткань в сторону и погладил ее нежные ягодицы. Она не отрывалась от моих губ, но ее руки поползли выше и расстегнули мою рубашку. Я отпустил ее лишь на то время, чтобы вынуть руки из рукавов. Я чувствовал, как отвердели ее соски, прижатые к моей груди.

— В одном из моих писем я сказала, что хочу кое-что сделать, — сказала она. — И я собираюсь это сделать.

Маран расстегнула мои бриджи, спустила их вниз до сапог и ахнула, увидев мое перевязанное бедро.

— О, любимый, тебя ранили!

— Я уже выздоравливаю. Рана почти не беспокоит меня.

— Я буду твоей сиделкой, — сказала она. — И позабочусь о тебе.

Опустившись на колени, она прикоснулась пальчиком к моему поднявшемуся члену.

— Я скучала по тебе, — прошептала она. Нежно подразнив меня зубами, она провела языком по самому кончику члена. — А теперь, Дамастес, если ты хочешь так же сильно, как и я, дай мне попробовать тебя на вкус.

Она полностью взяла меня в рот, двигая губами вверх-вниз по древку копья. Ее язык работал без устали. Я положил руки ей на голову, зарывшись в ее волосы, и невольно застонал, когда давно сдерживаемое семя излилось наружу.

Маран продолжала двигать головой. Необыкновенное наслаждение возросло, потом снова улеглось. Она поднялась с мокрым ртом и медленно сглотнула.

— Это чтобы убедиться, что мы с тобой поровну поделили удовольствие.

Я тоже встал и обнял ее. Когда мы поцеловались, я снял с нее рубашку, потом развязал узлы, стягивавшие пояс юбки, и она упала к ногам Маран.

Из-за беременности ее груди увеличились в размерах и теперь напоминали спелые персики. Она обвила меня ногой и потерлась пяткой о мою икру. Мой член, прижатый к ее животу, опять затвердел.

Я поднял ее и уложил на мою маленькую походную койку. Маран лежала, откинув голову назад. Затем она открыла глаза, посмотрела на меня и мечтательно улыбнулась. Подняв колени, она медленно раскинула бедра в стороны.

— Ты мечтал обо мне, муж мой?

— Каждую ночь.

— И я мечтала о тебе, и пыталась сама доставить себе хоть немного удовольствия. Но это ничто по сравнению с тобой.

По-прежнему улыбаясь, она погладила гладко выбритый лобок, потом вставила в себя палец и неторопливо подвигала им взад-вперед.

— Я готова, Дамастес, — простонала она. — Иди ко мне. Люби меня, бери меня сейчас же!

Я опустился на колени над ней. Она вздрогнула, когда я осторожно, неглубоко вошел в нее и задвигался в ней.

— До конца! Вставь его до конца! — умоляла она, но я продолжал легкие движения. — О, любимый, пожалуйста, пожалуйста!

Я слегка отодвинулся. Внезапно Маран обвила ногами борта койки и вскинулась так, что буквально насадила себя на меня. Она вскрикнула, я упал на нее, и мы снова слились воедино.

 

— Нумантийские солдаты! — усиленный магией голос Тенедоса разносился над огромным строем. — Вы хорошо послужили своей стране. Я обещал вам награду за ваши жертвы, и вы поверили мне. В Полиситтарии я дал вам ощутить вкус своих обещаний. В грядущем вас ждет большее, гораздо большее.

Я начну с шестерых моих лучших солдат. Все они генералы и полностью заслуживают этого звания. Более того — они герои!

Сегодня я утверждаю новое воинское звание — это звание трибуна. Вот его символ, — он поднял черный ониксовый жезл длиной около двух футов, с серебряными обручами, стягивавшими верхний и нижний конец.

Мы шестеро, стоявшие перед Тенедосом, были изумлены. До сих пор мы не подозревали, с какой целью он объявил общеармейское построение и вызвал нас к себе.

— Мои трибуны получат высочайшие командные посты и будут отвечать только передо мной. Теперь я назову их. Вам известны их имена и репутация, но я хочу сказать несколько слов о каждом из них.

Моим первым трибуном станет Дамастес а'Симабу. Он первым последовал за мной и проявил себя храбрейшим из храбрых, начиная с Кейта и заканчивая уничтожением Чардин Шера. Его мужество было непревзойденным. Трибун а'Симабу, я благодарю вас за службу.

Он выступил вперед и вручил мне первый жезл. Я услышал одобрительный рев солдат за моей спиной. У меня отнялся язык: я никогда не мечтал о такой чести. Должно быть, Тенедос знал, о чем я думаю, поскольку он улыбнулся и тихо добавил:

— Теперь ты видишь, что получается, когда слушаешь речи безумца в горном ущелье?

Я молча отсалютовал, и он отступил назад. Настала очередь других.

— Вторым трибуном будет генерал Эрн — человек, который всегда вел солдат за собой, подчинялся моим приказам и подавал другим личный пример.

Эрн тоже получил свой жезл.

— Третьим будет генерал Мирус Ле Балафре, наш лучший боец и командир, который тоже служит примером для своих солдат. Ему не нужны медали, ибо его тело, покрытое боевыми шрамами, говорит само за себя.

Ле Балафре взял свой жезл и вернулся, встав рядом со мной. Я шепотом поздравил его, и он кивнул в знак благодарности.

— Пожалуй, я останусь здесь еще немного, — тихо произнес он. — Кажется, жизнь становится довольно интересной.

— Четвертым трибуном станет Генерал Йонг, — прогремел голос Тенедоса. — Я хочу, чтобы все, кто не является коренными нумантийцами, отметили эту честь и поняли, что я вознаграждаю любого человека, который служит верой и правдой.

Я ожидал, что Йонг, по своему обыкновению, выкинет какое-нибудь коленце, но, похоже, он был совершенно ошеломлен случившимся. Утирая слезы костяшками пальцев, он принял жезл и вернулся к нам, даже забыв отсалютовать Провидцу.

— Пятым трибуном станет генерал Кириллос Линергес, вернувшийся в армию в час величайшей нужды. Он быстро поднялся по служебной лестнице, снова и снова доказывая свое мужество и командные способности.

Линергес, чья рука все еще висела на перевязи после битвы с каллианцами, лучился от удовольствия.

— Последнее назначение получает генерал Петре — человек, который сражается своим умом не хуже, чем мечом. Он должен послужить для молодых офицеров примером того, что время, проведенное за изучением военной науки, а не за игорным столом или в публичном доме, может принести бо льшую выгоду. Генерал Петре многое сделал для формирования новой армии, и это его заслуженная награда.

Петре, как всегда бесстрастный, строевым шагом подошел к Тенедосу, взял жезл, четко отсалютовал и развернулся на каблуках. Когда он заметил мой взгляд, его лицо на мгновение озарилось мальчишеской улыбкой, и он вернулся в строй.

— Шесть человек, — продолжал Тенедос. — Но это лишь начало и пример для остальных. Я знаю — среди тех, кто сейчас слушает меня, есть люди, которые когда-нибудь будут носить этот черный жезл и покроют славой себя, свои семьи, свои провинции и всю Нумантию.

— Это был лишь первый залп моей новой кампании, — с улыбкой произнес Тенедос.

— Значит, Совету Десяти ничего не известно о ранге трибуна?

— Теперь известно.

— Как вы думаете, что они предпримут?

— Точно не могу сказать. Поэтому я и пригласил тебя вместе со специальным эскортом сопровождать меня на встречу с Советом.

Этот «специальный эскорт» — почти двести кавалеристов — двигался за нами, когда мы въезжали в пригороды Никеи. Все они были добровольцами, тщательно отобранными за различные достоинства. Офицеров было, пожалуй, даже больше, чем рядовых. Среди них были трибун Йонг, домициус Биканер и такие ветераны, как полковой проводник Эватт, сержанты Карьян, Свальбард, Курти, а также другие, кого я не знал, но чья преданность Тенедосу была засвидетельствована их командирами.

Они взяли с собой не только мечи, но и кинжалы, а под парадными мундирами скрывались дубинки.

Тенедос лично проинструктировал их перед выездом из лагеря. Он сказал, что ему может понадобиться несколько групп разной численности, и назначил командиров каждой группы.

Мы направлялись во дворец Совета Десяти.

 

— Провидец-Генерал Тенедос, — промямлил спикер Бартоу. — Я рад поблагодарить вас за столь успешную службу.

— Я служил не только вам, сэр, но и нашей родине, Нумантии.

Тенедос стоял в центре огромного аудиенц-зала. Я держался слева за его спиной, выполняя его распоряжение.

— Мы подготовили триумфальную встречу для армии, — продолжал Бартоу. — Затем последуют праздники, фестивали, торжественные церемонии — все, чем Никея может выразить свою благодарность.

Послышались радостные выкрики, и Бартоу, казалось, впервые заметил, что на галерке полно солдат в мундирах. Заметно обеспокоился.

— Мы благодарим вас, — ответил Тенедос. — Но фактически, Никея может сделать больше, и должна сделать, если хочет оказать армии надлежащие почести. Верная служба должна вознаграждаться настоящими дарами.

— Что вы имеете в виду? — Бартоу помрачнел: все шло не так, как он запланировал.

— Во-первых, золото. Пенсии для людей, уволенных по инвалидности. Компенсации для тех, кто получил тяжелые увечья, потерял руку, глаз и так далее. Более того, сэр. Нумантия — огромная страна, и в ней много необработанных земель. Я предлагаю Совету выделить небольшие земельные владения тем ветеранам, которые уходят в отставку.

— Это неслыханно! — выпалил Бартоу. Я смотрел на Скопаса, бывшего союзника Тенедоса. Сначала он тоже выглядел удивленным, но затем на его лице появилось расчетливое выражение.

С галерки донеслись недовольные крики, сопровождаемые свистом. Охрана Совета Десяти нервничала еще сильнее своих хозяев. Тенедос повернулся, посмотрел на солдат, и те сразу же умолкли.

Прежде чем Бартоу смог продолжить, Скопас поднялся со своего места.

— Прошу прощения, спикер. Как уже не раз упоминалось, Генерал-Провидец часто предоставляет на наше рассмотрение необычные идеи. Полагаю, нам нужно уединиться и обсудить их.

— Надолго ли? — прокричал кто-то с балкона. — Случайно не забудете, зачем уединялись, а?

Скопас поднял голову и обратился к анонимному остряку.

— Мы вернемся не позже чем через час, сэр. Обещаю вам.

Бартоу собрался было запротестовать, но я увидел, как Скопас едва заметно покачал головой.

— Очень хорошо. Через час.

Совет Десяти покинул зал.

— Прежде чем мы продолжим, я хочу сделать заявление, — произнес Бартоу. Лицо спикера стало серым и осунулось, словно его жизни угрожала опасность.

— Сперва позвольте поздравить тех людей, которых Генерал-Провидец объявил трибунами. Мы находим эту идею достойной и сожалеем, что она не принадлежит нам.

Члены Совета Десяти обратили свои взоры на меня. Я ответил безразличным взглядом, но при этом подумал: «Итак, вы пытаетесь соблазнить меня и остальных? Что же вы предложите?»

— Мы желаем предложить вам вознаграждение со своей стороны, — продолжал Бартоу. — Я вижу, что ген... Трибун а'Симабу, граф Аграмонте, находится здесь. Позвольте мне сообщить, что мы даруем вам пожизненный баронский титул.

Мы также намерены предложить всем трибунам годовое жалованье в пятьдесят тысяч золотых дукатов и предоставить им поместья из городского фонда.

Барон и трибун а'Симабу, граф Аграмонте, поскольку вы первый, кто получил это высокое звание, мы даруем вам Водный Дворец в пожизненное владение и использование по вашему усмотрению. Другие трибуны тоже получат достойное вознаграждение.

А теперь, Генерал-Провидец...

— Прежде чем вы начнете одаривать меня, позвольте спросить, как насчет земельных субсидий для солдат, о которых я говорил?

— Все будет сделано, сэр, — ответил Скопас. — Мы назначим комиссию, которая займется выделением этих субсидий в течение ближайшего года.

Тенедос пристально посмотрел на него.

— В течение ближайшего года, вот как? Это еще нужно обсудить. Но продолжайте, я слушаю.

Скопас указал на Бартоу, который снова выступил вперед.

— Генерал-Провидец Тенедос, — произнес спикер. — Вы получаете наследственный титул барона и ежегодное жалованье в сто тысяч золотых дукатов. Поместье выбирайте на свое усмотрение. В дальнейшем последуют и другие почести.

Бартоу выдержал паузу, без сомнения, ожидая, что Тенедос рассыплется в благодарностях. Однако Провидец холодно произнес:

— Этого совершенно недостаточно.

— Что! ?

— Я думаю, мы должны удалиться в комнату для совещаний и обсудить этот вопрос отдельно, — заявил Тенедос.

— В этом нет надобности, — запротестовал Бартоу.

— Это переходит всякие границы! — выкрикнул его цепной пес Тимгэд.

— Нет, — возразил Тенедос. — Несмотря на ваше мнение, ситуация находится под полным контролем. А теперь, можем ли мы удалиться на несколько минут?

Последовало торопливое согласие. Члены Совета встали и направились к выходу из зала. Тенедос повернулся ко мне.

— Трибун!

— Десять человек, ко мне! — крикнул я.

Послышался стук тяжелых сапог, когда солдаты побежали вниз по лестнице с галерки. Среди них были Карьян и Свальбард.

— Это еще что? — возмутился Тимгэд.

— Вскоре вы все узнаете.

Казалось, Тимгэда вот-вот хватит апоплексический удар, но Скопас взял его за руку и потащил прочь из аудиенц-зала.

— Как вы могли привести вооруженных солдат в наши личные апартаменты? — прошипел Бартоу.

— Я пригласил их потому, что не доверяю вам, — спокойно ответил Тенедос. — Однако они нужны мне только для личной безопасности, а не в качестве угрозы.

Я чуть не улыбнулся. Десять суровых мужчин, выстроившихся у стены за моей спиной, едва ли напоминали миротворцев.

— Итак, чего вы хотите? — спросил Скопас.

— У меня несколько пожеланий. Начнем, пожалуй, с уже сказанного. Вопрос о предоставлении земельных наделов для моих солдат должен быть решен немедленно, а не в течение года. Во-вторых, те, которых вы назвали пожизненными баронами, вроде трибуна а'Симабу, должны получить наследственный титул.

— Как вы смеете диктовать нам условия? — взвизгнул Бартоу.

— Я смею, потому что за мной стоит вся армия. Я смею, потому что я истинный нумантиец. Я смею... потому что имею на это право.

— Продолжайте, — мрачно сказал Скопас.

— Начиная с этого момента, вам дается сорок восемь часов. По истечении этого срока вы объявите, что Совет Десяти самоустраняется от активного управления страной, а его члены становятся государственными советниками. Далее, вы объявите, что наконец нашли императора, которого вы были призваны короновать и предположительно искали все эти годы.

— А что, если мы не согласимся?

Тенедос смотрел на Бартоу до тех пор, пока тот не отвернулся.

— Год назад армия вышла на улицы Никеи по вашему требованию и принесла с собой мир, — произнес он. — Если вы не подчинитесь моему приказу, армия снова будет править в Никее огнем и мечом, и вы горько раскаетесь, когда увидите последствия.

Вы не можете изменить того, что должно быть. Я стану императором — с вашего согласия или без него. Пришло время великих свершений, я был избран Сайонджи, чтобы осуществить их.

Подумайте как следует и сделайте правильный выбор. В противном случае, кровь падет на ваши головы.

Не попрощавшись и не отсалютовав, Тенедос вышел из комнаты. За его спиной раздались возмущенные выкрики, но он не обратил на это внимания.







Дата добавления: 2015-10-01; просмотров: 221. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2022 год . (0.065 сек.) русская версия | украинская версия








Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7