Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Глава 21 Возмездие




Доверь свою работу кандидату наук!
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Гудки и колокола для мятежников прозвучали как глас рока, а для нас они были музыкой спасения. Товиети хорошо это понимали. Их отряды попытались штурмовать причал, но были отбиты градом стрел с транспортов и внезапным ударом наспех собранных мною двух эскадронов.

Затем пакетботы подошли к причалам. По спущенным трапам на берег устремились колонны солдат, несущих свое оружие с легкостью, приобретенной долгим опытом. Они не обращали внимания на проклятия и песнопения, доносившиеся с другого конца пристани, но деловито оглядывались по сторонам, оценивая новое поле боя и возможную добычу.

Не было ни бравурных маршей, ни торжественных речей. Мне хотелось схватить за шиворот каждого из выживших Золотых Шлемов и сказать: «Смотри, вот идут настоящие солдаты, а не куклы с трубами и знаменами!»

Генерал Турбери и Тенедос прибыли как раз к тому времени, когда фактический командующий объединенными силами, командир Варенского Сторожевого полка, высаживался на берег. Это был высокий, широкий в кости человек, чисто выбритый, с коротко стриженными волосами и исполосованным шрамами лицом. Домициус Мирус Ле Балафре. Я знал его репутацию скандалиста, опытного мечника, заядлого дуэлянта, убившего больше противников, чем он мог сосчитать. Кроме того, о нем шла слава как о необычайно уверенном и способном боевом командире.

Он отсалютовал генералу Турбери.

— Мы думали, что вы уже не приедете, — сказал генерал.

— Я думал то же самое, — ответил домициус. — Нам следовало ожидать нападения с той минуты, когда мы отправились вниз по реке. Но мы проявили беспечность... и поплатились за это.

Однако перейдем к делу. Сэр, я имею честь представить вам объединенные силы, направленные на усмирение никейского мятежа. Всего тринадцать полков — шесть кавалерийских и семь пехотных. Мы ожидаем ваших распоряжений.

Генерал Турбери медлил с ответом, погрузившись в раздумье. Тенедос выступил вперед.

— Сэр, могу я высказать предложение?

Домициус Ле Балафре мрачно покосился на него.

— Прошу прощения, сэр, а кто вы такой, черт побери?

— Провидец Лейш Тенедос, специальный советник генерала армии... сэр.

Двое мужчин обменялись жесткими взглядами. Домициус Ле Балафре первым отвел глаза, но я чувствовал, что столкновение характеров только началось.

Генерал Турбери повернулся к Провидцу.

— Говорите, сэр. Вы всегда первым подаете дельные идеи.

— Сэр, — начал Тенедос. — Думаю, нам не следует медлить и разрабатывать подробный план. Нужно выступать немедленно. Разместите полки в парках и начинайте очистку города завтра на рассвете. Товиети этого не ожидают.

Генерал Турбери заморгал и повернулся к Ле Балафре.

— Это возможно?

Домициус был так же удивлен, как и генерал. Он немного подумал и улыбнулся уголком рта.

— Да, это нам по силам. Быстрый, резкий удар должен усмирить этот сброд. Сэр, я могу гарантировать, что к завтрашнему утру мой Варенский полк будет готов, и большинство других тоже. А может быть, и все, — он размышлял вслух. — Я предлагаю оставить в резерве только одно подразделение. 17-й Уланский полк не может идти в бой.

Мой собственный полк! Меня пронзило недоброе предчувствие. Что случилось? Ле Балафре пустился в объяснения, и мы наконец узнали, почему армия прибыла так поздно. Они не смогли плыть вниз по реке с той скоростью, на которую рассчитывали, так как снаряжение и новые приводные ремни для транспортов типа «Таулера» почему-то не ждали их в порту, как было условлено заранее. Но настоящие неприятности начались после того, как они вошли в огромную дельту Латаны, вверх по течению от Никеи, сразу же за городом Чигонар. Там их застиг плотный речной туман, из-за которого пришлось потерять несколько дней.

— Вы не почувствовали колдовства, сэр? — поинтересовался Тенедос.

— Раньше я не уделял внимания чародеям и всему, что с ними связано, — мрачно отозвался Ле Балафре. — Как выяснилось, это было ошибкой.

Генерал Вель, командующий экспедицией, прекрасно понимал, что время поджимает, и поэтому, несмотря на погоду, отдал приказ плыть дальше. В результате флот заблудился в Великой Дельте: суда упирались в тупики или сворачивали в постепенно мелеющие русла. В одном длинном узком проливе мы были атакованы. Во флагманский корабль полетели огромные валуны, выпущенные из катапульт, «хотя как эти чертовы мятежники смогли построить их, а тем более перетащить через проклятые богами болота, — остается превыше моего разумения». Флагман получил пробоину и начал тонуть. Затем из укрытий появились лучники и принялись осыпать стрелами людей, пытавшихся доплыть до берега.

— В тот день погиб генерал Вель, и уланский полк понес тяжелые потери. Их домициус, э-э-э...

— Херсталл, — вставил я. Ле Балафре угрюмо покосился на меня — капитанам не разрешается перебивать домициусов — но ничего не сказал.

— Да, Херсталл, а кроме того, полковой адъютант и более половины старших офицеров собрались на совещание на флагманском корабле. Нам удалось выловить из воды лишь горстку людей, и офицеров среди них не было.

Итак, мой старый противник, капитан Ланетт, расстался с жизнью. Как ни странно, я был разочарован — я с нетерпением ожидал возможности доказать, как жестоко он ошибся во мне.

Еще три судна затонуло, но большинство людей удалось спасти. Атакующие исчезли в болотах так же быстро, как и появились, а наши суда поплыли дальше и нашли главное русло, затем снова потеряли его.

— Тогда у меня появилась идея, — с невеселой улыбкой продолжал Ле Балафре. — Знаете, до меня доходили слухи об ублюдках, что расхаживают со шнурами-удавками. В Варене они еще не показывались, иначе мы бы устроили им теплый прием.

Тем не менее, я на всякий случай решил порыться в пожитках матросов и их офицеров. Вы ни за что не догадаетесь, что я обнаружил в восьми рундуках.

— Что вы сделали с теми Товиети, которых вам удалось поймать?

— Повесил их, разумеется. Из них получились очаровательные украшения на мачтах — они болтались и раскачивались, как спелые гранаты на ветру.

Он пристально посмотрел на Тенедоса, вероятно, ожидая потрясения от человека, непривычного к убийствам.

— Прекрасно, сэр, — с улыбкой сказал Тенедос. — Обещаю, что у вас будет возможность полюбоваться на множество таких фруктов, прежде чем вы покинете Никею.

Ле Балафре одобрительно кивнул.

— После этого у нас больше не возникало проблем. Мы приплыли в Никею вчера, поздно ночью, но не стали причаливать, поскольку, откровенно говоря, не знали, какой прием нам окажут на берегу. Рад, что вы смогли продержаться до нашего прибытия.

— Ну что же, — генерал Турбери огляделся. — Теперь давайте высаживать солдат. У нас есть еще день для отдыха и подготовки к завтрашнему утру.

— Еще два слова, сэр, — вмешался Тенедос. — Это касается 17-го Уланского полка.

— Да?

— Я горжусь тем, что эскадрон этого полка охранял меня во время пребывания в Кейте, и...

— Так вы тот самый Тенедос? — перебил Ле Балафре. — Примите мои извинения за грубость, сэр. Вы тогда проявили себя с самой лучшей стороны.

— Благодарю вас, — Тенедос повернулся к Турбери. — Итак, в Кейте я имел возможность убедиться в том, какие они превосходные солдаты. Думаю, сейчас нам никак нельзя потерять их.

— У вас есть предложения?

— Да. Назначьте капитана а'Симабу их домициусом. Он служил в этом полку и отлично зарекомендовал себя.

Домициус и генерал смерили меня взглядами.

— Это противоречит уставу, — произнес генерал Турбери. — В высшей степени необычно. Хм-мм... — он ненадолго задумался. — Повышение сразу на два чина... Не вызовет ли это путаницы в армейских списках?

— К дьяволу списки, — отрезал Ле Балафре. — Мы с вами потратили бо льшую часть своей карьеры, сражаясь с толстозадыми бюрократами, которые вечно роются в своих бумажках и беспокоятся о том, как распределить места на банкете. Надеюсь, Товиети передушили большинство из них, а остальные поджали хвосты.

Генерал Турбери криво усмехнулся.

— Я и забыл о том, как дипломатично ты умеешь выражаться, Мирус, — он снова задумался. — А знаете, ведь генерал Протогенес говорил, что после подавления мятежа он собирается повысить капитана а'Симабу... если будет кого повышать.

Он пристально посмотрел на меня.

— Капитан, вы считаете, что сможете справиться с этой задачей?

— Сэр, я знаю , что смогу, — я не покривил душой. Разве в последнее время я не командовал, пусть и косвенно, целыми полками и войсковыми соединениями? Может быть, во мне и взыграло честолюбие, но я чувствовал себя совершенно уверенно.

— Тогда, сэр, я имею честь назначить вас... капитан?

— Дамастес, сэр.

— Дамастес а'Симабу, отныне вы домициус 17-го Юрейского полка. А теперь, сэр, принимайте командование своим полком.

Я вытянулся в струнку. Домициус Ле Балафре огляделся по сторонам.

— Чертовски неподходящее место для такого торжественного события. Ни оркестра, ни речей, ни красивых женщин. Вот, парень, возьми, — он снял свой кушак домициуса и повязал его вокруг моей талии.

Вот так, на грязной речной пристани, в присутствии Провидца, генерала и домициуса я принял командование своим первым полком.

Я был горд... и немного смущен, вспоминая доверие всех своих учителей, от отца до увешанных наградами инструкторов в лицее и простых уланов, учивших меня премудростям солдатской службы. Я знал, что в память о них должен доказать, что их труд не пропал даром. Теперь мне предстояло оправдать их доверие.

Я был уверен, что уланы выступят наутро вместе с остальными частями, даже если мне придется ехать за ними с кнутом в руке.

Сначала я нашел полкового проводника Эватта, который держался довольно смущенно, памятуя о том, как меня подставили во время игры в ролл и выслали из Мехула на верную смерть при деятельном участии покойного капитана Ланетта. Я сказал, что у нас нет времени думать о прошлом, и поручил ему присмотреть за выгрузкой лошадей и подготовить их к следующему утру. Он замялся, размышляя над необъятностью этой задачи, и я напрямик сказал ему, что если он хочет сохранить свои нашивки, то выполнит приказ во что бы то ни стало. Он может воспользоваться помощью всего полка, особенно людей из эскадрона Солнечного Медведя, нашей группы поддержки.

Потом я разослал гонцов на поиски легата Йонга, легата Петре и эскадронного проводника Карьяна, с предписанием немедленно явиться ко мне.

Вызвав к себе эскадронного проводника Биканера, я объявил, что произвожу его в легаты. Он изумился, затем обрадовался. По крайней мере, он отреагировал на повышение не так, как Карьян. Я приказал ему собрать рядовой состав и организовать передислокацию до сборного пункта, который я отметил на карте, на берегу одного из озер в Хайдер-Парке. Я добавил, что он должен очистить местность от штатских, размещенных в этом районе, но сделать это тактично, поскольку, несмотря на свой жалкий вид, они почти наверняка являются аристократами и могут дать ему хорошего пинка под зад после того, как столица вернется к нормальной жизни и в обществе восстановится прежняя иерархия.

Я собрал оставшихся в живых офицеров полка и представился им. Большинство из них помнили меня как молодого легата, совершившего недостойный поступок во время игры в ролл, а затем искупившего свою вину в Спорных Землях. Мое обращение было простым и коротким. Я сказал, что грядут большие перемены. В частности, могут последовать назначения через их головы, но им придется сдерживать свое возмущение до лучших времен, иначе я буду кране недоволен и предприму крутые меры для пресечения самоуправства.

Я сказал им о своем восхищении покойным домициусом Херсталлом, что в общем-то было правдой, и добавил, что надеюсь оказаться достойным командиром полка, который он возглавлял. Закончил я словами о том, что наступают трудные дни, и им понадобится вся сообразительность и мужество хотя бы для того, чтобы выжить.

— Но вы обязаны выжить, потому что без вас я не смогу довести дело до конца. Отдавайте солдатам разумные приказы, не прячьтесь за их спинами в бою — и вы не найдете неодобрения в моих глазах.

И, наконец, вам предстоит встретиться с коварным, злобным и превосходящим вас по численности противником. Проявляйте лучшие качества тех животных, в честь которых названы наши эскадроны. Я хочу, чтобы вы были осторожными, как гепард, хитрыми, как тигр, отважными, как лев, незаметными, как леопард, стремительными, как пантера, а в бою — непреклонными, как солнечный медведь.

А теперь возвращайтесь к своим солдатам и ведите их так же, как делали это в прошлом!

Возможно, моя речь была помпезной, особенно учитывая, что ее произносил двадцатидвухлетний юноша, обращаясь к старшим, многим из которых перевалило за сорок, но все же не так плоха, как иные разглагольствования, которые мне приходилось слышать. Как бы то ни было, офицеры дружно отсалютовали мне, прежде чем разойтись. Однако я знал, что их мнение обо мне еще не сформировалось, а отношение ко мне определится после первой стычки с врагом.

В своем обращении к полку, собравшемуся на берегу озера, я использовал понравившееся мне сравнение с животными, в честь которых были названы наши эскадроны. Я сказал, что они должны думать обо мне как о новом командире, у которого нет ни предрассудков, ни любимчиков. Каждый из них в отдельности и все в целом очищались от прежних грехов и получали новые возможности.

— Служите верно, служите с честью... и оставайтесь в живых. Да сгинет враг!

Уорренты выкрикнули приветствие, остальные присоединились к ним.

Когда я заканчивал свою речь, прибыли Йонг и Петре. Я помахал им, подзывая к себе.

— Примите поздравления, мой капитан, — сказал Йонг. — Я обещал вам, что когда-нибудь вы станете генералом, и теперь вы далеко продвинулись на этом пути.

— Спасибо, но пока отложим это в сторону. С охраной Кальведонов покончено. Ты назначаешься капитаном: я хочу, чтобы ты принял командование эскадроном Гепарда. Их капитан утонул, когда они спускались вниз по реке. Этот эскадрон — подразделение полковой разведки, и я уверен, что ты сможешь кое-чему научить их.

Йонг ухмыльнулся.

— Не спорю, но как эти нумантийцы отнесутся к тому, что их возглавит один из презренных хиллменов?

— Отнесутся с пониманием, — сухо ответил я. — Потому что среди рядовых всегда найдется место для бывших сержантов и офицеров.

— Слушаюсь, домициус. Я немедленно отправлюсь инспектировать свой эскадрон. Еще одна вещь, сэр: у меня есть сообщение для вас.

— Давай его сюда.

— Я могу только показать его. — Я взглянул в том направлении, куда указывал Йонг, и на другой стороне парка, неподалеку от лагеря нашего полка, увидел Маран, сидевшую на лошади. Я помахал ей, хотя домициусу, пожалуй, следовало бы держаться с бо льшим достоинством. Она помахала в ответ, затем повернула лошадь и галопом поскакала к башне. Я ощутил прилив любви и гордости: она понимала, что у меня нет времени на разговоры.

Настала очередь Петре.

— Возьми эскадрон Тигра, — сказал я. — У тебя не будет проблем — это лучший эскадрон полка. Я бы сделал тебя своим адъютантом, но, признаться, ты слишком хорош для этого. И, кстати, Мерсиа: теперь ты тоже капитан.

Он выглядел так, как будто я только что усадил его на трон Майсира.

— Спасибо, Дамастес... то есть, домициус. Теперь мы можем показать им все, что умеем, верно?

Мы улыбнулись друг другу, словно заговорщики. Потом он отсалютовал и торопливо вышел.

Эскадронный проводник Карьян подошел ко мне последним. Я сказал, что отныне он будет моей правой рукой. Я не мог повысить его, поскольку место полкового проводника было уже занято. По-видимому, Карьян привык к внезапным переменам в своей карьере — он лишь хмыкнул и сказал, что позаботится о наших лошадях, чтобы к утру они были в полной готовности.

 

За три часа до рассвета, когда я с удовлетворением подумал, что, возможно, мы будем готовы к назначенному сроку, появился вестовой от генерала Турбери, попросивший меня прибыть в башню на военный совет.

Из большой гостиной вынесли всю мебель; на стенах висели крупномасштабные карты Никеи. Командиры полков, недавно прибывших в столицу, один за другим выступали с докладами. За ними наступила очередь домициусов и капитанов четырех никейских полков, включая моего бывшего командующего, домициуса Лехара.

Я был заинтригован, увидев как Кутулу и несколько его ассистентов совещаются с Тенедосом. Каждый из них держал большую коробку с документами.

Генерал потребовал внимания и сообщил, что сейчас будет говорить Провидец, который определит наши боевые задачи.

Тенедос подошел к карте и, не пользуясь записями, объяснил каждому из нас суть нашей миссии и показал, в какие части города мы будем выдвигаться. Он сообщил, что каждому домициусу будет предоставлено по два адъютанта из офицеров никейских полков и городской стражи.

— Внимательно прислушивайтесь к их словам, джентльмены, поскольку они располагают точной информацией, — сказал Тенедос. — Вас будут сопровождать и другие стражники, перед которыми поставлены особые задачи.

Он ненадолго замолчал.

— Желаю вам успеха. В этот день мы будем сражаться за Нумантию и за наше будущее.

Я заметил, как несколько высокопоставленных офицеров обменялись взглядами, и легко смог понять, о чем они думают, — ведь перед ними выступал не ученый педант, не имеющий понятия о грубых реальностях войны. Возможно, Провидец Тенедос заслуживал того уважения, с которым к нему относились армейские командиры.

Генерал Турбери распустил нас, произнеся напоследок несколько воодушевляющих фраз, и мы разошлись по своим командным пунктам.

Через неделю Тенедос сообщил мне, что генерал Турбери в тот вечер предложил ему генеральский чин, но он отказался. Я спросил, почему, и Тенедос ответил:

— Честно говоря, я не хочу, чтобы старые порядки оставили даже незначительный след на моей репутации. Разумеется, я умолчал об этом и сказал генералу, что, по-моему, я принесу больше пользы, если буду наблюдать за происходящим со стороны.

Я был поражен. У меня имелось смутное представление о целях Тенедоса, и красные диагональные нашивки генерала были бы большим шагом на пути к их достижению. Но Провидец всегда предпочитал играть по-крупному и выигрывать.

 

Было еще темно, когда войска двинулись в Никею. Рота за ротой, армия маршировала в указанные районы. За солдатами шли стражники.

В первую очередь солдаты стали сдирать со стен или заливать белой краской вывески и надписи с угрозами. Затем они начали прочесывать улицу за улицей, двигаясь методично и неторопливо, согласно приказу.

Сначала устанавливался контроль над четырьмя углами квартала, где выставлялись внешние посты, а уж затем группы солдат вламывались в здания, дом за домом, в количестве не менее одного взвода. Каждая лавка, каждое помещение подвергалось дотошному осмотру. Кричали женщины, плакали дети. Мужчины пытались сопротивляться, но все было тщетно. Если количество ценных вещей оказывалось незначительным, стражники записывали имена горожан и отпускали их с предупреждением. Золото, драгоценности, большие запасы продуктов и богатые гардеробы передавались стражникам. Большинство совершеннолетних мужчин препровождались во временные тюремные бараки, спешно сколачиваемые перед дворцом Совета Десяти.

В случае находки желтого шелкового шнура или серьезных улик — например, оружия охраны или окровавленной одежды — все обитатели дома выводились на улицу, где содержались под усиленной охраной до выяснения всех обстоятельств.

Обыски продолжали, дом за домом, квартира за квартирой, до полной зачистки квартала.

Затем через уличные фонари перебрасывались веревки. Товиети и другие мужчины и женщины, чья причастность к преступлениям была доказана, были преданы казни через повешение без суда и следствия.

После этого солдаты перестраивались и направлялись к следующему кварталу, оставляя на фонарях безжизненные тела, и вопли плакальщиц громко разносились в прозрачном летнем воздухе.

Таковы были полученные нами приказы, подписанные Советом Десяти. Я знал, что у этих слабаков не хватило бы храбрости принять подобные безжалостные решения, а значит, вся политика задумывалась и осуществлялась Провидцем Тенедосом.

Толпа и Товиети были парализованы нашими жестокими и молниеносными действиями. Весь тот день и бо льшую часть следующего в разных местах возникали стихийные бунты, быстро подавляемые солдатами, которые пользовались не дубинками или копьями с тупыми наконечниками, а мечами и пиками.

Но гибли не только горожане. Небольшие группки отчаявшихся людей совершали неожиданные атаки, и солдаты тоже умирали в бою. На крышах постоянно прятались лучники, выпускавшие по одной стреле и быстро убегавшие. Мы теряли одного человека здесь, двоих там, но в целом армия несла ощутимые потери — до ста солдат убитыми и раненными каждые сутки.

Так продолжалось день за днем. Меня мутило от убийств, но я крепче стискивал зубы и продолжал делать свою работу. Насилие, которое мы творили, приводило к ответной жестокости, едва ли не худшей, чем во время мятежа — по крайней мере, у бунтовщиков было оправдание в виде вина и слепой ярости. У нас такого оправдания не было.

Приведу лишь один пример. Я скакал с эскадронам Льва в новый район, минуя кварталы, которые зачищались Варенской Стражей, и увидел, как солдаты ворвались в дом, откуда сейчас же донеслись крики. На верхнем этаже разбилось окно, потом солдат выбросил что-то на улицу. Предмет перевернулся в воздухе и с глухим стуком упал на мостовую, неподалеку от того места, где мы проезжали. Это было тело мальчика не более чем десятилетнего возраста.

Я нашел офицера, командовавшего этим отрядом, и устроил ему разнос. Он смотрел на меня спокойно, дожидаясь, пока я не закончу, а затем произнес ровным тоном, словно я не был старшим по чину:

— Прошу прощения, сэр, но у меня есть приказ.

Мне захотелось ударить его, но я слишком устал от крови. Повернувшись, я пошел к Лукану.

— Кроме того, тут нет большого вреда, — сказал он мне в спину. — Щенки вырастают и становятся шакалами.

Я решил разобраться с этим офицером, но вместо того чтобы пожаловаться его начальнику, домициусу Ле Балафре, направился прямо к Тенедосу. Я обнаружил его в башне, надзирающим за усилиями команды из шестерых солдат, которые волокли в его комнаты большую, немного пострадавшую мраморную статую.

Я отвел его в сторону, рассказал о случившемся и добавил, что это лишь один из примеров зверств, совершаемых нашей солдатней. Кто-то должен обуздать армию, иначе мы сами превратимся в диких зверей.

— Домициус а'Симабу, я не испытываю сочувствия к вашим словам, — сурово произнес он. — Возможно, вам стоит задуматься о том, как укрепить вашу душу. Товиети и те, кто сражается на их стороне, не испытывают жалости к нам — ни к женщинам, ни к детям. Они объявили войну на уничтожение.

Мы сражаемся по нашим правилам, и сейчас уже слишком поздно менять их. В десять лет человек уже вполне способен поднять на крышу булыжник и разбить череп солдату. Мы оба не раз видели, как это случалось, видели детей еще более младшего возраста, с руками по локоть в крови.

Мы будем оплакивать невинных после того, как призовем к ответу последнего из виновных.

Мы находимся в состоянии войны. Вы и вся остальная армия получили законные приказы от правителей Нумантии. А теперь выполняйте их, сэр.

В ту ночь мои уланы сменились с дежурства по периметру лагеря, получив возможность как следует отдохнуть и помыться. Я же воспользовался свободным временем для встречи с Маран.

Картина увиденного мной зверства стояла у меня перед глазами. Это по-прежнему так угнетало меня, что я не ощущал ни страсти, ни желания. Я рассказал Маран о случившемся, и она была потрясена не меньше меня. Через некоторое время она прошептала:

— Не знаю, что сказать тебе, любимый. Можешь ли ты что-нибудь поделать?

— Я даже не понимаю, должен ли я что-нибудь делать, — признался я. — Я чувствую себя так, словно провалился в выгребную яму, и чем упорнее я пытаюсь выбраться оттуда, тем больше погружаюсь в отбросы.

Я встал и подошел к окну, глядя на город. Маран присоединилась ко мне.

— Может быть, это звучит глупо, — сказала она, — но вспомни, что было на прошлой неделе: мы видели только факелы и темноту. Посмотри теперь!

С этого расстояния я мог различить, что город действительно начинает возвращаться к нормальной жизни. На холмах, где жили состоятельные люди, мигали редкие огоньки: храбрейшие из аристократов нашли в себе мужество вернуться домой. Газ снова освещал бульвары вокруг дворца, и центр Никеи выглядел почти так же, как раньше, хотя вокруг было еще слишком много мрачных руин.

— Полно, Дамастес, — мягко сказала она. — Я не знаю ответов, да и ты тоже. Мы можем найти утешение друг в друге. Сейчас мы ляжем спать, и, может быть, утром твои страдания уменьшатся.

Она была права. Я обнял и ее нежно погладил мягкие, пышные волосы своей любимой.

Внезапно наверху, в апартаментах Тенедоса, раздался грохот взрыва и звук падения какого-то тяжелого предмета. Я выхватил меч из ножен, распахнул дверь и побежал вверх по лестнице. Эти подонки все-таки нашли способ добраться до Провидца!

Я постучал в дверь рукояткой меча и приготовился к самому худшему, но в следующее мгновение дверь отворилась и в проеме появилось лицо Тенедоса.

— С вами все в порядке?

— Да, все нормально.

Он заглянул через мое плечо. Обернувшись, я увидел других людей, столпившихся на лестничной площадке с оружием в руках.

— Один из моих экспериментов вышел из-под контроля, — объяснил Тенедос. — Не волнуйтесь, теперь все уже кончилось. Примите мои извинения.

Послышался ропот. Неудавшиеся спасатели, многие из которых не успели толком одеться, смеялись и подшучивали друг над другом. Потом они разошлись по комнатам, но я остался.

Рабочий кабинет Тенедоса был разрушен. Куски мрамора усеивали пол вперемешку с разбитым стеклом.

— Великие боги! Что случилось?

— Я опробовал одно заклинание, которое, кстати, вполне удалось, что бы я там ни говорил остальным. Благодарение Сайонджи, что сегодня я дал Розенне сильное снотворное, иначе здесь было бы гораздо больше шуму.

На крышке длинного стола был изображен разносторонний треугольник, окруженный резными символами. В центре треугольника располагался круг, где лежала, как мне поначалу показалось, кучка самоцветов. Я вгляделся пристальнее и понял, что это обычные кусочки битого стекла.

— Что это?

— Это именно то, что я искал. По крайней мере, хотелось бы надеяться.

— То есть?..

— То есть, я собираюсь воспользоваться привилегией волшебника держать свои опыты в тайне, и расскажу тебе побольше, когда захочу... или когда понадобится применить заклинание. Полагаю, это случится не позднее, чем через два-три дня. Спасибо, что явился так быстро, Дамастес. Спокойной ночи.

Я пожал плечами и ушел. Если Тенедос не хочет посвящать меня в свои секреты, я ничего не могу с этим поделать.

Раздеваясь, я рассказывал Маран о том, что произошло наверху. Затем видение мертвого мальчика, лежавшего на мостовой, снова возникло перед моим внутренним взором. Я вздрогнул и забрался в постель. Маран заглянула мне в глаза.

— Ты хочешь заняться любовью?

— Нет, не думаю. У меня вряд ли получится.

Она задула лампу.

— Хочешь, я обниму тебя? — прошептала она, нарушив затянувшееся молчание.

— Очень хочу, — признался я. Она обвила меня руками и положила голову мне на плечо. Я ласково провел пальцем по ее шелковистой щеке. Через некоторое время ее дыхание стало ровным, и она заснула.

Я же еще долго лежал без сна, вглядываясь во тьму.

 

Товиети были разбиты. Все кварталы города подверглись чистке, хотя пока еще никто, обладающей хоть каплей здравого смысла, не ходил ночью по улицам в одиночку.

Товиети были разбиты, но не уничтожены, поэтому армия и стражники начали нести совместное патрулирование.

Иногда, обычно на рассвете, взвод солдат при поддержке группы стражников направлялся по указанному адресу. Старший офицер выкрикивал имена из своего списка, и сонные мужчины и женщины выходили наружу. Это были Товиети, значившиеся в длинных списках, составленных Кутулу и его агентами.

На их шеях затягивались желтые шелковые шнуры, затем зачитывался смертный приговор. Кутулу и его стражники заготовили целые пачки таких приговоров, подписанных тем или иным членом Совета Десяти, так что оставалось лишь вписать нужное имя. Потом через столб перебрасывалась веревка, и приговор приводился в исполнение.

Это напоминало чистку лошади скребницей: армия была грубой щеткой, а теперь по столице прошлась щетка с частыми зубьями.

Умирали не только бедняки. Я узнал одно лицо — почерневшее, с вывалившимся языком и выпученными глазами. Граф Комрофф, человек, отказавшийся от своего титула и призывавший остальных жить в нищете, очевидно, открыл для себя более современную философию, поскольку теперь вокруг его удлинившейся шеи был обмотан желтый шелковый шнур.

Никея, хотя и лежавшая в руинах, возвращалась к нормальному состоянию. Лишь в доках таилась смертельная опасность. Мы до сих пор не могли выслать в эти трущобы регулярные армейские части, не опасаясь тяжелых потерь. Но и мы, и наши противники знали, что до решительной схватки остаются считанные дни.

 

Как-то вечером Тенедос вызвал меня в башню.

— Завтра ночью мы покончим с этим кошмаром, — объявил он. — Агенты Кутулу выяснили, что последние силы Товиети, их лидеры и наиболее фанатичные последователи собираются дать последний бой, когда мы атакуем доки, уничтожив как можно больше солдат. Полагаю, они надеются, что такое кровавое жертвоприношение пробудит Тхака к жизни.

— Почему он не появился до сих пор? Массовое истребление его последователей вряд ли было приятным для него.

— С какой стати? Он всего лишь демон, и вряд ли способен здраво рассуждать — по крайней мере, он это делает не так, как мы с тобой. Думаю, любая смерть, даже гибель его сторонников является пищей для него. Я сомневаюсь, что он ощутит какую-либо угрозу для себя, пока последний из верующих в него не будет болтаться в петле.

Возможно, он даже покинул этот город и вернулся в Спорные Земли или в другие места, где его почитают, но я не рассчитываю на такую удачу. Я сотворил несколько тонких заклинаний и обнаружил, что Товиети по-прежнему пользуются тем логовом контрабандистов, где вы с Кутулу обнаружили их штаб-квартиру.

— Трудно поверить в это, сэр, — возразил я. — Это полная глупость с их стороны. Их убежище было обнаружено. Неужели они не могли найти себе другое?

— До сих пор они проявляли мало благоразумия — во всяком случае, с нашей точки зрения. Возможно, они думают, что Тхак убьет всех, кто сунется к ним. В своем самомнении они могут заблуждаться на наш счет точно так же, как Совет Десяти заблуждался на их счет перед началом мятежа.

Так или иначе, мне хотелось бы, чтобы ударный отряд был укомплектован солдатами твоего полка. Возможно, некоторыми из тех смельчаков, которые были с нами при отступлении из Сайаны, захочется снова пощекотать себе нервы и разогреть кровь.

Мне понадобится не более двадцати человек, и на этот раз я буду сопровождать вас. Это не авантюра, а железная необходимость, домициус а'Симабу.

Позволь мне показать тебе, почему это необходимо.

Он достал шкатулку и раскрыл ее. Внутри лежали кусочки битого стекла, которые я видел недавно.

— Помнишь, как я был рассержен, когда пытался заставить этих идиотов из Чарского Братства поработать со мной и составить единое, Великое Заклятье? Что ж, у меня не хватило времени, хотя я все еще не расстался с такой надеждой. Вместо этого я распорядился выдать им стеклянные бутылки, отлитые из одного тигля. Все они наложили на бутылки одинаковое заклятье, после чего я собрал осколки стекла, которые и являлись результатом их усилий.

Закон Сродства уже работал на меня, и я сотворил другое заклинание, использовав Закон Проникновения, а потом наложил сверху третий слой скрепляющих чар.

— Каков же результат?

— Дамастес, ты заставляешь меня краснеть за тебя. Я не скажу тебе — не из желания сохранить секрет, но из чувства оскорбленного самолюбия: я не верю, что ты не в состоянии осмыслить доказательства, которые находятся у тебя перед глазами.

Если к завтрашнему вечеру ты не разберешься, что к чему, то получишь возможность видеть это заклятье в действии.

У меня имелся один, последний вопрос.

— А как насчет Кутулу? Он пойдет с нами?

— Зачем? — спросил Тенедос. — Его работа начнется после захвата Товиети, а до тех пор ему нет надобности рисковать своими способностями.

Теперь иди и начинай собирать людей. А мне нужно подготовить еще несколько заклинаний на крайний случай.

 

Разумеется, желание стать добровольцами выразили гораздо больше двадцати человек — только из моего бывшего эскадрона Пантеры, лишь недавно оправившегося от ран и болезней, вызвалось вдвое больше солдат.

Все офицеры рвались идти с нами. Боюсь, я перегрузил небольшой отряд командирами, поскольку взял капитана Йонга и эскадронного проводника Биканера. Капитан Петре мрачно покосился на меня, когда я отказал ему, но мне хотелось, чтобы в полку остался хотя бы один офицер, которого я хорошо знал и на которого мог положиться.

После захода солнца я поцеловал Маран на прощание и поднялся к Провидцу Тенедосу. Я одобрил его наряд: темные, плотно облегающие куртка и панталоны, фуражка того же цвета и ботинки со шнуровкой до середины икр. Он подпоясался ремнем со множеством кармашков, где хранились магические принадлежности. Как и все остальные, он был вооружен длинным кинжалом. Кроме того, он нес под мышкой плоскую деревянную коробку длиной в два фута. К счастью, она весила не более пяти фунтов. Я предполагал, что там содержатся элементы для того особого заклинания, которым он так гордился.

Тенедос разработал план, позволявший нам проникнуть на причал незамеченными. Этот план включал отвлекающий маневр со стороны плотного кольца солдат, отрезавших доки от остальной части города. Воспользовавшись возникшей суматохой, наш отряд должен был проникнуть за линию вражеской обороны с тыла.

— Вы уже распорядились по поводу отвлекающего маневра?

— Да. Я вручил домициусу 10-го Гусарского полка дубликат этой вещицы, — Тенедос показал мне грубое латунное кольцо. — Когда я потру его, он через свое кольцо ощутит покалывание и поймет, что пора начинать ложную атаку. А мы двинемся вперед через цепи Хамаянской пехоты.

— У меня есть лучшее предложение... хотя ваша идея с отвлекающим маневром тоже хороша.

— Я слушаю, — произнес Тенедос с едва заметным холодком в голосе. — Как видишь, я по-прежнему готов учиться военной тактике.

— Сэр, мне кажется, вы упустили из виду самый легкий путь.

— Например?

Я показал на карте, и он в сердцах выругался.

— Ну конечно! Мне следовало самому это заметить. Я пошлю курьера и передам пехотинцам, чтобы нас не ждали.

Мы приблизились к Латане, сверкавшей в лучах восходящего солнца. Нас уже ожидало пять плоскодонок, чьи борта едва выступали над водой. Мы погрузились на лодки, отвязали причальные канаты и позволили течению нести нас в центр вражеского стана. Все мы были одеты в темное, имели при себе кинжалы, пристегнутые к поясам, и заплечные мешки с другими орудиями, необходимыми для нашей операции.

Света было достаточно, чтобы определить наше местонахождение. Я приказал людям пригнуться, чтобы их не было видно с берега. Когда мы приблизились к убежищу Товиети, я шепотом попросил Тенедоса потереть свое латунное кольцо. Минуту спустя я услышал крики и лязг оружия: гусары начали отвлекающую атаку.

Мы вытащили весла и принялись быстро грести к обветшавшему причалу. Убедившись в том, что нас никто не заметил, мы поднялись на пристань. Складские здания вокруг почернели от пожара, и я чувствовал вонь от разлагающихся непогребенных трупов.

Возможно, Товиети поступили неосмотрительно, оставшись в своем логове, но, по крайней мере, на этот раз они расставили часовых. Их было трое, и я чуть не пожалел несчастных, неопытных дурачков. Один из них даже насвистывал от скуки, другой с безразличным видом расхаживал взад-вперед, а третий стоял неподалеку от края причала, высматривая что-то на другой стороне реки.

Я повернулся к своим людям. Йонг, Карьян и Свальбард крадучись двинулись вперед с кинжалами в руках. Я услышал лишь один негромкий всплеск, когда тело третьего часового упало в реку; другие два трупа были сброшены в канализацию.

Мы нашли углубление, где находился запорный механизм потайного люка. Тенедос предостерегающе поднял руку. Он прикоснулся к своим вискам, потом к дереву, и кивнул, давая понять, что не ощутил магической защиты. Я снова вставил головку рукояти своего кинжала в углубление, нажал, и крышка люка бесшумно поднялась на хорошо смазанных петлях.

Я все еще не мог поверить, что это не ловушка, но секунды шли за секундами, и ничего не происходило. Я было направился вниз по скату, однако Тенедос остановил меня. Он передал мне свой ящик и пошел первым. Он двигался с широко раскинутыми руками, словно пьяница, пытающийся удержаться на ногах, и я понял, что он нащупывает охранные заклятья Товиети.

Он дважды останавливался, каждый раз вынимая что-то из кармашков на своем поясе и шепча непонятные фразы. В первый раз я ничего не заметил; во второй раз мне показалось, что в темноте заиграли пурпурные отблески. Товиети подготовились к визиту нежданных гостей гораздо лучше, чем в прошлый раз.

Продвигаясь вперед по тоннелю, мы увидели свет и услышали голоса. На этот раз у выхода не было часового: очевидно, Товиети решили, что магия будет более надежной охраной, чем острая сталь. Тенедос взял у меня ящик. Я прокрался вперед и смог заглянуть внутрь помещения.

Я насчитал семнадцать мужчин и женщин. Они собрались вокруг песчаного стола с миниатюрной моделью портовых районов Никеи, разговаривая вполголоса и указывая на различные места. Очевидно, они планировали последнюю атаку. Вокруг были разложены карты, внимание присутствующих было целиком поглощено работой. Если бы эти люди носили мундиры и выглядели более подтянутыми, картина ничем не отличалась бы от любого военного совещания в штабе армии.

Я бесшумно вернулся назад и сложил большой и указательный палец в колечко, показывая, что все в порядке. Солдаты обнажили оружие. В одной руке каждый из нас держал кинжал, в другой — холщовый цилиндр, наполненный песком. Мы были готовы убивать противника, но надеялись, что до этого не дойдет: от трупов не будет пользы.

И вот мы приблизились к выходу из тоннеля. Взгляды солдат были обращены на меня. Раз... два... три... Я резко опустил руку, и мы кинулись вперед.

Товиети повернулись, увидели нас. Кто-то успел вскрикнуть, а затем мы обрушились на них, размахивая «колбасками» с песком. Лишь трое из них успели обнажить оружие и были либо убиты, либо оглушены после нескольких отчаянных выпадов.

Две женщины побежали к другому выходу. Точно брошенные холщовые цилиндры свалили их на пол. Один из моих людей лежал рядом с Товиети, раненый или мертвый, другой хватал ртом воздух, получив удар в живот. Несколько других солдат были легко ранены, и их уже перевязывали товарищи.

На полу валялись мертвые, раненые или потерявшие сознание лидеры Товиети. Операция завершилась полным успехом, но нам все же не удалось избежать шума, и теперь оставалось совсем немного времени для отступления.

Солдаты извлекли из заплечных мешков заранее заготовленные мотки веревки. Они связали по рукам и ногам двенадцать Товиети, подававших признаки жизни, и вставили им кляпы. Из остальных трое были мертвы, а двое получили слишком тяжелые ранения. Все было сделано так, как приказал Тенедос: убивать только по необходимости. Мы хотели, чтобы как можно больше захваченных Товиети могли давать показания.

Успех действительно был выдающимся, тем более что солдат, которого я считал убитым, со стоном зашевелился и сел. Настроение мне портила лишь одна мелочь — я надеялся, что Эллиас Малебранш окажется среди Товиети, но он отсутствовал. Зато я увидел бородатого толстяка, лидера никейской секты, а также маркизу Фенелон, с бессильной ненавистью смотревшую на нас.

Мне казалось, что Тенедос должен быть счастлив, но он с обеспокоенным видом огляделся по сторонам.

— Торопитесь, — сказал он. — Я что-то ощущаю, и оно приближается.

Нас не нужно было погонять. В считанные секунды мы взвалили на плечи связанных мужчин и женщин и двинулись назад по тоннелю.

Вдруг земля вздрогнула и затряслась, как уже бывало раньше. Я огляделся по сторонам в поисках ужасного монстра в обличье земляного червя. Я ничего не заметил, но земля сотряслась еще сильнее. Послышался гулкий рокот: прорвало и речные воды хлынули в тоннель.

Мы бегом поднялись по скату, преследуемые ревущим потоком, пещера контрабандистов у нас за спиной превратилась в темный бассейн бурлящей воды.

Земля продолжала содрогаться. Деревянные доски причала угрожающе скрипели. Я посмотрел вниз по течению реки и увидел Тхака.

Я не знал, где он прятался — под водой, в подземном логове, а может быть, где-то неподалеку находилась дверь, ведущая в его мир.

Демон вытянулся во весь рост, протягивая к нам когтистые кристаллические лапы, готовый рвать и крушить все на своем пути, как в моем кошмарном сне. Я снова услышал скрежет ржавого металла и высокий, надсадный вой, который слышал в пещере Товиети в Спорных Землях.

Теперь Тхак бы окрашен не в желтые и оранжевые оттенки, но вобрал в себя свет звезд и луны, посылая мечущиеся вспышки по поверхности воды и окнам зданий. Тяжело топая, он приближался к нам. Я слышал крики ужаса и радости, когда Товиети увидели своего грозного покровителя.

Несколько моих людей, не побывавших в пещере и не видевших демона раньше, заколебались, готовые обратиться в бегство.

— Стоять на месте! — крикнул я.

Моя команда вернула им мужество. Оставив связанных пленников, они приготовились к схватке — с кинжалами против огромного монстра.

Тенедос деловито открывал свой ящик. Перемежающиеся вспышки света упали на кучку битого стекла, каким-то образом удерживаемую в центре маленького круга, вписанного в треугольник.

Тенедос взял по кусочку стекла в каждую руку и выпрямился. Он протянул руки к Тхаку, который теперь находился не более чем в ста ярдах от нас и жутко завывал в предвкушении кровавой жатвы. Тенедос заговорил нараспев; его голос разносился над рекой, заглушая даже песнь смерти, исполняемую Тхаком:

 

Тихие голоса,

Малые заклятья,

Заклятья, что крушат,

Заклятья, что рушат,

Вы — только эхо

Того, кто приходит,

Того, кто звучит.

Теперь явитесь,

Сойдитесь вместе,

Коснитесь друг друга,

Почувствуйте друг друга.

Вы едины,

Вы мои.

Я удерживаю,

Я посылаю,

Вы мои,

Я взрастил вас,

Теперь повинуйтесь.

...

Ахела, Махела, Лехандер

...

Я удерживаю вас,

Я приказываю вам,

Я посылаю вас:

Ищите цель,

Ищите врага,

Как вас учили.

Ударьте сейчас же,

Ударьте со всей силой,

Ударьте, как одно целое.

 

Не знаю, как объяснить то, что я увидел. Что-то поднялось из ящика как раз в тот момент, когда я наконец понял, в чем заключается сущность заклинания. Каждый из кусочков стекла являлся результатом разрушающего заклятья, наложенного одним из членов Чарского Братства, и использовался Тенедосом в качестве кирпичика для создания невероятно могучего воплощения, сокрушившего мраморную статую во время эксперимента в его кабинете.

Оно было едва различимым, мерцающим и колышущимся, словно волна жара над огнем, но имело форму и размеры. Сначала я видел его, потом оно исчезло. Яростный порыв ветра едва не сбил нас с ног, а бочки на причале между нами и Тхаком посыпались в воду, когда заклинание устремилось к своей цели.

Должно быть, Тхак увидел или ощутил приближающуюся гибель: он попятился, прикрываясь передними конечностями. Но заклинание ударило точно: кристаллическое «пение» оборвалось на ужасной скрежещущей ноте. А затем Тхак взорвался. Это выглядело так, как будто великий ювелир, огранивший огромный самоцвет, тщательно изучил его и, обнаружив изъян, в ярости сокрушил свое творение тяжелым молотом.

Сверху посыпался дождь кристаллических частиц, исчезавших прямо в воздухе. Тхак бесследно исчез.

— Все кончено, — произнес Тенедос в наступившей тишине.







Дата добавления: 2015-10-01; просмотров: 243. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2022 год . (0.137 сек.) русская версия | украинская версия








Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7