Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Глава 22 Гражданская война




Доверь свою работу кандидату наук!
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Но, к сожалению, кончилось далеко не все. На свободе еще оставались Товиети, которых нужно было найти и уничтожить. Эллиасу Малебраншу удалось ускользнуть, и Кутулу не смог обнаружить его следов в Никее.

— Он бежал в свое последнее укрытие, — Тенедос пожал плечами. — Он и его хозяин... они еще не понимают этого, но их время подошло к концу.

Зверства и насилие продолжались: Товиети, отказавшиеся бежать, сражались с таким же остервенением, как любой хищник, защищающий свое логово от охотников. Мы находили их и убивали, хотя при этом погибали новые солдаты. В те кровавые дни Кутулу, верная ищейка Тенедоса, получил в листках новостей любопытное прозвище: Змея, Которая Никогда Не Спит. Его имя наводило страх на людей.

В Никее, наполовину лежавшей в руинах, снова воцарился мир. Пришло время суда и возмездия. Я втайне опасался, что горожане восстанут против армии и Провидца Тенедоса после жесточайших репрессий, проведенных для умиротворения мятежников, но этого не произошло. Тенедос снова стал героем, великим человеком. Я терялся в догадках, однако Маран, значительно более рассудительная, чем большинство ее сверстниц, сказала, что ее это не удивляет.

— Люди совершали поступки, о которых они не хотят вспоминать. Все эти зверства... нет, это были не они, а кто-то другой. А теперь Провидец разогнал или перебил тех ужасных, других людей, поэтому нормальные люди снова могут быть счастливы.

«Да, — решил я. — Люди так и думают... вернее, не думают». Поэтому мне оставалось лишь качать головой, когда мы проезжали по улицам под приветственные возгласы толпы. Я опять превратился в Дамастеса Прекрасного, Дамастеса Справедливого.

Совет Десяти объявил о начале «периода выздоровления». Восстановительные работы без поисков виновных были для них наиболее удобной политикой, поскольку они сами были виноваты в случившемся гораздо больше, чем Товиети или каллианские шпионы. Однако Тенедоса это не устраивало. Он потребовал проведения трибунала, на что Совет Десяти поспешно ответил официальным заявлением о необходимости дополнительных слушаний по этому вопросу.

Возможно, на этом бы все и закончилось, но тут опять проявилась крайняя беспомощность Совета.

В Никее начался голод, хотя продукты поступали в город ежедневно на огромных баржах. Рис, мясо, фрукты сгружались на склады... и оставались там, за исключением тех случаев, когда покупатель мог расплатиться золотом. Богатые, как всегда, питались хорошо.

Горожане снова зароптали. На этот раз Тенедос не стал ждать, пока Совет Десяти соберется на очередное заседание. Никто не отменял его особых полномочий, поэтому он разослал эскадроны пограничных полков с распоряжением вскрывать склады и забирать продукты. Он устроил по всему городу центры раздачи питания под наблюдением военных, и горожане ели бесплатно. Теперь Тенедос был уже не просто героем, а полубогом.

Никейские снабженцы забрасывали Совет Десяти возмущенными жалобами, но те боялись идти наперекор Провидцу.

Тенедос снова стал требовать проведения военного трибунала, и Совет Десяти был вынужден согласиться. Они воспользовались удобной возможностью «поставить на место этого выскочку» и назначили его Главным Дознавателем в надежде, что он запутается в судебном процессе и выкажет свою некомпетентность. Почему они считали, будто человек, посвятивший бо льшую часть своей карьеры публичным дебатам, может провалить дело — это превыше моего понимания.

Их вторая уловка — указ о закрытых слушаниях трибунала — тоже не возымела своего действия. Тенедос объявил, что слушания состоятся в самом большом амфитеатре города, и все горожане могут свободно присутствовать на них и делать собственные выводы.

Члены Совета Десяти немного повозмущались, но мало что могли сделать. Теперь их полная беспомощность стала совершенно очевидной. Они не могли даже назвать имена новых членов Совета, раздираемого внутренними распрями. Бартоу предлагал кандидатов еще более консервативных и отвратительных, чем те, которые погибли при мятеже. Скопас, по словам Тенедоса, пытался противостоять ему, причем не столько из чувства патриотизма, сколько из желания упрочить собственные позиции.

Но дата трибунала была наконец определена, а за неделю, оставшуюся до начала публичных слушаний, произошло два интересных события.

Маран вернулась в свой особняк на набережной. Как-то утром я получил записку: она спрашивала, не могу ли я зайти к ней в определенный час. Как ни странно, на этот раз она попросила меня оставить Лукана в городской конюшне за квартал от особняка и подойти к задней калитке, где будет ждать слуга.

Я постучался в калитку, и мне открыла женщина с простым, добродушным лицом, которую я видел в салоне Маран разносившей закуски. На улице около дома я заметил длинную череду грузовых фургонов; оттуда доносились крики людей.

Женщина провела меня по извилистой дорожке через сад к черному ходу, потом на кухню. Повара и судомойки были слишком заняты своими делами и не обращали на меня внимания. Женщина попросила меня немного подождать, выглянула за дверь и потом поманила за собой. Мы торопливо прошли по пустому коридору, затем поднялись по мраморной лестнице в солярий, где мы с Маран когда-то танцевали под неслышную музыку наших сердец.

Маран была одна в комнате. Женщина поклонилась и ушла. Мне хотелось обнять свою любимую, но что-то в ее позе говорило о том, что этого делать не следует.

— Иди сюда, — сказала она. — Посмотри вниз.

Я взглянул на ряд фургонов с книжными полками, шкафами, столами и другой мебелью. Грузчики выносили остатки вещей, а какой-то мужчина, стоявший в стороне, наблюдал за их работой. До сих пор я видел его лишь однажды, поэтому не сразу узнал мужа Маран, графа Эрнада Лаведана.

— Он вернулся четыре дня назад и попытался войти. Я приказала слугам выгнать его и распорядилась, чтобы он вывез отсюда все свои вещи до сегодняшнего дня, иначе я сложу их в кучу перед домом и сожгу. Сейчас как раз заканчивается погрузка.

Я увидел в руках у Лаведана небольшой ящик и вспомнил маленькую модель корабля, которой он так гордился. Он передал ящик кучеру, осторожно пристроившему его на козлах кареты. Грузчики один за другим забирались внутрь; до меня донеслось щелканье кнута, и фургоны длинной вереницей двинулись по улице.

Граф Лаведан подошел к своему жеребцу, остановился и посмотрел на дом. Он смотрел довольно долго, и мне вдруг пришло в голову, что он может видеть меня. Как ни странно, мне захотелось спрятаться, хотя я ничуть не боялся его. Видимо, подсознательно я еще ощущал себя любовником, укравшим жену у человека, не заслужившего такой участи.

Потом граф оседлал коня и ускакал, не оглядываясь назад. Маран смотрела ему вслед, пока он не исчез за углом.

— Теперь я живу одна, — ровным голосом произнесла она. Я не видел ее лица, но знал, что на нем сейчас появилось выражение ребенка, ожидающего наказания.

— Ты не обязана жить одна, если только сама этого не хочешь, — осторожно произнес я после небольшой паузы.

Она повернулась ко мне.

— Дамастес, уверен ли ты в своих словах? Если ты переедешь сюда, все узнают, что ты послужил причиной позора моего мужа. Он знает, что у меня роман с другим мужчиной, и сам говорил мне об этом, но он пока не знает имени этого мужчины.

Лаведаны — могущественный род. Я уверена, что он использует против тебя все доступные ему средства и попытается уничтожить тебя или хотя бы разрушить твою карьеру. Разве я стою этого?

Выражение ее лица говорило о том, что она так не думает.

Я мог бы ответить здраво, сказав, что уже достиг гораздо более высоких чинов, чем мог мечтать, и вполне доволен жизнью. Я мог бы сказать, что моя репутация позволяет усомниться в том, что граф — человек, трусливо бежавший из города во время кризиса — может, по крайней мере, в ближайшем будущем, представлять для меня угрозу. Но если даже я ошибаюсь, то в худшем случае он может добиться моего понижения в звании до капитана и отправить в один из пограничных полков, тем самым исполнив мою заветную мечту. Я мог бы ответить здраво, но вместо этого...

— Выражаясь солдатским языком, имел я его вместе с его лошадью, — сказал я.

Уголки губ Маран приподнялись в улыбке, впрочем, быстро исчезнувшей.

— Ты можешь заиметь другого, гораздо более опасного врага, — продолжала она. — Не знаю, что подумают об этом мои родственники. После возвращения я послала длинное письмо в Ирригон — разумеется, не упоминая твоего имени. Не знаю, дошло ли оно до адресата. Я собираюсь написать новое, так как до сих пор не получила ответа.

Я уверена: они считают, что мое поведение запятнало фамильную честь Аграмонте, и вполне могут желать смерти тому негодяю, который послужил причиной моего падения. Ты готов к этому? Должна добавить, что Аграмонте значительно более могущественны, чем Лаведаны.

Я не ответил, но взял Маран за руку и повел ее в другую часть комнаты, застеленную толстым ковром. Я не отрываясь смотрел ей в глаза, пока мои руки медленно раздевали ее. Потом я освободился от собственной одежды. Нежно поцеловав Маран в губы, я наклонился и поцеловал соски ее грудей. Ее дыхание щекотало мне затылок.

Я уложил ее на ковер, опустился над ней на колени и развел ее ноги в стороны. Она вздрогнула; ее руки ласкали мои длинные волосы, рассыпавшиеся по ее бедрам. Я приподнялся, и мой напрягшийся член скользнул в нее, словно по собственной воле. Мы двигались вместе, оба с открытыми глазами, паря на гребне поднимающейся волны. Потом волна рухнула с огромной высоты, и я почувствовал, как ее плоть сжимается вокруг меня.

— Надо полагать, это и есть твой ответ, — прошептала она после того, как наше дыхание немного успокоилось.

Это было больше чем ответом. Это было началом нового этапа наших отношений.

Мы лежали вместе, обняв друг друга.

— Завтра я вызову плотников и обойщиков, — сказала Маран. — Когда они закончат работу, здесь не останется и следа его пребывания. Ты хочешь высказать какие-нибудь пожелания насчет мебели или отделки?

— Как я могу? Это твой дом, а не мой.

— Если ты живешь здесь, мой Дамастес, то это и твой дом тоже.

Я поцеловал ее.

— Хорошо. У меня есть только одно требование: у нас с тобой будет общая спальня. Если хочешь, устроим ее здесь, где мы танцевали. Мне нравится, когда солнце греет наши тела.

— Я надеялась на это, — прошептала она. — Я никогда не понимала, почему он не хотел просто спать рядом со мной, обнимать меня. Не понимала этого... и некоторых других вещей, — она вздрогнула и поспешно сменила тему: — А как быть с его кабинетом? Ты хочешь переделать его по своему вкусу?

— Мне все равно. Пусть там будет детская.

Ее глаза расширились от удивления, затем она хихикнула.

— У вас богатое воображение, сэр.

— В самом деле? — пробормотал я. Мой член неожиданно напрягся. Я резко, глубоко вошел в Маран. Она ахнула; ее ногти впились мне в спину. Я прижал ее колени к груди и улегся сверху, крепко сжимая ее ягодицы; спустя некоторое время мы оба одновременно закричали в последний момент.

 

Листки новостей могли проявлять неосведомленность в описании настоящих событий, происходящих в Нумантии, когда репортеры писали под диктовку Совета Десяти, но зато они были необычайно искусны в раздувании скандалов.

Я едва успел перевезти свои скудные пожитки в дом Маран — в наш дом, как я старательно напоминал себе, будучи самым молодым и беднейшим из всех нумантийских домициусов, — когда о нашем романе раструбили по всему городу. Теперь все знали меня как Дамастеса-Обольстителя, Совратителя Жен и Грозу Богачей.

Я слышал смешки за своей спиной в большой палатке, которую офицеры 17-го Уланского полка использовали в качестве столовой. Разумеется, я не мог достойно ответить на сплетни или бросить вызов, как бы мне того ни хотелось. Не знаю, кто болтал больше других — возможно, некоторые шалопаи из Золотых Шлемов или же слуги, решившие таким образом прибавить немного серебра к своему жалованью. Я не искал виноватых: горожане жаждали скандала, и если бы слухи не просочились в одном месте, то нашлась бы другая отдушина.

Тенедос тоже подшучивал надо мной.

— Дамастес Прекрасный! Ну что ж, домициус: вы определенно снова приобретаете репутацию сердцееда. Теперь городские красотки могут засвидетельствовать, что в вашем распоряжении имеется два длинных меча!

Все красотки и искательницы славы, досаждавшие мне в первые дни нашего пребывания в Никее, удвоили свои усилия в надежде соблазнить меня или хотя бы провести приятный вечер в моем обществе. Теперь их желания и предложения высказывались в самой откровенной форме.

— Как они не понимают, что я счастлив с одной женщиной? — возмущался я. — Вообще, из-за чего такой скандал?

— Если они считают, что могут не стесняться в выражениях, то почему ты должен стесняться? — спросил Тенедос. — Ты всего лишь человек, не так ли? Разве все мы бо льшую часть свободного времени не пытаемся совокупляться со всем, что движется?

— Сэр, я не никеец.

— Это не так уж и плохо, — задумчиво промолвил Тенедос.

Насколько мне было известно, в те дни он продолжал хранить верность Розенне. Но это не имеет отношения ко второму интересному событию, о котором я хочу рассказать.

 

Демон был размером с мой большой палец и напоминал тюленя с тигриными клыками и четырьмя хватательными конечностями. Когда я приблизился к нему, он зашипел.

— Что это? — поинтересовался я.

— Полезный маленький дух, — ответил Тенедос. — В данный момент он собирается поработать для меня золотоискателем.

— Как бы это не оказалось для него непосильной задачей, — скептически произнес я.

— Он будет искать всего лишь одну монетку, — пояснил Тенедос. — Я использую ее, чтобы добраться до остальных... если там вообще есть что искать.

Он наклонился над крошечным существом и продекламировал:

 

Харарх,

Фелаг,

Миилаш,

М'рур.

 

Демон пропищал в ответ что-то на таком же непонятном языке и нырнул в воду.

Поинтересовавшись, могу ли я потратить час своего времени на одно дело, которое может оказаться интересным, Тенедос предложил мне после обеда проехаться к тому месту, где раньше находилось логово Товиети.

Деревянный люк был распахнут настежь, открывая темную, маслянистую массу воды, заполнившую тоннель, когда Тхак устроил землетрясение.

Прибыв на место, я обнаружил, что демон уже вызван и выпущен за пределы маленькой пентаграммы. Рядом располагалась значительно более крупных размеров восьмилучевая звезда величиной с грузовую повозку, со множеством странных символов, вырезанных на деревянных досках причала. Чуть поодаль стоял открытый сундук с магическими принадлежностями Тенедоса. Отряд солдат терпеливо ожидал у большого трехосного фургона, запряженного четверкой волов.

Я осведомился, что за чертовщина тут происходит.

— Друг мой, я решил позаботиться о нашем материальном благополучии, — ответил Тенедос. — Хотя мы свели знакомство с сильными мира сего, и наши леди довольно богаты, у нас обоих нет даже собственного ночного горшка или окна, из которого его можно было бы выплеснуть.

Насчет меня он не ошибался, но я сомневался, что сам Тенедос был таким уж бедняком.

— Теперь, с благословения богов, я собираюсь изменить это прискорбное положение, — продолжал он. — Если хочешь, можешь познакомиться с ходом моих рассуждений. Товиети были... и остаются тайным обществом, не так ли?

— Конечно.

— Ты когда-нибудь слышал о тайном обществе, не владеющем огромными богатствами?

— Нет... но, с другой стороны, я никогда не видел этих богатств. Правда, единственное тайное общество, с которым я знаком, — это секта душителей, поэтому я не могу делать обобщений. Тайны всегда рождают слухи о богатстве. Я помню одного старого отшельника, жившего в горах неподалеку от фермы моего отца. Все считали, что он сказочно богат, но после его смерти нашли лишь старый халат, деревянную миску и две медные монетки.

— Да, но мы знаем, что Товиети владеют огромными богатствами, — возразил Тенедос. — Они грабят большинство своих жертв, и разве мы своими глазами не видели груды драгоценностей в кейтской пещере? Тем не менее, у никейских душителей до сих пор ничего подобного найдено не было. Вот я и решил потратить несколько часов, чтобы ублажить алчную сторону своей натуры.

Я вдруг осознал, что, несмотря на непринужденную болтовню, наши взгляды не отрываются от поверхности мутной воды, где исчез демон.

— Я собираюсь поделиться с тобой своими находками, Дамастес, так как ты первый обнаружил это убежище, — сообщил Тенедос.

Я был изумлен. Судя по улыбке Провидца, я понял, что он ожидал такой реакции.

— Э-э-э... благодарю вас, сэр, но вы ничего мне не должны.

— Позволь мне самому решать, кому я должен, а кому — нет. Между прочим, можешь рассматривать это не как возмещение долга, а скорее как мое решение упростить жизнь для нас обоих.

— Вообще-то, Кутулу первым нашел этот ход, — выпалил я. — Раз уж вы так щедры, то не стоит ли отдать ему часть нашего предполагаемого богатства? Я с радостью уступлю ему половину своего призрачного состояния.

— Я спрашивал его, — неожиданно серьезным тоном отозвался Тенедос. — И он ответил, что деньги его не интересуют. Боюсь, мне известно, чего он хочет, но, увы, никто, даже я сам, не смогут дать ему это. Ага, вот и мой маленький посланец!

Крошечный демон всплыл на поверхность, держа в стиснутой клешне одну-единственную золотую монету.

— Поднимайся, мой маленький дружок! — поманил Тенедос.

Существо выпрыгнуло из воды на деревянный настил. Провидец произнес несколько слов на непонятном языке, и демон ответил ему.

— Хорошо, очень хорошо. Так, значит, там есть еще много таких кругляшей? — Тенедос с довольным видом потер руки. — Теперь я у тебя в долгу, и ты можешь потребовать плату в любое время.

Он произнес еще несколько фраз на языке демона. Тот забрался в пентаграмму, переваливаясь на ходу, повернулся и исчез в яркой вспышке, от которой у меня заболели глаза.

Тенедос повертел монету перед глазами.

— Интересно. Это не нумантийская чеканка — по крайней мере, таких я до сих пор не видел. Что ж, тем лучше. Видишь ли, я беспокоился о том, что нам следует совершить достойный поступок и выплатить компенсацию наследникам жертв Товиети. Я даже представлял объявление: «Владельцам такой-то золотой монеты просьба выстроиться в очередь перед дворцом Совета Десяти». Но, возможно, это золото даже не принадлежало никейцам, а привезено из других мест. Сомневаюсь, узнаем ли мы это когда-нибудь, да я и не собираюсь наводить справки. Теперь мы увидим то, что увидим.

Тенедос положил монету в центр восьмилучевой звезды и принялся расхаживать взад-вперед, бормоча под нос:

— Бессмертник для удачи... померанец для богатства... миндаль для благословения богов... и два истинных растения — клевер и базилик.

Он взял пузырьки из своего сундука и насыпал понемногу сухих трав в четыре жаровни, расставленные вокруг звезды. Потом он зажег жаровни, и воздух наполнился благоуханными парами. Уже не впервые я подумал, что незначительное количество ароматических трав, используемое при церемониях, не может дать такого сильного аромата, однако это происходило, вопреки законам природы. Ощущение было такое, словно я стоял в померанцевой роще, где-то поблизости шелестели миндальные деревья, а под ногами рос дикий базилик.

— Это будет интересное заклинание, — заметил Тенедос и начал напевать:

 

Собирай своих друзей,

Созывай своих братьев,

Вы принадлежите солнцу,

Поднимайтесь немедля.

Ваша гробница темна,

Ваша гробница сыра,

Поднимайтесь к свету.

Как я касаюсь одного,

Так я коснусь всех,

Поднимайтесь же,

Солнце хочет приласкать вас!

 

Некоторое время ничего не происходило.

— Если бы я верил в возможность воскрешения мертвых, то сейчас бы беспокоился о том, что заклинание сработало неправильно, — заметил Тенедос. — Уходя в спешке, мы оставили там несколько трупов, у которых могло водиться золотишко. Меньше всего мне хочется, чтобы они вышли сюда из донного ила. Но похоже, что мой маленький демон либо неудачлив, либо вороват, так как ничего...

Тенедос замолчал. Воздух над звездой внезапно замерцал, а затем из ниоткуда посыпалось золото — золотые кольца, монеты, слитки, статуэтки. Куча росла и росла, пока не достигла в высоту человеческого роста. Солдаты разразились изумленными криками.

Тенедос задумчиво поскреб подбородок.

— Мой добрый Дамастес, — произнес он. — Хотя мы остаемся привязанными к Колесу из-за самой природы нашего существования, очень похоже, что мы только что освободились от забот о хлебе насущном.

Он широко улыбнулся, и я на мгновение увидел, каким был мальчик по имени Лейш, еще не выбравший своим уделом ремесло Провидца.

— Мы богаты!

Так оно и было.

Позже Тенедос, случалось, предавал меня, но я до сих ясно помню тот день. Он мог бы забрать золото себе, и я бы никогда не подумал, будто имею право на какую-то часть богатства.

Но он добровольно решил поделиться со мной, и мне снова приходит на ум, что Провидец, пожалуй, был самым сложным и противоречивым человеком, рожденным на свет по воле Ирису.

 

Ничто не могло сравниться с военным трибуналом, начавшимся в Никее, по крайней мере, на памяти последних нескольких поколений. Впервые простолюдинам предоставили возможность наблюдать, как думают и разговаривают их правители, какие решения они принимают.

Тенедос вел слушания так, словно главным судьей был он, а не Бартоу и Совет Десяти. С помощью ассистентов Кутулу он приводил свидетельство за свидетельством, повествуя о том, как Товиети постепенно проникали в Никею, просачиваясь во все слои общества, тщательно разрабатывая план мятежа.

Я с содроганием увидел, что большинство подсудимых находятся в плачевном состоянии. Было ясно, что дознаватели из команды Кутулу использовали на допросах не только слова. Мне это не нравилось, но применение силы было принято у наших стражей порядка. На мой взгляд, это глупо: человек под пыткой признается во всем, лишь бы прекратить свои мучения.

Необычным было то, что пыткам подверглись все без исключения, как богатые, так и бедные. Когда на помост вывели маркизу Фенелон, она начала ровным голосом наизусть зачитывать свое признание, очевидно вызубренное на допросах, но эмоции все сильнее обуревали ее. Внезапно она сорвалась.

— Советник Бартоу! — выкрикнула она. — Эти свиньи, эти стражники обращались со мной, как с грязью. Только посмотрите, что они со мной сделали!

Она подняла руки со скрюченными пальцами, и я увидел, что у нее вырваны все ногти.

— Как они могли! Как они посмели!

Бартоу не ответил и поспешно отвернулся. Двое стражников уволокли маркизу с помоста. Больше она не появлялась, и я не имею понятия о ее дальнейшей судьбе. Никто больше ни разу не упомянул о ней, как будто ее вообще никогда не существовало на свете. Даже будучи предательницей, разве она заслуживала такого конца? Я сомневаюсь в этом и рад, что мне не приходилось вершить правосудие иначе как по армейским законам — жестоко, но быстро и чисто.

Однако самое удивительное признание сделал не подвергавшийся пыткам толстый бородатый мужчина, которого я видел в убежище контрабандистов, выглядевший как бакалейщик, однако возглавлявший организацию Товиети в Никее. Его звали Кай Гарнье — имечко под стать внешности. Он рассказал следователям абсолютно все, свободно делясь самой секретной информацией, предоставляя самые чудовищные улики против себя. Он признавался в многочисленных убийствах, говорил об удовольствии служить Тхаку, и руки его дергались так, словно он затягивал желтый шелковый шнур на шее жертвы. Его истории продолжались до бесконечности, и даже жаждущие крови и страшных подробностей писаки из листков новостей начали уставать. Кай Гарнье с одинаковым удовольствием повествовал об удушении новорожденных младенцев и дряхлых стариков.

Судя по всему, его не подвергали пыткам, и я поинтересовался у Тенедоса, почему этот человек так откровенничает. Разве он не понимает, что тем самым бесповоротно обрекает себя на казнь, или ему все равно?

— Никто его и пальцем не тронул, — подтвердил Тенедос, — а его камера еще более роскошна, чем мои апартаменты, хотя ему это совершенно безразлично.

Ты еще сможешь наблюдать этот феномен в будущем, Дамастес. Он служил своему хозяину со всей страстью, и ничего иного для него не существовало. Когда я уничтожил Тхака, его мир разлетелся вдребезги. Ему нужно было за что-то уцепиться, и он потянулся ко мне. Поскольку я оказался достаточно могущественным, чтобы погубить его хозяина, теперь он желает служить мне. Сейчас он может сделать это только одним способом: подробно рассказать о своих злодеяниях.

Самое странное, что он вполне может дожить до преклонных лет. Я сам буду голосовать за его помилование, чтобы будущие историки или просто любопытные могли навещать его и убеждаться в том, что этот огромный заговор был не иллюзией, а смертельно опасной реальностью.

Единственная проблема заключается в том, чтобы отвести праведный гнев слушателей от уже несуществующего врага, Тхака, и направить его на врага еще непобежденного — Чардин Шера. Мне также хотелось бы узнать подробности о других сектах Товиети в Нумантии, но толстяк утверждает, что об этом не знал никто, кроме Тхака.

Тенедос оказался прав, но лишь частично. После окончания трибунала Кая Гарнье приговорили к смерти, но исполнение приговора было отсрочено на неопределенное время. Однако Гарнье не прожил и года. Однажды, когда он прогуливался неподалеку от своей комфортабельной тюремной камеры, а внимание его охранников было ненадолго отвлечено, трое приговоренных к смерти заключенных избили его до смерти железными палками, спрятанными под их лохмотьями. Полагаю, на свете существуют преступления и преступники, которых не могут вынести даже самые закоренелые негодяи.

Ознакомившись со стратегией Тенедоса, я начал более регулярно посещать заседания трибунала и мало-помалу разобрался, каким образом ему удалось свести все показания к фигуре архизлодея, своего заклятого врага Чардин Шера.

Совет Десяти ловчил и уклонялся, не желая предавать гласности эти сведения, но их желания уже не имели значения. Каждый день вниманию общественности предлагались новые улики: Малебранш присутствовал на таких-то собраниях Товиети, передавал такое-то количество золота, произносил подстрекательские речи, и так далее. Кутулу обыскал апартаменты, где проживал Малебранш. Перед бегством каллианец сжег свою корреспонденцию, но не потрудился развеять пепел или хотя бы залить ее водой. Провидцы сотворили необходимые заклятья, пепел постепенно превратился в обгоревшую бумагу, на которой проступили строчки, уничтоженные огнем, и письма стали такими же доступными для чтения как в тот момент, когда их бросили в пламя.

Чардин Шер осторожно выбирал выражения. Конечно, он не писал напрямую об убийствах, организации беспорядков и устранении Совета Десяти, но за двусмысленными фразами без труда угадывались предательские намерения.

Я ждал, что из Каллио поступят протесты, а скорее всего, прибудет возмущенная делегация, но ничего подобного не произошло. Даже наоборот: на секретном совещании генерал Турбери сообщил, что каллианцы мобилизуют резервы и подтягивают свои армии к границе. Полки, остававшиеся верными Нумантии, расформировывались либо разоружались и заключались под охрану в казармы. Некоторые лояльные части успели перейти на территорию Дары, но их численность не превышала двух пехотных полков.

Больше я не мог тратить время, присутствуя на слушаниях трибунала. Я знал, что будет дальше и в чем будут заключаться мои обязанности, если только не произойдет чего-то из ряда вон выходящего и Совету Десяти удастся снова уйти от ответственности.

Совет Десяти выкручивался как мог, но Тенедос всадил свой крючок глубоко.

Наконец слушания подошли к концу. Все Товиети, кроме четырех человек, были приговорены к смерти в течение ближайшей недели. Это стало одной из ужаснейших страниц в нумантийской истории: более трехсот мужчин и женщин были повешены на длинных виселицах, рассчитанных каждая на пятьдесят человек. Специально назначенные палачи затягивали петли и выбивали опору из-под ног у приговоренных. Особенно угнетающим было то обстоятельство, что большинство палачей не были знакомы со своим ремеслом. Многие напивались вдрызг перед работой. Вместо сухого щелчка, означавшего перелом шеи и быструю смерть, я слышал душераздирающие крики. Товиети беспомощно дергались с петлей на шее, умирая гораздо более медленной смертью, чем та, которую они даровали своим жертвам. Иногда веревка не выдерживала веса повешенного и обрывалась, или несчастным отрывало головы и помост заливало кровью, как на скотобойне.

Когда экзекуция завершилась, тела были срезаны с веревок и брошены в общие могилы. Сверху налили масла, и чародеи под руководством Тенедоса наложили огненное заклятье, мгновенно обратившее казненных в горсточку праха. Это было сделано не только для того, чтобы не оставлять священных реликвий для немногих выживших Товиети, но и для того, чтобы тела и веревки не использовались для черной магии другими злодеями.

На следующий день Тенедос собрал экстренное совещание Совета Десяти, которое снова проходило в огромном зале.

Тенедос был единственным оратором и говорил почти четыре часа. Он построил свою речь доходчиво, постоянно подчеркивая основную идею — нужно принять решение. Сегодня же, прямо здесь, иначе народный гнев снова может выплеснуться на улицы. Каллио... Чардин Шер... Изменников нужно призвать к ответу.

Набитая людьми аудитория дружно взревела. Побледневшие члены Совета Десяти поняли, что слушатели жаждут крови. Оставалось лишь выбрать, чья это будет кровь — каллианцев... или правителей Нумантии.

В результате в тот же день в каллианскую столицу Полиситтарию по гелиографу было отправлено специальное послание. Чардину Шеру был дан приказ явиться на ближайший пост нумантийской армии, где его закуют в кандалы и препроводят в Никею для ответа за чудовищные преступления.

Что за этим последует, угадать было нетрудно.

 

Во время военного суда Кутулу ни разу не появлялся на публике, и его имя не упоминалось ни на заседаниях, ни в одном из информационных листков. Я встретил маленького стражника в кабинете Тенедоса где он разбирал очередную кучу документов, и поинтересовался, почему он не присутствовал на слушаниях.

— В этом не было нужды, мой друг Дамастес, — тихо ответил он.

По правде говоря, выражение его дружеских чувств начинало тяготить меня. Кутулу спокойно и методично собрал сведения, которые привели к гибели несколько тысяч человек — либо от рук патрулей, либо в петле палача, — однако внешне это ничуть не отразилось на нем. Впрочем, решил я, пусть уж он лучше придерживается хорошего мнения обо мне. Я прекрасно понимал, что если он хотя бы заподозрит, что я собираюсь нарушить еще не произнесенную клятву верности Тенедосу, то он соберет улики, выследит меня и позаботится о том, чтобы меня казнили с такой же неотвратимостью, как и Товиети.

— Что теперь? — спросил я. — Я не могу себе представить, что вы снова станете простым стражником.

— Я тоже, — согласился Кутулу. — Провидец Тенедос подал запрос о моем постоянном назначении при его особе, на должности одного из его секретарей.

— Но мятеж кончился, — заметил я. — Что ему может понадобиться теперь от служителя закона?

— Мятеж кончился, — голос Кутулу упал почти до шепота. — Но великие дела только начинаются.

Несмотря на жаркий летний день меня пробрал озноб.

 

У никейских богачей было в обычае валяться в постели до тех пор, пока им готовилось все — от горячей ванны до завтрака. Затем от них требовалось лишь встать с огромной постели и пройтись, принимая халат, мочалки, одежду и еду от слуг, которые, как сообщила мне Маран, для настоящего хозяина должны оставаться невидимыми.

— И так всегда? — пожаловался я однажды, когда одна из служанок вошла в туалет как раз в тот момент, когда я присел облегчиться. Я накричал на нее и выгнал вон; таких посягательств на мое уединение не случалось с тех пор, как я был мальчишкой.

— Всегда, — твердо ответила Маран. — Это один из способов, которыми пользуемся мы, снобы из высшего общества, чтобы отделять себя от вас, несчастных плебеев.

— Даже когда мы занимаемся чем-нибудь вроде этого? — я зарычал, опрокинул ее на постель и укусил за ягодицу. Она взвизгнула, и мы уже собрались переходить к более серьезным играм, когда в дверь постучали. Вошла личная горничная Маран.

Она внесла поднос, на котором лежал конверт с долгожданным письмом от отца Маран, которого она так боялась.

Маран прижалась ко мне, глядя на письмо широко раскрытыми глазами.

— Мы никогда не узнаем, что там написано, пока не откроем его, — заметил я.

Она неохотно сорвала печать и вынула четыре листка бумаги. Когда Маран начала читать, ее глаза расширились еще больше. Сначала мне показалось, что дела обстоят даже хуже, чем мы предполагали.

Маран протянула письмо мне.

— Не верю своим глазам, — прошептала она.

Ознакомившись с содержанием письма, я испытал сходные чувства.

Я ожидал, что отец Маран пришлет гневную отповедь, проклиная дочь за ее поведение и сокрушаясь о пятне на фамильной чести рода Аграмонте. Однако письмо оказалось довольно сдержанным. Он сожалеет, что ее брак закончился подобным образом, но отнюдь не удивлен. В сущности, он даже рад этому. Он никогда не считал графа Лаведана человеком, достойным своего титула. Граф Аграмонте сообщил, что единственной причиной, побудившей его дать свое согласие на этот брак, — и он извиняется, что не сказал об этом с самого начала, — был давний и крупный долг за услугу, оказанную Лаведанами семье Аграмонте.

— Я знала об этом, — пробормотала Маран, перечитывая письмо через мое плечо. — Эрнад похвалялся этим после нашей свадьбы. Он не говорил, в чем заключался этот долг... но подозреваю, он связан с каким-то очень неприятным инцидентом для нашей семьи.

— Какая гнусность! — меня передернуло.

Маран пожала плечами.

— Дворяне редко вступают в браки по любви. Полагаю, поэтому многие из нас заводят себе любовников или любовниц. Чему ты удивляешься? Разве крестьянин, отдающий свою дочь за мужчину, владеющего парой волов, не делает это ради того, чтобы избавиться от необходимости самому тянуть за собой плуг?

Далее в письме говорилось, что Маран может делать все, что пожелает: остаться в Никее, хотя ее отец считает это слишком опасным, несмотря на то, что армия успешно подавила мятеж разбушевавшейся черни, или вернуться домой, в Ирригон. Он позаботится о том, чтобы банкиры семьи немедленно связались с ней и обеспечили ее таким количеством золота, в котором она нуждается, чтобы надлежащим образом поддерживать образ жизни рода Аграмонте, если она решит остаться в столице.

Он писал, что понимает, насколько она расстроена последними событиями, поэтому она может не беспокоиться о деньгах. Она может тратить сколько угодно до конца своих дней, так и не нанеся ощутимого ущерба состоянию Аграмонте.

Последние строки действительно удивили меня, поскольку исходили от человека, которого я представлял себе как наиболее реакционного из сельских лордов — человека, не желавшего признаться даже в собственной человечности, не говоря уже о других людях.

 

"Дочь моя, такому старику, как я, трудно говорить о том, как сильно он любит тебя и всегда любил. Ты пришла как нежданный дар на склоне моей осени, и, наверное, я лелеял тебя не так, как следовало бы.

Ты дражайшее дитя моего сердца, и теперь, когда наступили тяжелые времена, я хочу, чтобы ты знала: я целиком и полностью на твоей стороне. Наши отношения с Лаведанами закончились, и мы больше не будем иметь никаких дел с их семьей. Я уже разослал письма представителям Аграмонте в Никее, с распоряжениями о том, чтобы ваш брак был расторгнут в кратчайшие сроки с минимальной оглаской. Меня не волнует, как и почему это случилось и чья в том вина, хотя сердцем я хочу верить, что вина лежит на твоем муже. Если кто-либо из Лаведанов попытается затеять скандал вокруг этого вопроса, пусть не сомневается, что ему придется иметь дело со мной лично. Я люблю тебя и поддержу тебя во всех твоих начинаниях, не ограничивая и не обвиняя.

Твой отец, Датус".

 

Я отложил письмо.

— Что будем делать теперь? — спросила Маран с таким потрясенным видом, как будто письмо лишало ее наследства.

— Ты останешься богатой графиней Аграмонте, а я снова буду кусать тебя за задницу, — предложил я.

Она усмехнулась.

— Можешь делать это... или все остальное, что пожелаешь, — и она с самым вызывающим видом раскинулась на постели.

 

Мне едва хватало времени проводить с Маран хотя бы каждую вторую ночь: слишком много сил уходило на подготовку моих уланов к предстоящей войне. Я даже не смог присутствовать на великой речи Провидца Тенедоса, произнесенной в одном из самых больших парадных залов дворца Совета Десяти.

Эскадронный проводник Карьян явился ко мне и сказал, что ему до смерти надоело быть уоррент-офицером и он хотел бы вернуться к былым временам и просто служить мне. Я ответил, что занят, и предложил убираться к чертовой матери из моего кабинета.

— Сэр, — сказал он. — Когда началась эта заварушка, я служил так, как вы потребовали. Теперь бунт подавлен. Все получают медали и очень довольны. Почему я не могу получить то, что хочу?

Я объяснил, что никакая сила в мире не может превратить эскадронного проводника в ординарца командующего полком. Я сомневался, что даже генералам позволено иметь слуг такого высокого звания.

Карьян задумчиво посмотрел на меня, отсалютовал и вышел.

В тот вечер он зашел в один из баров, где обычно пили Золотые Шлемы, и заявил, что никто из них не сможет перепить настоящего солдата. Десять человек бросились на него, и ему удалось выбить дух из шестерых, прежде чем его повалили на пол. Четверо оставшихся совершили большую ошибку, повернувшись к нему спиной и заказав бутыль вина в честь своей победы. Карьян встал, схватил скамью и уложил их всех.

Потом он начал методически уничтожать таверну, круша и ломая все, что попадалось под руку.

Появились пятеро армейских полицейских, и он свалил их в кучу вместе с поверженными Золотыми Шлемами. За ними последовали две команды стражников по четыре человека. Он как раз начал входить во вкус, когда жена хозяина таверны вышла к нему навстречу с улыбкой и фляжкой вина... и с маленькой дубинкой, спрятанной за спиной. Делать было нечего: я заплатил штраф за Карьяна, вывел его из тюрьмы и перед строем уланов нашего полка сорвал с него офицерские нашивки и разжаловал в рядовые.

Пожалуй, за последние несколько месяцев я не видел более счастливого человека. Карьян даже улыбнулся, обнаружив при этом некоторый ущерб, нанесенный ему в сражении: на месте двух зубов зияли дыры.

Я вздохнул, приказал ему собрать свои пожитки и явиться ко мне с докладом. У меня снова появился ординарец.

В тот вечер в столовой легат Биканер сообщил мне, что офицеры заключали между собой пари о том, как долго Карьян продержится в звании эскадронного проводника. Он не впервые получал офицерский чин и не впервые умышленно совершал поступки, за которые был разжалован в рядовые.

— Если он поднимается выше сержанта, то начинает нервничать, — пояснил Биканер.

— Кто выиграл пари?

— Один из новоиспеченных легатов, — ответил Биканер. — Во всяком случае, не я. Я промотал все деньги через неделю после своего повышения.

 

— Ну вот, — прошептала Маран, вынув меня из своего рта. — Теперь мы можем перейти к следующему этапу.

Она дышала почти так же тяжело и прерывисто, как и я сам.

— Почему бы тебе просто не продолжить то, что ты делала?

— Потому что мы собираемся заняться чем-то новым. Раньше ты всегда мне показывал, теперь моя очередь.

— Хорошо. Что мне делать?.. я имею в виду, пока он еще стоит.

— Можешь бурить этой штукой дырки в стене, — Маран оседлала меня и ввела мой член в себя, ахнув, когда я приподнял бедра и глубже погрузился в ее тело.

— Не делай этого, — выдохнула она. — Сядь и обхвати ногами мою поясницу, обними меня, чтобы я не упала. Если ты засмеешься, клянусь, я убью тебя.

Маран выпрямила ноги и закинула их мне за спину, приняв такое же положение.

— А теперь что? — поинтересовался я.

— Не будем ничего делать... просто сиди. Нет, не двигайся, черт побери!.. Мы должны кончить вместе.

— Что это — опять сексуальная магия Амиэль?

— Нет, — ответила она. — Но это из другой ее книги, которую я однажды читала.

— Ты уверена, что все хорошо запомнила? Я хочу сказать, это здорово, но ведь ничего не происходит. Ты когда-нибудь пробовала делать это раньше?

— Заткнись. Это не твое дело. Разумеется, не пробовала! С кем еще я могла это делать, дурачок?

А теперь тебе надо сосредоточиться. Представь себе, что ты весь превратился в член... так сказано в книге.

Мы сидели вместе в молчании. Я честно пытался выполнить ее распоряжение, вытеснив все мысли из моего разума, чувствуя каждый дюйм своей плоти в ее теле. Втайне я думал о том, что это глупо, но тем не менее сосредотачивался, а затем вдруг почувствовал головку своего члена, прикасающуюся к отверстию ее матки, ее внутренние губы, смыкавшиеся вокруг меня.

Маран ахнула.

— Я сказала, не двигайся!

— Я не двигаюсь! Это ты пошевелилась.

— Нет, — возразила она. — Только не там.

Она часто задышала, и ее ноги крепче обвили мою спину.

— О, боги! — простонала она.

Клянусь, я оставался совершенно неподвижным, но ощутил, как кровь закипает во мне. Весь мир сжался до размеров маленького, темного места, где были лишь груди Маран, прижатые к моей груди, ее язык у меня во рту и обжигающее тепло ее сокровенных глубин, а потом даже это исчезло в странном, внезапном даре богов.

Спустя долгое время я очнулся и увидел, что лежу рядом с нею. Мы оба взмокли от пота, и я чувствовал себя беспомощным, как новорожденный младенец.

— Если хочешь, можешь снова позаимствовать у нее эту книжку, — через силу прошептал я. — Это было... занятно.

— М-мм, — промычала она, поглаживая волосы на моей груди.

Некоторое время мы лежали в молчании.

— Скажи, будет война? — неожиданно спросила Маран.

— Довольно странный вопрос в такой момент.

— Так будет или нет?

Я вздохнул.

— Да. Боюсь, что так.

— Боишься? Не лги мне, Дамастес. Я знаю: ты солдат, и должен воевать. Такова твоя жизнь, и наверное, такой она будет всегда.

— Да.

— Когда ты уйдешь на войну, я надеюсь, что буду носить твоего ребенка, — сказала она.

Я ощутил прилив гордости, смешанной с неуверенностью и тревогой. До Маран я никогда не думал о собственных детях, полагая, что женюсь после выхода в отставку, если доживу до этого, и обзаведусь положенным количеством наследников, как делали мой отец и дед.

— Я была бы рада иметь сына от тебя, — мечтательно произнесла Маран.

— А что плохого в дочери?

— Ничего. Но с дочерью можно подождать. Сначала нужен мальчик.

— И ты еще обвиняешь меня в поспешности, — упрекнул я.

Неожиданно у меня появилась идея. Она казалась мне если не абсурдной, то, во всяком случае, преждевременной, но мой язык, очевидно, подчинялся собственным законам, и я сказал:

— Маран, я не хочу иметь незаконнорожденных детей.

— Об этом можешь не беспокоиться, — ответила она. — Любой признанный ребенок Аграмонте является законнорожденным.

— Я имел в виду другое.

— Ты хочешь сказать...

— Да, хочу. Графиня Маран Аграмонте, согласитесь ли вы выйти замуж за бедного домициуса от кавалерии, который будет обожать вас, пока Ирису позволяет ему жить на земле? Ты же знаешь, я люблю тебя.

Наступила долгая пауза, и я вдруг понял, что Маран плачет. Я терзался угрызениями совести, не зная, что сделал неправильно.

— Извини, любимая. Я не хотел обидеть тебя.

— О, мой Дамастес, ты не обидел меня. Ты не можешь меня обидеть. Но... знаешь ли ты, что мне еще ни разу не делали предложения? Мой брак был предопределен заранее, без моего согласия. Разве не забавно? Кроме моей матери, да, может быть, одной-двух нянек, никто не говорил, что любит меня. Эрнад никогда не говорил. Зато теперь сначала ты говоришь это, а потом мой отец... — она снова расплакалась.

Я обнимал ее до тех пор, пока она не успокоилась.

— Знаешь, — начал я. — Если это так тревожит тебя, то я могу снять свое предложение. Я хочу сказать... наверное, с моей стороны было безумием даже думать об этом. Тебе еще предстоит долгая процедура расторжения брака, а я слышал, что жениться сразу же после развода запрещено. Должно пройти какое-то время, и...

— Молчи, Дамастес. Мой ответ — да. Разумеется, я выйду за тебя замуж.

Когда она произносила эти слова, я вознесся на небеса, где обитают боги, и едва не закричал от радости.

— Ты знаешь, что это не может случиться немедленно, — продолжала она. — Несмотря на все искусство стряпчих моего отца расторжение брака займет не меньше нескольких месяцев. Поскольку я принадлежу к роду Аграмонте, вопрос будет передан на рассмотрение Совета Десяти. Мне очень жаль, Дамастес.

— Не жалей, — ответил я. — У меня будет повод воевать доблестно, чтобы поскорее вернуться к тебе.

— Но не слишком доблестно, — предостерегла она. — Потому что ты должен вернуться.

— Можешь не сомневаться, — наверное, я был молод и полон глупой юношеской бравады, однако знал, что переживу эту войну, сам не понимая, почему.

— Значит, можно считать, что мы обручены, — сказала Маран. — Нужно как-то отпраздновать это событие.

— У меня есть подходящее предложение.

— Я уже догадываюсь, — хриплым, горловым шепотом отозвалась она, подняв ноги и обхватив мою талию.

Если бы я только мог остановить время, когда мы лежали вместе на измятых простынях, пропитанных влагой любви! Если бы это было возможно, то не было ни последующих страданий, ни горя, ни предательства.

Но я не мог остановить время, и все пошло своим чередом.

 

Через три дня пришел ответ от Чардин Шера. Нумантийского посланника принесли на носилках, с вырванным языком.

Гражданская война была неизбежна. Ее объявление последовало через несколько часов.

Генерал Турбери, имевший опыт сражений с каллианцами, решил лично возглавить военную кампанию. Против Каллио предполагалось направить элитные полки, прибывшие в Никею, а также все другие части, которые могли покинуть места своей дислокации без прямой угрозы безопасности государства.

Этой войне было суждено стать не длинной чередой маневров, но ударом кузнечного молота. Нужно было действовать сурово и решительно, чтобы она не успела перерасти в полномасштабную гражданскую войну.

Все знали, что наш предположительно дружелюбный сосед, майсирский король Байран, будет очень заинтересован ходом событий, и любое проявление слабости со стороны Совета Десяти будет воспринято как признак нашей уязвимости.

Но самая главная новость пришла последней. Провидец Лейш Тенедос получил новое назначение — Верховного Чародея нумантийской армии. Он мог набирать себе любое количество помощников и подчинялся только генералу Турбери.

Теперь наконец у него появилась возможность развить свои тактические и стратегические замыслы.

Нам предстояло познакомиться с новыми способами ведения войны.

 

Забрезжил серый рассвет, и холодный туман пополз вниз по реке. Карьян оседлал Лукана и Кролика и навьючил их. Когда мы с Маран вышли из дома, он тактично отъехал в сторону.

Я поцеловал свою любимую, желая, чтобы этот поцелуй никогда не кончался. И снова на ее лице появилось знакомое выражение ребенка, ожидающего наказания. Она отвернулась.

Я подошел к Лукану и вскочил в седло.

Маран наблюдала за мной, сцепив руки перед собой. По ее улыбающемуся лицу текли слезы.

Я дал шпоры Лукану и поехал по улице вместе с Карьяном. Когда мы сворачивали за угол, я обернулся и увидел ее неподвижную фигурку, едва различимую за туманом, наползавшим с реки.

Война распахнула свою жадную пасть и поглотила нас.







Дата добавления: 2015-10-01; просмотров: 258. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2022 год . (0.163 сек.) русская версия | украинская версия