Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Задания. 1. В ситуации педагогического общения речевое высказывание учителя обычно является речевым поступком




1. В ситуации педагогического общения речевое высказывание учителя обычно является речевым поступком. «Речевой поступок являет собой намеренно созданное высказывание, отражающее нравственную позицию коммуниканта, цель которого –воздействовать на адресата (в том числе и на себя) вкризисной ситуации общения (повлиять на мнение, на отношение к чему-либо или кому-либо, на принятие решения и т.п.). В речевом поступке воплощаются взаимоопределяющие основные этические категориисовесть, добро / зло» (З.И. Курцева).

 

На основе описанных в рассказе Ф. Искандера "Тринадцатый подвиг Геракла" ситуациях педагогического общения определите по речевому высказыванию коммуникантов, реализуют ли говорящие нравственные законы педагогической риторики, в частности законы добродетели, включающие этические категории: совесть, добро, зло.

Являются ли речевые высказывания учителя речевым поступком?

Бывало только входит наш Харлампий Диогенович в класс, сразу все затихают, и так до самого конца урока. Правда, иногда он заставлял нас смеяться, но это был не стихийный смех, а веселье, организованное сверху самим учителем. Оно не нарушало дисциплины, а служило ей, как в геометрии доказательством от обратного.
Происходило это примерно так. Скажем иной ученик чуть припоздает на урок, ну, примерно на полсекунды после звонка, а Харлампий Диогенович уже входит в дверь. Бедный ученик готов провалиться сквозь пол. Может, и провалился бы, если бы под нашим классом не находилась учительская.
Иной учитель на такой пустяк и не обратит внимания, другой сгоряча выругается, но только не Харлампий Диогенович. В таких случаях он останавливался в дверях, перекладывал журнал из руки в руку, и жестом, исполненным уважения к личности ученика, указывал на проход.
Ученик мнется, его растерянная физиономия выражает желание как-нибудь понезаметней проскользнуть в дверь после учителя. Зато лицо Харлампия Диогеновича выражает радостное гостеприимство, сдержанное приличием и пониманием необычности этой минуты. Он дает знать, что само появление этого ученика - редчайший праздник для нашего класса и лично для него, Харлампия Диогеновича, что его никто не ждал, но раз уж он пришел, никто не посмеет его упрекнуть в этом маленьком опозданьице, тем более он, скромный учитель, который, конечно же, пройдет в класс после такого замечательного ученика и сам закроет за ним дверь в знак того, что дорогого гостя не скоро отпустят.
Всё это длится несколько секунд, и в конце концов ученик, неловко протиснувшись в дверь, спотыкающейся походкой идет на свое место. Харлампий Диогенович смотрит ему вслед и говорит что-нибудь великолепное, например:
- Принц Уэльский.
Класс хохочет... И хотя мы не знаем, кто такой принц Уэльский, мы понимаем, что в нашем классе он никак не может появиться.
Я не помню, чтобы он на кого-нибудь кричал, или уговаривал заниматься, или грозил вызвать родителей в школу. Все эти штучки были ему ни к чему...
Во время контрольных работ он и не думал бегать между рядами, заглядывать в парты или там бдительно вскидывать голову при каждом шорохе, как это делали другие. Нет. Он спокойно читал себе что-нибудь или перебирал четки с бусами, желтыми, как кошачьи глаза.
Списывать у него было просто бесполезно, потому что он сразу узнавал списанную работу и начинал высмеивать её. Так что списывали мы в крайнем случае, если уж никакого выхода не было.
Бывало, во время контрольной работы оторвется от своих четок или книги и говорит:
- Сахаров, пересядьте, пожалуйста, к Авдеенко.
Сахаров встает и смотрит на Харлампия Диогеновича вопросительно. Он не понимает, почему ему, отличнику, пересаживаться к Авдеенко, который плохо учится.
- Пожалейте Авдеенко, он может сломать шею.
Авдеенко тупо смотрит на Харлампия Диогеновича, как бы не понимая, а может быть, и в самом деле не понимая, почему он может сломать шею. - Авдеенко думает, что он лебедь, - поясняет Харлампий Диогенович. - Черный лебедь, - добавляет он через мгновенье, намекая на загорелое угрюмое лицо Авдеенко. - Сахаров, можете продолжать, - говорит Харлампий Диогенович. Сахаров садится.
- И вы тоже, - обращается он к Авдеенко, но что-то в голосе его заметно сдвинулось. В него влилась точно дозированная порция насмешки. - Если, конечно, не сломаете шею... черный лебедь! - твердо заключает он, как бы выражая мужественную надежду, что Авдеенко найдет в себе силы работать самостоятельно.
Шурик Авдеенко сидит, яростно наклонившись над тетрадью, показывая мощные усилия ума и воли, брошенные на решение задачи.
Главное оружие Харлампия Диогеновича - это делать человека смешным. Ученик, отступающий от школьных правил, - не лентяй, не лоботряс, не хулиган, а просто смешной человек. Вернее, не просто смешной, на это, пожалуй, многие согласились бы, но как-то обидно смешной. Смешной, не понимающий, что он смешной, или догадывающийся об этом последним.
И когда учитель выставляет тебя смешным, сразу же распадается круговая порука учеников и весь класс над тобой смеется. Все смеются против одного. Если над тобой смеется один человек, ты можешь еще как-нибудь с эти справиться. Но невозможно пересмеять весь класс. И если уж ты оказался смешным, хотелось во что бы то ни стало доказать, что ты хоть и смешной, но не такой уж окончательно смехотворный.
Надо сказать, что Харлампий Диогенович не давал никому привилегий. Смешным мог оказаться каждый...
Мне хочется благодарно возвысить метод Харлампия Диогеновича. Смехом он, разумеется, закалял наши лукавые детские души и приучал нас относиться к собственной персоне с достаточным чувством юмора. По-моему, это вполне здоровое чувство, и любую попытку ставить его под сомнение я отвергаю решительно и навсегда.

 

2. Как вы понимаете слова педагога В.А. Сухомлинского?

"Будьте осмотрительны, чтобы слово не стало кнутом, который, прикасаясь к нежному телу, обжигает, оставляя на всю жизнь грубые рубцы. Именно от этих прикосновений отрочество и кажется пустыней".

 

3. Подготовьтесь к участию в дискуссии.

Тема: «Педагогическая этика. Нравственность современного педагога»

Примерные вопросы:

1. Существуют ли абсолютные моральные ценности, общие для всей истории человечества (хотя бы для истории цивилизации)? Если нет, то почему?

2. Что включает в себя понятие «нравственность современного педагога», «педагогическая этика»?

3. Должны ли сочетаться личностные и профессиональные качества педагога? Назовите их.

4. Что значит для учителя быть гуманным?

5. Необходимо ли наказание? Если да, то почему? И в каких формах оно должно быть?

6. «Хочу» и «должен». Возможно ли противоречие между ними?

7. Морален ли труд педагога без призвания?

8. Что такое педагогический оптимизм? Возможен ли он в современной школе?

Самостоятельная работа студентов: Группе подготовить процедуру организации и проведения дискуссии по теме «Педагогическая этика. Нравственность современного педагога», подготовить презентацию.







Дата добавления: 2015-10-01; просмотров: 1110. Нарушение авторских прав


Рекомендуемые страницы:


Studopedia.info - Студопедия - 2014-2020 год . (0.003 сек.) русская версия | украинская версия