Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

ГЛАВА 16. После того, как Сидни уехала, я плохо спал




АДРИАН

 

После того, как Сидни уехала, я плохо спал. Я не мог перестать думать о том, какие опасности ее там поджидали, а я не мог защитить ее. Неважно, что она была смелой, умной и компетентной – и, вероятно, защищала меня лучше, чем я ее. Желание увидеть ее было слишком сильным.

Не прибавляло удобства и кресло-мешок, на котором я спал.

– Ты уверен, что не хочешь спать на диване? – спросил Маркус.

Я покачал головой и пару раз нерешительно ударил по креслу-мешку, чтобы то приняло нужную форму.

– Не беспокойся, – ответил я. – Не знаю, смогу ли я вообще сегодня уснуть.

Он усмехнулся:

– У Хоуи, вероятно, есть кое-что, что поможет тебе уснуть.

– Нет, спасибо, – фыркнул я.

Маркус выключил свет и свернулся калачиком на горчично-желтом диване. Стояла полная тишина, лишь изредка из подвала доносились неотчетливые звуки «Mr. Tambourine Man»[5]. Я безуспешно ворочался, пытаясь устроиться поудобнее. Я попробовал отвлечься от мыслей о Сидни, размышляя о завтрашнем дне, когда мне предстояло помочь ведьмам допрашивать Алисию. Эти мысли не успокаивали, но, по крайней мере, не вызывали беспокойства. Перед тем как уехать, Мод сказала, что завтра вечером кто-то заберет меня отсюда и доставит в место, где находится Алисия. Очевидно, они были заняты, обеспечивая безопасность местоположения и пытаясь уберечь мисс Тервиллигер от шпионажа алхимиков, преследующих ее.

Удивительно, но несмотря на все сумасшедшие условия, мне удалось наконец заснуть. И еще невероятнее, кто-то втянул меня в сон духа. Когда вокруг меня начал медленно материализовываться тропический сад, я понял, кто создатель сна даже прежде, чем она появилась.

– Здравствуй, Соня, – произнес я.

Она возникла из-за кустов жимолости, одетая в повседневную садоводческую одежду, но с безукоризненно уложенными рыжими волосами.

– Адриан, – сказала она вместо приветствия. – В последнее время тебя тяжело было застать спящим. Я не могу понять, какого расписания ты придерживаешься.

– Никакого, – признался я. – Я не особо много спал. Мы были заняты.

– Я тоже. Ходят слухи, что алхимики узнали о том, что ты покинул Двор.

– Боюсь, что так, – я прислонился к пальме. – Можешь звонить в любое время, если захочешь поговорить.

Она кивнула.

– Я знаю. Но я хотела пообщаться лицом к лицу. Еще есть кое-то, что ты можешь увидеть только во сне. Или точнее, кое-то.

Мне потребовалось всего мгновение, чтобы понять, что она имела в виду.

– Нина.

На лице Сони отразилась печаль.

– Да. Ее состояние не особо изменилось. Она не совсем в коме, но и ни на что не реагирует. Если поставить перед ней еду, она ее съест. Включить душ, она будет стоять под ним. Но она ничего не делает по собственному желанию. И ничего не говорит.

Шокированный такими новостями, я почувствовал головокружение, поэтому я использовал капельку духа, чтобы создать скамейку и присесть.

– Есть надежда на улучшение? – спросил я.

– Я не знаю, – Соня села рядом со мной. – Я молюсь, чтобы она была. Я не говорю, что надежды нет. Но дух берет свое... его было слишком много со слишком малой подготовкой. Нина была в таком неустойчивом состоянии от его чрезмерного использования и неготовности к тому, что призвала... Его последствия опасны.

Мое сердце упало.

– Я должен был как-то остановить ее.

– Не думаю, что ты смог бы, Адриан. Она была полна решимости сделать все, что, как ей казалось, она должна была, чтобы найти свою сестру.

Я заколебался, почти боясь произнести свои следующие слова.

– Я нашел ее. Я нашел Олив и узнал, почему она сбежала. Но... ну, у этой истории точно нет счастливого конца.

Соня не стала давить на меня, выспрашивая подробности.

– Я не уверена, что ей об этом сказать.

– Сказать ей? – переспросил я.

– Да. Это одна из причин, почему я хотела поговорить с тобой. Когда Нина не могла ответить лично, я пыталась дотянуться до нее во снах духа. Сначала это тоже не работало. Потом у меня начало получаться. Я покажу тебе.

Соня затихла и посмотрела на поляну в саду. После нескольких минут интенсивной концентрации там появился огромный прямоугольный каменный блок. В нем находилось небольшое отверстие, защищенное решеткой. Я встал и заглянул внутрь и задохнулся от того, что увидел. Нина сидела в маленькой каменной клетке, окутанная тенями.

– Нина! – воскликнул я.

Она смотрела на каменную стену с невыразительным лицом, ничего не говоря.

– Нина? Ты слышишь меня?

Соня встала позади меня.

– Я думаю, что слышит, просто не может ответить.

Я указал на прочную каменную тюрьму вокруг нее.

– Откуда она взялась?

– Из ее разума, – ответила Соня. – Так она себя видит: в ловушке. Но честно? Тот факт, что она движется в этом направлении, кажется многообещающим. Прежде она вообще не могла создать хоть какую-то связь. Я надеюсь, со временем у нее будет получаться лучше, поэтому я пытаюсь разговаривать с ней лично или во снах. Я подумала, что ты хотел бы знать, если решишь ее навестить.

– Да, хотел бы, – проговорил я, все еще отходя от шока. Даже во время заключения в тюрьме и под пытками разум Сидни оставался достаточно сильным, чтобы связываться на духовно-сонном уровне. Какой ущерб был причинен Нине, что она оказалась в этом состоянии? Не такую ли опасность навлекаю я на себя, продолжая использовать дух?

– Мне кажется, для нее хорошо разговаривать с разными людьми, – осторожно сказала Соня. – Но, по-моему, лучше избегать определенных тем, пока она не поправится. Например, про несчастливые концы.

Ей не нужно было уточнять, чтобы я понял. Знание правды – что Олив мертва – не поспособствует немедленному выздоровлению Нины. Я кивнул и шагнул обратно к окну каменной клетки.

– Я рад видеть тебя снова, Нина. Я столько всего хочу рассказать тебе. Столько всего об Олив. И такого... такого по-настоящему невероятного. – Я улыбнулся, вспоминая Деклана. – Ты определенно захочешь это услышать, так что возвращайся к нам скорее, хорошо?

Даже при упоминании имени Олив не последовало ответа или изменения выражения лица.

– Это займет время, – произнесла Соня, мягко касаясь моей руки. – Но все это помогает.

– Спасибо, что рассказала мне о ней, – сказал я.

Когда мой взгляд вернулся к Соне, меня осенило: ей наверняка тоже будет интересно узнать о Деклане. Я не знал наверняка, но у меня было смутное подозрение, что дух в нем был как раз ее заслугой, когда она пыталась повторить свою вакцину. Если бы она увидела его, она могла бы достичь невероятного прогресса... однако именно этого Олив пыталась избежать. За это она умерла.

– Что-то не так? – спросила Соня, заметив мой пристальный взгляд.

Я слабо ей улыбнулся.

– Ничего. Просто столько всего происходит...

– Представляю. Не буду задерживать тебя. Просто хотела показать достижения Нины и то, как ты можешь разговаривать с ней.

– Спасибо, – сказал я, легко обнимая ее. – Я буду навещать ее. Сообщи мне, если она очнется в реальном мире.

Сон растаял, и я вернулся в свой собственный, к собственному удивлению проспав почти до обеда. Когда я проснулся, последовал очередной прием нездоровой пищи. Я еще никогда за всю свою жизнь не хотел салат так, как сейчас. Я узнал от Маркуса, что Сабрина отправила весточку из укрытия Воинов. Они были внутри и в безопасности, и их прикрытие до сих пор не раскрыли.

Я продержался на этой новости весь день, пока вечером рядом с нашей конспиративной квартирой не остановился неизвестный автомобиль. Маркус начал волноваться, пока не узнал в водителе Нейла.

– Джеки Тервиллигер отправила меня за тобой, – объяснил он. – Чуть раньше я забрал ее и встряхнул алхимиков, наблюдавших за ее домом. Она взяла с собой кое-какие вещи для Алисии.

При упоминании Алисии он помрачнел. Она всегда производила на людей такой эффект.

– Я отчасти удивлен, что мне «повезло» быть одним из свидетелей ее допроса, – добавил он. – Эдди на каком-то задании, а Роза и Дмитрий занимаются чем-то таинственным у Кларенса, так что я остался единственным свободным стражем.

– Ты разговаривал с Розой и Дмитрием? – как бы невзначай спросил я.

– Я видел их, – сказал Нейл. – И твою маму. Я заглянул к ним утром. Кстати, о том милом пареньке, о котором она заботится. Не он ли причина, по которой Роза и Дмитрий все время там торчат? Мне показалось, что Роза очень хотела бы пойти со мной.

Я колебался. Нейл все еще не знал, что стал отцом, или что девушка, которую он любил, мертва. Это была огромная жгучая тайна, которую он заслуживал знать, но, опять же, сейчас было неподходящее время. Я, конечно, не собирался раскрывать ее при Маркусе или как бы «между прочим» упомянуть об этом по пути на допрос Алисии.

– Это долгая история, – просто ответил я. – Я объясню позже.

– Ладно, – сказал Нейл. Стражи привыкли к тайнам и принципам служебной необходимости. Он согласился, даже не представляя, насколько это касается его.

Я попросил Маркуса сообщить мне, если он что-нибудь узнает об успехах Сидни и Эдди. После сборов припасов на кухне Хоуи – хотя честно говоря, я уже был сыт всем этим по горло – мы с Нейлом вернулись к цивилизации в Палм-Спрингс. По пути он упомянул, что слышал о болезни Нины, и мне снова пришлось тщательно подбирать слова. Естественно, Нейл хотел знать, не получал ли я каких-либо новостей от Олив, особенно в свете состояния ее сестры. Ненавидя себя за ложь, я расплывчато ответил, что не могу с ней связаться. На его лице отразилось разочарование, и я понял, что очень не хочу говорить и правду тоже, по крайней мере, об Олив.

Вскоре я узнал от него, что мы едем к Мод, лидеру Стеллы. За ней не только не следили алхимики, но и под ее домом находилось настоящее подземелье. По крайне мере, так мне сказала Инес, когда мы приехали.

Проходившая мимо Мод услышала это и закатила глаза.

– Это не подземелье, Инес. Это винный погреб.

Мы стояли в гостиной Мод, ожидая остальных членов ковена. Инес презрительно фыркнула.

– Это помещение под землей с каменными стенами, – парировала она. – И там нет винных полок.

– Я еще не установила их, – пояснила Мод.

– Я просто называю вещи своими именами, – ответила Инес.

К нам подошла Джеки.

– Ну, неважно, главное, сейчас оно невероятно полезно для нас. Подземные комнаты превосходно сдерживают магию. Мы можем создать круг, чтобы препятствовать выходкам Алисии, а затем ты используешь свою магию, Адриан. Ах, а вот и остальные.

Вошло еще несколько человек, и общее число ведьм возросло до четырнадцати. По словам Джеки, существовало множество священных чисел в ремесле заклинаний, но чтобы обеспечить надежную защиту против Алисии, нужен был круг из тринадцати, а также кто-то для работы над другими заклинаниями. После двух дней в замороженном состоянии Алисия наверняка ослабла, но после стольких сюрпризов никто не хотел рисковать.

Мы все направились в подвал. Там я увидел Алисию все в том же замороженном состоянии. Я также понял, что согласен с Инес.

– Этот подвал сделан в стиле подземелья, – пробормотал я. – Кто использует такой темный камень для винного погреба? Я ожидал чего-то более тосканского.

– Вот и я о том же, – шепотом ответила она.

Тринадцать ведьм взялись за руки и образовали защитный круг вокруг Алисии, повторяя заклинание, которое должно было сдерживать всю человеческую магию внутри. Мод, отделившись от круга, использовала те же травы и заклинания, которые освободили Эдди в резиденции Вольфе. Глядя на Алисию, застывшую в неуклюжей оборонительной позе, в которой Сидни поймала ее в ловушку, я не мог помочь, но внезапно разделил изначальное нежелание ведьм ее освобождать. Она пыталась убить Сидни, украсть силу Джеки, бросила сестру Джеки в коме. А еще она поймала Джилл и сдала ее Воинам – только чтобы добраться до Сидни. Действительно, Алисия заслуживает того, чтобы навеки остаться статуей.

Завершив заклинание, Мод выскользнула из круга и встала около нас с Нейлом. Мы наблюдали, как Алисия снова оживает, ее ноги подогнулись, поскольку мышцам внезапно заново пришлось учиться функционировать. Однако даже когда она рухнула на пол, лицо ее перекосило злобой, и она подняла руку, выбрасывая молнии. Они ударили в невидимую стену, образованную тринадцатью, и рассеялись, не причинив никакого вреда.

– Вы не можете удерживать меня вечно, – крикнула она. – Как только я освобожусь, я заставлю всех вас заплатить!

Я наклонился к Мод и тихо спросил:

– Тут она права. Что с ней будет?

– Не беспокойся, – пробормотала она в ответ. – Как у вас, мороев, есть ваша собственная тюрьма, так и у нас есть наша.

Прочистив горло, она шагнула вперед, оставаясь за пределами круга, но все еще в поле зрения Алисии.

– Что сейчас с тобой произойдет, зависит от того, насколько ты будешь сговорчивой, Алисия. Мы можем сделать твою жизнь комфортной до тех пор, пока ты не предстанешь перед судом... или очень неприятной.

Алисия показала, что она об этом думает, отправив в Мод огненный шар. Он тоже был уничтожен, и я подумал, что ей стоит считать себя счастливицей, ведь ничего не отскакивает от стены обратно в нее.

Мод скрестила руки на груди и непреклонно рассматривала Алисию.

– Мы знаем, что ты сыграла свою роль в исчезновении юной моройки. Расскажи нам, куда ты ее забрала.

На секунду Алисия удивилась этому вопросу, пока не заметила меня, стоящего в стороне от круга. Она усмехнулась.

– А где же Сидни? Она слишком боится сразиться со мной еще раз?

«Не позволяй ей так с тобой разговаривать!» – приказала тетя Татьяна.

Призвав немного духа, я телекинезом заставил Алисию резко обхватить себя руками, будто она в смирительной рубашке. Ее глаза в изумлении расширились, когда она попыталась поднять руки, но не смогла.

– У Сидни куда больше мастерства и порядочности, чем у тебя когда-либо будет, – произнес я. Тебе повезло, что ты никогда больше с ней не столкнешься. А теперь расскажи нам, куда ты дела Джилл. Мы знаем, что она у Воинов. Где?

– Расскажи нам, и мы отправим тебя в суд, где хорошо обращаются с заключенными, – добавила Мод. – В противном случае мы вернем тебя в инертное состояние.

– Вам понадобится нечто большее, чем угрозы и детские фокусы, чтобы заставить меня рассказать вам, где она. – Алисия стрельнула в меня злобной усмешкой. – Может, вы и поймали меня, но в этой битве Сидни не победит. Вы никогда не увидите снова это моройское отродье.

«Если она навредит Джилл...» – Тетя Татьяна не закончила свою угрозу, но это было и не нужно. Гнев, подпитываемый моей бушующей тетей, нахлынул на меня, и я насильно оттолкнул его, нуждаясь в трезвом рассудке.

– Достаточно игр, – сказал я. Я освободил ее руки и перенаправил дух на принуждение. – Скажи нам, где Джилл.

Глаза Алисии начали тускнеть, челюсть расслабляться... и, удивительно, но она стряхнула принуждение. Черты лица ее снова затвердели.

– Меня не так легко контролировать, – проговорила она.

– Возможно, она укрепляла себя зельями, – предположила Мод. Джеки говорила об этом: должно быть, Алисия защитила себя от магии, в том числе и от принуждения.

– Защита не продержится долго. Еще несколько дней, и она исчезнет.

Я стиснул зубы и увеличил силу принуждения.

– Нет. Мы получим ответы сегодня. – Я вновь сосредоточился на Алисии. – Говори, где Джилл.

Алисия снова посмотрела на меня с вызовом, хотя на этот раз ей было труднее противостоять мне.

– У... у Воинов.

– Мы и так это знаем, – сказал я. – Где? Где именно они ее держат?

Попытка заставить ее говорить походила на попытку открыть дверь, которую кто-то толкает с другой стороны. Мы оба сопротивлялись. Ее воля, да еще зелье, выпитое ей, были сильны, но я верил в свои собственные способности. Я снова применил принуждение, зная, что человек с обычной волей уже подчинился бы. Предупреждения Сидни о безумии от использования духа эхом отозвались во мне, но я отмахнулся от этого. Нам нужны ответы.

– Где Воины ее держат? – потребовал я ответа.

Алисия заметно вспотела, борясь со мной изо всех сил.

– В... в штате Юта, – наконец выпалила она. – В Сент-Джордже. Там есть база. Но вы никогда не доберетесь до нее! Вы никогда не увидите ее!

– Почему? – спросил я, усиливая принуждение. – Почему?

– Слишком... много... препятствий, – ответила она, бледнея и дрожа.

– Расскажи мне все, – приказал я.

Она упрямилась, но я был готов применить еще больше принуждения. Одна волна духа, и, я был уверен, она упадет на колени и будет умолять рассказать мне все, что она знает.

«Сделай это! – приказала тетя Татьяна. – Заставь ее заплатить! Сделай ее своей рабыней!»

Я уже был готов... но потом, неожиданно, ко мне вернулось воспоминание о встрече с Соней прошлой ночью во сне. Или, точнее, я представил тюрьму Нины. Я вспомнил слова Сони о последствиях, вспомнил данное Сидни обещание держать себя под контролем.

«Сидни не могла это предвидеть, – заспорила тетя Татьяна. – Ты сильнее Нины. Ты не закончишь, как она».

«Нет, – сказал я призрачным голосом. – Я не буду рисковать. Я сдержу свое слово».

С большой неохотой я отпустил принуждение и дух, направленный против Алисии. Она упала, на этот раз просто от психического истощения.

– Нам этого достаточно, – произнес я. – Мы найдем это место в Сент-Джордже.

В любом случае, поиск пройдет легче, чем слежка Сидни, снисхождение алхимиков или проницательность Сабрины. Я бы предпочел узнать больше о «препятствиях», но не собирался сжигать себя, когда Алисия, вероятно, просто имела в виду чокнутых Воинов и их пушки. Стражи смогут с этим справиться. Они делали это и раньше.

– Тебе нужно от нее что-нибудь еще, прежде чем мы снова ее заморозим? – спросила Мод.

Глаза Алисии округлились.

– Вы сказали, что не заморозите меня, если я буду сотрудничать с вами!

– Это было не совсем сотрудничество, – хладнокровно ответила Мод.

Я покачал головой.

– Этого должно быть достаточно. Если понадобится что-то еще, я дам вам знать.

– Нет! – закричала Алисия. В ее руках сформировались огненные шары и полетели в невидимый барьер. – Я не останусь в этом состоянии! Не останусь! Вы не можете...

Но Мод повела рукой, и минуту спустя Алисия вновь превратилась в замороженную статую. Теперь она выглядела еще более нелепо, чем прежде, застигнутая в момент метания огненных шаров. Ведьмы разорвали круг, и Джеки подошла ко мне, чтобы поговорить.

– Ты уверен, что узнал все, что необходимо? Я чувствовала, что ты хотел большего.

– Хотел, – согласился я. – Но ее защита была сильна. Я передам информацию о Сент-Джордже своим знакомым, посмотрим, что они смогут выяснить.

Джеки кивнула.

– Тогда очень хорошо. Я уже поговорила с Мод. Если хочешь, можешь остаться здесь, в ее доме, пока мы не перейдем к следующему этапу в нашем плане. Ты будешь ближе к происходящему, и, как я слышала, здесь гораздо больше места, чем там, где ты остановился.

– Надеюсь на скорый результат, – добавил я. Я взглянул на Нейла. – Ты у нас эксперт по вопросам безопасности. Здесь безопасно?

– Думаю, да, – ответил он после минутного раздумья. – Никого из нас не преследовали. И если она согласится, я останусь приглядывать за тобой.

Мы поблагодарили Мод за гостеприимство и отошли в сторону, пока ведьмы собирали свои вещи. Судя по всему, в итоге Алисию отправят на магический суд и в тюрьму, но сейчас она останется в винном погребе/подземелье. К счастью, наши с Нейлом гостевые комнаты были наверху. Я отправил информацию о Сент-Джордже Маркусу, и затем решил, что пришло время для тяжелых новостей, так как, похоже, мы с Нейлом какое-то время будем вместе сидеть в ожидании.

– Нейл... – начал я, когда мы остались одни в его комнате. – Нам нужно поговорить.

– Конечно, – легко сказал он. – О Джилл?

– На самом деле это не имеет к ней никакого отношения, – я указал на кровать. – Может, тебе лучше присесть?

Нейл нахмурился, настороженный моим тоном.

– Я постою, спасибо. Просто скажи мне, что происходит.

Я скрестил руки на груди, будто мог защитить себя от тех страданий, которые собирался разворошить. До сих пор я не понимал, как я боролся за то, чтобы оградить его от сокрушения мной.

– Нейл, это нелегко говорить... И мне очень жаль, что я буду тем, кто сообщит тебе эту новость... но Олив умерла два дня назад.

Нейл не издал ни единого звука, но его лицо так побледнело, что я подумал, что он может упасть в обморок.

– Нет, – наконец сказал он после нескольких бесконечно долгих мгновений в мучительной тишине. – Нет, это невозможно. – Он решительно покачал головой. – Нет

– Ее убил стригой, – продолжил я. Первоначально я изо всех сил пытался найти нужные слова, но сейчас вдруг обнаружил, что быстро заговорил, не в силах остановиться. – Она жила в дампирской общине. В Мичигане. Небольшая группа стригоев атаковала поселение, каким-то образом прорвавшись сквозь охрану. Мы думаем, что они использовали человека, чтобы вытащить один из охранных кольев. Они проникли внутрь и схватили Олив, когда она убегала и...

– Подожди, – прервал меня Нейл. В мгновение ока его убитое горем лицо преисполнилось жесткости и недоверия. – Олив не стала бы бежать от сражения. И уж точно не от группы стригоев. Она единственная из всех будет стоять на своем.

Страшная боль разрывала меня.

– Она убегала, чтобы защитить своего ребенка. Деклана – ребенка, за которым присматривает моя мама.

Вес моих слов растворился в тяжелой тишине, снова повисшей в комнате. Я пожалел, что не дождался Сидни. Она смогла бы объяснить все более красноречиво.

– И она убегала даже не от стригоя, – сказал я, пока Нейл продолжал шокировано пялиться на меня. – Нейл, ребенок, Деклан... он твой. Твой сын. Ты его отец.

Черты лица Нейла снова исказились недоверием, но теперь он был скорее ошеломлен, чем разгневан.

– Мы оба знаем, что это не так, – сказал он. – Поэтому... поэтому она сбежала? Она думала, что я бы осудил ее? У нас не было никаких реальных обязательств, не по-настоящему. Я был без ума от нее, это правда, но это было только...

– Один раз, знаю, – закончил я за него. – Но этого оказалось достаточно. Так или иначе, что-то случилось с ней, когда она ее превратили обратно в дампира. Что-то, что позволило ей зачать ребенка с тобой. Я тоже не верил в это, пока не рассмотрел его повнимательнее с помощью моей магии. В нем определенно есть... я не знаю, напыление духа. Это безумие, я понимаю. Но он твой.

Нейл сел на кровать, он все еще мог сойти за статую. Я понимал его горе и сел рядом с ним.

– Нейл, мне очень жаль.

– Олив мертва, – оцепенело проговорил он. Он поднял на меня глаза и сморгнул навернувшиеся слезы. – Если то, что ты сказал, – правда... если каким-то магическим образом этот ребенок мой, то почему Олив не сказала мне об этом сама? Почему она убежала?

– Потому что она боялась этой магии, – ответил я. – И она боялась того, что люди скажут или сделают – и морои, и алхимики. Она спрятала его, чтобы защитить от общества, которое будет обращаться с ним как с ошибкой природы, и я обещал ей помочь.

Нейл несколько мгновений безучастно смотрел в пространство, а затем, я думаю, слова о защите пробудили в нем его лучшие инстинкты.

– Кто знает? Кто знает о Д-Деклане?

– О его истинной природе? – Я указал на себя. – Только мы с Сидни. Роза и Дмитрий знают, что он ребенок Олив, как и несколько людей в общине. Вот и все. Мы подумали, что будет безопаснее всего, если о нем будет знать как можно меньше людей. Если бы они узнали, что каким-то образом, возможно, из-за возвращения Олив из состояния стригоя, дампиры могут иметь детей... Ну, это было бы шоком для многих людей. Некоторые были бы счастливы, некоторым было бы интересно. Они все захотели бы узнать о нем больше, а это совсем не то, чего желала Олив.

Нейл молчал и сидел почти также неподвижно, как Алисия.

– Нейл? – я позвал его, немного встревоженный его состоянием, близким к контузии. – Все будет хорошо. Я помогу тебе. Мы убедимся, что желания Олив выполнены, – что Деклан живет нормальной, счастливой жизнью. После того, как наше дело с Джилл закончится, мы сделаем так, чтобы вы с Декланом были вместе и...

– Нет, – сказал Нейл, внезапно придя в себя. Он резко посмотрел на меня и, хотя выражение его лица было жестким, в голосе его звучала ужасная печаль. – Я никогда не смогу увидеть его вновь.

 

 







Дата добавления: 2015-10-01; просмотров: 308. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!


Рекомендуемые страницы:


Studopedia.info - Студопедия - 2014-2021 год . (0.018 сек.) русская версия | украинская версия