Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

ГЛАВА 10. И все-таки беременность Олив Синклэр больше не была самой шокирующей новостью




СИДНИ

 

И все-таки беременность Олив Синклэр больше не была самой шокирующей новостью. Происходящее сейчас могло запросто посоревноваться с ней по неожиданности и странности.

Мы стояли, обмерев, посередине тропинки; вокруг весело чирикали птички, придавая внезапному потрясающему открытию еще более сюрреалистичный характер. Даже Роза, которая теряла дар речи крайне редко, застыла, не в силах вымолвить и слова. Морой – по словам Адриана, то был Рэнд Ивашков, – уставился на Дмитрия, точно увидев призрака. Его высокомерие и самодовольство будто испарились, и он сделал осторожный шаг назад.

– Будь я проклят. Димка, это же правда ты, – он облизнул губы и попытался выдавить из себя улыбку. – Неплохо выглядишь для того, кто уже разок умер.

Он обернулся к нам, явно ожидая, что мы рассмеемся над этой нелепостью. Никто не издал ни звука. Дмитрий взглянул на Лану.

– Это он – причина всех ваших проблем? – вежливым тоном поинтересовался он. – Не можете убрать его с дороги? Я с превеликим удовольствием сделаю это за вас.

– Мы можем о себе позаботиться, – отозвалась она, твердо, но без излишней враждебности. И в ту же секунду, точно повинуясь некому безмолвному приказу, на тропе появились Мэллори и еще одна женщина-дампир, несомненно, страж. Мэллори, кстати, больше ни капли не походила на мечтательную фанатку. В ней было ровно столько жесткости и уверенности, сколько я видела и в других стражах.

Рэнд заметно расслабился.

– Вот видишь? Не стоит делать глупости.

Лана бросила на него недобрый взгляд.

– Не обольщайся. Тебе здесь не рады.

– Эй, – сказал он с прежним высокомерием, – я имею полное право быть здесь. Я приезжал к Элейн, а она здесь живет. Ей можно принимать гостей.

– Только тех гостей, которых я разрешу, – поправила Лана, упирая руки в боки. – И я тебе говорила, что не потерплю здесь пьянства.

Он вскинул руки, точно признавая свое поражения.

– Понял, больше ни капли в рот не возьму. Клянусь. Но ты же не можешь просто вышвырнуть меня отсюда, особенно теперь, когда здесь мой сын и мой племянник. Это же просто бессовестно – омрачать воссоединение семьи!

Роза, наконец, обрела дар речи и расширенными от удивления глазами уставилась на Дмитрия:

– Серьезно? Этот парень? Ты уверен?

Я была изумлена не меньше, чем она.

Дмитрий не сводил с дяди Адриана немигающего ледяного взгляда.

– Уверен. Но я думал, что он болтается по Европе.

Рэнд покачал головой.

– Я не был там несколько лет. Компания Ната заявила, что они больше не нуждаются в моих услугах. А как дела у Алены?

– Не смей больше произносить имя моей матери! – прорычал Дмитрий.

– Серьезно? – повторила Роза. – Он?

Упоминание матери Дмитрия и отца Адриана – которого, кстати, ни разу на моей памяти не называли Натом – произвело эффект разорвавшейся бомбы. Адриан приоткрыл от изумления рот, все кусочки невероятной родственной мозаики сложились в его голове.

– Так что... Это все значит... что мы – двоюродные братья? – вскричал он, обернувшись к Дмитрию.

Глаза Розы расширились еще больше.

Стоявшая возле нас Олив неловко поерзала и вздрогнула, коснувшись рукой спины. Какой бы потрясающей вся эта ситуация не была для нас, ее она вовсе не касалась, особенно на фоне того, что творилось в ее жизни. Дмитрий среагировал мгновенно, придержав ее за руку.

– Ты устала. Не стоит больше стоять здесь и выслушивать все это. Я провожу тебя, – он уже было повел Олив к домику Дианы, но обернулся, взглянув на Лану. – Сама решай, что делать с ним, но я буду более чем счастлив от него избавиться.

– Мы с этим разберемся, – отрезала она.

Дмитрий согласно кивнул ей и повел Олив прочь, словно сказочный рыцарь в сияющих доспехах. Роза разрывалась между тем, чтобы пойти с ними или остаться с нами, но, в конце концов, решила присоединиться к Дмитрию. Лана повернулась к нам с Адрианом.

– Ты можешь поручиться, что он не натворит здесь дел, если останется?

– Вы о дяде? – переспросил Адриан. – Не собираюсь я за него ручаться! Мы с ним не виделись целую вечность, и я понятия не имею, что у него на уме.

– Да брось ты! – недовольно воскликнул Рэнд. – В конце концов, мы семья! И Лана, ты не имеешь права меня выставить. Скоро закат, а поговаривают, что здесь видели стригоев на этой неделе.

Я надеялась, что он выдумал это на ходу только для того, чтобы прикрыть свой зад. Но мрачное выражение лица Ланы говорило об обратном.

– Ладно. Можешь переночевать в гостевом домике, в одном из тех, что напротив поселка.

Он посмотрел в сторону частных домов.

– Не утруждай себя. Я уверен, что Элейн...

– Или ты идешь в гостевой домик, – произнесла Лана жестко, – или выметаешься отсюда.

Рэнд драматично вздохнул, будто его ужасно оскорбили, а вовсе не сделали одолжение.

– Ладно. Адриан, может, ты хотя бы проводишь меня? Потом вернешься к этой дампирской девчонке, которую ты обрюхатил.

Адриан нахмурился, но не стал его поправлять, Лана уже ушла, не оставив нам с Адрианом выбора, кроме как пойти с Рэндом. Пока мы шли к передней части общины, я заметила ее стражей, следящих за нами с почтительного расстояния. Лана не собиралась оставлять Рэнда без присмотра.

– Как твой отец поживает? – поинтересовался Рэнд у Адриана с нарочито дружелюбной улыбкой. – А мама?

– Они разошлись, – коротко отозвался Адриан. – Я думал, ты в курсе.

– Нат со мной больше не общается. Как и все остальные многочисленные наши родственники. Все, что мне осталось, – сплетни, переданные через третьи руки, – судя по голосу, это немало его злило. Он был из тех, кто вечно жалеет себя и проклинает свою несчастную долю, я уже успела это понять.

– Может, тебе стоит подумать именно об этом, – спокойно заметил Адриан. – Если с тобой никто не разговаривает, может, проблема не в них, а в тебе?

Он покосился на Адриана.

– Не веди себя так, будто ты лучше меня. Я же тебе говорил, я слышал кое-что про тебя. Ты и твоя... человеческая жена. – Рэнд внезапно остановился, будто его только что осенило. Он посмотрел на меня, а потом опять на Адриана. – Подожди... это она? Алхимик? И вы так запросто... показываетесь на людях? Совсем стыд потеряли?

Адриан остался поразительно невозмутимым.

– Ее зовут Сидни. И нам совершенно нечего стыдиться. Люди и морои женились испокон веков. У хранителей их браки до сих пор не редкость. Мы с Сидни любим друг друга, и больше ничего значения не имеет.

Рэнд покачал головой, не веря своим ушам.

– Ну что ж, тогда добро пожаловать в семью, Сидни. По крайней мере, я теперь не самый скандальный член семьи. – Он снова взглянул на Адриана. – Я тебе так скажу, если бы наша тетя узнала, что вы сделали, она бы в гробу перевернулась.

– Думаю, она справилась бы с этим. Я знаю ее довольно хорошо, – произнес Адриан. Спустя мгновение до него дошло, что сказал. – Я знал ее довольно хорошо. – Я внимательно за ним следила, пытаясь понять, действительно ли он оговорился. С тех пор, как он признался мне, что слышит свою тетю у себя в голове, он не особо распространялся о том, как часто она с ним разговаривает. С видимым спокойствием он продолжил разговор с Рэндом. – Почему тебя не было на похоронах?

Рэнд пожал плечами и сбавил темп, когда мы приблизились к зданию с надписью «ГОСТИ».

– Мне не нравятся похороны. И кроме того, к тому времени, как я узнал, было уже поздно. Когда это случилось, я был в Европе.

– В России? – спросила я. Я провела в России изрядное количество времени и была уверена, что не забыла бы столь неприятного персонажа, как Рэнд Ивашков.

– Во Франции, – поправил Рэнд. – В Россию я уже давненько не наведывался.

– Но один раз ты там точно был, – хмыкнул Адриан, – если Дмитрий действительно твой сын, конечно.

Рэнд вальяжно потянулся.

– Он мой сын, и я там бывал не раз. Но мне там особо не радовались, и я решил не навязываться.

Адриан внимательно посмотрел на него:

– В самом деле? Только и всего? Несмотря на то что он выглядит довольно угрожающе, Дмитрий – один из самых великодушных парней. То есть, он должен быть таким, чтобы продолжать жить после бытия стригоем. Но ты? Тебя он просто не выносит.

Рэнд отвернулся от нас.

– Мы с его матерью перестали ладить. А мальчишки на такое слишком остро реагируют, вот и все. – Он поднялся на крыльцо домика. – Вы идете? Можете занять себе комнату, пока другие парни, оставшиеся на ночь, не пришли.

– Мы здесь ночевать не будем, – отрезал Адриан.

Рэнд указал на стремительно темнеющее небо.

– Вам придется остаться здесь на ночь. И у них только один свободный гостевой домик. Вы что, на улице решили спать?

Мы с Адрианом переглянулись. Ночевка здесь в наши планы совершенно не входила.

– Да где угодно, – холодно бросил мой супруг, – но не в одном доме с тобой, это точно.

– Думай обо мне, что хочешь, но это лучшее, что у меня есть, - зло сказал Рэнд. – Я был добропорядочным, всегда соответствовал правилам, но все они, один за другим, отвергли меня. Подожди, и это произойдет и с тобой тоже. Такова цена. Ты потеряешь все, что можешь и мог бы иметь, как Ивашков. Вскоре ты поймешь, каково это – перебегать с места на место.

– Мы должны вернуться к друзьям, – ответил ему Адриан, взяв меня за руку и уводя прочь. – Рад был повидать тебя.

– Ты никудышный лжец, мальчик, – крикнул Рэнд нам вслед.

– Он прав? – тихо спросила я, как только мы отошли достаточно далеко от гостевого дома.

– Что я никудышный лжец? Обижаешь. Я превосходный лжец.

Я остановилась, вынудив и его сделать то же. Здесь было темно, и единственным источником света служили фонари, расположенные вдоль главной дороги лагеря.

– Адриан, я имела в виду то, что он сказал обо мне... цена действительно настолько велика? Мы обсуждали только мой побег, но что касается твоей королевской жизни...

– Сидни, – прервал меня Адриан, обхватив руками мое лицо. – Никогда такого не говори. Я ни о чем не жалею. Ты – лучшее, что только могло произойти в моей жизни. Я готов пройти через все это снова, лишь бы только быть с тобой. Никогда не сомневайся в этом. Никогда не сомневайся в моих чувствах к тебе.

– О, Адриан, – сказала я и дала обнять себя, удивленная внезапным порывом чувств.

Он сильнее прижал меня к себе.

– Я люблю тебя. И я все еще не могу поверить в то, что ты отказалась от всего, только чтобы быть со мной. Ты изменила всю свою жизнь ради меня.

– Моя жизнь даже не начиналась, пока я не встретила тебя, – отчаянно сказала я ему.

Адриан отстранился и внимательно посмотрел на меня. На его лице были тени.

– Когда ты видишь кого-то, как он, как дядя Рэнд, это заставляет тебя нервничать? Что я мог стать таким же?

Я почувствовала, как мои глаза расширились.

– Нет, – уверенно произнесла я. – Ты совсем не похож на него.

Я могла сказать от лица Адриана, что он не был так уверен в этом, и все еще боялся риска впасть в глубокую депрессию. Его недавнее использование духа с Ниной сделало его намного более уязвимым. Адриан мог не иметь никаких сомнений по поводу меня и нашей любви, но будущее, которое Рэнд предсказал нам – мы, перепрыгивающие с места на место, без постоянного жилья – могло стать реальностью. Это напугало и меня и Адриана. С большим трудом я наблюдала, как он пытался прогнать мрачные мысли из головы и настроиться на более веселое настроение.

– Что ж, полагаю, во всем этом есть и светлая сторона: я могу отпраздновать появление нового члена семьи.

Я почти забыла это поразительное открытие о нем и Дмитрии.

– Неужели это правда? Как вы могли не знать этого?

Адриан печально покачал головой и снова начал ходить.

– Из того, что я слышал о «деятельности» дяди Рэнда, у него вполне могут быть десятки незаконнорожденных детей по всему миру. Почему бы и не Дмитрий?

– Просто это выглядит странным, что Дмитрий никогда ничего не говорил об этом ранее, – отметила я.

– Это удивляет и меня тоже, – признался Адриан, в поле зрения появился домик Дианы. – Хотя, если честно, я никогда не думал о том, что у него есть отец. Он просто похож на парня, который появился уже взрослым. Или, когда я представлял его отца, я видел просто седую версию Дмитрия в комплекте с пыльником.

Я рассмеялась над этим и последовала за ним на крыльцо домика. Кто-то пригласил нас войти, когда мы постучали, и мы обнаружили Розу с Дмитрием в небольшой гостиной домика. Диана, видимо, ушла. Бледная Олив лежала на голом диване.

– Он ушел? – спросил Дмитрий. Его тон четко дал понять, о ком речь.

Мы с Адрианом вместе сели на деревянную скамейку.

– Нет, – ответила я, – Он остался в гостевом доме и, кажется, думал, что мы тоже останемся там.

– Я могу придумать массу пыток, которые смог бы вынести, лишь бы не ночевать с ним под одной крышей, – бесстрастно произнес Дмитрий.

– Уверен, до этого не дойдет, – ответил Адриан.

– Олив сказала, что мы можем остаться на ночь здесь, – объяснила Роза. – Если вы не против спать на полу.

– Учитывая альтернативу? Без проблем. – Адриан задержал взгляд на Дмитрии. – Когда ты собирался сообщить, что мы одна большая счастливая семья?

Огорченное выражение появилось на лице Дмитрия.

– Если честно, я сам не знал.

Адриан вскинул руки.

– Да ладно. У тебя сколько, две или три сестры? Очевидно, этот парень долго отирался рядом. И ты никогда не задумывался, что Рэнд Ивашков мог быть связан с другим Ивашковым, которого ты знал?

В глазах Дмитрия блеснул огонек гнева.

– Он никогда не говорил нам своего полного имени. Просто Рэндалл. Мы знали, что он был американцем и особой королевской крови и часто приезжал по работе. Мы никогда не задавали вопросов. Моя мама любила его... какое-то время.

– Он упомянул, что вы перестали ладить, – отметила я. – Утверждал, что не был оценен по достоинству.

Огонек в глазах Дмитрия превратился в пламя.

– Не был оценен по достоинству? Он бил мою маму, когда был пьян, и она мешала ему пройти.

Эти слова усмирили пыл Адриана.

– И что произошло потом? – мягко спросил он.

Дмитрий не ответил, но это сделала Роза:

– Дмитрий врезал ему.

Образовавшаяся тишина нарушалась только ерзанием Олив на диване. Она спокойно слушала, ее лицо морщилось от дискомфорта. Адриан окинул ее уже знакомым мне взглядом, одновременно сосредоточенным и рассеянным. Он изучал ее ауру. Я хотела было отчитать его, но сдалась. Это было так естественно для него, что он даже не замечал, когда делал это. Чтение ауры действительно использовало очень мало духа, если верить Соне, так что я попыталась отложить свою борьбу на случай бо́льших расходов.

– Ты в порядке? – с беспокойством спросил Олив Адриан.

– Не совсем, – она скользнула рукой по животу. – Немного болит. Как и на протяжении всей беременности.

– Цвета твоей ауры, они... другие, не такие, как раньше. Это почти как смотреть на ауры двух человек, смешанные вместе, – брови Адриана взлетели вверх. – Ты рожаешь?

Она выглядела пораженной этой мыслью... и испуганной.

– Я... я не уверена. Боль хуже, чем обычно, но еще больше месяца до...

Внезапно воздух сотряс звук колокола. Роза и Дмитрий тут же вскочили на ноги.

– Что это? – требовательно спросила она.

Дмитрий выхватил из-за пояса серебряный кол.

– Предупреждение о стригоях. У нас в Бийске есть такая же система, – он побежал к двери, Роза следовала за ним попятам. Прежде чем уйти, он указал на камин. – Разведите огонь. Если кто-то из стригоев доберется сюда, сожгите их.

Он не уточнил, должны ли мы были сделать это с помощью грубой силы или духа Адриана, но они ушли прежде, чем я успела задать вопрос. Мы с Адрианом переглянулись. Эта новая угроза побуждала нас к действию. Небольшим заклинанием я заставила огонь в камине увеличиться в размере вдвое. Огонь был нашим лучшим оружием против стригоев, и хотя я могла вызывать его из ничего, наличие готового источника поможет и Адриану, и мне.

Олив вскрикнула, когда пламя увеличилось. Я повернулась к ней. На ее лице отразилась боль, когда она поднесла руку к животу.

– Все хорошо?

– Я думаю... думаю, ребенок собирается появиться, – выдохнула она.

Адриан побледнел.

– Говоря «собирается», ты имеешь в виду прямо сейчас или в ближайшем будущем?

Вопрос рассмешил ее, ненадолго отвлекая от боли.

– Я не знаю! Я никогда раньше не рожала!

Адриан посмотрел на меня:

– Ты... эм, ты знаешь, как это делать, да? Принимать роды?

– Что? – спросила я, запаниковав. – С чего ты взял?

– Потому что ты хороша во всем остальном, – сказал он. – Все, что я знаю, – это только то, что видел в кино. Кипятишь воду. Рвешь простыни.

Как обычно, я ухватилась за логику, чтобы попытаться успокоиться.

– Воду кипятят для стерилизации. Но простыни? Это не совсем...

Крик снаружи оборвал меня. Адриан закрыл своим телом Олив, а я вызвала на ладони огненный шар. Мы все молча смотрели в темное окно, неспособные разобрать, что там происходило. Мы снова услышали крик, а потом еще один, и моя фантазия разыгралась не на шутку.

– Хотела бы я, чтобы Нейл был здесь, – прошептала Олив.

– Я тоже, – сказала я, понимая, что чувствовала бы себя спокойнее, если бы он стоял у двери с серебряным колом наготове.

Адриан сжал руку Олив.

– Ты будешь в порядке. Мы с Сидни защитим тебя. Ничто не войдет в эту дверь, пока мы не позволим.

В этот момент дверь внезапно открылась, и появился Рэнд Ивашков с неистовым выражением на лице.

– Что происходит снаружи? – требовательно спросила я.

Он захлопнул за собой дверь и сел в кресло.

– Стригои. Дмитрий велел мне идти к вам, ребята, – он взволнованно посмотрел на Олив. – На случай, если вам нужна помощь.

– Нет, если ты тайно не получил медицинскую степень, скрываясь от семьи, – отрезал Адриан.

– Как много здесь стригоев? – спросила я.

Рэнд покачал головой:

– Не уверен. Наверное, немного, или мы все были бы уже мертвы. Но даже несколько стригоев могут причинить много вреда, если нападут на нас.

Олив негромко вскрикнула от боли, и мы все обернулись к ней.

– Новая схватка, – кивнула я.

– По крайней мере, прошло несколько минут. Может быть, он сможет подождать, пока это все закончится, – ответила Олив.

– Он? Ты знаешь, что это мальчик? – спросил Адриан.

– Не уверена, – призналась она. – У меня просто предчувствие.

– Я доверяю предчувствиям, – серьезно произнес Адриан.

Раздался новый крик, и я постаралась отвлечь Олив. Может быть, я не знала все о схватках и родах, но я точно знала, что беременной женщине не нужен стресс.

– Как ты собираешься назвать его? – спросила я ее.

Адриан последовал моему примеру.

– Адриан Синклэр звучит очень интересно, – сказал он.

Полный страха взгляд Олив устремился к окну и двери, но ее губы скривились в подобии улыбки.

– Деклан.

– Милое ирландское имя, – сказала я.

– Это будет звучать, – уступил Адриан. – Деклан Адриан Синклэр.

– Деклан Нейл, – исправила она.

Я задалась вопросом, что Нейл почувствует, когда узнает, что чужого ребенка назвали в его честь. В безостановочном хаосе, который начался, когда мы приехали, у нас не было возможности поговорить о сложившихся обстоятельствах, из-за которых она уехала в общину. И так как мы продолжали наше тревожное дежурство, казалось маловероятным, что мы обсудим эти вопросы в ближайшее время. Постепенно разговор иссяк. Все, что мы могли делать, это наблюдать и ждать. В конечном счете, звуки за стенами затихли, и я не знала, должны ли мы были успокоиться или встревожиться сильнее. Также нас вводило в замешательство то, что схватки Олив стали более частыми. Я подумала, что нам все-таки стоило бы вскипятить воду.

Дверь снова открылась, и я чуть не метнула огненный шар во вновь прибывшего, пока не увидела, что это Роза. Ее лицо было испачкано в крови и грязи.

– Мы покончили с ними, – сказала она. – Никто из людей не умер, но есть много раненых. Доктор сейчас в отъезде, и мы подумали, Адриан, можешь ли ты...

Она не закончила, но я знала, что ей нужно. Адриан тоже понял. Он повернулся ко мне с лицом, полным боли.

– Сидни...

– Она сказала, никто не умер, – перебила я.

– Некоторые могут быть близки к этому, – продолжил он. – Особенно, если доктора нет.

Я снова взглянула не Розу:

– Есть люди, которые могут умереть?

Она заколебалась.

– Не знаю. Хотя, некоторые из них явно в очень плохом состоянии. Я видела много крови, когда была в их лазарете.

Адриан начал продвигаться к двери.

– Тогда да. Я иду помогать. – Он остановился и оглянулся на Олив. – Ей тоже кто-то нужен. Сейчас. Ребенок скоро родится. Сидни...

– Нет, я иду с тобой. Я знаю основы оказания первой помощи, – сказала я, хотя моей истиной мотивацией было не спускать глаз с Адриана. – Роза, ты можешь помочь Олив? Или привести кого-то, кто может?

Выражение лица Розы демонстрировало, что она чувствовала себя совершенно не готовой к этому, так же как и я, но она быстро кивнула.

– Я попытаюсь найти кого-то, кто точно знает, что делать. Здесь должно быть полно людей, которые помогали с этим раньше. Но, Сидни, ты уверена, что хочешь пойти? Сюда едет алхимик, чтобы помочь уничтожить тела.

– Алхимик? – выдохнула Олив.

Я замерла, и вдруг совершенно другого рода паника овладела мой.

– Едет?

– Он еще не здесь, – согласилась Роза. – Кажется, они сказали, его зовут Брэд, или Бретт, или вроде того. Работает в округе Маркетт.

– Не рискуй, – сказал мне Адриан. – Оставайся здесь.

Я колебалась, понимая, что так поступить будет умнее всего. Было бы идиотизмом рисковать собой теперь, после всего, что я сделала, чтобы избежать повторной поимки алхимиками. Хотя, в то же время, я боялась того, что могло произойти с Адрианом, если я оставлю его одного во власти духа. Я покачала головой.

– Брэд или Бретт еще не приехал. Я буду держаться вне его поля зрения, когда он появится.

Выражение лица Адриана сказало мне, что ему не нравится этот план, но Олив заговорила прежде него.

– Он такой же, как ты? – спросила она более озабоченно, чем я могла ожидать. – Бывший алхимик?

Я покачала головой.

– Не такой. Скорее всего, он обычный аналитик, который думает, что вампиры – ошибка природы.

Олив выглядела еще больше встревоженной, и я вспомнила ее страх, когда ранее она увидела меня. Роза ободряюще ей улыбнулась.

– Знаю, они не всегда бывают хорошими личностями, но этот может помочь нам с зачисткой. Не волнуйся. Все будет в порядке. И тем временем, я пришлю кого-нибудь помочь с ребенком. – Она сурово посмотрела на Рэнда. – Жди с ней, пока сюда не придет кто-то еще. Вы двое, пошли.

Мы с Адрианом пошли за ней в темноту общины, и во мне поселилось чувство страха, совершенно отличное от того, что я чувствовала во время атаки стригоев. Фонари вдоль тропы делали все вокруг еще более зловещим. Мы не видели почти ничего, свидетельствовавшего о нападении стригоев, пока не достигли дома Ланы, куда собрали раненых. Там была дюжина дампиров, окровавленных и избитых, но им помогали, как могли. Дмитрий поспешил к нам, когда мы прибыли.

– Спасибо за помощь, – сказал он. – Я знаю, как это сложно для тебя.

– Честно говоря, это не так уж и сложно, – ответил Адриан.

– Адриан, – предупредила я. – Осторожнее с этим. Только действительно критические ситуации.

Он оглянулся, разглядывая дампиров на самодельных раскладушках. Роза была права: здесь действительно было очень много крови. Отовсюду слышались стоны боли.

– Как можно выбирать, кто заслуживает исцеления? – мягко спросил Адриан. – Особенно учитывая, что все они просто защищали нас?

– Я помогу тебе, – сказала я.

Дмитрий указал на дальний конец комнаты:

– Больше всех пострадавшие лежат там. Что бы ты ни сделал, это поможет. А сейчас я должен вернуться туда. Оказалось, что одному удалось убежать в лес. Мы последуем за ним.

– Я тоже пойду, – быстро произнесла Роза.

Дмитрий кратко коснулся ее щеки.

– Ты нужна здесь. Помоги Сидни и Адриану.

– Поможешь нам позже, – сказала я. – Сейчас кто-то должен быть с Олив.

Брови Розы взлетели вверх, и она поспешила найти Лану. Мы с Адрианом принялись помогать раненым. Я снова попыталась попросить его быть осмотрительнее с магией, но это было нелегко. Все, на чем он мог сосредоточиться – это страдание вокруг него и желание все исправить. Он исцелял, не жалея духа. По крайне мере, он начал с самых тяжелораненых, как и советовал Дмитрий. Что касается меня, я пыталась применить свои навыки, чтобы Адриан увидел, что он не должен использовать дух на каждом. Я зашивала раны и приносила воду. Я даже подбадривала некоторых разговорами. Большинство пациентов были в сознании, и я делала все, чтобы убедить их, что все будет хорошо. Время от времени я делала паузы, чтобы проверить Адриана.

Среди раненых была и Мэллори. Она и еще один страж потеряли много крови. У Мэллори, если верить Адриану, который прочел ее ауру, было несколько внутренних повреждений и сломаны ребра. Стригой оторвал кусок плоти в месте, где шея переходила в плечо, и кровь не переставала течь, несмотря на попытки перевязать рану. Она так и не пришла в себя, и трудно было поверить, что она сражалась вместе с Розой и Дмитрием всего несколько часов назад. Она была первой, кого почти полностью исцелил Адриан. Я была рада за нее, но содрогалась от одной только мысли о том, сколько у него на это ушло сил. Не говоря ни слова, он перешел к следующей пациентке.

Когда он уже почти исцелил ее, ко мне подошла Роза.

– Об Олив позаботятся, но ты должна прямо сейчас пойти со мной наверх. Алхимик идет.

Я закончила перевязывать рану и еще раз напомнила Адриану про осторожность. Он кивнул, но, по-моему, даже не услышал меня. Однако у меня не было времени, чтобы повторить это, потому что алхимик был уже близко и в любую секунду мог войти и разрушить все, что мы с Адрианом сделали ради свободы. Мое сердце бешено стучало, когда мы с Розой поднимались на второй этаж дома Ланы. Я облегченно вздохнула, оказавшись там. Здесь было чуть больше места, и меня не было видно снизу. К сожалению, и я не видела ничего из того, что происходило внизу.

– Роза, – окликнула я, когда она собралась уходить. – Убедись, что Адриан не...

Внезапно появился дампир и срочно подозвал Розу. Я видела, как они заинтересованно говорили о чем-то за дверью. Роза огорченно посмотрела на меня и ушла вместе с дампиром. Я просидела здесь около часа и уже начинала волноваться. Наконец, пришла Диана и сообщила мне, что алхимик ушел в другую часть лагеря, и поэтому я спокойно могла спуститься вниз, поскольку у него не было причин возвращаться в лазарет.

Не теряя времени, я спустилась вниз и была потрясена, увидев, что почти все бывшие раненые выглядели здоровыми. Адриан заканчивал исцелять кого-то, а я смотрела на него, открыв от удивления рот и не веря своим глазам.

– Адриан... что ты наделал?

Ему потребовалось несколько секунд, чтобы повернуться ко мне, и я поразилась еще больше. Он выглядел так же, как те пациенты ранее: бледный, потный, с потускневшими глазами. Я схватила его за руку, испугавшись, что он может упасть в обморок.

– Скольких ты вылечил? – прошептала я.

Он сглотнул и рассеянно посмотрел вокруг.

– Я... Я не знаю. Так много, как только смог...

Я сжала его руку сильнее, разозлившись и испугавшись одновременно.

– Адриан! Ты не должен был делать этого!

Оглянувшись, я поняла, что даже те, у кого были всего лишь незначительные синяки и царапины, теперь были абсолютно здоровы. Я недоверчиво посмотрела на него.

– Ты зря потратил столько сил! Многие из этих людей излечились бы сами.

Кажется, он начал потихоньку приходить в себя.

– Я мог помочь им... почему нет? Когда я начал, то уже не смог остановиться... что в этом такого?

Прежде, чем я успела ответить, к нам подошла Роза с серьезным выражением лица.

– Ребята... вы должны кое-что знать. Олив ушла.

Я была так сосредоточена на плачевном состоянии Адриана, что подумала, будто ослышалась.

– В смысле, ушла?

– Она подкралась к Рэнду и вырубила его. Она убежала прежде, чем пришла Лана, чтобы помочь с родами.

Адриану, все еще не до конца пришедшему в себя, удалось сосредоточиться на этом невероятном изменении событий.

– Олив... ударила кого-то... во время родов? как?

– Без понятия, – печально сказала Роза. – Но она ушла... Похоже, убежала в лес.

– В лес, – повторил Адриан. Его наполнила новая энергия, и он запаниковал. – Рожающая. В темноте. И стригой все еще там?

Выражение лица Розы ответило за нее, и мы с Адрианом поспешили к выходу.

– Мы должны идти, – сказал он. – Должны сейчас же ее найти.

Роза попыталась остановить нас:

– Адриан, это не безопасно...

Внезапно в дом ворвался Дмитрий.

– Мы нашли ее. Нашли всех их. Ты должен пойти туда, Адриан. Должен пойти сейчас же.

Не задавая лишних вопросов, мы пошли за ним, и я изо всех сил пыталась не отставать от остальных. Роза пошла с нами.

– Вы нашли стригоя? – спросила она, когда мы проходили через центр общины.

– Да. Там, – Дмитрий указал на двух дампиров, уносящих тело мертвого стригоя. Они отнесли его к трем другим. Человеческий парень опустился на колени и вылил на них что-то из маленького пузырька. Алхимик, поняла я. Я встала так, чтобы Роза оказалась между нами. К счастью, он был полностью поглощен своей работой.

– Он добрался до Олив первым, – объяснил Дмитрий. – Она уже родила ребенка, в лесу. Там она его и спрятала. Его мы тоже нашли. Он в порядке... маленький, но в порядке.

Пока мы с Адрианом пытались переварить всю эту информацию, Роза уже задавала новый вопрос:

– Зачем нам идти к ней? Почему ты не принес ее туда?

Дмитрий вывел нас из общины и повел в лес.

– Я побоялся ее переносить. Я подумал, что будет лучше оставить ее там, пока Адриан не исцелит ее.

Адриан поморщился.

– Ребята, я... Я не уверен, что мне хватит духа, чтобы сделать это. Что если, вы стабилизируете ее, пока я восстановлю силы?.. или, может, все не так плохо...

Дмитрий ничего не ответил, проходя дальше в лес, но судя по выражению его лица, все было действительно очень плохо. Меня затошнило, когда я представила, что может произойти.

Наконец, мы дошли до полянки в лесу. Лана и еще два дампира стояли там с фонариками в руках. Мы поспешили к ним и увидели Олив, прислонившуюся к дереву и держащую в одной руке маленький сверток. Разглядев ее получше, я поняла, почему Дмитрий побоялся переносить ее. Ее лицо было таким белым, словно она вновь стала стригоем. Вторая ее рука была практически оторвана. Одна сторона ее головы выглядела так, будто ее чем-то прихлопнули, и везде, везде была кровь. Ее глаза были закрыты, а дыхание слабое.

Несколько мгновений Адриан внимательно смотрел на нее, а затем отчаянно покачал головой.

– Я не могу, – пробормотал он, захлебываясь словами. – Я не могу увидеть ее ауру. У меня... у меня не осталось магии.

Веки Олив дрогнули от звука его голоса.

– Это... это Адриан?

Он опустился на колени возле нее.

– Шшш, не напрягайся. Ты должна отдохнуть, пока я восстанавливаю мою магию, чтобы исцелить тебя.

Она слабо усмехнулась, и струйка крови стекла с ее губ.

– Никакая магия меня не спасет... даже твоя...

– Не правда. Просто нужно немного времени.

– У меня нет времени, – прохрипела она. – Но я должна... поговорить с тобой. Наедине.

– Олив, ты должна отдохнуть, – настаивал Адриан, но его слова прозвучали глухо. Мы оба знали, что она права насчет времени. Ее время истекало прямо у нас на глазах.

Ребенок на ее руках начал плакать.

– Идите, – приказал Дмитрий остальным, прогоняя их прочь. Нам же с Адрианом он сказал:

– Сделайте для нее все, что сможете.

Я слабо кивнула, пытаясь не заплакать.

– Возьми его, – попросила Олив, когда все ушли. Она отдала ребенка Адриану.

Я была вполне уверена, что он ни разу в жизни не держал в руках ребенка, однако, когда он принял на руки малюсенький сверток, малыш успокоился. Я наклонилась, чтобы лучше рассмотреть его. Он был таким крошечным, что казался нереальным. Темный пушок волос покрывал его головку, и малыш смотрел на нас удивительно внимательными глазками. Он был завернут в чей-то пиджак, и Адриан предпринял нерешительную попытку покачать его.

– Шшш, я здесь. Здесь, Деклан. Деклан Нейл Синклэр.

– Раймонд... – произнесла Олив. Она прервалась и закашлялась кровью. – Деклан Нейл Раймонд.

– Вы должны передать его Нейлу, – сказала она нам, – когда я умру.

– Не говори так, – ответил Адриан так, едва сдерживая слезы.

Своей здоровой рукой она сжала плечо Адриана.

– Ты не понимаешь. Он Нейла. Нейл – его отец.

Рассуждать о дампирской генетике в ее состоянии казалось бессмысленным. Может быть, она была не в себе и просто хотела в это верить. А может, она говорила фигурально. Судя по тому, что я видела при Дворе, Нейл любил ее так сильно, что мог бы принять этого ребенка, как своего собственного.

– Конечно, – мягко сказала я, просто чтобы успокоить ее.

Она буквально исчезала, но в ее глазах сверкнул гнев.

– Нет, я имею в виду именно это. Он Нейла. Я никогда больше ни с кем не была.

– Олив, – добро проговорил Адриан. – Это невозможно.

–Нет, – повторила она.

Олив закрыла глаза, и на секунду я подумала о наихудшем. Но затем она распахнула их вновь.

– Я была только с Нейлом. Лишь однажды. И когда я узнала, что... Я очень испугалась. Я не знала, что произошло... должно быть, он что-то сделал со мной при возвращении из состояния стригоя. Весь дух, который был во мне. Я испугалась, что если кто-нибудь, морои или алхимики, узнают, то они отберут у меня ребенка. Будут ставить на нем эксперименты, как Соня. И я спряталась. Спряталась ото всех. Даже от Н-Нины, – ее голос дрогнул на имени сестры, и она остановилась, чтобы восстановить дыхание, которое с каждой секундой давалось все труднее.

То, что она говорила, было невозможным. Два дампира не могли зачать дампира. Это шло вразрез с основополагающими правилами мира. И все же, если она верила в это... Я вдруг вспомнила панику в ее глазах, когда мы впервые встретились, и когда позже она узнала, что приедет другой алхимик.

– Вот почему ты убежала, – сказала я. – Ты испугалась алхимика.

Она слабо кивнула и снова открыла глаза.

– Ты знаешь, кто они. Я понятия не имею, как такое возможно, но они бы захотели узнать. Они бы забрали его. Пожалуйста, Адриан. Сидни. Не позволяйте им. Или моройскому правительству. Держите его в секрете, пока не отдадите Нейлу. Нейл спрячет его. Нейл защитит его. Но обещайте мне, - ее глаза закрылись, а голова наклонилась. – Обещайте мне... что и вы... защитите Деклана...

– Оставайся с нами, – взмолился Адриан. Я плохо видела из-за слез. – Еще чуть-чуть. Дух возвращается ко мне, я знаю это.

Деклан снова заплакал на руках у Адриана. Глаза Олив приоткрылись и она улыбнулась.

– Так мило, – нежно произнесла она. Ее веки опустились, а тело обмякло.

– Есть, – выдохнул Адриан. – Получилось... искра духа... достаточно, чтобы видеть ауры...

Я взяла его за руку и почувствовала, как слезы катились по моим щекам.

– Адриан...

– Ребенок так сияет, – сказал Адриан. Теперь на его лице тоже были слезы. – Как звезда. Но в ней... ничего. У нее больше нет ауры...

 

 







Дата добавления: 2015-10-01; просмотров: 330. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!


Рекомендуемые страницы:


Studopedia.info - Студопедия - 2014-2021 год . (0.041 сек.) русская версия | украинская версия