Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

ГЛАВА 8. На его лице отразилось сожаление, и он покачал головой:




СИДНИ

 

– Олив? – тупо повторила я. Я пребывала в небольшом замешательстве после того как крик Адриана вырвал меня из глубокого сна. – О чем ты говоришь?

На его лице отразилось сожаление, и он покачал головой:

– Прости, Сидни. Я не хотел. Нина нашла меня во сне духа и втянула в поиски Олив. И на этот раз мы добрались до нее. Она была беременна.

Я была настолько ошеломлена тем, через что он прошел во сне, что не сразу смогла понять, что он сказал. Но сожаление на его лице было таким искренним, что я поверила, что это произошло против его желания.

– Она не может быть беременна, – наконец сказала я. – Я имею в виду... В принципе, может. Но я думала, что она встречалась с Нейлом. Если она беременна, значит...

Адриан сглотнул, кажется, медленно приходя в себя.
– Я знаю, знаю. Если она беременна, значит от кого-то другого. Не от Нейла.

Мыльная опера во главе с Олив не была такой страшной в грандиозной системе проблем – особенно если сравнивать с тем, что происходит с Джилл – но это все равно оказалось настоящей неожиданностью. Олив и Нейл, казалось, были очень близки.

– Ты точно уверен в этом?

Он судорожно кивнул:

– Мы сделали это. Нина и я сломили оборону Олив и увидели ее в том виде, в котором она пребывает в бодрствующем мире. Нет никаких сомнений – она была беременна. Я думаю, именно поэтому она все время пыталась скрыться от нас во сне. – Он ненадолго замолчал, чтобы обдумать свои слова. – Думаю, именно поэтому она скрывается от нас и в реальной жизни.

– Кажется, я могу понять ее желание скрыться от Нейла...

Я замолчала, мои мысли пришли в движение. Из-за того, что она дампир, она могла забеременеть только от мороя. Ну, она могла забеременеть и от человека, но после нашей с Адрианом истории морои не слишком хорошо принимали людей.

– Но почему Нина? Особенно после того, как они стали так близки? Если только... Ох. – Мое сердце сжалось. – Если только, это случилось не по ее добровольному согласию.

Адриан мгновенно понял, и его лицо омрачил гнев.

– Если кто-то из мороев изнасиловал ее, то почему она не рассказала Нине? Или кому-либо еще?

Я переплела наши пальцы между собой.

– Потому что, к сожалению, не все девушки так думают. Посмотри на мою сестру Карли. Когда Кит изнасиловал ее, она думала, что это ее вина. Она была подавлена даже мыслью о том, что кто-то узнает и осудит ее.

– Нина не осудила бы ее, – непреклонно сказал Адриан. – Олив следовало бы знать это. Нина может быть сумасшедшей, но...

Я внимательно посмотрела на его лицо, на котором внезапно отразилась тревога.

– Что не так?

– Нина, – он протянул руку и схватил свой сотовый телефон. Он набрал номер и поднес телефон к уху. Я едва-едва расслышала гудки и, в конечном счете, голосовую почту. – Нина, это я. Позвони мне. Немедленно, – отключившись, он повернулся ко мне и вздохнул. – То, что мы сделали... что бы не произошло в попытке прорваться к Олив, для Нины это ничем хорошим не закончилось. Она отобрала контроль у меня и использовала слишком много духа. Я не совсем уверен, что с ней произошло... Было просто ощущение, прежде чем сон разрушился, но я почувствовал, что что-то пошло ужасно неправильно. Как если бы она получила травму, – он взглянул на телефон, как будто своим долгим взглядом мог заставить ее перезвонить.

– Возможно, она еще спит, – предупредила я его. Я не сказала бы это вслух, – и я надеялась, что Нина не пострадала – но часть меня испытала облегчение, потому что Адриан не использовал столько духа, сколько запланировал. – Вероятно, она будет в порядке, когда проснется. И тебе есть много чего сказать ей.

Адриан вздохнул.

– Не уверен, что смогу. То есть, полагаю, я могу рассказать ей о беременности. Но остальное? Я все еще не уверен, где она. Она была странно одета... – он встал, нашел карандаш и немного гостиничной канцелярской бумаги. Сделав быстрый набросок, он показал мне рисунок круга с абстрактными узорами. – Это говорит тебе о чем-то?

Я рассмотрела его, нахмурившись:

– Нет. А должно?

– Олив носила это как кулон. Я думаю, это должно что-то значить, – он присел рядом со мной и подавил зевок. – Надеюсь, мы с Ниной прошли через это не зря, чтобы не иметь возможности помочь Олив. Хуже, если мы не получим ответов, боюсь, Нина продолжит этим заниматься, – он бросил еще один полный беспокойства взгляд на свой телефон, но ответа от Нины все еще не было.

Я обняла его и притянула к себе.

– Давай надеяться на лучшее. Этот символ может что-то значить для нее. Будь терпелив, пока она не перезвонит тебе.

Я пыталась сохранить беззаботный тон и скрыть свой страх. Я не боялась за Нину. Я беспокоилась, что Адриан снова захочет помочь ей, поставив ее с Олив интересы выше своих собственных, несмотря на опасность. Сердце сжалось от этой мысли, и противоречивые чувства зашевелились у меня в груди. Я восхищалась желанием Адриана помочь им. Но в то же время я любила его и эгоистично хотела защитить.

После еще одной попытки дозвониться Нине он, наконец, внял моим словам, когда я сказала, что пока есть возможность, мы должны как следует отдохнуть. Мне было невыносимо видеть его таким обеспокоенным и накрученным, и в итоге ему удалось немного отвлечься от проблем и расслабиться. Мы уснули в объятиях друг друга, но всего через несколько часов нас разбудил телефонный звонок. Чуть не свалившись по пути с кровати, Адриан схватил свой телефон и уставился на экран.

– Вот дерьмо. У меня сдохла батарея. Забыл зарядить его.

– Это мой, – сказала я, сонно потянувшись за кошельком.

Волнение помогло мне преодолеть сонливость, ведь я ждала новостей от мисс Тервиллигер. Но, взяв телефон, я крайне удивилась, увидев на дисплее имя Сони.

– Алло?

– Привет, Сидни, – услышала я знакомый голос. – Надеюсь, что у тебя все нормально.

– Да, – осторожно произнесла я, все еще недоумевая, почему она позвонила мне. Мы были друзьями, но обычно она общалась с Адрианом. – А у тебя?

– У меня все хорошо. Не могу сказать того же о Нине Синклэр, – ответила она, заставив мое сердце буквально остановиться. – Я пыталась дозвониться Адриану, но у него стоит автоответчик.

– У него сел телефон, – объяснила я. – А что с Ниной?

Услышав это, Адриан резко поднял голову.

– Я думала, что вы уже все знаете, раз уж она была найдена в вашем номере в гостевом доме.

– Мы вышли, – обеспокоенно сказала я. – Что значит «была найдена»? Такое выражение используют, когда говорят о погибших.

– Она жива, – сказала Соня, угадав мои мысли. – Ее отвезли в медицинский центр, но она практически в коме. Один раз она очнулась, пролепетала что-то бессвязное и снова потеряла сознание. С тех пор врачам так и не удалось привести ее в чувство. Возможно, вы бы хотели проведать ее.

– Эм, мне нужно поговорить с Адрианом и выбрать подходящее время...

– Сидни, хватит увиливать, – ее голос звучал одновременно устало и раздраженно, – мы знаем, что вас здесь нет.

– Ээ, да, как я сказала, мы вышли...

– Мы знаем, что вас нет при Дворе, – прервала она. – После того как Нину увезли, были проведены тщательные поиски, и потом Даниэлла Ивашкова наконец сдалась и призналась, что вы двое сбежали. Она не скажет нам, где вы, хотя, думаю, она пытается запутать нас, рассказывая какую-то нелепую историю о твоем превращении в кошку.

Я в самом деле не знала, как на все это реагировать.

– Тут кое-кто хотел бы поговорить с тобой, – продолжила Соня. – С вами обоими. Полагаю, вы не возражаете против видео-звонка?

Мой взгляд опустился на сумку от ноутбука, который Адриан привез с собой.

– Да, конечно...

Честно говоря, я немного боялась того, что мог повлечь за собой этот звонок, но я видела, что Адриан еле сдерживается, чтобы не вырвать у меня телефон и получить ответы на вопросы о Нине. Групповой звонок был наилучшим решением, особенно учитывая то, что наше прикрытие раскрыли. Конечно, существовала большая вероятность, что нас могли отследить по этому звонку, но перспектива быть найденной мороями беспокоила меня не так сильно, как возможность быть обнаруженной алхимиками.

Положив трубку, я убедилась, что Адриан согласен со мной. Ему до смерти хотелось узнать больше о состоянии Нины, и мы решили, что оно того стоит. Мы по-прежнему были абсолютно голыми, так что первым делом надо было по-быстрому накинуть что-нибудь на себя, чтобы не было настолько очевидно, чем мы тут занимались.

Адриан с тоской смотрел на меня, пока я искала свою рубашку.

– Если мы удостоверимся, что в кадр попадут только наши головы, думаю, что никто ничего не заметит.

Я ответила ему предостерегающим взглядом, и после глубокого драматичного вздоха он неохотно начал натягивать на себя одежду.

Мы сели на кровать и открыли ноутбук. Как только все настроилось и подключилось, мы склонились над экраном и увидели обеспокоенное лицо Сони. Прежде чем Адриан успел хотя бы спросить ее насчет Нины, Соня отодвинулась, и на экране появилось другое лицо.

– Адриан, серьезно? – воскликнула Лисса, на ее лице было написано возмущение. – Ребят, как вы могли так поступить со мной? Вы умоляли меня защитить вас! Я рисковала попасть под гнев и своего народа, и алхимиков, приняв вас, и вот как вы мне отплатили?

Она выглядела действительно разочарованной и встревоженной, и я задумалась, сколько неприятностей могло возникнуть из-за нас. Порой я забывала, насколько шатким было положение Лиссы, ее буквально разрывали на части, пока она упорно трудилась и пыталась всем угодить. Мы с Адрианом сделали то, что нужно было нам, но забыли подумать, как это отразится на других.

– Это все ради Джилл, – решительно сказал Адриан. – Мы должны были отправиться на ее поиски.

Лисса сердито покачала головой:

– И я сказала вам, что как бы сильно не ценила вашу помощь, нам не нужно, чтобы вы искали Джилл. У нас уже есть люди, работающие над ее делом.

– Нет, нет... это совсем не то, – запротестовал Адриан. – Это вовсе не было какой-то спонтанной поездкой. У Сидни появилась реальная зацепка.

Зеленые глаза Лиссы выжидающе сосредоточились на мне. Я пустилась в рассказ о том, что мы узнали за это время: о том, что за исчезновением Джилл стояла Алисия, и как наши друзья отправились в Палм-Спрингс искать новые зацепки. И пока я говорила, выражение лица Лиссы становилось все более недоверчивым.

– И почему я узнаю об этом только сейчас? Вы, ребят, должны были немедленно рассказать мне обо всем!

– Тогда мы не знали всего, – сказал Адриан. Несмотря на внешнюю уверенность, я могла сказать, что он тоже переосмысливал наши действия. – До сих пор не знаем. Но Джеки Тервиллигер хороша. Она обязательно что-нибудь найдет, – он запнулся. – Кто знает, что мы сбежали?

– Алхимики не в курсе, если тебя беспокоит это, – ответила Лисса. – Да и здесь, при Дворе, знают всего несколько человек, так что лучше надейся, что так оно и останется. Алхимики очень ясно дали понять, что если они поймают Сидни, то никогда не вернут ее нам.

Я вздрогнула при этих словах.

– Достаточно, Лисс, – Роза внезапно протиснулась к экрану, вынырнув из-за спины подруги, словно Лисса и не была моройской королевой. – Они все поняли. Они облажались.

– Мы не облажались, – упрямо сказал Адриан. – Поиски Джилл – это самое важное, чем мы сейчас можем заняться.

У Лиссы поубавилось раздражения.

– Это так. Я тоже хочу найти ее. Но почему вы просто не пришли ко мне, как только получили ту шкатулку?

Адриан пожал плечами.

– Мы узнали о связи Джилл и Алисии только сейчас, после всех тех квестоподобных испытаний. Тогда же мы не были полностью уверенны и, если честно, не знали, к чему это нас приведет. Самым важным нам казалось вывезти Сидни со Двора, чтобы она могла отправиться за зацепками. Я присоединился к ней позже.

К моему удивлению Лисса кивнула и согласилась.

– Вы правы. Вероятно, мне потребовалось бы больше доказательств, если бы все что у вас было, – это просто шкатулка с фотографией Джилл. И никто из тех, кого я посылала на поиски Джилл, не узнал того, что узнала ты, Сидни.

Это было не совсем извинение, но Адриан все же принял его в качестве такового.

– Спасибо, – произнес он.

– Но потом ты должен будешь рассказать мне все, – предупредила она.

– Или мне, – пропела Роза.

– А сейчас, когда вы наконец перестали отчитывать меня, – сказал Адриан, – может кто-нибудь рассказать мне больше о Нине?

– Они могут помочь тебе наверстать упущенное, – сказала Лисса, указав жестом на стоящих возле нее. – А мне нужно пойти убедиться, что ваш секретный побег со Двора все еще остается секретным. Если вы, конечно, не планируете вернуться и позволить Эдди и вашему человеческому другу все уладить? Еще не поздно вернуться к изначальному плану.

Мы с Адрианом быстро переглянулись перед тем, как снова повернуться к Лиссе. Мы оба покачали головами.

– Так я и думала, – сказала Лисса с тихим, печальным смешком. – Дайте мне пойти посмотреть, что я могу сделать, чтобы сохранить все в тайне. А вы, между тем, пожалуйста, не делайте ничего такого, за что вас могут поймать.

Она покинула экран, и мгновение спустя к Розе придвинулась Соня.

– Мне нечего вам больше рассказать. Может, вы могли бы мне помочь, поведав мне, что произошло.

– Это все из-за использования духа, – ответил Адриан, бросив на меня извиняющийся взгляд. – Я присоединился к ней во сне и помог прорвать барьер, поставленный Олив.

– Я это подозревала, – мрачно произнесла Соня.

– Ты не знаешь, когда Нина проснется? – спросил Адриан. – С ней все будет хорошо?

– Зависит от того, как ты понимаешь слово "хорошо", – ответила Соня. – Доктор считает, что ей трудно проснуться из-за истощения. Надеюсь, она придет в себя, когда еще немного отдохнет. Но что касается того состояния, в котором она будет...

– Если она настолько истощена, это объясняет, почему она не подает признаков жизни, – быстро сказал Адриан. Я видела, что он очень, очень сильно хочет поверить в это. – Черт, вам стоило видеть меня после одной бессонной ночки. Я бы вернул ее к жизни.

Соня не стала смеяться над шуткой.

– Возможно... но я не думаю, что все так просто. Я видела ее ауру. Она рассказывает свою собственную историю, и она не очень хорошая. Плюс, я провела много времени с Эйвери Лазар, Адриан. Я видела, что дух сделал с ней – и их состояния очень похожи.

– Так что ты хочешь сказать? – спросила я, удивленная вставшим комом в моем горле. Я даже не знала Нину достаточно хорошо, но слышать такой мрачный прогноз было страшно... может, потому что я боялась, что однажды мы будем говорить об Адриане.

Соня выглядела уставшей, как будто это она израсходовала так много сил и энергии и нуждалась в сне.

– Я хочу сказать, когда Нина придет в себя, она может оказаться не той Ниной, которую мы знали. Что произошло? Я думала, что ты собирался держать ее подальше от чрезмерного использования духа.

– Я пытался. Я правда пытался. – Адриан прислонился ко мне, и я положила свою руку ему на спину. – Я управлял сном. Я делал большую часть работы, когда Олив забрала контроль... Но Нина потеряла терпение и взяла все на себя. Она развеяла все, прежде чем я смог ее остановить.

Соня устало кивнула.

– Вам хотя бы удалось поговорить с Олив?

– Не совсем, – осторожно произнес он. Я сохраняла на своем лице нейтральное выражение, чтобы не выдать тот факт, что он говорил не всю правду. Он поднял лист бумаги, на котором он сделал для меня набросок. – Это для тебя что-нибудь означает?

– Нет, извини. – Соня опустила глаза и поморщилась. – Я получила сообщение от доктора, наблюдающего Нину. У него есть несколько вопросов ко мне. Я сообщу, если узнаю больше.

Адриан слабо кивнул, и я сжала его руку. Я знала, что он чувствовал себя ужасно, как будто он лично был в ответе за состояние Нины. Когда Соня тоже ушла, осталась только Роза, встревоженная из-за новостей.

– Что ж, я рада, что мы вышли на след Джилл, – сказала она. – Но вы, ребята, должны быть более осторожными из-за...

– Что ты только что показывал Соне?

Неожиданно к Розе на экране присоединился Дмитрий. Она метнула на него озорной взгляд.

– Полегче, товарищ. У тебя еще будет шанс почитать им нотации.

– Боже, – произнес Адриан. – Сколько еще людей скрывается за кадром?

– Что ты показывал ей? – повторил Дмитрий, глядя на нас со строгим выражением лица. Даже через экран компьютера он был устрашающим.

Адриан снова поднял лист бумаги.

– Это? – Он нетерпеливо подался вперед. – Ты знаешь, что это?

– Да, это... – Дмитрий осекся на полуслове и посмотрел на Розу, а затем обратно на рисунок. – Это что-то вроде метки для женщин в, ээ, дампирских общинах.

У Розы не было проблем с формулированием того, что он пытался выразить помягче.

– Лагере кровавых шлюх? – Ее глаза распахнулись, и внезапно она стала столь же сердитой, какой была Лисса чуть раньше. – Адриан Ивашков! Тебе должно быть стыдно появляться в таких местах, особенно сейчас, когда ты женат...

Адриан усмехнулся.

– Да успокойтесь, вы оба. Я никогда не ступал в подобные места и не горю желанием там побывать. – Он пристально посмотрел на Дмитрия. – Что ты имеешь в виду, говоря «метка»?

По лицу Дмитрия было понятно, что эта тема не входила в число тех, что ему нравилось обсуждать, и, честно говоря, я его не винила. Моройское общество не всегда хорошо относилось к женщинам-дампирам. Они могли иметь детей только от мороев, которые относились к ним как к игрушкам. Это было стандартной практикой для дампирских женщин, имеющих детей, отдавать их в школу, вроде Академии Святого Владимира, раньше положенного, чтобы их мать могла вернуться к службе стражем. Однако многим из них не нравилось поступать подобным образом. Они хотели воспитывать своих детей сами. Некоторые из них уходили и вливались в человеческое общество, но это не поощрялось. Даже если дампиры выглядели как люди, они зачастую демонстрировали экстраординарные физические способности, которые привлекали к ним слишком много внимания. Не имея других вариантов, дампирки часто объединялись в "общины", немного более цивилизованные, чем другие. Некоторые из них находили совершенно обычные способы выживания... другие же находили более безрассудные пути, что и подтвердил Дмитрий.

– Члены этих общин носят метки, которые показывают, какова их роль, – объяснил он. – Некоторые из них жители, некоторые – гости. Некоторые же делают себя доступными для заинтересованных мужчин... продают свои тела.

– Отвратительно, – сказала Роза.

Я посмотрела на рисунок Адриана и ужасная, страшная мысль об Олив пришла мне в голову. Что, если она стала одной из тех отчаянных?

– Ты знаешь, какого рода эта метка? – спросила я.

Дмитрий покачал головой:

– Без цвета нет. Эти метки определяют, какая это община. И, как правило, цвета символизируют статус человека.

– Она был зеленой, – сказал Адриан.

– Зеленым отмечают гостя, – сказал Дмитрий. Мы с Адрианом облегченно выдохнули. – Тех, кто живет там временно. Может быть, навещая родственника. Может быть, в поисках убежища.

– Так значит, это не цвет тех, кто продает себя? – уточнила я. Я не могла смириться с мыслью, что бедная Олив может делать это.

– Нет, – озадаченно сказал Дмитрий. Роза выглядела точно так же.

– Что все это значит? – спросила она.

Адриан ответил не сразу. Вместо этого он снова поднял бумагу и показал им.

– Ты знаешь, какой общине это принадлежит? Где она находится?

Дмитрий рассмотрел рисунок и покачал головой:

– Нет... но я, может быть, смогу выяснить. Но зачем?

Адриан снова начал колебаться.

– Лисса все еще где-то там? Или кто-то еще скрывается?

– Нет, – ответила Роза. – Здесь только мы. Так зачем?

Адриан посмотрел на меня, и я сразу поняла, о чем он думает.

– Мы должны сидеть тихо, – напомнила ему я. – И держаться подальше от неприятностей.

– Олив может быть в большой беде. И, если она не хочет говорить во сне, то, может быть, единственный способ поговорить с ней – найти ее лично, – сказал Адриан. – И, я хочу сказать, давай. Если мы не можем помочь Джеки, мы могли бы помочь кому-нибудь еще...

И снова я разрывалась. Моя логическая сторона говорила, что нам нужно остаться здесь в безопасности. Но мое сердце, особенно когда я боялась, что Олив могли изнасиловать, как Карли, хотело, чтобы я ушла отсюда и помогла ей.

– Никто не знает, куда нам нужно идти, – сказала я. – Насколько я слышала, некоторые из этих дампирских общин находятся на Диком Западе.

Адриан усмехнулся в ответ на это:

– Хорошо, что у нас есть свой собственный ковбой.

– Хм, эй, ребята, – сказала Роза с экрана и поморщилась от раздражения из-за того, что не была вовлечена в разговор. – Вы не хотите ввести нас в курс того, о чем вы говорите?

Адриан поднял глаза, глядя в пространство между ней и Дмитрием.

– Как вы смотрите на то, чтобы отправиться в путешествие вместе с нами?

 







Дата добавления: 2015-10-01; просмотров: 343. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!


Рекомендуемые страницы:


Studopedia.info - Студопедия - 2014-2021 год . (0.012 сек.) русская версия | украинская версия