Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

ГЛАВА 3. После отъезда Сидни минуты тянулись как часы




АДРИАН

 

После отъезда Сидни минуты тянулись как часы. Я ходил по нашей маленькой ванной, а в груди образовывался узел, я как будто готовился к худшему. Каждую секунду я боялся, что план провалился, и стражи перехватили Сидни при попытке покинуть Двор.

– Дорогой, ты не мог бы перестать ходить? – наконец спросила моя мама. – Ты провоцируешь животных.

Я остановился и посмотрел вниз, где мистер Божанглс осторожно наблюдал за Хоппером – маленьким магическим дракончиком, которого Сидни вызвала в этом году. Хоппер стал своего рода домашним питомцем и сейчас был взволнован появлением кота, что явно не было взаимно.

– Не думаю, что дело во мне, мам. Они просто...

Звонок моего телефона прервал меня, и я бросился к нему, испугав и кота, и дракона. На экране моего телефона высветилось лаконичное сообщение от Эдди: «Выехали за пределы Двора. Все хорошо».

Я ответил: «Я все еще женат на кошке?»

«Да», – пришел ответ, за которым последовал еще один: «Но мисс Т клянется, что это временно».

Моя тревога уменьшилась, но не полностью. Я написал: «Дай мне знать, когда она вернется».

Спустя двадцать минут пришло сообщение от самой Сидни: «Вернулась в человеческую форму. Вроде все нормально».

«Все?» – усомнился я.

«Ну, кроме странного желания гоняться за лазерными указками» – ответила она.

«Если это самый худший побочный эффект, я приму это. Держи меня в курсе. Я люблю тебя».

«Я мяу тебя тоже» – ответила она. И быстро исправилась: «То есть, я люблю тебя»

Я улыбнулся и положил телефон, но понял, что мне еще далеко до ощущения того, что в мире все в порядке. Я не мог избавиться от чувства, что между мной и Сидни не все улажено, и это даже не считая того, что теперь над ней повисла физическая угроза. Она за пределами Двора… но теперь она потенциально сталкивается с теми опасностями, из-за которых нам пришлось искать здесь убежища.

«Только если они знают, что она сбежала, – напомнил мне голос тети Татьяны в этот редкий момент действительного желания помочь. – До тех пор, пока ее никто не ищет, и не обнаружит, она будет в безопасности. Так что не испорть все».

«Верно», – согласился я. – И ни у кого не будет оснований полагать, что ее нет здесь. Она никогда не выходит из нашего номера, и у нас не то чтобы много гостей».

Позднее в этот же день, разумеется, к нам заявился гость.

К счастью, это была вовсе не толпа стражей, требующих рассказать о местонахождении Сидни. Вместо этого я обнаружил в дверях Соню Карп Таннер, которая улыбнулась, увидев меня. Правда, какое бы облегчение я не ощутил, увидев ее, оно тут же было разрушено тревожным тоном тети Татьяны.

«Не смей расслабляться!» – прошипела она.

«Соня – наш друг», – тихо ответил я.

«Это не имеет значения, – возразила тетя Татьяна. – Никто не должен знать, что Сидни нет, вне зависимости от того, насколько они по-твоему дружелюбны. Всего один промах – и не имеет значения, насколько хороши намерения. Чем меньше людей знает секрет, тем лучше».

С острой болью я понял, что она права. Тем временем, пока я мысленно беседовал с призраком, выражение лица Сони стало озадаченным.

– Адриан, ты в порядке? – спросила Соня.

– Да, да, – сказал я, кивком приглашая ее. – Просто устал. У меня было своего рода жесткое утро. – Я сделал неопределенный жест в сторону своего лица, на котором остались следы потасовки с Уэсли и его компанией.

Как я и надеялся, Соня тут же отвлеклась:

– Что случилось?

– О, как всегда. Просто некоторые идиоты завидуют, что я женат на самой горячей человеческой девушке в округе.

– А где она? – спросила Соня, оглядывая пустой номер. – И твоя мать?

– Мама пошла спать, – ответил я. – А Сидни... она вышла погулять.

Проницательный взгляд Сони снова сосредоточился на мне.

– Она вышла погулять после того, как на тебя напали сегодня утром?

– Ну, сейчас же светло, так что угрозы меньше. И... Нейл с ней.

Я чуть было не сказал "Эдди", но не был уверен, слышала ли Соня о его отъезде со Двора. Зная мою удачу, сейчас без предупреждения появился бы Нейл и разрушил всю историю.

– Ей нужно немного воздуха, – добавил я, видя скептический взгляд Сони. – Пребывание взаперти действительно давит на нее.

По крайней мере, это не ложь.

Соня выдержала мой взгляд еще несколько мгновений, прежде чем окончательно закрыть эту тему. Вероятно, по моей ауре и языку тела она поняла, что я не был полностью честен, но вряд ли она могла предположить, что Сидни превратили в кошку и контрабандой вывезли со Двора в притянутой за уши попытке найти Джилл.

– Ну, я пришла увидеться с тобой, – наконец сказала Соня. – Мне нужно обсудить с тобой кое-что. Или точнее кое-кого.

Я сел за кухонный стол и пригласил ее присоединиться. Обсудить кого-то? Я готов, пока речь идет не о Сидни.

– Кого ты имеешь в виду? – спросил я.

Соня сплела пальцы и глубоко вздохнула.

– Нина Синклэр.

Я поморщился. Возможно, сейчас это не так проблематично, как Сидни, но Нина ни в коем случае не была желанной темой для разговора. Она была пользователем духа, как и я, и, какое-то время мы были хорошими друзьями, пока Сидни была в плену. К сожалению, Нина хотела нечто большего, чем быть просто друзьями. Она плохо приняла мой отказ, и все оказалось еще хуже, когда она узнала о моем браке с человеком. И в тех редких случаях, когда я встречался с ней при Дворе, мне на ум приходила старая поговорка «если бы взглядом можно было убить».

– Что насчет Нины? – спросил я осторожно. – Она все еще работает у тебя?

Соня руководила проектом по созданию вакцины, позволяющей предотвратить превращение людей в стригоев. Нина изначально невольно помогла с этим, вернув свою сестру, Олив, из состояния стригоя. В итоге мы ввели Нейлу в кровь магию духа, фактически создав вакцину, которая защищает Нейла от насильственного обращения в стригоя. Однако на этом Сонины победы закончились, так как она не могла повторить тот же эффект на ком-нибудь еще. Но она неустанно трудилась, чтобы достичь своей цели.

– Технически да, но она до сих пор не предложила ничего ценного, – соня вдруг помрачнела. – Нина в последнее время была немного... не в себе.

Я не смог сдержать смешка:

– Мы пользователи духа. Мы все немного не в себе.

Соня не ответила на мою улыбку.

– Не на столько. Если бы ты видел ее... ну, ты бы понял. Вчера я отправила ее домой, потому что от нее не было никакого толку. Казалось, будто она не спала несколько недель. Единственный пользователь духа, которого я видела в таком ужасном состоянии... ну, в таком же состоянии пребывала Эйвери Лазар, когда мы в последний раз с ней беседовали.

Это привлекло меня. Эйвери, еще один пользователь духа, в настоящее время находилась в психиатрической лечебнице при моройской тюрьме.

– Эйвери использовала абсурдное количество духа, – напомнил я ей. – То есть, неимоверное. И постоянно.

Возвращение Джилл к жизни имело свои последствия, временно истощив меня, но такое было лишь единожды. Эйвери же использовала огромное количество магии, снова и снова, что и привело ее в нынешнее состояние.

– Нина должна была задействовать по-настоящему серьезную магию, чтобы прийти к подобному.

– Это именно то, чего я больше всего опасаюсь, – угрюмо произнесла Соня.

Я задохнулся, думая об Эйвери.

– Так она пыталась создать поцелованных тьмой?

– Нет, не совсем… Но она делала то, что отнимает почти столько же сил, причем делала постоянно. Сколько бы раз я не пыталась с ней поговорить, она либо отмахивалась, либо несла какую-то ерунду, – Соня вздохнула. – Я волнуюсь за нее, Адриан. Ей нужна помощь, но со мной она говорить не желает.

В последовавшей за этой фразе напряженной тишине я смог, в конце концов, понять, к чему клонит Соня.

– Серьезно? Ты думаешь, меня она выслушает?

Соня пожала плечами:

– Я не знала, кого еще просить об этом.

– Не меня, это точно! – воскликнул я. – Она была в ярости, когда я ей отказал. Так что если у нее действительно проблемы, я последний среди тех, кому она о них расскажет. Попроси кого-нибудь другого.

– Некого больше просить! Ее сестра все еще не найдена. А Нина, если ты не знаешь, ушла даже с работы. Или… вообще-то, я думаю, что ее уволили, но прямого ответа она мне так и не дала. Так что, насколько я знаю, только тебе и мне есть дело до того, что она с собой творит, и мы должны действовать, должны это прекратить.

– Она не будет говорить со мной, – вновь возразил я.

Соня запустила руку в свои темно-рыжие волосы.

– Возможно, все не так, как ты думаешь. Даже несмотря на то, что вы… повздорили, она наверняка чувствует, что между вами была некая особая связь. Прошу тебя, Адриан, хотя бы попытайся. Если она тебя выгонит, я не стану просить снова.

Отказ уже почти сорвался с моих губ, но тут я взглянул на Соню пристальнее и осекся. Она была невероятно встревожена происходящим. Волнение было в ее голосе, в ее глазах… даже в цветах ее ауры, а я прекрасно знал, что Соня понапрасну не паникует. И конечно, она бы не настаивала на моем разговоре с Ниной, если бы положение не казалось ей критическим, ведь именно она попросила меня держаться от нее подальше, чтобы не причинить еще больше боли.

Я взглянул на часы. По нашему распорядку было достаточно поздно. Большинство мороев наверняка уже спали.

– Можем мы хотя бы подождать до завтра?

Соня задумалась, но потом кивнула.

– Можем, я уверена. Конечно, также я уверена, что Нина еще не спит, но тебе стоит дождаться возвращения Сидни, тогда Нейл сможет пойти с тобой.

Я чуть не ляпнул, что с Сидни сейчас Эдди, а не Нейл, но вовремя опомнился. Нужно было убедиться, что и Нейл поддержит прикрытие. Если мы оба не будем внимательны к деталям, положение очень быстро может серьезно осложниться. И вот одна из причин, по которой я ненавидел лгать: очень тяжело постоянно контролировать себя и свою речь.

– Хорошая идея, – сказал я, поднимаясь вместе с Соней, – я расскажу тебе, как все пройдет.

– Спасибо тебе. Я знала, что это… – она умолкла на полуслове, когда мистер Божанглс влетел в комнату, преследуемый по пятам Хоппером. Соня повернулась ко мне, изумленная.

– Когда вы успели завести кота?

– Хмм… Сегодня, если честно. Джеки Тервиллигер, бывшая учительница Сидни, вручила его нам, когда приезжала.

Очевидно, это было новостью для Сони.

– Она была здесь? При Дворе? И как долго?

– Совсем недолго, – ответил я, жалея, что вообще о ней упомянул. – Просто хотела удостовериться, что с Сидни все в порядке.

– Совершить такое трудное путешествие, чтобы всего лишь проведать кого-то… Проще было бы позвонить.

Я надеялся, что не выгляжу слишком подозрительно.

– Да, но она бы не смогла передать нам кота по телефону. Запоздалый свадебный подарок.

– Адриан, – начала Соня голосом строгой учительницы, отчитывающей нерадивого ученика, – чего ты мне недоговариваешь?

– Ничего, не переживай, – сказал я, провожая ее к двери. – Расслабься, у нас все в порядке. Тебе стоит задумываться только о том, как быстро Нина вышибет меня со своего порога.

– Адриан…

– Все отлично, – беззаботно произнес я, придерживая для нее открытую дверь. – Спасибо, что заглянула. Передавай привет Михаилу.

По выражению ее лица я прекрасно понимал, что ни на йоту не убедил ее в своей честности, но, по крайней мере, она не собиралась выпытывать у меня правду о происходящем… пока что. Мы попрощались, и я вздохнул с облегчением, надеясь, что больше никто сюда не явится, заставив меня выдумывать убедительное оправдание отсутствию Сидни.

Вскоре я лег спать, а в полдень меня разбудила СМС-ка от Сидни. Она сообщала, что вместе с Эдди и Джеки добралась до Питтсбурга, но вплотную заняться исследованием музея сможет только после наступления темноты. Сидни заверила меня, что у них все в порядке, и я ответил тем же, посчитав, что не стоит распространяться о моем грядущем разговоре с потенциальной чокнутой девчонкой, которая то ли меня любит, то ли ненавидит. Им и без меня забот хватает.

Когда Моройский Двор начал пробуждаться, я позвал Нейла, попросив проводить меня к Нине. Было достаточно рано, и вряд ли я бы наткнулся на кого-нибудь недружелюбного, но страховка лишней не бывает. Нейл по долгу службы не мог отказать мне в помощи, но я также знал, что у него была своя причина увидеть Нину. Несколько месяцев назад он и ее сестра, Олив, начали встречаться. Никто не знал точно, как далеко зашли их отношения, но они оборвались, как только Олив сбежала, звоня сестре крайне редко, а про Нейла позабыв вовсе. Я сомневался, что Нина знает хоть что-то новое о местонахождении беглянки, но надеялся получить хоть какую-то информацию.

Позднее летнее солнце еще не опустилось за горизонт, – было всего-то шесть вечера – когда мы подошли к двери Нины. Она занимала комнату в скудно обставленных апартаментах, где жили все служащие Двора (или, в данном случае, бывшие служащие), и это жилище разительно отличалось от роскошных квартир знатных семей. Я глубоко вздохнул и уставился на дверь, собирая волю в кулак.

– От того, что ты будешь это оттягивать, проще не станет, – заметил Нейл, – очень бестолково, на мой взгляд.

– Знаю.

Решившись, я пару раз постучал в дверь, тайно надеясь, что Нина еще спит, или что ее вообще нет дома. Тогда я мог бы честно сказать Соне, что попытка не увенчалась успехом. Но, к моему величайшему сожалению, Нина открыла дверь почти сразу, будто ждала нашего прихода.

– Здравствуй, Адриан, – осторожно сказала она, – и тебе привет, Нейл.

Он кивнул, приветствуя ее, а вот я растерянно замер. Нина была не знатного рода, но, несмотря на то, что ослепительной красотой она не отличалась, в неопрятности ее упрекнуть бы никто не посмел.

Вернее, раньше бы не посмел.

От той Нины, которую я знал, не осталось и следа. Ее темные, вьющиеся волосы выглядели так, словно их давно не расчесывали. Вообще-то, я даже не был уверен, что их хотя бы мыли. Мятая юбка в синюю клетку совершенно не сочеталась с оранжевой футболкой, поверх которой она надела вывернутый наизнанку серый кардиган. На одной ноге у нее был длинный белый носок до лодыжки. Второй носок – с белыми и красными полосками – доходил до колена.

И все же ее выбор одежды не был самым тревожащим в ее облике. Соня не преувеличивала, когда сказала мне про ее выражение лица. Под глазами у Нины залегли темные круги, хотя сами глаза были яркими, даже слишком – они почти лихорадочно сверкали. Именно такой взгляд я видел раньше у пользователей духа, находившихся на грани. Такой взгляд я видел на лице Эйвери Лазар.

Я нервно сглотнул.

– Привет, Нина. Можно нам войти?

Она прищурилась.

– Зачем? Чтобы ты еще раз сказал мне, что мы не подходим друг другу? Или чтобы ты сказал, что у нас ничего не получится, в виду того, что я не человек, а ты, видимо, спишь только с людьми, которых затем можешь использовать как закуску?

Я чуть было не вспыхнул, но вовремя напомнил себе, что с ней не все в порядке.

– Я хотел попросить прощения за то, что сказал тебе в прошлый раз. Я встретил Сидни задолго до того, как встретил тебя. Но это не то, зачем я пришел сюда. Пожалуйста, можно нам войти?

Довольно долго Нина молча смотрела на меня, и я использовал эту возможность, чтобы призвать дух и украдкой взглянуть на ее ауру. Она была бледно-золотого цвета, как вчера у Лиссы. Однако, в отличие от ауры моей кузины, аура Нины была слабой и размытой. Она не сияла, словно пламя. Остальные цвета были одинаково болезненными, то вспыхивающими, то гаснущими вновь.

– Ладно, – наконец согласилась она.

Нина отступила назад, позволяя нам войти. То, что я увидел внутри, ввело меня в такое же замешательство, как и ее внешний вид. Я был у нее прежде, еще в те времена, когда мы зависали на вечеринках вместе. Крошечная квартирка на самом деле была чем-то вроде студии, с совмещенными спальней и гостиной. Несмотря на размеры, Нина всегда прилагала много усилий, чтобы ее дом был чист и хорошо обставлен. Но вместе с заботой о своей внешности в прошлое ушла и забота о порядке в доме.

Покрытая коркой, зловонная посуда громоздилась в раковине на кухне. Там же лениво жужжали мухи. Грязное белье, книги и пустые банки из-под энергетических напитков были разбросаны повсюду: на столе, на полу и даже на кровати. Но самым странным здесь была стопка журналов и куча измельченной бумаги рядом с ней.

– Как ты спишь? – невольно спросил я.

– Никак, – ответила Нина, сложив руки за спиной. – Я не сплю. У меня нет времени, и я не могу им рисковать.

– Ты должна спать хотя бы иногда, – сказал Нейл.

Она лихорадочно затрясла головой.

– Я не могу! Я должна продолжать поиски Олив. Я нашла ее. В каком-то смысле. Зависит от того, с какой стороны посмотреть. Но я не могу добраться до нее, понимаешь? В этом и заключается проблема. Вот почему я продолжаю поиски. И поэтому я не могу спать. Понимаешь?

Я ничего не понял, но дыхание Нейла прервалось при упоминании Олив.

– Ты нашла ее? Ты знаешь, где она находится?

– Нет, – немного раздраженно ответила Нина. – Я только что тебе об этом сказала.

Без предупреждения она опустилась на пол рядом со стопкой журналов. Она выхватила первый попавшийся из них и стала рвать его на маленькие кусочки, страница за страницей, создавая кучу обрывков.

– Что ты делаешь? – спросил я.

– Думаю, – ответила Нина.

– Нет, я имею в виду, что ты делаешь с журналами?

– Это помогает мне думать, – объяснила она.

Мы переглянулись с Нейлом.

– Нина, – осторожно начал я. – Я думаю, что тебе следует посетить доктора. Нейл и я могли бы пойти с тобой, если ты захочешь.

– Я не могу, – запротестовала она, продолжая методично разрывать журнал на мелкие кусочки. – До тех пор пока не найду Олив.

Я присел рядом с ней, жалея, что я не знаю лучшего способа, как говорить с кем-то совершенно нестабильным. Вы, конечно, могли бы подумать, что я эксперт в этом.

– Как ты пытаешься связаться с ней? По телефону?

– Во сне, – сказала Нина. – И мне это даже удавалось. Пару раз. Но затем она заблокировала меня и направила сны против меня. Я пытаюсь пробиться сквозь ее блоки, но не могу.

Судя по выражению лица Нейла, он надеялся, что это имело для меня какое-то значение, но на самом деле я оказался в еще большем замешательстве, чем когда-либо. Особенно стойкий человек мог помешать пользователю духа устанавливать связь во сне, но остальные не представляли трудностей.

– Олив не пользователь духа, – сказал я Нине. – Она ничего не может сделать во сне без твоего разрешения. Ты все держишь под контролем.

– Она может, она может, она может. – Нина начала рвать страницы журнала с удвоенной энергией. – Каждый раз, когда я пытаюсь поговорить с ней, она подбрасывает мне какое-нибудь препятствие! Такие вещи, о которых я даже подумать не могла. Ее кошмары, мои кошмары. Чьи-то кошмары. Я борюсь с ними. Я справляюсь. Я действительно справляюсь. Но для этого требуется использовать очень много духа.

Она резко прекратила рвать журнал и уныло уставилась в пространство.

– Это утомительно. И к тому времени, как я справлюсь со всем этим, она успевает ускользнуть. Она заставляет себя проснуться, и я не могу с ней поговорить. Не могу спросить, почему она оставила меня. Ты знаешь? – Она перевела взгляд с меня на Нейла. – Ты знаешь, почему она оставила меня?

– Нет, – сказал я мягко. – Все, что я знаю, это то, что тебе нужен отдых.

Я положил было ладонь на ее плечо, но она тут же отпрянула. Ярость мелькнула в ее глазах.

– Не мучай меня, – попросила она меня тихим голосом. – Не приходи сюда и не веди себя так, будто ты мой друг.

– Я твой друг, Нина. Не важно, что произошло, или не произошло, между нами, я твой друг. Я хочу помочь тебе.

Ее гнев тут же сменился отчаяньем.

– Никто не может помочь мне. Никто не может… Постой.

Неожиданно она схватила меня за руку, ее пальцы впились в нее с удивительной – и неуютной для меня – силой.

– Может быть, ты сможешь мне помочь. Ты лучше всех управляешься со снами. Идем со мной, когда я в следующий раз буду связываться с Олив. Тогда ты увидишь, ты увидишь, как она контролирует сны! Если мы объединим наши силы, может быть, мы будем достаточно сильны, чтобы остановить ее! И тогда мы сможем поговорить с ней!

Я покачал головой.

– Нина, она никак не может…

Ее пальцы впились в мою руку еще сильнее.

– Она может, Адриан! Присоединись ко мне, и ты увидишь!

Я тщательно подумал, прежде чем ответить. Нина была права насчет того, что я лучше всех управлялся со снами (из тех, кого мы знали), и я никогда не видел никаких признаков того, чтобы кто-то, кто не обладает духом, мог контролировать сон. Нина была твердо уверена, что такой случай имел место быть, и именно это помешало ей установить контакт с Олив. Я не посмел сказать это, но подумал о том, что если Нина в последнее время так часто использовала дух, то, возможно, ее контроль над ним давал сбои. Это могло бы объяснить ее трудности с установлением контакта во сне, и в таком ее неустойчивом состоянии она могла прийти к выводу, что действия Олив мешали ей.

«Да, но куда она тратит столько духа?» – спросила тетя Татьяна.

Хороший вопрос. Глядя на Нину и состояние, в котором она находилась, я пришел в смятение. Даже если она пыталась наладить связь с Олив во сне каждый день, это не могло довести ее до такого состояния. На что она тратила свою магию? Или ухудшение ее психического состояния было вызвано чем-то другим? Было ли это кульминацией ее личного стресса – исчезновение Олив и мой отказ?

– Адриан? – позвал меня Нейл. – Разве это не тот случай, когда тебе следует помочь?

Не зная моих мыслей, он подумал, что мои размышления закончились тем, что я решил отказать Нине в помощи. Правда заключалась в том, что я просто не знал, как это сделать. И, если честно, Нине больше нужна была помощь с ее жизнью, чем со снами.

– Ладно, – сказал я наконец. – Я помогу тебе встретиться с Олив во сне, но только после того, как ты поспишь.

Нина тут же помотала головой.

– Я не могу. Я слишком взволнована. Я должна продолжать поиски. Я должна…

– Ты поспишь, – перебил я ее. – Я приведу Соню сюда, и она даст тебе успокоительное. Ты примешь его. И поспишь.

– Позже. Сейчас мне нужно искать Олив. Она живет по человеческому расписанию. Она скоро пойдет спать, и я не могу сейчас заснуть. Мы сначала найдем ее, а потом…

– Нет. Так не пойдет, – я постарался, чтобы мой голос звучал настолько сурово, насколько это возможно. – Если она ждала столько, то подождет еще. Поспи сначала. Ради всего святого, Нина! Посмотри на себя. Ты выглядишь…

– Что? Что? – воскликнула она, и лихорадочный блеск ее глаз вернулся. – Грязной? Ужасной? Недостаточно хорошей для тебя?

– Измученной, – вздохнул я. – Сейчас, пожалуйста, позволь мне позвать Соню. Ты поспишь сегодня, а завтра мы поищем Олив. Если ты отдохнешь, то у тебя будет больше сил, чтобы, – я снова вздохнул, – побороть ее контроль.

Я бы не купился на это, но Нина купилась и, наконец, отступила.

– Хорошо, – сказала она. – Ты можешь позвать Соню.

И я сделал это. Соня с облегчением услышала то, что я добился прогресса, хоть и небольшого. Она пообещала прийти с чем-нибудь, что поможет Нине заснуть, а я пообещал, что побуду рядом с ней до этого момента. Когда я отключился от связи, Нина вновь стала рвать страницы журнала и начала напевать что-то похожее на «Sweet Caroline».

– Это действительно мило с твоей стороны, что ты помогаешь ей, – пробормотал Нейл, пересекая комнату и становясь рядом со мной. – Ей будет полезно поспать. И по некоторым моим эгоистичным причинам… Ну, я признаю, что я тоже за то, чтобы ты помог связаться с Олив. Не то чтобы это была основная причина для тебя, чтобы сделать это.

– Эй, это достаточно хорошая причина. Они все хорошие.

Я старался, чтобы мой голос звучал бодро, не показывая, насколько я был обеспокоен состоянием Нины. Потому что, если быть честным, я делал это не для Нейла, Сони или Нины. Глядя на нее, напевающую себе под нос, я понимал, что она явно не в себе… И, если честно, мне было несложно представить себя в таком же состоянии. И если я дойду до него, я отчаянно надеялся, что мне тоже кто-нибудь поможет.

 







Дата добавления: 2015-10-01; просмотров: 320. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!


Рекомендуемые страницы:


Studopedia.info - Студопедия - 2014-2022 год . (0.015 сек.) русская версия | украинская версия