Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

ГЛАВА 6. Мы понятия не имели, что означает этот кирпич




СИДНИ

Мы понятия не имели, что означает этот кирпич. Мы не могли обнаружить на нем никаких чар и указаний на то, какова его роль в этой тайне. Единственное, что мы знали наверняка, это то, что нам нужно было добраться до Озаркса, или, по крайней мере, до Миссури. После того, как мисс Тервиллигер уладила свои дела в автосервисе и продлила аренду машины, она предложила отправиться в Сент-Луис и составить план нападения. В желудке мгновенно похолодело.

– Не туда, – быстро сказала я. – В Сент-Луисе находится база алхимиков. Не для того я прошла через все эти неприятности, чтобы так просто попасть обратно в их руки.

Брови Эдди взметнулись вверх.

– Может быть, это часть их плана? Что, если эта охота на мусор[3] – часть заговора алхимиков, чтобы заманить тебя, и вовсе не имеет ничего общего с Джилл?

Эта отрезвляющая мысль стала еще тревожнее, когда мисс Тервиллигер предложила:

– А что, если это все-таки имеет отношение к Джилл? Эта прядь волос определенно выглядит как ее. Неужели алхимики захватили Джилл, чтобы загнать тебя в ловушку?

На мгновение я поверила в правдоподобность этой идеи. Джилл похитили именно тогда, когда нам с Адрианом удалось сбежать и укрыться при Дворе. Алхимики – одни из немногих, кто знал о местоположении Джилл, поэтому им ничего не стоило послать кого-нибудь за ней. Я размышляла над этой возможностью, стараясь проанализировать ее с точки зрения логики алхимиков. Наконец, я покачала головой.

– Я так не думаю, – сказала я. – У них, вероятно, была возможность это провернуть, но не было никакой мотивации. Алхимики виновны во многом, но им не нужна война между мороями, которая может начаться в случае гибели коронованной принцессы, единственной, от чьей жизни зависит трон. К тому же, я не могу представить алхимиков, прибегающих к использованию человеческой магии, даже в попытке добраться до меня. Это идет вразрез со слишком многими их убеждениями.

Даже если это не была какая-то хитроумная ловушка алхимиков, я все равно не хотела бы столкнуться с кем-нибудь из них за ланчем в Сент-Луисе. Учитывая это, мы выбрали новый пункт назначения в нашем путешествии. Дорога до него заняла целый день на машине, и в итоге мы решили провести ночь в Джефферсон-Сити, штат Миссури, оставив Сент-Луис позади. Кроме того, он находился чуть в стороне от дороги на Озаркс, так что мы надеялись сбить со следа того, кто, возможно, ждал нас там. Конечно, мы до сих пор не знали, куда именно нам надо ехать. Озаркс состоял из очень обширных по площади земель, а наш кирпич так и не дал нам никаких более точных зацепок.

Мы были в дороге весь день и очень устали, поэтому, зарегистрировавшись в гостинице, мы решили перекусить. Было уже довольно поздно, но мы пропустили ужин, чтобы успеть проехать как можно больше. Я устала сильнее остальных, и еда была просто формальностью. За столом мисс Тервиллигер то и дело подавляла зевки, и даже Эдди, несмотря на постоянную бдительность, казалось, с нетерпением ждал возможности хорошенько выспаться. Мы положили кирпич на стол и, ожидая пока нам принесут еду, смотрели на него так, будто силой мысли пытались заставить его ответить хотя бы на пару вопросов.

В конце концов, оторвавшись от него, я перевела взгляд на телефон, в надежде, что пропустила ответ Адриана на сообщение, которое послала чуть ранее, сообщив о нашем местоположении. Мы мало с ним общались сегодня, что казалось странным после вчерашнего, когда он буквально каждую минуту присылал мне новое сообщение. Конечно, глупо было полагать, что ему нечего больше делать, кроме как сидеть у телефона, разговаривая со мной, но я не могла ничего с собой поделать. После нескольких месяцев тревоги и переживаний у меня началась паранойя, и я начинала думать, что потрясение после нашего расставания отступило, и Адриан решил, что свободу он любит больше.

Наконец, официантка принесла нам еду, и я положила телефон обратно в кошелек. Поставив наши тарелки на стол, она взглянула на кирпич, и у нее перехватило дыхание.

– Вы, ребята, украли это из Ха Ха Тонка?

Мы уставились на нее так, будто она говорила на другом языке.

– Я имею в виду, это классно, если вы сделали это, – поспешно добавила она, встревоженная нашим молчанием, – это милое место. Я видела многих людей, направляющихся туда и оттуда. Я бы сама не отказалась от сувенира.

Мисс Тервиллигер первой пришла в себя:

– Можете повторить это название? Ха Ха Вонка?

– Ха Ха Тонка, – поправила девушка. Она посмотрела на наши лица. – Вы действительно не были там? Этот кирпич выглядит точно как будто вытащенный из тех руин. Вам нужно посетить это место, если вы направляетесь в Озаркс.

Как только она ушла, я поискала Ха Ха Тонку через интернет на телефоне.

– Не может быть! – произнесла я. – В Миссури есть замок!

– Думаешь, Джилл держат там? – возбужденно спросил Эдди. Похоже, он уже был готов идти и спасти ее из высокой башни, вероятно, даже сразившись в процессе с драконом или роботом-динозавром.

– Вряд ли. Она была права насчет «руин».

Я показала им фотографию Ха Ха Тонки, впечатляющего сооружения, даже несмотря на то, что оно видало лучшие дни. У него не было крыши, часть стен тоже отсутствовала, делая его совершенно открытым и легко просматриваемым. Технически, это был не замок, а особняк, а территория вокруг была обустроена под государственный парк с кучей тропинок и других природных достопримечательностей. Если бы Джилл находилась там, неясно, где ее могли бы запереть... Но, по крайней мере, теперь у нас появилась определенная цель, так как в одном официантка была права: наш кирпич выглядел точно, как те из развалин.

Новые знания придали нам сил, и, разрабатывая план, мы почти забыли про еду. Согласно информации на сайте парка, он открывается в семь утра. Мы решили добраться туда как можно быстрее и провести небольшую предварительную разведку. Если был хоть малейший шанс столкнуться с чем-то сродни тому, что нас поджидало в музее робототехники, то тогда лучше попадать в неприятности в нерабочее для парка время. По мере того как разворачивалась эта странная охота на мусор, было все труднее предугадать, с чем мы можем столкнуться или что от нас ожидает тот, кто заварил всю эту кашу.

На следующее утро мы были полны сил даже после всего-навсего пяти часов сна, желая поскорее отправиться в дорогу и узнать, какую тайну хранит Ха Ха Тонка. До парка оставался всего час езды, но мы остановились на заправочной станции, чтобы заполнить бак перед выездом на шоссе. Пока Эдди занимался заправкой, я зашла в кафе при станции – убедиться, что мисс Тервиллигер как следует запаслась кофе нам в дорогу. Но приблизившись к двери, я резко остановилась, увидев внутри знакомую фигуру.

Мой отец.

Он стоял у прилавка, вынимая деньги из своего кошелька. Он стоял под таким углом, что не мог видеть меня через стеклянную дверь. Я вспомнила вчерашний разговор и неожиданно поняла, что это действительно может быть заговор алхимиков с целью поймать меня.

На мгновение страх так парализовал меня, что я не могла двинуться с места. Несмотря на всю сложность моей жизни при моройском Дворе в этот последний месяц, не возникало ни малейших сомнений, что она была в миллион раз лучше, чем то, что происходило со мной на переобучении. Я думала, что смогу оставить все те кошмарные воспоминания позади, но стоя здесь и смотря на спину отца, я внезапно поняла, что не могу дышать. Все, о чем я думала – это о пятидесяти алхимиках, готовых выскочить со всех сторон и снова запереть меня в крошечной темной комнате, до конца жизни подвергая меня физическим и психологическим пыткам.

«Живей, Сидни, беги!» – кричала какая-то часть моего мозга.

Но я не могла. Все, о чем я думала – как алхимики уже однажды одержали надо мной верх, а ведь тогда со мной был Эдди. Какие шансы против них у меня были сейчас, в одиночку?

«БЕГИ, – снова сказала я себе. – Прекрати чувствовать себя беспомощной!»

Это подтолкнуло меня к действиям. Я снова начала дышать и медленно пятиться, не желая сделать ничего, что могло привлечь его внимание. Когда он пропал из поля моего зрения, я развернулась и приготовилась делать ноги обратно к машине.

Вместо этого я врезалась прямо в свою сестру Зою.

Она шла в направлении к заправочной станции, и моя паника тут же вернулась, едва я взглянула на нее. Затем, приглядевшись к выражению полнейшего шока на ее лице, я кое-что осознала: похоже, я была последним человеком на Земле, кого она ожидала здесь увидеть. Это вовсе не была какая-то хитроумная ловушка алхимиков. По крайней мере, пока я в нее не попала.

– Зоя, – пискнула я. – Что ты здесь делаешь?

Ее глаза были невозможно широко распахнуты, пока она пыталась справиться с потрясением.

– Мы направляемся в базу алхимиков в Сент-Луисе. Я начинаю там стажировку.

Последнее, что я знала – это то, что она была в Солт-Лейк-Сити с отцом, так что я не могла не представить в уме карту дорог. Между этими двумя местами не проходил прямой маршрут.

– Почему вы не поехали по трассе I-70? – спросила я с подозрением.

– Там проходило строительство, и... – она почти сердито покачала головой. – Что ты здесь делаешь? Ты ведь должна прятаться с мороем!

Усиливая мое удивление, она схватила меня за рукав и начала уводить подальше от заправки.

– Тебе нужно уходить отсюда!

Еще больше удивления.

– Ты... помогаешь мне?

Прежде чем она смогла ответить, я услышала голос Эдди:

– Сидни?

Это было все, что он сказал, но когда мы с Зоей повернулись, я увидела его мрачное предчувствие и полную боевую готовность. Он остался на прежнем месте, но выглядел так, будто мог тотчас подскочить и швырнуть Зои в здание, если она попытается причинить мне боль. Я действительно надеялась, что до этого не дойдет, потому что неважно, что случилось между нами, не имеет значения, как она предала меня, она до сих пор оставалась моей сестрой. Я все еще любила ее.

– Это правда? – прошептала она. – Они на самом деле пытали тебя на переобучении?

Я кивнула и бросила еще один тревожный взгляд в сторону заправки.

– Больше, чем ты можешь себе представить.

Она побледнела, но решительно вздохнула:

– Тогда уходите отсюда. Торопитесь, пока он не вернулся. Вы оба.

Я была ошеломлена совершенной переменой в ее поведении, но Эдди не нужно было повторять дважды. Он схватил меня за руку и почти потащил к машине.

– Мы уезжаем, сейчас же, – велел он.

Я мельком взглянула на Зою перед тем, как Эдди запихнул меня в машину, где нас уже ждала мисс Тервиллигер. Тысячи эмоций играли на лице Зои, пока мы отъезжали, но я смогла понять только несколько. Печаль. Тоска. Пока мы быстро возвращались на дорогу, я поняла, что меня трясет. Эдди был за рулем и постоянно беспокойно поглядывал в зеркало заднего вида.

– Никаких признаков преследования, – сказал он. – Наверное, она не увидела, в каком направлении мы направились, чтобы ему рассказать.

Я медленно покачала головой.

– Нет... она вообще ему ничего не сказала. Она помогла нам.

– Сидни, – сказал Эдди суровым-но-по-доброму-звучащим голосом, – она та, кто сдал тебя в первый раз! Та, кто начал весь этот кошмар с переобучением.

– Я знаю, но...

Я вспомнила лицо Зои, которое выглядело таким серьезным и расстроенным, когда она поняла, что меня пытали. Вспомнила тот день, когда мы с Адрианом впервые прибыли ко Двору, когда нас доставили к королеве и группе алхимиков, уже ждущих там, чтобы попытаться вернуть меня. Мой отец и Йен, другие знакомые алхимики много говорили о том, насколько неправильным было то, что я натворила, и как я нуждалась в том, чтобы меня оградили от мороев. Зоя молчала, она была поражена, и я тоже была потрясена мыслями о том, что она могла чувствовать. Я предположила, что она была слишком возмущена моей свадьбой, чтобы говорить… не упоминая тот факт, что мой отец не давал никому и слова вставить.

Сейчас я внезапно осознала, что, возможно, она чувствовала что-то еще, что я упустила: сожаление.

– Я действительно думаю, что она пыталась помочь, – настаивала я, зная, как безумно звучат мои слова, особенно для Эдди. Он был там в ту ночь, когда меня схватили, в ночь, когда она предала меня. – Что-то изменилось.

Он не пытался мне возразить, но все еще был на взводе.

– Меня интересует, должны ли мы изменить планы на случай, если они начнут прочесывать окрестности в поисках нас.

– Нет, – твердо ответила я, чувствуя себя все более и более уверенной в своих подозрениях. – Она не собирается нас сдавать. Пока ты не заметишь признаки активного преследования, мы продолжим держать курс на Ха Ха Тонку.

Мы продолжали ехать, а я не могла найти себе места, все еще пораженная тем открытием, что у Зои, возможно, зародились сомнения, если не по поводу алхимиков, так, по крайней мере, о том, что они сделали со мной. Как только я оправилась от первоначального шока, я испытала чувство, которое не ощущала по отношению к ней очень давно: надежду.

Облака редели, пока мы подъезжали к Национальному парку Ха Ха Тонка, и утренняя температура уже обещала жаркий день впереди. Мы припарковались и остановились в центре для экскурсантов, сбившись в кучку вокруг карты парка. Хотя там и были обширные территории и тропы, мы решили, что начать поиски следовало с руин массивного каменного здания, которое в парке называли замком, поскольку оно напрямую было связано с нашей подсказкой.

В такую рань в центре экскурсантов больше никого не было. Мы с мисс Тервиллигер ходили вокруг каменных развалин в поисках магии, изредка используя заклинания обнаружения. Эдди остался рядом охранять нас, и тоже искать своими методами, но в основном он полагался на нас, на то, что мы найдем все, что ищем. Та часть меня, что безумно любила архитектуру и искусство, не могла помочь, а наслаждалась разрешенным великолепием вокруг нас, и я пожелала, чтобы Адриан сейчас был рядом. У нас не было официального медового месяца после свадьбы, но мы часто говорили о тех местах, куда бы отправились, будучи свободными. Италия по-прежнему занимала вершину моего списка, как и Греция. Но если честно, я бы с удовольствием поселилась в Миссури, только бы Адриан был рядом со мной, свободный от преследований.

Спустя несколько часов поисков мы все были горячими и потными, но все еще не добились никаких результатов. Эдди до сих пор не убедился в намерениях Зои. Он расхаживал вокруг нас весь на нервах и порывался поскорее вернуться на дорогу. Уже когда время приближалось к обеду, и мы созрели для перерыва, я уловила что-то периферийным взглядом. Я повернулась посмотреть на одну из разрушенных башен замка и увидела что-то маленькое, сверкающее золотом в полуденном свете. Я тронула Эдди за плечо и указала туда.

– Что это за золотая штука?

Он прикрыл глаза ладонью и прищурился.

– Какая еще золотая штука?

– На той башне. Справа, ниже оконного проема.

Эдди посмотрел еще раз, затем опустил свою руку.

– Я ничего не вижу.

Я позвала мисс Тервиллигер и попробовала показать ей.

– Вы это видите? Ниже этого окна на самой высокой башне?

– Похоже на золото, – тут же ответила она.

Эдди недоверчиво повернулся в сторону, куда мы указывали.

– О чем вы, ребята, говорите? Там ничего нет.

Я могла понять его недоверие. У дампиров зрение лучше человеческого.

Мисс Тервиллигер пристально взглянула на него, прежде чем снова зафиксировать взгляд на башне.

– Возможно, мы смотрим на что-то, что могут увидеть только пользователи магии. Тогда это может быть тем, что нам нужно.

– Тогда как мы доберемся до него? – удивилась я вслух. Сама по себе башня была не больше, чем просто высокой каменной стеной, и я не была уверена, что там предусмотрены уступы для скалолазания. Так же был раздел на замке перед входом, предупреждающий туристов оставаться снаружи. С немногими посетителями, бродящими вокруг и изредка проходящим работником парка, мы не могли незаметно перепрыгнуть через забор.

– Тогда как мы доберемся до него? – удивилась я вслух. Сама по себе башня была не больше, чем просто высокой каменной стеной, и я не была уверена, что там предусмотрены уступы для скалолазания. Также замок располагался в секции за забором, предупреждая посетителей оставаться снаружи. С немногими посетителями, бродящими вокруг, и изредка проходящим смотрителем парка мы не могли незаметно перепрыгнуть через забор.

Эдди удивил нас обоих своим волшебным предложением:

– Я мог бы взобраться туда. Вы можете сотворить какое-нибудь заклинание невидимости?

– Да… – начала я. – Но оно не произведет должный эффект, если ты не видишь, что ищешь. Я бы хотела сама взобраться… но, думаю, это выше моих сил.

– А мы можем оба стать невидимыми? – спросил он. – Ты встанешь позади и будешь следовать за мной. Указывай мне куда идти.

Мисс Тервиллигер сделала Эдди невидимым, и я сотворила то же заклинание на себе. Оно было не особо сильным, и любой, кто захотел бы нас найти, мог нас обнаружить. Мы не хотели творить более сильное заклинание на случай, если позже нам придется обороняться, и мы понадеялись, что никакой турист или случайный бродяга не станут искать кого-то взбирающегося по разрушенным стенам.

Невидимые, мы с Эдди легко перепрыгнули через ограждение и подошли к башне, рассматривая ее. Ближе я уже лучше могла разглядеть, что это был за золотой предмет.

– Это похоже на кирпич, – сказала я Эдди.

Он посмотрел в ту же сторону, что и я, все еще неспособный увидеть то, что вижу я.

– Поверю тебе на слово.

Поверхность башни была грубой и неровной, с неустойчивой опорой и отверстиями, оставленными давно сгинувшими окнами. Я не могла подняться туда, но Эдди ловко взбирался, сильные мускулы его тела работали на пределе. Когда он добрался до верхнего окна, он наконец-то смог отдохнуть и встать на открытом крае.

Он наугад положил руку на кирпич.

– Что теперь?

– Три кирпича слева от тебя и два вверх, – крикнула я.

Он посчитал и подвинул руку, коснувшись того кирпича, что я считала золотым.

– Это он? Он болтается. Я могу его вытащить.

– Он.

Я напряглась, когда он с трудом начал извлекать кирпич из стены. С такого расстояния я не ощущала никаких очевидных ловушек, но, учитывая, что мне хорошо известна вся конструкция здания, я думала, что как только он вынет его, то все вокруг нас рухнет. Немного извиваясь, он поддался. Оба, Эдди и я, замерли, ожидая смертельного роя фотианов или еще какого-нибудь бедствия. Когда ничего не произошло, он бросил кирпич на землю рядом со мной и начал спускаться. Когда он благополучно приземлился, мы поспешили покинуть огражденную территорию, взяв кирпич, чтобы показать его мисс Тервиллигер.

Мы окружили его, надеясь получить ответы, но ничего не произошло. Мы пробовали всевозможные заклинания и пытались сравнить его с первым кирпичом, который мы привезли из Питтсбурга. По-прежнему ничего. Предположив, что поблизости может быть больше золотых кирпичей, мы обыскали территорию еще раз, но ничего не нашли. Потные и голодные к этому моменту, мы решили прерваться и пообедать. Мы пошли в немецкий ресторан и приятно удивились, увидев, насколько были переполнены этот и другие рестораны в парке маленького городка.

– В городе проходит рыболовный съезд, – сообщил нам официант. – Надеюсь, вы зарезервировали номер в отеле, если планируете остаться.

Мы еще ничего не зарезервировали, хотя думали остаться на ночь, чтобы еще раз обыскать парк завтра.

– Может быть, мы можем найти свободные отели в городе поблизости, – задумчиво произнесла я.

Официант просиял:

– В палаточном лагере, которым управляет мой дядя, есть свободные места. У него даже можно арендовать палатку. Дешевле, чем в гостинице.

Цена не имела значения, но после краткого обсуждения мы решили последовать предложению и отправиться в палаточный лагерь, просто из-за его близости к парку. Мы смогли арендовать все, что нам было нужно, устроиться, а затем еще раз обследовать Ха Ха Тонка до его закрытия на ночь. И опять мы не нашли никаких ответов ни в парке, ни в кирпиче. Мы попытались убедить самих себя, что утром мы сможем посмотреть на это другими глазами, однако никто не решался задать животрепещущий вопрос, висевший между нами в воздухе: «Что мы будем делать, если не раскроем секрет золотого кирпича?»

Я очень хотела поделиться этим с Адрианом, но мы так и не связались после моего последнего сообщения. Я покорно отправила ему отчет о происходящем и затем приготовилась ко сну, не желая признать насколько меня бесило его радио-молчание. Уставшая после долгого дня, я провалилась в сон в арендованной палатке...

...и была разбужена несколько часов спустя паникующим Эдди.

– Сидни! Джеки! Вставайте!

Я открыла глаза и моментально села.

– Что? Что такое?

Он стоял у расстегнутой открытой палатки и указывал наружу. Мы с мисс Тервиллигер поднялись к Эдди, и посмотрели туда, куда он указывал. Там, в лунном свете, светилась лужа, казалось, расплавленное золото сочится из-под земли и направляется прямо к нам. Там, где это золото касалось земли, оставалась выжженная трава и голая почва.

– Что это? – воскликнула я.

– Кирпич, – ответил Эдди. – Я сторожил внутри, и заметил, что он начал светиться. Я поднял его, и он чуть не сжег мне руку. Я кинул его наружу, и он расплавился вот в это.

Мисс Тервиллигер пробормотала быстрое заклинание, в то время как сгусток почти достиг нашей палатки. Невидимая сильная волна отбросила золотую лужу назад на несколько футов. А потом она снова начала двигаться на нас.

– Прекрасно, – пробормотала я.

Она повторила заклинание, но было ясно, что это только временное решение.

– Мы можем устроить ловушку для этого? – спросила я. – Здесь много камней. Может, сделаем что-то вроде ограждения?

– Оно сжигает даже камни на своем пути, – мрачно сказал Эдди.

Мисс Тервиллигер отказалась от силовых заклинаний и использовала замораживающее, подобное которому она применяла в музее робототехники. Она направила ледяную взрывную волну прямо на расплавленную лужу, и волна встала на ее пути. Половина лужи начала твердеть, тогда как другая часть все еще оставалась подвижной и пыталась увернуться в сторону от замораживающей волны, волоча за собой замерзшую половину.

– Сидни, разберись со второй частью! – произнесла мисс Тервиллигер.

Я поспешила подчиниться. Я выбежала из палатки и встала с другой стороны от сгустка, теперь уже сжиженного, так, чтобы она могла мгновенно использовать заклинание. Липкая грязь двинулась к палатке снова, и мисс Тервиллигер подняла руки, чтобы использовать заклинание.

– На счет три! – приказала она. – Раз... два... три!

Мы одновременно обрушили замораживающее заклинание с двух сторон на расплавленную лужу. Масса корчилась и извивалась в тисках магии, но медленно начала затвердевать. Я никогда не использовала заклинание так долго, но мисс Тервиллигер не отпускала магию. Я последовала ее примеру, пока, наконец, золото не застыло лужей неправильной формы. Мы отпустили магию и осторожно подошли к нему. Золото оставалось неподвижным.

– Это было странно, – сказала я. – Не так плохо как в предыдущий раз. У меня все еще осталось несколько порезов от маленьких магических светлячков, которые напали на нас в Питтсбурге.

– Только потому, что лужа не добралась до нас, – предостерегла мисс Тервиллигер. – Не хочу даже думать о том, что могло случиться, если бы мы все спали в палатке, когда она стала жидкой.

Я вздрогнула, понимая, что она была права.

– Но что это значит?

Ни у кого из нас не нашлось немедленного ответа, но Эдди удивил нас, заговорив несколько секунд спустя:

– Я видел это раньше.

– Золотой кирпич, превратившийся в смертельно опасную лужу расплавленного металла? – спросила я.

Он изнуренно улыбнулся мне:

– Нет. Посмотри на форму. Она не кажется тебе знакомой?

Я наклонила голову, чтобы изучить золотую форму перед нами. Казалось, будто она не имела никакой конструкции. Она была бесформенной, смутно овальной формы и выглядела так, будто затвердела по случайному стечению обстоятельств. Сосредоточенный взгляд Эдди сказал мне об обратном. Спустя пару минут пристального изучения озарение осветило его черты. Он достал свой мобильный телефон и набрал в нем что-то. Телефону потребовалось некоторое время, чтобы найти то, что он искал, из-за никуда не годного покрытия сети в парке, но когда он это сделал, Эдди восторжествовал.

– Вот, взгляните.

Мы с мисс Тервиллигер посмотрели на экран и увидели карту большой площади в Палм-Спрингс. Я мгновенно поняла, что это значит.

– Это Солтон-Си, – вздохнула я. – Отличная память, Эдди.

Солтон-Си – это соленое озеро за пределами Палм-Спрингса, и лужа застывшего металла была такой же формы, что и этот водоем. Мисс Тервиллигер покачала головой и тревожно фыркнула.

– Замечательно. Я уехала из Палм-Спрингса, чтобы предупредить тебя, потом была втянута в магическую охоту на мусор, и теперь, после всех этих усилий, я должна просто вернуть тебя домой.

– Но зачем? – спросил Эдди. – Неужели Джилл была там все это время? И кто дергает за ниточки за всем...

– Обернись! – крикнула мисс Тервиллигер, поднимая руки в защищающем жесте.

Даже Эдди не мог двигаться достаточно быстро, чтобы увернуться от того, что она увидела. Золотой сгусток задрожал, словно его только что накачали энергией, от которой надо было срочно освободиться. Я попыталась наложить защитное заклинание, но, даже начав произносить слова, я уже знала, что ни за что не успею вовремя. Сгусток разорвался на сотню маленьких острых как бритва золотых лезвий, полетевших прямо в нас... и потом они внезапно остановились. Они словно врезались в невидимый барьер и попадали на землю, не причинив нам вреда.

Я глядела на них, сердце колотилось от мысли, какой страшный ущерб они могли нанести, не будь мисс Тервиллигер достаточно быстрой. Так что для меня оказалось полной неожиданностью, когда она сказала:

– Превосходные рефлексы, Сидни. Я бы не успела вовремя.

Я оторвала взгляд от лезвий.

– Разве это не вы их обезвредили?

Она нахмурилась:

– Нет. Я думала, что это ты.

– Это сделал я, – произнес голос позади нас.

Я резко обернулась и недоверчиво ахнула: из-за деревьев вышел Адриан. Забыв о едва не произошедшей трагедии, я бросилась в его объятья и позволила поднять себя.

– Что ты тут делаешь? – воскликнула я. – Никогда бы не подумала.

Я поцеловала его так крепко, даже не волнуясь, что рядом стояли Эдди и мисс Тервиллигер. Разлука с ним все эти дни причинило моему сердцу гораздо больше боли, чем я ожидала, и, думаю, мы оба были удивлены, когда он первым наконец прервал поцелуй.

– Я говорил тебе, что найду способ попасть сюда, – сказал он, улыбаясь. Его взгляд упал на лезвия, и он помрачнел. – Не слишком скоро, так понимаю.

В кольце его объятий я повернулась к лезвиям, зловеще сверкающим в траве. Воспоминания медленно зашевелились в моей голове.

– Я видела это раньше, – сказала я, подобно Эдди ранее.

Мисс Тервиллигер судорожно выдохнула:

– Это скверное заклинание. Просто так его не накладывают.

– Я знаю, – тихо сказала я. – Я накладывала его однажды.

Все в изумлении посмотрели на меня.
– Когда? – спросила она. – Где?

– В вашем доме... вашем старом доме, перед тем, как он сгорел, – поправилась я.

Тысяча воспоминаний навалилась на меня, и весь мир буквально покачнулся, когда я внезапно свела концы с концами. Я думала, что не знаю никого, способного использовать человеческую магию такого уровня, по крайней мере, никого, жаждущего навредить мне. Я ошибалась. Я встретилась с выжидающими взглядами своих друзей.

– Это заклинание я использовала, чтобы убить Алисию, – объяснила я.

 







Дата добавления: 2015-10-01; просмотров: 357. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!


Рекомендуемые страницы:


Studopedia.info - Студопедия - 2014-2021 год . (0.02 сек.) русская версия | украинская версия