Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

ГЛАВА 9. – Так вот как выглядит Канада?




АДРИАН

 

– Так вот как выглядит Канада? – сказал я, выглядывая из машины.

– В последний раз повторяю, это не Канада,– ответила Сидни, закатывая глаза. – Это Северный Мичиган.

Осмотревшись, я не увидел ничего, кроме огромных деревьев вокруг нас. Несмотря на то, что сейчас был август, и уже давно перевалило за полдень, погода стояла не совсем летняя. Вытянув шею, я мельком увидел серую воду за деревьями справа от меня: согласно карте, это было озеро Верхнее.

– Возможно, это не Канада, – уступил я. – Но это точно соответствует моему представлению о том, как она должна выглядеть. За исключением того, что там больше хоккея.

Выскользнув с заднего сиденья и остановившись передо мной, Сидни одарила меня снисходительной улыбкой:

– Это сильно отличается от Айовы.

– Точно, – согласился я, обнимая ее рукой, пока мы любовались пейзажем.

Это безумие, что мы так далеко доехали меньше чем за сутки. После того, как мы уговорили Розу и Дмитрия поехать с нами в дампирскую общину, нам пришлось ждать, пока Дмитрий использует свои связи и узнает, с каким именно местом связан медальон Олив. Вернулся он довольно быстро, обнаружив, что символ на ожерелье используют в общине, расположившейся на верхнем полуострове штата Мичиган. Тогда они с Розой полетели рейсами с пересадками, чтобы добраться туда от Двора. Мы с Сидни выбрали прямой маршрут, сели в машину и ехали на протяжении двенадцати часов. Спать так мало было утомительно, но мы сменяли друг друга за рулем и могли немного подремать. Это также не давало нам возможности обсудить огромные проблемы, все еще нависшие над нами. Я не знал, хорошо это было или плохо.

– Пошли, – сказала Роза, выпрыгивая с пассажирского сиденья внедорожника. – Похоже, вход вон там.

Мы встретились с ней и Дмитрием в Хотоне, взяли их более прочный арендованный автомобиль и, добравшись сюда, остановились на незаасфальтированной парковке. Рядом с нашей арендованной машиной были припаркованы и другие, только с мичиганскими номерами, большинство из них были моделями тяжелого типа, необходимыми для жизни в глуши. Хоть мы и находились всего в часе езды от Хотона, но это место мало походило на пригород крупного мегаполиса. Тут было все основное – супермаркеты, больница, Старбакс, даже университет, – но на этом все. Как только ты выезжаешь за пределы города, то почти сразу попадаешь в лес. Это было все, что я видел в данный момент, и поэтому я не сразу заметил тропу, на которую указала Роза.

– Узкая, – заметил я, пока мы с Сидни следовали по тропе за ней и Дмитрием. Сама тропа была чистой, но вокруг нее был труднопроходимый лес.

– Так задумано, – сказал Дмитрий, прокладывая дорогу, как будто он постоянно этим занимался. Вероятно, именно так в Сибири он добирался до школы каждый день. – Так стригоям труднее сюда пробраться.

– Держу пари, ходить тут зимой настоящее испытание, – добавил я. Я выругался, когда какая-то ветка зацепилась за мое пальто.

«Осторожно, – предупредила тетя Татьяна. – Это итальянская кожа».

– Я не удивлюсь, если многие из них на зиму уезжают, – отметил Дмитрий. – Это идеальное место для проживания летом – в высоких широтах. В разгар лета здесь темнеет всего на пять часов. Имея в распоряжении это и несколько прочных сооружений, вы можете сравнительно неплохо уберечься от атак – особенно, если это группа дампиров, о которой мы говорим. Они устраивают драки.

Я мог в это поверить и ничего не сказал, потому что больше был сосредоточен на том, чтобы не упасть и случайно не проглотить комара. Мои мышцы занемели из-за долгого сидения в машине, так что было приятно немного подвигаться. Когда Дмитрий сообщил нам, что символ на медальоне принадлежал Идейной Общине «Дикая Сосна», я даже понятия не имел, во что мы ввязываемся. По-видимому, «идейная община» было современным именем для общины, и они являли собой что-то, что люди по-прежнему создавали в наши дни. И по пути сюда благодаря бесконечным знаниям Сидни я узнал, что большинство общин не были какими-то праздниками любви для хиппи а-ля шестидесятые. Некоторые из них были вполне современными, но принимали лишь жизнь в гармонии с природой. Некоторые были больше похожи на палаточные лагеря. Дмитрий сказал, что это дампирское сообщество – скорее всего что-то среднее. Я надеялся, что оно будет более современным, может быть, чем-то вроде секретного курорта в лесу. На ум пришли образы деревни Эвок из «Возвращения джедая».

– Я только надеюсь, что у них есть сантехника, – произнесла Роза. – Это была самая неприятная часть пребывания с хранителями.

– Вообще-то у меня с этим проблем нет, – неожиданно сказала Сидни. – Под вопросом мясо, с которым у меня проблемы.

– Воу, нет сантехники? – воскликнул я. Я с трудом представлял, как вести себя в такой ситуации.

– Лучше свыкнутся с подобной возможностью, – поддразнила Роза, оглядываясь на меня. – Лисс может не позволить вам, ребята, вернуться. Когда все закончится, вы двое можете оказаться живущими с хранителями.

– Уверен, что мы сможем найти альтернативу этому, – надменно сказал я, не желая признавать, насколько был не уверен в нашем будущем.

Дмитрий не разделял веселье Розы.

– Если алхимики все еще будут ее преследовать, я уверен, Лисса позволит вам вернуться в ваши апартаменты.

«Разве это будет не весело? – заметила тетя Татьяна. – Более тесные комнатенки с твоей мамой, никто из вас не захочет и носа высунуть наружу, чтобы не встретиться лицом к лицу с другими мороями».

– Это не тот образ жизни, – пробормотал я, думая, какими загнанными в угол мы оба, Сидни и я, себя чувствовали. Я не осознавал этого в полной мере, пока мы не сбежали и не получили немного свободы. Даже когда мы ссорились, атмосфера между нами была более напряженной, когда мы были свободны. Встретившись взглядом с Сидни, я понял, что она думает о том же, что и я, и полна тех же вопросов о нашем будущем. К сожалению, не похоже, что мы получим какие-то ответы прямо сейчас. Мы могли сосредоточиться только на непосредственных проблемах. Джилл. Олив.

Дмитрий остановился и указал в направлении леса:

– Смотрите. Граница защитного барьера.

Я проследил взглядом за его движением и уловил блеск серебра в подлеске. Зачарованный серебряный кол. Дампиры этой общины разместили их вокруг территории, создав магический барьер, чтобы удержать стригоев снаружи. Не-мертвые не могут пересечь такую защиту, но она требует постоянного поддержания. Если оковы ослабеют, или кто-то вытащит кол из земли, стригои без труда проникнут внутрь. Это беспокоило все сообщества мороев и дампиров. Защитный барьер вокруг Королевского Двора проверялся несколько раз в день.

Как только мы прошли мимо кола, из леса внезапно появилась фигура, преграждая путь Дмитрию, который тут же встал в оборонительную позицию при виде незнакомца, но расслабился, увидев, что это была женщина-дампир. Она тоже выглядела жесткой, готовой ко всему, на ее ремне висели пистолет и серебряный кол. Медальон, висящий на ее шее, был точно таким же, как и у Олив, только синего, а не зеленого цвета. Ее выражение лица немного смягчилось после того как она увидела Дмитрия и Розу, но при виде меня опять похолодело.

– Приветствую, – сказала она. – Ищите «Дикую сосну»?

Роза протиснулась из-за Дмитрия, что было нелегко сделать на узкой тропинке.

– Мы ищем нашу подругу, – сказала она. – Мы думаем, что она живет с вами.

Оценив Розу и Дмитрия, дампирка благожелательно кивнула Сидни, а затем с очевидной враждебностью взглянула на меня:

– И он? Что ищет он?

– Девушка, которую мы ищем, и мой друг тоже, – ответил я, удивленный ее реакцией. – Я обещал ее сестре, что найду ее.

Наша хозяйка выглядела скептически настроенной, и я задумался, из-за чего это. Я думал, это была дампирская солидарность, но она нормально отнеслась и к Сидни. Наверное, женщина увидела татуировку Сидни и предположила, что она здесь по обычным делам алхимиков. Хотя это все еще не объясняло холодного приема, оказанного мне.

– Как зовут вашу подругу? – спросила женщина.

– Олив Синклэр, – ответил я.

Тотчас взгляд женщины стал неприязненным, но было очевидно, что это касалось меня, не Олив.

– Так это ты – тот, кто втянул ее в неприятности.

– Тот, кто... – смысл стал очевиден, и я покраснел, что случалось от силы пару раз в моей жизни. – Что? Нет! Конечно, нет. Я хочу сказать, я никогда такого... я не из тех парней, кто...

– Нет, – сказал Дмитрий прямо. – Это не вина Адриана. У него здесь благородные намерения. Я ручаюсь за него. Я Дмитрий Беликов. Это Роза Хэзевей, Сидни Ивашкова.

Как правило, человек, носящий моройскую королевскую фамилию, получил бы повторный взгляд. Но, понятно, что женщина не услышала ничего, что последовало после имен Розы и Дмитрия. Это было отчетливо видно по ее взгляду: тот же трепет и поклонение, которые я замечал у других людей, всякий раз, когда этот динамичный дуэт представлял себя. И тут же из яростно защищающего вход охранника женщина превратилась в полуобморочную фанатку.

– Обожемой, – вспыхнула она. – Вот почему ваши лица показались мне знакомыми! Я видела ваши фотографии! Я должна была сразу вас узнать! Мне так стыдно. Проходите, проходите. Кстати, меня зовут Мэллори. Давайте не будем стоять посреди леса! Вы, наверное, очень устали, добираясь сюда. Вам следует отдохнуть. Поесть что-нибудь. Божемой.

Мы последовали за ней по узкой тропе, которая в конце концов привела нас к огромной лесной поляне. Дикая Сосна действительно оказалась чем-то вроде помеси между лагерем и курортом. Вообще-то он мне напоминал городок Дикого Запада. Я мог без проблем представить здесь перестрелку. Симпатичные домики расположились аккуратными рядами и, похоже, были разделены на деловую и жилую зоны. Дампиры, почти все женщины и дети, занимались своими делами, некоторые сделали паузу, чтобы взглянуть на нас. Мэллори, подпрыгивая, привела нас к большому дому, расположенному между деловой и жилой зонами.

Мы вошли в своего рода офис, и первое, что я заметил, это то, что у них было электричество. Я принял это за доброе предзнаменование того, что у них есть и водопровод. Женщина-дампир постарше, с сединой, тронувшей ее светлые волосы, сидела за столом, печатая что-то на компьютере. Она тоже носила голубой медальон. Когда она нас увидела, она встала и, зацепившись пальцами за ремень на ее джинсах, прислонилась к стене, хвастаясь своими тесненными кожаными сапогами, что еще больше усилило мои стереотипы о Диком Западе.

– Ну и что же ты вернулась, Мэллори? – спросила она насмешливо.

– Лана, ты ни за что не поверишь мне, кто это, – воскликнула Мэллори. – Это...

– Роза Хэзевей и Дмитрий Беликов, – ответила Лана. Затем ее глаза переместились на меня и Сидни, и ее брови удивленно изогнулись. – И Адриан Ивашков и его печально известная жена. Я была при Дворе. Я знаю, кто знаменитости.

– Мы не знаменитости, – заверил я ее, обнимая Сидни и кивая на Розу и Дмитрия. – Не такие, как эти двое.

В уголках глаз Ланы появились морщинки, когда она улыбнулась нам.

– Разве? Ваш брак послужил источником многих слухов.

– Думаю, это делает из нас больше источник для сплетен, нежели знаменитостей.

Хотя как только слова слетели с моих губ, я задумался, а такая ли большая разница между этим.

– Рада познакомиться с вами. Всеми вами. – Лана подошла к нам и пожала всем руки. – Еще я слышала от Олив, что вы с огромным энтузиазмом работали над созданием вакцины от превращения в стригоев, лорд Ивашков.

Я хотел сказать, что мы не достигли больших успехов в разработке вакцины, но что-то более важное в ее словах привлекло мое внимание.

– Вы знаете Олив.

– Конечно, – сказала Лана. – Я всех здесь знаю.

– Лана – наш лидер, – объяснила Мэллори.

Лана хохотнула:

– Я больше администратор. Полагаю, вы здесь именно из-за Олив?

– Если вы позволите, – вежливо ответил Дмитрий. – Мы были бы признательны за любую помощь, которую вы можете предложить.

– Я делаю это не для себя, а для Олив.

Лана задержала взгляд на нас на несколько мгновений, будто решив что-то для себя. Наконец, она коротко кивнула.

– Я отведу вас к ней сама. Но сначала поужинайте и отдохните. Я знаю, что сюда нелегко добраться.

Мы поблагодарили ее за гостеприимство, но было сложно расслабиться, зная, как близко мы были к Олив. Я пересказал Розе и Дмитрию всю ее историю, когда мы встретились в Хотоне, по крайней мере, все, что я знал об этом. Они были настолько же обеспокоены, как и я, и согласились, что происходит что-то плохое, если она чувствовала такую сильную необходимость прятать свою беременность. У меня сложилось впечатление, что если бы она воспользовалась преимуществом – и Дмитрий нашел бы ответственного за произошедшее – то были бы очень серьезные последствия.

Ужин состоял из бутербродов с курицей и салатом. Удивительно простая еда для наполовину вампирского курорта в дикой местности. Сидни даже не колебалась, прежде чем вцепиться зубами в свой бутерброд, и я думаю, это говорило много о том, как далеко она зашла в отношениях с мороями. Между тем, Лана ясно сказала нам, что здесь нет официальных кормильцев, и чтобы я даже не думал выпрашивать кровь у дампиров из «Дикой сосны». Однако пока она говорила, я уловил в ее голосе подтверждение своих знаний об общинах и предположений о том, что дампирки здесь продавали мороям свою кровь так же легко, как и свои тела. Это было темной стороной таких лагерей, из-за чего у них и появилась такая плохая репутация. Этим, конечно, занимались не все, но это происходило достаточно часто.

После ужина Лана честно исполнила свое обещание и лично повела нас, устроив нам небольшую экскурсию по общине. Как я и подозревал, некоторые строения использовались и для житья, и для дела.

– Мы постоянно ездим в Хотон, чтобы пополнять свои запасы, – объяснила она. – Но мы также стараемся быть самостоятельными настолько, насколько можем. Мы выращиваем очень много собственных продуктов и даже изготавливаем для себя одежду.

Она кивнула на один домик, где две дампирки сидели на крыльце и шили в тусклом свете фонаря в быстро сгущающихся сумерках. Они помахали в ответ в знак приветствия. Лана указала на другие здания, когда мы проходили мимо них.

– Это магазин Джоди – она может починить все, что угодно. А вот здесь расположен наш медицинский центр, такой, какой есть. За него отвечает Эйприл, но сейчас она уехала в город, чтобы пополнить свои запасы. То, в чем она нуждается, намного сложнее сделать самостоятельно. А там школа, которой владеет Бриана.

– Там есть несколько панелей солнечных батарей, – заметила Сидни. – Отличная идея. Как раз для вашего положения.

Лана просияла, явно гордясь:

– Это было идеей Талии. У нас есть немного электричества от общей сети, но она чувствовала, что мы должны иметь свой собственный возобновляемый ресурс.

Я отметил, что все названные имена были женскими, и что кроме нескольких детей, вокруг были одни женщины. Поэтому было удивительно увидеть мороя, гуляющего среди домиков в некотором отдалении от других. Заметив мой взгляд, Лана нахмурилась и смиренно вздохнула.

– Да. Там живут девушки, которые хотят «развлечь» гостей мужского пола.

– Почему вы не держитесь от них подальше? – спросил Дмитрий с мрачным выражением лица.

– Потому что здесь есть девушки, которые будут заниматься этим в любом случае. Если они улизнут, то будут жить в другом, небезопасном месте. Я бы предпочла держать все под своим контролем. Некоторые парни просто хотят хорошо провести время, а здесь есть девушки, которые принимают это и не ожидают ничего большего...

Лана смотрела на мороя, которого я заметил, пока говорила. Дампирка буквально повисла на его руке, и они смеялись, когда проходили мимо нас, увлеченные своей беседой. Она, казалось, вела его к выходу из общины, и я отметил, что ее кулон был красного цвета.

Лана повернулась к нам, когда они ушли.

– Другие же парни доставляют одни неприятности. Это те, за которыми нужен глаз да глаз, и иногда нам приходится силой выпроваживать их отсюда.

– Есть идеи насчет того, с кем могла связаться Олив? – спросил я.

Лана снова начала двигаться вперед, ведя нас к той части жилых домиков, откуда вышел тот морой.

– Нет. Это ее дело, так что я не давила на нее. Я лишь могу сказать, что у нее нет кавалера. Не похоже, что у нее есть какой-то романтический интерес.

– У нее есть довольно приличный поклонник-дампир, – сказал я. – Но она оборвала все связи с ним. И с кем бы то ни было еще.

– Чертов стыд, – ответила Лана. Мы остановились перед милым домиком с зелеными ставнями. – Но кто я такая, чтобы судить? Мы все сражаемся в наших собственных битвах так хорошо, как только можем.

«Довольно разумно для подражателя шерифу в этой глуши», – сказала тетя Татьяна.

Я обдумывал слова Ланы, пока она стучала в дверь домика. Дампирка с растрепанными кудрявыми волосами открыла дверь, улыбнувшись при виде Ланы.

– Привет, мам.

– Привет, Диана. – Лана поцеловала ее в щеку. – Олив поблизости?

Диана изучила нашу группу и задержала на мне свой взгляд немного дольше, чем на остальных. Я ненавидел то, что все здесь ожидали худшего. Такое положение дел было печальным, даже если алхимики не подозревали, что этот морой сделал.

– Конечно, – ответила она. – Я схожу за ней.

Диана исчезла внутри домика. Я заметил, что затаил дыхание, пока мы ждали, что произойдет. Видя мое нетерпение, Сидни сжала мне руку.

– Я просто не могу поверить, что мы сможем увидеть ее после всего, что произошло. Никаких лавовых монстров. Никаких битв духа, – я сделал паузу, чтобы перевести дыхание. – Я чувствую, что если смогу связаться с Олив здесь, помочь ей, после того, как подвел Нину...

Сидни сжала меня сильнее.

– Ты не подвел ее, Адриан. Она сама приняла эти решения.

«Если бы ты был сильнее, если бы использовал больше духа во сне... – голос тети Татьяны сделал паузу в моей голове, дав возможность обдумать эту мысль. – Что ж, возможно, Нина не оказалась бы в ее нынешнем состоянии».

«Тише, – огрызнулся я голосу в моей голове. – Сидни права. Это не моя вина. Нина сама так решила».

«Если ты так говоришь», – сказала тетя Татьяна.

В этот время на крыльцо вышла Олив, одетая так же, как и в том сне. И еще так же, как и во сне, она, абсолютно очевидно, была беременна. Она начала было улыбаться, увидев Лану, но замерла, когда заметила нас.

– Нет, – произнесла она, пятясь назад. – Нет, нет, нет.

Роза рванула вперед.

– Олив, подожди. Пожалуйста. Мы хотим поговорить с тобой. Мы хотим помочь тебе.

Олив лихорадочно затрясла головой, и Лана обняла ее:

– Милая, тебе на самом деле следует поговорить с ними.

– Я не хочу! – вскрикнула Олив. Она смотрела то на одно, то на другое лицо, выглядя как загнанное животное, когда мы собрались вокруг, и мое сердце разрывалось. Увидев Сидни, она предприняла еще одну попытку. – Алхимик!

– Я больше не с ними, – сказала Сидни. – Я здесь, чтобы помочь тебе, как и все остальные.

– Ты знаешь Сидни, – напомнил я Олив. – Ты можешь ей доверять.

Олив все еще выглядела напуганной, но в конце-концов перестала таращиться на Сидни.

– Мне нечего сказать кому бы то ни было из вас!

– Тогда не говори ничего, – сказал я. – Просто слушай. Прогуляйся со мной. Только со мной. Позволь рассказать тебе, что происходит с Ниной. Я приму все условия.

Имя сестры заставило Олив вернуться назад оттуда, куда она пыталась отступить, чтобы скрыться в домике. Она смахнула длинные пряди черных волос со своего лица, глядя на меня со слезами на глазах.

– Нина? Она в порядке? В том сне...

Я махнул рукой в сторону:

– Давай прогуляемся. Я расскажу тебе все.

Поколебавшись несколько мгновений, Олив наконец кивнула и шагнула с крыльца. Сидни поняла мой осторожный подход к ней и потому сохраняла дистанцию. Роза же, напротив, очевидно хотела пойти со мной и Олив, но я украдкой посмотрел на нее и покачал головой. Дмитрий положил руку ей на плечо, как бы подчеркивая мою мысль. Я знал, что Олив нравились Роза и Дмитрий, и что они хотели как лучше, но прямо сейчас они бы только помешали. Наверняка именно страх допроса заставил ее искать убежища здесь, в лесу. Я ободряюще улыбнулся ей и уже почти было использовал капельку принуждения, чтобы успокоить ее, но в последний момент передумал. Раз она выросла с сестрой-пользователем духа, то, вероятно, может заметить это и почувствовать, будто я хочу иметь над ней преимущество.

– Милое место, – заметил я, когда мы шли между домиками. Кроны высоких деревьев образовывали навес над нами, и сидящие среди ветвей птицы пели заходящему солнцу.

– Расскажи мне о Нине, – сказала Олив, не тратя времени на пустую болтовню. – С ней все в порядке?

Я колебался.

– Вроде того. То, что она сделала в том сне... ну, это потребовало много духа. Очень много. – Я пытался подобрать слова, чтобы объяснить все без упоминания того, что Нина выжгла себя изнутри или, возможно, сошла с ума. – Использование такого количества духа не проходит бесследно. Мне сказали, что она, ммм, много спит и не подает признаков жизни. Но это может измениться. Возможно, она будет в порядке, если дать ей немного времени на восстановление.

Олив мрачно смотрела вперед.

– Почему она не могла просто оставить меня в покое? Почему не могла перестать пытаться найти меня? Ей бы не пришлось подвергать себя такому риску!

– Она любит тебя, – сказал я. – И, думаю, Нейл тоже.

Слезы снова наполнили глаза Олив.

– О, Нейл. Как я расскажу ему, что случилось?

Я остановился и повернулся к ней лицом.

– Слушай, что бы там не произошло, он все поймет. Ему будет все равно, что какой-то другой парень сделал с тобой – то есть, ему конечно захочется надрать тому зад – но он не станет осуждать тебя или винить в чем-то. Он по тебе с ума сходит. Он поможет тебе и обязательно поддержит. Мы все поддержим.

Отчаяние в ее глазах сменилось замешательством:

– Какой-то другой парень?

– Эм... да, – я сверху вниз посмотрел на ее округлый живот. – Я имею в виду, очевидно, что тут замешан какой-то парень-морой. И если он сделал это против твоей воли, только скажи нам. Он должен быть привлечен к ответственности.

Было как-то нелепо использовать термин «привлечен к ответственности» в этой обстановке городка на Диком Западе, но озадаченный взгляд Олив подсказал, что она не заметила этого.

– Нет-нет. Ты... ты не понимаешь. Ты совсем ничего не понимаешь.

– Тогда помоги мне, – сказал я, беря ее за руки. – Помоги мне понять, чтобы я смог помочь тебе. Я обещал Нине, что сделаю это.

– Адриан? Это ты?

Сначала окликнувший меня голос не показался знакомым, и я медленно обернулся к говорившему. Мы просто гуляли по округе, и место, где мы сейчас остановились, открывало нам отличный обзор на то, что я бы назвал «районом красных домиков». Парень-морой, кажется, вышел из одного из этих домиков, и, судя по его нетвердой походке, он тут очень неплохо проводил время.

– Это ты! – воскликнул мужчина, триумфально подпрыгнув. – Я так и знал.

Через несколько секунд я, наконец, узнал его.

– Дядя Рэнд? – недоуменно спросил я.

Он зашагал к нам, широко ухмыляясь.

– Он самый.

Я едва мог в это поверить. Я уже привык к любому количеству фантастических и нереальных событий, ежедневно происходящих со мной. Сражения с использованием духа? Нет проблем. Моя жена, превращающаяся в кошку? Конечно, то что надо. Так что удивительно, что меня так поставила в тупик встреча с родственником, о котором я ничего не слышал уже много лет. Рэнд Ивашков был старшим братом моего отца, которого я не видел с детства. От него не отреклись – по крайней мере, официально – но мне с самого детства было ясно, что все предпочитали, чтобы он не находился поблизости. Мой отец принял его обязанности при Дворе и выслал Рэнда из страны с поручениями, которые тот не смог бы провалить. Как-то раз, будучи подростком, я влип в неприятности на незаконной вечеринке, мама призвала отца быть со мной полегче в плане наказания.

– В конце концов, – сказала она, – не похоже, чтобы он был таким же дурным как твой брат.

«Он бестолочь, – прошептала тетя Татьяна, – Позор семьи. Больше заинтересован в женщинах и вине, чем в семейной чести».

«Звучит не так уж не похоже на меня», – признался я.

Она усмехнулась: «Едва ли. Твоя семья никогда никуда не отсылала тебя, чтобы ты не болтался под ногами».

Последнее, что я слышал о нем – что Рэнд был где-то в Европе. И, конечно, я никак не ожидал найти своего дядю на севере Мичигана.

– Что ты тут делаешь? – спросил я.

– То же, что и ты, – сказал он, подмигнув мне. У него были такие же темно-зеленые глаза, как и у меня, и хотя в его каштановых волосах виднелась седина, она никак не могла сравниться с сединой у отца. Наверное, жизнь с вином и женщинами была менее напряженной и стрессовой, чем респектабельная жизнь при Дворе и членство в Моройском Совете. Как и любой морой, Рэнд был высоким, и ему пришлось чуть наклониться, чтобы с интересом посмотреть на Олив, заставив ее съежиться рядом со мной.

– Она милая, – сказал он. – И как я вижу, ахах, у тебя тут на стороне есть семья? У меня у самого есть парочка таких. Эти дампирские девчонки размножаются как...

– Все не так, – прервал я, уже устав по сто раз это объяснять, – Нет у меня тут никаких семей, Олив – просто моя подруга, которую я приехал проведать.

Дядя Рэнд оживился.

– Так она свободна? Я не видел ее здесь...

– Нет, – сказал я сквозь стиснутые зубы. – Она не свободна. Слушай, было здорово повидать тебя и все такое, но сейчас действительно не время и не место. У меня есть дела.

Я начал отворачиваться, подавая Олив знак, что нам надо вернуться в домик Дианы. К моему удивлению, Рэнд схватил меня за руку и повернул обратно к себе. Да так близко, что исходивший от него запах водки чуть не сбил меня с ног.

– Не будь таким! – вспылил он. – Таким же снобом, как и вся твоя семья. Твой отец и его благочестиво-лицемерная жена всегда вели себя так, словно я был недостаточно хорош, чтобы общаться со всеми вами. Но посмотри на себя. Вот он ты, ничуть не лучше меня. Я слышал о тебе всякого разного – и разве я осуждаю тебя? У нас много общего.

Я отдернул руку.

– Я так не думаю.

–Ты такой же, как и все они!

Он бросился ко мне, пьяно шатаясь при этом. Не знаю, хотел ли он ударить меня или просто снова схватить за руку, но я никогда об этом не узнаю, так как между нами внезапно появилась чья-то высокая фигура и отбросила его назад с помощью эффектного хука справа. Я поднял взгляд и увидел Дмитрия, взирающего на моего лежащего на траве дядю с выражением абсолютного отвращения. К нам спешили Роза, Сидни и Лана.

– Что, черт возьми, тут происходит? – воскликнула Роза.

– Спасибо, – сказал я Дмитрию. – Хотя не думаю, что такое жесткое вмешательство было действительно необходимо.

– Он животное, – прорычал Дмитрий. – У него нет никакого права находиться здесь.

– Что ж, полагаю... – я запнулся и повторил про себя слова Дмитрия. – Ты что, знаком с ним или что-то вроде того?

Дмитрий поглядел на меня.

– Да. А ты?

– Эм, да, – сказал я. – Он мой дядя. Рэнд Ивашков.

– Да ну? – жесткое выражение лица Дмитрия не изменилось. – Он мой отец.

 







Дата добавления: 2015-10-01; просмотров: 310. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!


Рекомендуемые страницы:


Studopedia.info - Студопедия - 2014-2021 год . (0.019 сек.) русская версия | украинская версия