Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

ГЛАВА 4. Я не рекомендую вам превращаться в кошку.




СИДНИ

 

Я не рекомендую вам превращаться в кошку.

Хотя опыт пребывания кошкой не так уж и плох. Но превращаться обратно? Ужасно. Мне казалось, что меня разрывает на две части. Мои кости и кожа растягивались и скручивались таким образом, каким невозможно даже представить в природе, а в конце я чувствовала себя побитой и ушибленной, как будто будучи ребенком я упала с лестницы. В животе разрасталось смутное чувство тошноты, и когда момент паники прошел, я поняла, что хотела бы бросить это занятие. Одной из многих пыток, которым алхимики подвергали меня, когда держали в плену, была принудительная рвота, и даже мысль об этом вызывала у меня неприятные воспоминания. К счастью, это ощущение скоро прошло, и я почувствовала себя более или менее нормально.

– Примерно через двадцать миль отсюда есть прекрасное местечко, чтобы выпить кофе, – сказала мисс Тервиллигер, когда я села и пристегнула ремень безопасности, – мы остановимся там и подзаправимся перед тем, как отправиться в Питтсбург.

Я кивнула, дописала сообщение Адриану и вытянула ноги, все еще привыкая к возвращению в мое прежнее тело. Рядом со мной лежала деревянная шкатулка, которую привезла мисс Тервиллигер, и я взяла ее, чтобы рассмотреть поближе. Теперь, без запечатывающих чар, она казалась совершенно обычно. В течение месяца после исчезновения Джилл мы много рассуждали о том, кто мог украсть ее. Почти всегда мы думали на мороев, не поддерживающих Лиссу. Тем не менее, в этом определенно оказалась замешана человеческая магия, что перевернуло с ног на голову все, во что мы верили. Не считая меня, мы не знали людей, владеющих магией и работающих с мороями.

Я могла только надеяться, что музей даст нам ответы на некоторые вопросы, как бы маловероятно это не казалось. Внутри шкатулки лежала листовка, слова на которой бросались в глаза: ПРИХОДИ ПОИГРАТЬ, СИДНИ.

После того, как мы выпили кофе, остаток пути прошел без происшествий, не считая медленного движения из-за летнего строительства вдоль шоссе. Если честно, эта поездка могла бы быть даже приятной, если бы не тот факт, что мы все еще были взволнованы и напряжены. Я волновалась, что Адриан при Дворе может сделать что-нибудь безрассудное. И, конечно, я беспокоилась о Джилл. Эдди явно чувствовал себя так же, и я не могла помочь ему, а обстоятельства только усиливали тревогу. На протяжении всего пути он едва сказал нам пару слов. У нас по-прежнему было достаточно времени, чтобы успеть в Питтсбургский музей робототехники в конце дня. Написанное от руки предложение гласило, что это был «всемирно известный» музей, но никто из нас никогда не слышал о нем. Судя по пустой автостоянке, вообще не многие слышали о нем.

– Обычно посетителей больше на выходных, – объяснил дежурный из окошка продажи билетов. Мы купили три и прошли внутрь.

– Пожалуйста, проходите. Пожалуйста, проходите, – повторял робот, стоящий у входа. Он не двигался и в некоторых местах был заклеен клейкой лентой. Он держал в руках длинную прямоугольную приветственную табличку.

Бóльшая часть музея располагалась в одной просторной галерее, которая демонстрировала широкий ассортимент роботов, используемых для развлечения или бизнеса. Большинство дисплеев были статичные, и только некоторые оживлялись, как мини-сборочные конвейеры, демонстрируя робота, осуществляющего контроль качества производства. На конвейере керамические кружки проходили по кругу и останавливались возле квадратного устройства, которое просматривало каждую и в зависимости от наличия дефектов вспыхивало красной или зеленой лампочкой.

В смежном с большой комнатой помещении на дисплеях на стенах отображалась «История робототехники». Они рассказывали мифологию, например, как автоматы служили для греческого бога Гефеста. Бóльшая часть бегущей строки фокусировалась на различиях между двадцатым и двадцать первым веком, и заканчивалась словом «БУДУЩЕЕ: ???».

Я смотрела на эти вопросительные знаки и думала, что они могли бы служить обозначением моего собственного будущего. Как продолжится моя жизнь? Смогу ли я когда-нибудь учиться в колледже и путешествовать, как я мечтала? Или моя жизнь ограничится люксовым номером, окруженным вампирами? Было ли находиться в бегах лучшим вариантом, на который я могла надеяться?

– Сидни?

Голос мисс Тервиллигер вырвал меня из размышлений, и я вернулась в главную галерею. Они с Эдди стояли возле огромной стеклянной витрины с чем-то вроде металлического динозавра внутри в два раза больше меня. Я поняла это по одной из листовок, на которой было написано моя имя. Мисс Тервиллигер рукой опиралась на стекло.

– Ты чувствуешь это? – спросила она.

Я положила свою руку рядом и стала ждать. Через несколько секунд я почувствовала, как гудит энергия. Эдди повторил за нами, но покачал головой.

– Я ничего не чувствую, – сказал он.

– На этой витрине магия, – объяснила мисс Тервиллигер, отходя.

– Вы можете сказать что-нибудь об этом? – спросила я. Она была более чувствительна к такого рода вещам, чем я. Это умение приходит только с опытом.

– Нет. Мне нужно открыть витрину.

На ней был небольшой металлический замок, который любая из нас, вероятно, могла открыть с помощью заклинания. На витринах не было больше никаких средств безопасности, чему я не удивилась. Что-то подсказывало мне, что у этого места не хватало бюджета ни для чего слишком высокотехнологичного. Иронично. Здесь даже не было кондиционера, так что внутри стояла жара и духота, хотя несколько окон были открыты, видимо, для обеспечения вентиляции.

– Ах, - сказал дежурный, шагая к нам. Ему, вероятно, было скучно на своем посту, – я вижу, вы любуетесь Хищникботом.

Я посмотрела на его металлические зубы и красные глаза.

– Не совсем, – честно произнесла я.

– Вы поклонники фильма? – спросил он.

– Какого? – спросила я.

– «Неистовый Хищникбот», – сказал дежурный.

– Ага, – почти неохотно ответил Эдди.

Мы с мисс Тервиллигер с удивлением повернулась к нему. Он покраснел под нашим взглядом.

– Что? Это… ну, он был довольно крутой. Я смотрел его с Микой и Треем.

Дежурный нетерпеливо кивнул.

– Это про ученого, жена которого умирает от неизлечимой болезни. Прямо перед ее смертью он строит этого робота и его жена передает ему свою душу. Потом неожиданно что-то идет не так, и когда она умирает, он становится неуправляемым.

– Не так уж неожиданно, – начала спорить я, – в смысле, почему он построил для нее тело динозавра? Почему не что-нибудь более человеческое? Или, по крайней мере, более дружелюбное животное?

– Потому что тогда не было бы так много фильмов, – сказал Эдди.

– Все равно там должна быть правдоподобная предыстория, – возразила я.

Эдди криво улыбнулся, и хотя эта тема была абсурдной, я поняла, что ничего кроме мрачного выражения на его лице не видела с тех пор, как Джилл похитили.

– Не думаю, что действительно стоит ожидать правдоподобную предысторию от фильма под названием «Неистовый Хищникбот», – произнес он.

Дежурный выглядел обиженным.

– Что вы имеете в виду? Это был прекрасный фильм. Когда выйдет продолжение, люди выстроятся в очередь, чтобы увидеть его!

– Продолжение? – одновременно спросили мы с Эдди.

Мисс Тервиллигер откашлялась:

– Прошу прощения, что прерываю, но до какого времени вы сегодня открыты?

– До пяти, – ответил дежурный, все еще косо смотря на меня из-за того, что я не оказала должного уважения Хищникботу.

– Спасибо, – сказала она, – думаю, мы увидели все, что хотели. Было приятно посетить вас. Сидни, Эдди, нам пора идти.

Ломая голову над ее действиями, мы вышли вслед за нею, но не разговаривали, пока не сели в машину.

– Что происходит? – спросила я.

– Мы должны вернуться сюда вечером, после закрытия музея и разобраться с этим роботом, – она говорила чопорно и прилично, как будто это не она планировала проникновение со взломом. – Полагаю, нет смысла слоняться поблизости, чтобы нас запомнили еще больше.

– Наверное, сегодня мы были единственными посетителями, – отметила я, – это делает нас незабываемыми, это и то, что кое-кто действительно смотрел и любит фильм «Неистовый Хищникбот».

– Эй, – предупредил Эдди, – не суди, пока не посмотрела его.

Мы пошли в центр Питтсбурга и сняли номер в отеле, так как по-видимому нам придется остаться тут на ночь. Поблизости располагалось много ресторанов, и мы нашли хорошее место для ужина, где почти могли притвориться, что жили обычной жизнью. Эдди до сих пор был обеспокоен. Он предложил мне прогуляться после ужина, и на мгновение я поддалась соблазну. Историческая часть города выглядела интересной, и мне хотелось ее исследовать, и стоял прекрасный летний вечер, теплый и свежий. Но потом я представила, как меня ловят алхимики, снова сажают под замок и подвергают пыткам. Стало тесно в груди, и я покачала головой.

– Я просто подожду в номере, пока не придется возвращаться в музей.

– Они не знают, что ты здесь, – тихо сказал Эдди, осторожно глядя на меня, – и я в любом случае не подпустил бы к тебе никого из них.

Я отрицательно помотала головой:

– Лучше не рисковать.

Когда на улице стемнело, мы поехали обратно в музей, припарковались в нескольких кварталах от отеля и решили пройти остальную часть пути пешком. На всех окнах и дверях были металлические решетки, и знак предупреждал, что на двери стоит электронная сигнализация.

– Не похоже, что сигнализация сработает, если открыть окна, – сказал Эдди после внимательного осмотра. – На самом деле, одно из них до сих пор открыто за металлической решеткой, наверное, для проветривания.

Даже при том, что уже была ночь, летняя жара и влажность все еще ощущались достаточно сильно.

– Внутри нет камер, и, насколько я могу видеть, снаружи тоже, – добавила мисс Тервиллигер.

– Думаю, они потратили весь свой бюджет на Хищникбота, – сказала я, – хотя он не то чтобы привлекает посетителей.

Краткий миг легкомыслия Эдди тут же прошел, и он никак не отреагировал на мою шутку. Вместо этого он осмотрел металлическую решетку на открытом окне, со стальным выражением на лице.

– Если я достаточно постараюсь, я могу сломать этот замок.

– Нет нужды использовать твою силу, – сказала мисс Тервиллигер, – я уверена, у меня есть заклинание, чтобы открыть его.

– И нет нужды использовать вашу магию, – произнесла я, делая шаг вперед. Из глубины моей большой сумки я вытащила маленький пузырек. Время, проведенное мной взаперти при Дворе, не было потрачено впустую. Благодаря нашему подозрительному другу с сомнительными моральными принципами, Эйбу, я могла получить некоторые самые распространенные химические соединения алхимиков. Я потратила свое время в заточении, создавая запас разных полезных вещей, в том числе этой, которая довольно легко могла растворить металл.

Металлическая решетка была похожа на калитку, она начиналась на одной стороне окна и заканчивалась замком на другой стороне. На самом деле, Эдди было бы довольно сложно сломать его, но несколько капель раствора на защелке, и она растворилась, открывая доступ к замку. Мы открыли окно. Теперь от музея нас отделяла только москитная сетка. Эдди достал перочинный нож и быстро разрезал сетку. Я вздрогнула.

– Я плохо себя чувствую, – призналась я, – это место и так не очень хорошее, а теперь мы портим их имущество.

– Это для перестраховки, – сказала мисс Тервиллигер, – кроме того, если это поможет нам найти Джилл, я уверена, ваша королева сможет сделать анонимное пожертвование для этого места.

Эдди помог нам подняться и пролезть через окно, а затем ловко залез сам. Внутри галереи было тихо и пусто, так же, как и во время рабочих часов. Тусклый свет от знаков «Выход» а так же освещение от фонарей снаружи давали достаточно света, чтобы мы могли видеть, после того, как глаза немного привыкли к темноте. Мы сразу пошли к Хищникботу, и на этот раз я позволила мисс Тервиллигер использовать открывающее заклинание на стеклянной двери. После того, как она закончила, на мгновение я вдруг подумала, что там могло бы быть какое-то заклинание, которое снова адресовалось мне. Потом мы услышали щелчок и дверь распахнулась. Внутри витрины Хищникбот верхней частью корпуса опирался на большой стенд с дверью и внутренним отсеком.

– Не заперто, – сказала я, открывая маленькую дверь.

– Сидни, подожди… – начала Мисс Тервиллигер, но было слишком поздно. Я замерла, ожидая взрыва или что-то в этом роде. Прошло нескольких напряженных секунд, но ничего не произошло. Я облегченно выдохнула.

– Извините, я не подумала.

Она задумчиво кивнула.

– Я до сих пор чувствую, что здесь есть какая-то магия.

– Может быть, это объект внутри, – сказала я. Я не могла понять, какие вещи находятся во внутреннем отделении, и просунула руку в темное пространство, почти ожидая, что меня ужалит скорпион. Вместо этого я наткнулась на большой конверт. Я медленно вытащила его. На нем было написано мое имя.

– Тот же почерк, – заметил Эдди.

Я кивнула, соглашаясь.

– Да, жаль, что мы не можем просто проследить… Вы слышите?

Судя по лицу Эдди, его более острый слух уже уловил звук. Мисс Тервиллигер услышала немного позже.

– Как будто жужжит… – она посмотрела на металлическое лицо Хищникбота, – изнутри.

Жужжание становилось все громче и громче, и Эдди поспешил вперед, чтобы встать между нами и витриной.

– Назад! – крикнул он в ту же секунду, как рот Хищникбота открылся, и оттуда вылетело несколько десятков светящихся объектов. Они неслись на нас с невероятной силой, и я неловко упала на спину. Я подняла руки, чтобы отогнать светящийся рой, но некоторые из них все еще задевали мое лицо, проносясь мимо. Я закричала, почувствовав, будто на моем лице образовалось миллион порезов от бумаги.

– Что это такое? – удалось воскликнуть мне.

– Фотианы, – прокричала в ответ мисс Тервиллигер. Она тоже упала на пол и закрывала лицо от светящегося роя.

– Фоти-что? – спросил Эдди.

– Они похожи на Хоппера, но гораздо менее дружелюбны, – она осторожно убрала руки от лица, чтобы видеть их. – Считайте, что это светлячки-мутанты.

Эдди, всегда готовый импровизировать, схватил приветственную табличку робота, стоящего на входе. Орудуя ей, как бейсбольной битой, он качнул ею в сторону фотианов, приблизившихся к нему. Они как будто предугадали его действия, и разделились на две части, так, что его «бита» ударила в основном по воздуху. Только пара фотианов оказались слишком медленными. Они распались на искры и испарились. Это обнадежило, но их все еще было слишком много. Все стало сложнее, когда они разделились на три части и напали на каждого из нас.

Я только встала на ноги, когда увидела направляющийся на меня рой в форме стрелы. Я рванула через всю комнату и как раз вовремя успела нырнуть под конвейерную ленту.

– Как лучше всего избавиться от них? – крикнула я мисс Тервиллигер. – Огнем?

На другом конце комнаты я увидела лицо Эдди, все еще сражающегося приветственной табличкой, но скорость и маневренность фотианов не давала ему достигнуть значительных успехов.

– Я не хочу сжечь это место, – ответила она, пытаясь увернуться от роя. Они схватили ее за руку, оставляя слезы на ее рукаве и маленькие кровавые порезы на коже под ним. Отдалившись от них на некоторое расстояние, она подняла руки и произнесла латинское заклинание, которое я никогда раньше не слышала. Сотни маленьких сверкающих кристаллов появились перед ней, и она запустила ими в фотианов. Кристаллы превратили «светлячков-мутантов» в искры, вскоре исчезнувшие.

Рой, преследующий меня, кружил низко, пытаясь залететь ко мне под стол. Я отмахнулась от них, получив при этом новые порезы, и произнесла заклинание мисс Тервиллигер. Оно было очень похоже на заклинание огненного шара, только с несколькими различиями. Брошенные с достаточной силой, кусочки льда могли послужить маленькими бритвами.

Я поспешила вылезти из-под стола и попытаться оставить между мной и роем некоторое пространство. Я слышала, как позади меня мисс Тервиллигер повторяла заклинание. Надеясь, что я запомнила слова, я попыталась сделать то же самое, используя те же движения и жесты как для огненного заклинания. Сила прошла сквозь меня, и кристаллы льда появились по моей команде. Мои кристаллы были не так хороши, как у мисс Тервиллигер. Хотя структура заклинания была похожа на заклинание огненного шара, оно все же отличалось и требовало практики. Я вывела из строя только нескольких фотианов, но вторая и третья попытки принесли больше успеха. Всякий раз, когда я останавливалась, чтобы повторить заклинание, они, не теряя времени, нападали на меня, причиняя еще больше раздражения и боли. Я повторяла заклинание снова и снова, постепенно уменьшая их число.

Я потеряла счет времени, пока не увидела второй образовывающийся рой ледяных кристаллов, значительно превышающий количество фотианов. Краем глаза я увидела мисс Тервиллигер, размахивающую руками. Мгновение спустя я увидела Эдди, который значительно продвинулся вперед, по-прежнему сражаясь с помощью приветственной таблички. Они оба победили своих противников. Остался только мой, и в течение нескольких минут мои друзья помогли мне покончить с ним.

Без жужжания комната вдруг погрузилась в зловещую тишину. Мы все стояли неподвижно, наши грудные клетки высоко вздымались и опускались, пока мы искали в темной комнате признаки опасности. Лица Эдди и мисс Тервиллигер были в порезах и царапинах в тех местах, где их коснулись фотианы. Судя по жжению на моей коже, я предположила, что выгляжу так же. Мы были живы, и, казалось, сейчас угроза была нейтрализована.

– Где конверт? – наконец спросил Эдди.

Я поспешила туда, где бросила его, вернулась к Хищникботу, наблюдавшему за нашим боем с высоты. Кристаллы льда таяли в лужи на полу, и намочили угол конверта. В остальном он не был поврежден. Я принесла его к моим друзьям и обратилась к мисс Тервиллигер перед тем, как открыть его.

– Вы что-нибудь чувствуете? – спросила я.

– Если здесь и есть заклинание, оно очень хорошо скрыто, – она протянула ладонь и создала небольшое пламя. – В случае чего я буду готова.

Конверт был тяжелым и громоздким, так что я не удивилась, когда обнаружила внутри кирпич, хотя я и не имела понятия, с какой целью его туда положили. Казалось, он был сделан из песчаника. Я посмотрела на своих товарищей, но они выглядели столь же озадаченными, как и я. Я открыла конверт и вытащила карту Миссури Озаркс.

– Я действительно не ожидала этого, – заметила я, осматривая конверт в поисках другого письма или подсказок. Ничего.

Лицо Эдди наполнилось злостью, пропитанной тем же, что чувствовала и я – разочарованием. Я не знала, что мы здесь обнаружим, но маленькая часть меня надеялась, что произойдет чудо, и мы найдем здесь Джилл. Вместо этого мы получили множество порезов и еще более загадочные подсказки. Я потрясла конверт. Он был пуст.

– Что же это может означать? – размышляла мисс Тервиллигер, забирая у меня карту.

– Это значит, что кто-то играет с нами, – прорычал Эдди. Он вытер ладонью пот со лба, размазывая кровь. – Возможно, Джилл даже не имеет к этому отношения, а кто-то просто заставляет нас думать, что она у них.

Я всмотрелась в конверт, и мое сердце остановилось, когда я поняла, что он все-таки не пуст.

– Боюсь, что нет, – я полезла внутрь и вытащила последний элемент конверта. Даже при плохом освещении не могло быть ошибки: длинный вьющийся светло-каштановый локон. И не было никаких сомнений, кому он принадлежит. – Кто бы это ни сделал, Джилл определенно у них.

 

 

 







Дата добавления: 2015-10-01; просмотров: 341. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!


Рекомендуемые страницы:


Studopedia.info - Студопедия - 2014-2022 год . (0.009 сек.) русская версия | украинская версия