Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

ГЛАВА 13. – Какое отношение сало имеет к Воинам?




АДРИАН

 

– Какое отношение сало имеет к Воинам? – спросил я.

Сидни укоризненно взглянула на меня.

– Псалмы, а не сало. И я тоже не вижу связи, – она выжидающе посмотрела на Трея. – Это своего рода религиозные стихотворения, верно? Из Библии?

Он кивнул.

– Да. То есть, им нравится иногда цитировать Библию, но это не совсем то. Кое-что они придумали сами. Многое они читают на официальных мероприятиях... такое, как псалмы. Если Алисия сказала, что Джилл слушает их, то, вероятнее всего, она у них. Поверьте мне, взять мороя в плен – все, чего они только могут желать.

Эдди недоверчиво повернулся к Джеки и указал на Алисию.

– Разморозьте ее, как сделали это со мной! Нам нужны ответы прямо сейчас! Прежде, чем станет слишком поздно для Джилл!

Я никогда не видел его таким возбужденным и захотел успокоить его принуждением. Джеки оставалась на удивление невозмутимой.

– Я, конечно, не собираюсь освобождать ее здесь, но если мы сделаем это, то нам понадобится еще дюжина других ведьм, чтобы удержать ее. И даже если мы ее отпустим, не надейтесь, что она будет сговорчива.

– Она права, – медленно проговорила Сидни. – Даже если мы освободим Алисию, мы не знаем, расскажет ли она нам что-нибудь.

– Я заставлю ее рассказать, – настаивал Эдди. – Или Адриан может воспользоваться принуждением.

Сидни была не в восторге от этой идеи, но тетя Татьяна в моей голове сгорала от нетерпения.

«Да! Да! Мы используем принуждение, и она расскажет нам такое, о чем сама даже не подозревала!»

– Существуют заклинания, способные защитить от этого, и Алисия достаточно хитрая, чтобы принять меры предосторожности. – Джеки посмотрела на одну из своих подруг-ведьм. – Что скажешь? Сколько времени потребуется, чтобы она ослабла?

Ведьма критично осмотрела замороженную Алисию.

– Я бы оставила ее в этом состоянии на неделю, если честно. Но если вы торопитесь... – Она посмотрела на Эдди перед тем, как снова повернуться к Алисии. – Я бы сказала сорок восемь часов.

– Сорок восемь часов! – воскликнул Эдди. – У Джилл может не быть этих сорока восьми часов, особенно, если она у Воинов! Они уже могут проводить какой-нибудь жуткий ритуал, пока мы тут разговариваем!

Джеки оставалась непоколебимой.

– Существование в виде ледяной статуи лишает энергии. Проведя так два дня, она будет физически и магически истощена. И станет намного сговорчивее. Но даже тогда я бы посоветовала находиться где-нибудь в безопасном месте, с дополнительной защитой. Она очень непредсказуема.

– Два дня – это слишком много, – повторил Эдди. Я не мог не разделить его тревогу. Сидни, однако, выглядела задумчивой.

– Алисия будет представлять меньшую угрозу, и, возможно, к тому времени нам будет легче ее допросить, – медленно произнесла она. – А пока мы могли бы разузнать о Воинах.

– Как? – спросили мы с Треем одновременно.

– От Маркуса, – сказала Сидни. – Точнее, от одной из его знакомых. Она работала под прикрытием у Воинов. Мы могли бы выяснить хоть что-нибудь, прежде чем Алисия придет в себя. Позвольте мне связаться с ней и Маркусом. Если они ничего не выяснят за двадцать четыре часа, то ведьмы освободят Алисию для допроса.

Никто, казалось, не был в восторге от этого компромисса, но все согласились. Наконец, мы все разошлись. Эдди остался с Треем, а мы Сидни отправились в дом Кларенса. По дороге Сидни позвонила Маркусу, объяснила ситуацию, и он пообещал вернуться как можно скорее. Когда мы приехали к Кларенсу, Роза и Дмитрий сгорали от нетерпения, желая узнать, что же случилось. Я позволил Сидни рассказать им все, а сам пошел к маме и Деклану. Он был в моей жизни всего пару дней, и я был удивлен тем, как я хотел увидеть его, даже при том, что кроме сна у него особо и не было занятий. После бурных дневных событий и паники, которую я почувствовал, узнав, что Сидни оказалась один на один с Алисией, общество Деклана действовало успокаивающе.

Маркус перезвонил Сидни через пару часов и сказал, что у него есть новости, и что он немедленно приедет в Палм-Спрингс, чтобы передать их лично. Маркуса разыскивали так же, как и Сидни, так что с присущей ему осторожностью он организовал на следующий день встречу подальше и от Кларенса, и от Трея.

Местом встречи он выбрал монгольский ресторан за пределами города. Роза и Дмитрий после долгих уговоров согласились подождать новостей у Кларенса, чтобы не создавать большой толпы. Мы взяли с собой Трея и Эдди: Трея, потому он знал много полезного о Воинах, а Эдди, потому что ни какая сила не смогла бы удержать его в стороне от чего-либо, связанного с Джилл. Когда мы зашли в ресторан, Сидни выдохнула с облегчением.

– Отлично. Он привел Сабрину.

Я встречал Сабрину мельком, и не очень хорошо ее знал. Примерно моего возраста, она была тайным членом Воинов Света на протяжении многих лет. Их с Сидни первую встречу Сидни провела под дулом пистолета, но теперь мы знали, что Сабрина просто пыталась защитить Маркуса. Со временем мы стали уважать ее и важную работу, которую она проделывала. Она не соглашалась с философией Воинов, но осталась среди них, чтобы добывать информацию, очень полезную для других. Я, естественно, надеялся, что информация окажется полезной и сегодня.

– Хорошая и плохая новости, – сказал Маркус, определенно говоря не о том, на что мы надеялись. – Хорошая новость заключается в том, что мы абсолютно уверены, что Джилл у Воинов. Плохая – мы не знаем точно, где она находится.

Эдди скрестил руки на груди.

– Самое время освободить Алисию и получить немного ответов.

– Не обязательно, – сказала Сабрина. Сегодня ее длинные светлые волосы были собраны в высокий хвост, и она выглядела как обычная девушка, а не как участник фанатической анти-вампирской группировки.

– Мне кажется, что Алисия не знает, где находится Джилл. Она, скорее всего, поймала Джилл, передала ее Воинам и позволила скрыть ее где-нибудь. Я нашла отчеты о «высококлассной заключенной моройке», но они не раскрывают ее местонахождение даже членам своей группы. Они могут работать с такими, как Алисия, но они никогда не доверят ей важную информацию.

Новости не ободрили меня, и Эдди разделял мое разочарование.

– И что же нам делать, если даже ваши люди не знают, где она? – спросил он.

– Ну, – сказала Сабрина. – Кто-то знает. Просто кто-то не моего уровня.

Маркус кивнул и проглотил кусочек своего жаркого, которое, на мой взгляд, состояло целиком из мяса, без овощей.

«Примитивно», – презрительно фыркнула тетя Татьяна.

«Эй, прекрати, – сказал я ей. – Когда находишься в бегах, вероятно, требуется много протеина».

– У нас есть несколько идей, как добраться до этого "кого-то", – сказал Маркус. – Для начала, попросите алхимиков сделать это. Мы знаем, что у них есть связи с Воинами.

– Насколько мы знаем, они сотрудничают с ними, – сказал Эдди. – У них общее прошлое.

– В некоторых вопросах, – медленно проговорила Сидни. – Но не в этом. Они не хотят рисковать возможным возникновением хаоса среди мороев. Они хотят вернуть Джилл. Они не стали бы сидеть сложа руки, зная, что она в плену.

– Согласен, – сказал Маркус. Наши взгляды встретились. – Это так, и они также могут вмешаться, просто потому что не хотят, чтобы Воины переходили черту. Они ничего не значат, если не могут контролировать этих уродов, и им вряд ли понравится, что они сотрудничали с ведьмой, чтобы навредить морою. И это значит, что кто-то должен сообщить им о похищении Джилл.

– И этот кто-то не должен быть кем-то из вас, – сказал Эдди, уловив наше с Маркусом немое общение. – Черт, я сделаю это.

– Они могут не поверить тебе, – произнес я, улыбаясь его пылу. – Они могут не поверить даже мне.

Трей молчал, пока мы обсуждали сообщество, членом которого он когда-то был, но сейчас, наконец, заговорил.

– А также есть шанс, что Воины будут все отрицать, даже если алхимики спросят об этом напрямую. Они одержимы контролем. Они могут быть упрямыми.

– Ты прав, – согласилась Сабрина. – Поэтому у нас и есть запасной вариант.

В ее голосе прозвучали предупреждающие нотки, насторожившие меня.

– Какой же?

Она переглянулись с Маркусом, а потом повернулась к Сидни.

– Воины будут набирать новых членов на следующей неделе. Ты могла бы пойти под прикрытием, а затем проникнуть на более высокие уровни власти, чтобы узнать, где Джилл, – она говорила поспешно, как будто это могло уменьшить общую абсурдность предложения.

– Ты хочешь, чтобы я присоединилась к Воинам? – воскликнула Сидни.

– Нет, – в унисон сказали мы с Эдди.

– Ты всего лишь поучаствуешь в их наборе рекрутов, – сказала Сабрина, словно это было большим утешением. – Это как программа профориентации для студентов.

– Или как отбор в женский университетский клуб, – сказал Маркус, хотя это не сильно улучшало положение дел.

Трей в смятении покачал головой.

– Я знаю, о чем вы говорите, и это сумасшествие, – он повернулся к остальным. – Они находят потенциальных новобранцев, тайно приводят их в общину и заставляют проходить всевозможные испытания, чтобы доказать, что они достойны стать Воинами. Помните, как мне пришлось драться с двоюродным братом?

Однажды Воины захватили Соню в плен и использовали на церемонии «испытания» для новичков. Трею надо было сразиться со своим двоюродным братом, но он никак не ожидал, что придется убить Соню. Это не входило в его планы, но в любом случае этого не произошло, потому что туда ворвались стражи и, нарушив церемонию, спасли Соню. Сидни тоже произвела изрядный переполох, так что Воины не были ее поклонниками.

– Воины знают, как выглядит Сидни, – напомнил нам Эдди. – Она не может пойти. Отправьте меня. Я не против побить парочку этих уродов. И у меня уже есть опыт.

– Да, – согласился Маркус, – но у Сидни больше опыта во взломе и проникновении, и она сможет добыть информацию. И скорее всего, как выглядишь ты, они знают тоже.

Сидни нахмурилась:

– А мы можем пойти вдвоем? Я не против подстраховки, и у меня есть несколько трюков, которые смогут нас замаскировать.

«Ты действительно собираешься остаться в стороне и позволить им пойти?» – спросила меня тетя Татьяна.

Я удивленно посмотрел на Сидни.

– Ты серьезно хочешь сделать это? В смысле, я сплошной сумасшедший план во плоти, но это слишком даже для меня.

Сабрина задумчиво нахмурилась.

– Войны обычно поддерживают только одного человека, но иногда я видела и двоих. Если бы вы могли замаскировать себя, я бы записала вас обоих.

– Тогда отправь нас с Сидни, – сказал я.

– Ни за что, – отрезал Эдди. – Я в лучшей форме, чтобы избить этих уродов. Без обид, Адриан.

Я начал было говорить, что смогу защитить ее с помощью духа, но понял, что ей бы это не понравилось.

– Тебе лучше остаться, Адриан, - согласилась Сидни. – Ты мог бы попытаться принудить Алисию дать нам ответы на наши вопросы, когда ведьмы разморозят ее. Никто кроме тебя с этим не справится.

Я открыл рот, чтобы запротестовать, но не смог придумать, что сказать. Сидни загнала меня в угол и знала об этом. Я хотел пойти с ней, но не потому, что у меня был реальный план, с помощью которого можно было бы разделаться с Войнами, – просто моя интуиция подсказывала, что я должен ее защищать. Но она была права насчет Алисии. Мы могли бы дать ведьмам их два дня, пока Сидни будет находиться под прикрытием у Воинов. Будем надеяться, что это ослабит защиту от принуждения, которую Алисия могла на себя наложить.

– Ты поддерживаешь использование мной духа? – изумленно спросил я.

– Нет, – признала она. – Я надеюсь, что они смогут вытащить из нее ответы другими средствами. Но если у них не получится, мне кажется, ты используешь принуждение в любом случае.

– Ты мудрая женщина, как и всегда, – сказал я Сидни.

Она ответила на это улыбкой, но я мог точно сказать, что ей совершенно не нравилась эта идея. Со вздохом она повернулась к Сабрине.

– Как много проблем у тебя из-за этого будет? Из-за того, что ты приведешь двух шпионов? Потому что очевидно мы не собираемся оставаться с Войнами.

В словах Сидни был смысл. То, что они с Эдди вызвались добровольцами для какого-то варварского обряда посвящения, было опасно, но мы не могли забывать и о роли Сабрина во всем этом. Она играла в игру с очень нестабильным сообществом и в конечном итоге могла столкнуться с еще большим риском.

– Зависит от того, поймают вас или нет. – Сабрина попыталась натянуто улыбнуться, но улыбка не затронула ее глаз. – Не дайте себя поймать, хорошо?

По ходу развития нашего плана Трей становился все мрачнее и мрачнее.

– Но если это произойдет, вы должны убедить алхимиков, что Воины удерживают Джилл. Если вы сможете их убедить, то, будем надеяться, они сделают всю тяжелую работу, так что вам не придется участвовать в этом безумии.

– Надеемся, – согласился Маркус. – Но между тем, нам нужно подготовить Сидни и Эдди к тому, чего им ожидать, если они пойдут с Сабриной.

Сабрина продолжила объяснять нам, как она собирается провести Сидни и Эдди внутрь. По мере того, как она описывала, это становилось все ужаснее, и я снова захотел попросить Сидни не ходить туда. Я понял, что мое желание защитить ее от этой опасности сродни ее просьбам держать дух под контролем. Мы оба были в опасности... но как иначе, когда жизнь Джилл находится под угрозой?

«Это плохой ответ, – мрачно заявила тетя Татьяна. – И из этого не выйдет ничего хорошего».

С ланчем быстро покончили из-за необходимости доработки плана и намерения Сидни прибегнуть к какой-то магической маскировке с помощью ведьм. Сабрине позвонили Воины и вызвали обратно раньше, чем она того ожидала. Она поморщилась и встала.

– Я свяжусь с вами, как только выясню больше деталей о наборе рекрутов. Кто-нибудь может отвезти Маркуса на его конспиративную квартиру?

– Мы, – сказала Сидни, опережая Эдди и Трея. – Ребят, мы поговорим с вами позже.

Наша компания разделилась, и мы с Сидни повели Маркуса к машине, которую мы арендовали по приезду в Палм-Спрингс. Это был кабриолет – бонус от компании, о котором мы даже не просили.

– Мило, – сказал Маркус. – Отличный день для открытой крыши, – он окинул меня взглядом. – Эм, а может, и нет.

После вчерашней облачности в Палм-Спрингс вернулся обычный для лета зной – погода, под воздействие которой я определенно не хотел попадать. Солнечный свет не убивает мороев, как стригоев, но при этом может быть для нас весьма неприятным, если находиться под ним достаточно долго. Такие моменты, как этот, напоминали мне о различиях между мной и Сидни. Она любила солнце, а живя со мной, она почти не видела его.

– Если хочешь, можешь опустить крышу, – небрежно произнес я, кидая Сидни ключи.

Она слабо улыбнулась мне, угадывая мои мысли.

– Не, я бы предпочла кондиционер.

Я улыбнулся в ответ, зная, что она соврала. Иногда, валяясь на кровати, мы обсуждали наш дом мечты в будущем. Мы решили, что построили бы там веранду, достаточно открытую и полную свежего воздуха, чтобы я мог наслаждаться теплом, но и достаточно закрытую, чтобы предотвратить попадание туда наиболее неприятного солнечного света. Я всегда поддразнивал ее, что готовил бы ей там лимонад. Это было бы идеальное место для нас – буквально на стыке двух миров. Но прямо сейчас было сложно представить себе такое будущее.

Маркус показывал ей дорогу до жилого комплекса, который, кстати, находился не так далеко от Карлтонского колледжа, в котором я раньше учился. Пока она вывозила нас на шоссе, я набрал кое-кого, чей номер телефона посчастливилось иметь лишь немногим мороям. Я был более чем удивлен, когда она ответила после первого же гудка.

– Привет, Адриан, – сказала Лисса.

– Ты ждала моего звонка? – поддразнил я.

– Вообще-то я ждала звонка от Кристиана. Но я лучше поговорю с тобой. Особенно, если ты звонишь, чтобы сказать, что вы нашли Джилл.

– Боюсь, что нет, – сказал я, чувствуя угрызения совести. – Но у нас есть несколько новостей, которые могут быть полезными. У нас есть веские доказательства, что Джилл находится у Воинов Света.

Этого Лисса явно не ожидала.

– Что? Я думала, была какая-то ведьма, которая ненавидит Сидни. Если она у Воинов, то теперь речь идет не просто о мести. Этим людям нравится убивать вампиров ради удовольствия.

– Алисия вроде как отдала им Джилл на хранение. Сейчас у Сидни есть замысловатый план, как найти место, где они прячут Джилл, но если бы вместо этого алхимики надавили на Воинов, у нас было бы гораздо меньше неприятностей, – сказал я ей. – Единственная проблема заключается в том, что Сидни точно не может позвонить им и попросить об этом.

– Но я могу, – предположила Лисса.

– Ты очень обаятельная и убедительная, – ответил я ей. – К тому же, у тебя немного больше влияния, чем у нас.

– Посмотрим, что я смогу сделать, – устало повторила она. Я не винил ее. Я бы тоже уставал от всей это дипломатии, особенно, работая с такими задницами, как алхимики. – Они наверняка захотят услышать наши «веские доказательства».

Я заколебался, подумав о Сабрине.

– Мы определенно не можем рассказать им обо всем. Ты можешь просто сказать им, что это анонимная подсказка, и попросить проверить?

– Я попробую, – сказала Лисса. – Но ты же знаешь, какие они.

– Да, – согласился я. – Безусловно. Удачи и спасибо.

– Не благодари меня. Джилл моя сестра.

Я положил трубку и заметил, что Сидни проехала мимо указанного Маркусом комплекса.

– Эй, – сказал я, узнавая местность еще со времен моей учебы в Карлтоне. – Ты пропустила его.

Она помрачнела.

– Зато я не пропустила тех ребят в костюмах, шныряющих вокруг всего комплекса, – она подняла взгляд на зеркало заднего вида и вздохнула. – Или ту черную машину, только что отъехавшую от него, и теперь преследующую нас.

– Черт подери, – сказал Маркус. – Они разузнали, что я в городе. Я думал, что та квартира безопасна.

Я развернулся на сиденье, вытягивая шею и пытаясь разглядеть то, что увидела Сидни. И действительно, черный кадиллак Эскалейд довольно агрессивно лавировал между машинами, стараясь попасть на нашу полосу. Сидни резко повернула, из-за чего мне пришлось ухватиться за дверь, и Эскалейд последовал ее примеру. Драгоценное, хрупкое чувство свободы, которым я наслаждался с момента отъезда со Двора, развеялось как дым на ветру.

– Простите, ребят, – сказал Маркус. – Должно быть, они заметили меня, когда я приехал этим утром.

Сидни проделала еще один неожиданный маневр, который Эскалейд тут же повторил. На лице у нее отражалось напряжение, и я знал, что ей стоило немалых усилий оставаться такой же спокойной, какой она выглядела. Ведь это был тот ночной кошмар, с которым она так долго жила: алхимики, снова нашедшие ее.

– Не переживай, – обратилась она к Маркусу. – После всего, что произошло в Палм-Спрингсе, у них наверняка тут глаза и уши повсюду. Насколько нам известно, тебя даже не засекли. Кто-то мог просто увидеть здесь Эдди и решить пошпионить. Он у них тоже под подозрением, – она покачала головой. – Реальная проблема в том, как стряхнуть их с хвоста.

– Вернемся на шоссе и свернем на первый съезд в центр города, – сказал Маркус.

«Возвращаться на перегруженную автомагистраль нет смысла, – прошипела тетя Татьяна. – Они снова заберут Сидни!»

– Разве не лучше просто выехать на открытое шоссе и попробовать оторваться от них? – спросил я.

– У нас ни за что не получится это сделать, – сказал он. – Кроме того, у них наверняка есть подкрепление, так что мы лишь увеличим число преследователей.

Сидни выехала на указанный Маркусом съезд, увозя нас по направлению к городу. Перед нами раскинулись самые загруженные городские трассы, узкие улицы были заполнены машинами, а на тротуарах толпились пешеходы и теснились уличные кафе.

– Полагаю, ты хочешь воспользоваться тем, что алхимики не хотели бы устраивать сцену, – заметила Сидни. – Но помни, что они преследовали нас – и довольно открыто – до взлетно-посадочной полосы в Лас-Вегасе.

Тогда она была облачена в свадебное платье, из-за чего мы очень сильно выделялись.

– Они будут делать то, что должны делать.

Маркус кивнул.

– Я знаю. Но они все равно изо всех сил будут стараться не устраивать шоу. На самом деле, моя главная цель – добраться до моей спасительной машины.

– До твоей спасительной машины? – я ошарашенно уставился на него. – У тебя есть спасительная машина?

Он сверкнул мне улыбкой.

– Я Маркус Финч. Конечно, у меня есть спасительная машина. До нее можно добраться через подземный туннель, который выходит из Закусочной Мигеля.

– Подземный... – Сидни покачала головой. – Неважно. Через шесть кварталов мы застрянем из-за светофоров и медленных машин.

Автомобили перед нами остановились, когда сигнал светофора сменился на красный.

– Поправка, – сказал Маркус, внезапно расстегнув свой ремень безопасности. – Они застрянут из-за светофоров и медленных машин. Все выходим.

Я сразу понял, что он собрался сделать, и он подтвердил мои мысли, положив ладонь на ручку двери.

– Вы, ребята, умеете быть неуловимыми. Встретимся у Мигеля... но не дайте им проследить за вами.

В мгновение ока он выскочил из машины, и через пару мгновений, как только Сидни остановила машину, мы последовали его примеру. Он, не оглядываясь, перебежал на другую сторону улицы и скрылся в толпе туристов и людей, спешащих на обед. Некоторые могли бы подумать, что он нас бросил, но к этому моменту Маркус был достаточно хорошо знаком с нами, чтобы верить, что мы знаем, как поступать в таких ситуациях. Быть непредсказуемыми. Затеряться в толпе. И прийти на место встречи, когда нас потеряют из виду.

Конечно, это предполагало, что они последуют за нами. Между нашей и их машиной стояло еще две, так что у нас был шанс, что они не заметят, как мы бросили свою. Когда цвет сигнала светофора сменится на зеленый, но поток машин не сдвинется с места, они станут выяснять, что пошло не так. Вопрос заключался в том, как далеко мы с Сидни доберемся к этому времени, и кого они станут преследовать: Маркуса или нас.

Естественно, они последовали за нами.

– Быстрее, – сказал я, хватая ее за руку, когда мы мчались по тротуару.

Серия гудков сообщила нам, что загорелся зеленый свет, и злые водители поняли, что не могут объехать нашу брошенную машину. Крики за нашими спинами предупредили нас, что что-то пошло наперекосяк, и когда я обернулся, я увидел мужчину и женщину в бежевых костюмах, несущихся вниз по тротуару прямо на нас, не обращая внимания на пешеходов у себя пути. Чересчур для тех, кто не хочет устраивать сцен.

Тротуар перед нами казался еще более заполненным, чем обычно, будто люди собирались в группу вокруг чего-то. Замечательно. Нам точно не нужно было замедляться. Быстро обернувшись, я увидел, что алхимик – почти такой же высокий, как я – набирал обороты. Я приблизился к толпе и увидел, что все они остановились, чтобы восхититься показом одежды, который магазин устроил прямо на тротуаре как часть своей рекламы. Платья, газовые шарфы и многое другое создавало яркий показ, который заставил бы даже самого безразличного прохожего остановиться и полюбоваться. Мы с Сидни протиснулись сквозь группу женщин, восхищенных фиолетовым шелковым платьем, и я увидел ноги алхимика в простой обуви за собой.

Сидни посмотрела по сторонам, и улыбка неожиданно заиграла на ее губах. Она произнесла магическое заклинание и, даже затерявшись в шуме улицы, подействовало оно незамедлительно. Вся эта красивая одежда вокруг нас разлетелась на маленькие радужные кусочки ткани. Они посыпались прямо на нас, так что стало практически невозможно увидеть что-либо. За этим сразу же последовал хаос, люди закричали от удивления, не понимая, нападение это или очередной рекламный трюк.

– Идем, – произнесла она, снова начиная набирать темп.

Пока мы бежали, я услышал особенно громкий тревожный крик, принадлежащий той, кого я узнал, – Лии Ди Стефано. Лукавая улыбка Сидни подтвердила то, что это был ее магазин. Мне стало немного стыдно... но в то же время совсем нет. Однажды Лия сшила великолепное платье для Сидни – красное, вдохновленное греческим стилем. Сидни была так прекрасна в нем, что мне казалось тогда, что я сплю. Я должен был отдать ей должное за это. С другой стороны, Лия так отчаянно хотела заполучить Джилл в свои модели, что тайно опубликовала рекламу с ней – ту самую, которую Алисия вложила в шкатулку, переданную Сидни через Джеки. Я не знал, какая была связь между Алисией и Воинами, и как эта реклама привела их к Джилл, но не было сомнения, что она поставила Джилл под угрозу.

– Прости, Лия, – пробормотал я, мчась мимо ее магазина. – В следующий раз не бери в модели тех, кого не следует.

В квартале от нас находился цветочный магазин, в котором я уже однажды бывал. Не проверив, не следит ли за нами кто-то, мы быстро ворвались внутрь через открытую дверь. Нас тут же окружил потрясающий запах роз и лилий. Букеты всех цветов наполняли магазин, но я смотрел сквозь них, вспоминая то, что видел здесь в прошлый раз: запасной выход. У магазина было два входа: один смотрел на главную магистраль, а второй вел на парковку позади здания. Я кивнул и улыбнулся удивленному флористу, а затем поспешил вместе с Сидни к запасному выходу, будто то, что мы делали, было совершенно нормально.

В переулке я остановился и осмелился быстро посмотреть в окошко на двери, ожидая увидеть алхимика, ворвавшегося в магазин. Но никто этого не сделал, и я скрестил пальцы в надежде на то, что уничтожение коллекции Лии вызвало достаточный переполох, чтобы скрыть остальную часть нашего пути. Мы с Сидни побежали вниз по переулку, мимо дверей других предприятий, общественных и закрытых. Добравшись до черного входа в Закусочную Мигеля, мы увидели табличку «Только для доставщиков». Я все равно постучал, задаваясь вопросом, как объясню свое присутствие тому, кто откроет дверь.

Однако парень, который открыл нам, не выглядел удивленным. Он махнул рукой, приглашая нас внутрь.

– Вы, должно быть, друзья Маркуса.

Мы вошли и оказались на лестничной площадке рядом с кухней, из которой очень вкусно пахло. Повар, переворачивая кесадилью, кивнул нам так, будто наше присутствие здесь было абсолютно нормальным, и вернулся к своей работе. Между тем наш проводник привел нас в соседнюю кладовку, заполненную полками с продуктами. В полу был проделан настоящий люк. Он открыл его, и внизу мы увидели Маркуса, держащего в руках фонарик. Он помахал нам.

– Откуда вы знаете Маркуса? – спросил я, начав спускаться вниз по ступенькам.

Мой проводник пожал плечами.

– Однажды он сделал мне одолжение.

Это, казалось, было историей жизни Маркуса. Мы поблагодарили парня и спустились вниз. Как Маркус и сказал, это действительно был туннель. Мы поспешили вперед, переговариваясь о полезности навеса над парковкой в паре кварталов отсюда. Мы не заметили никаких признаков погони ни в тоннеле, ни снаружи, поэтому Маркус, почувствовав себя в достаточной безопасности, привел нас к припаркованной синей Шеви. Он достал ключи из кармана и открыл дверцу.

Когда мы уже были в пути, он, наконец, заговорил.

– Ну, – сказал он, – у меня есть хорошая и плохая новости. Хорошая новость заключается в том, что тебе больше не нужно убеждать алхимиков, что ты все еще находишься при Дворе. Плохая – они знают, что ты не там.

 







Дата добавления: 2015-10-01; просмотров: 325. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!


Рекомендуемые страницы:


Studopedia.info - Студопедия - 2014-2021 год . (0.015 сек.) русская версия | украинская версия