Студопедия — АДРИАН… СНОВА
Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

АДРИАН… СНОВА






 

Узнав, что мы ненадолго оторвались от алхимиков, я первым делом решил убедиться, что Деклан с мамой в безопасности.

– Где ты? - спросил я ее, когда она ответила на звонок. Я сидел сзади в машине, пока Маркус вез нас в место, которое, как он поклялся, действительно было конспиративной квартирой. Сидни сидела спереди, отправляя сообщения почти всем нашим знакомым.

– У Кларенса, – ответила моя мама. – Где еще я могу быть?

Я облегченно вздохнул.

– Хорошо. Оставайся там и никуда не уходи. У тебя есть все необходимое для Деклана? – Я думал, что она переборщила с количеством покупок. Но сейчас я был рад этому.

– Да, полагаю, но мне кажется, ему не нравятся пустышки, которые я купила. Я подумала, может, поискать другие...

– Никуда не уходи, – повторил я. – Дом почти наверняка под наблюдением. Алхимики знают, что мы здесь.

Мама сразу осознала всю серьезность ситуации.

– Вы в порядке?

– Да, нам удалось скрыться. Но сейчас они следят за всеми нашими домами, на случай, если мы явимся в какой-то из них. Они знают, что мы не вернулись к Кларенсу, и это прекрасно. Но, вероятно, они не в курсе, что вы с Декланом тоже здесь, и мы должны сохранить это в тайне. Оставайтесь внутри.

Она молчала на несколько секунд.

– Адриан, есть что-то... необычное в Деклане, не так ли?

– Особенное, – исправил я. – Он очень, очень особенный. И сейчас лучше, чтобы алхимики не знали о его существовании. Если они хотят гоняться за мной и Сидни, отлично. Но он не должен попасть под их радар.

– Я понимаю, – сказала она, – Если нам что-то понадобится, мне либо пришлют это, либо я отправлю за этим Розу и Дмитрия, они ведь могут выходить?

Я задумался.

– Да. Алхимикам нет никакого дела до них. Их может заинтересовать, что они делают в городе, но они не станут врываться в дом Кларенса или что-то подобное, не без весомых причин. Другие морои и дампиры оставались у него и раньше. Могу я поговорить с кем-то из них?

После небольших передвижений ответила Роза.

– По выражению лица твоей мамы я могу сказать, что что-то пошло не так.

– Алхимики знают, что мы с Сидни здесь, – сказал я ей. – Им удалось отследить Маркуса, когда он приехал в город и встретился с нами.

Я не был уверен, но, думаю, Роза выругалась по-русски.

– Что ж, каков план?

– Мы едем в предположительно безопасное место, – ответил я. – После этого Сидни начнет свое расследование у Воинов, а я допрошу Алисию.

– Я хочу в этом участвовать, – быстро сказала Роза.

– Я знаю, но мне действительно очень важно, чтобы вы оставались с моей мамой и Декланом. Я как раз говорил ей о том, что ей нельзя выходить из дома. Не думаю, что алхимики знают, что она в городе, и надеюсь, так это и останется. Но если что-нибудь случится, мне нужно, чтобы вы защитили их.

– Что значит «что-нибудь случится»? Почему ты думаешь, что им нужна защита? – как и моя мама, Роза начала подозревать, что происходит что-то странное.

– Я не могу тебе сказать, – сказал я. – Просто доверься мне, это важно. Хотя бы один из вас должен все время находиться рядом с ними. Возможно, если это будет безопасно, вы сможете встретиться со мной, когда я буду допрашивать Алисию. Но пока пообещай, что вы позаботитесь о них.

Последовало долгое молчание, и я мог догадаться, почему. Роза, как и все остальные, хотела найти Джилл. Теперь, когда у нас было столько потенциальных зацепок, понятно, что Роза предпочла бы заняться расследованием, а не нянчиться с ребенком. Но Роза видела, что случилось в общине, и была достаточно близким другом для меня, чтобы в конце концов согласиться.

– Хорошо. Мы присмотрим за ними. Но если появится что-нибудь, что мы сможем сделать, чтобы найти Джил, что-нибудь...

– Я дам вам знать, – пообещал я. Закончив разговор, я осмотрелся. – Мы на месте?

Мы выехали из оживленного Палм-Спрингса и углубились в пустынную местность, на фоне которой жилище Вольфе казалось настоящей цивилизацией. Посреди скудного пейзажа выделялся одинокий домик, и, остановившись около него на подъездной песчаной дорожке, мы подняли облако пыли.

– Да, – сказал Маркус.

– Что ж, это, определенно, уединенное место, – заметила Сидни. – Но безопасно ли здесь?

– Самое безопасное место, какое может быть на данный момент, – заверил нас Маркус, останавливая машину напротив дома. – Никто не следил за нами здесь. И никто не знает о моей связи с этими людьми.

Мы вышли из машины и последовали за Маркусом к двери. Ему пришлось постучать трижды, с каждым разом все громче, прежде чем дверь наконец открылась. Мужчина за пятьдесят с редеющими волосами и в круглых очках посмотрел на нас, щурясь от солнца подобно морою. Его лицо просияло, когда он узнал Маркуса.

– Маркус, чувак, сколько лет, сколько зим!

– Рад тебя видеть, Хоуи, – ответил Маркус. – Мне и моим друзьям нужно место, где можно остановиться. Ничего, если мы перекантуемся здесь?

– Конечно, конечно, – Хоуи отступил в сторону, чтобы мы могли войти. – Входи, чувак.

– Хоуи с его женой, Пэтти, выращивают и продают всякие травы, – пояснил Маркус.

Я глубоко вдохнул, проходя по гостиной, будто явившейся прямиком из 1971.

– Особенно, одну траву, – добавил я.

– Не волнуйся, – сказал Маркус, его губы растянулись в улыбке. – Они хорошие люди.

Сидни сморщила нос.

– Нет ничего хорошего в том, что если пока мы прячемся здесь от алхимиков, нас арестуют за наркотики.

Маркус остался равнодушным.

– Это наименьшая из наших проблем. Они дали нам укрытие. И на их кухне всегда много запасов.

По крайней мере, это было правдой. Умереть от голода мы больше не боялись, а жизнь на нездоровой еде проблемой не казалась. Я никогда в своей жизни не видел столько пачек печенья. Пэтти была столь же ошеломляюще дружелюбна, как и ее муж, и многословно заверила нас, что мы можем чувствовать себя как дома и гостить у них, сколько пожелаем. Сами они проводили гораздо больше времени в подвале или в саду, где ухаживали за многочисленными растениями, служившими им и пищей, и средством дохода. Как только мы устроились, супруги тут же ускользнули вниз, позволив нам спокойно обдумать планы. Я знал, что, пока я разговаривал с мамой и Розой, Маркус с Сидни собирали сведения из других источников.

– Сабрина перезвонила Маркусу. Она собирается отвезти нас с Эдди к Воинам поздно ночью, – сказала Сидни. – Очень поздно. Вероятно, нам придется отправиться на рассвете. Мисс Тервиллигер с Эдди собираются выйти пораньше, чтобы помочь с заклинаниями и подготовить нас.

– Я надеюсь, что нечего и говорить, чтобы Эдди был осторожным по пути сюда, – сказал Маркус. – Скорее всего, алхимики сейчас наблюдают за каждым вашим знакомым в этом районе.

– Он будет осторожен, – уверенно ответила Сидни. – Он знает, как избегать слежки. – Она повернулась ко мне. – Мисс Тервиллигер возьмет тебя с собой, когда ведьмы будут размораживать Алисию. Обещай мне, что ты будешь осторожен, Адриан. Веди себя с ней спокойнее. Используй как можно меньше принуждения. И помни, есть шанс, что она может даже не знать, где алхимики держат Джилл.

Вести себя с ней спокойнее? Конечно, я понимал, что имела в виду Сидни, но это было невозможно представить. Как можно вести себя спокойно с женщиной, которая похитила Джилл? Которая виновата в страданиях Джилл от рук этих безумцев? Соня была в ужасном состоянии, когда ее спасли от Воинов, а Джилл пробыла у них намного, намного дольше.

«Алисия заплатит», – пообещала в моей голове тетя Татьяна.

Я сказал Сидни:

– Посмотрим, что я смогу сделать.

Мой телефон зазвонил, и я сухо усмехнулся, взглянув на дисплей:

– Немногие люди могут похвастаться тем, что разговаривают с королевой мороев дважды за день. Алло?

– Адриан? – раздался голос Лиссы. – Что ты сделал?

– Почему ты решила, что я что-то сделал? – спросил я.

Лисса вздохнула:

– Потому что мне только что позвонил разгневанный алхимик-чиновник и услужливо сообщил о вашем с Сидни пребывании в Палм-Спрингсе! Он доступно объяснил мне, что они не станут церемониться в попытке вернуть ее. Я думала, что вы спрятались, ребят.

– Мы и спрятались, – сказал я. – Это произошло случайно. На данный момент мы в безопасности.

– Хорошо, постарайтесь там и оставаться. С другой стороны, я нашла кое-кого, чтобы попросить алхимиков оказать на Воинов давления.

Я преисполнился надежды. Если бы алхимики смогли спасти Джилл, это избавило бы Сидни от внедрения к Воинам и меня от допроса Алисии.

– И? – спросил я.

– Произошло то, чего я боялась: они хотят больше доказательств. В смысле, тот человек, с которым я говорила, смутно ответил на «вопросы», и, по-моему, он не принял меня всерьез. Думаю, он решил, что я пыталась отвлечь внимание от вас с Сидни, покинувших Двор.

Мои надежды рухнули. Я смотрел на Сидни через комнату. Она пыталась усидеть в мягком кресле-мешке. От мысли о ней, тайком пробирающейся к Воинам, мне становилось плохо. Одно дело, когда она уехала с Эдди и мисс Тервиллигер, но теперь она отправлялась прямо в руки к нашим врагам. Что, если ее разоблачат? Что, если Воины попытаются возродить их дружбу с алхимиками, используя ее как разменную монету? Что, если Воины решат сделать из нее пример женщины, вышедшей замуж за вампира?

«Ничего хорошего из этого не выйдет» – повторила тетя Татьяна.

– Но я продолжу давить на них, – продолжала Лисса, не обращая внимания на мои разбушевавшиеся мысли. – И, полагаю, что вы, ребята, и сами стараетесь получить ответы на вопросы?

– Типа того, – сказал я.

– Что ж, дай мне знать, если я смогу чем-то помочь. Я чуть раньше поговорила с Розой, и, похоже, вы уже успели загрузить ее работой. Можете обращаться к ней, Дмитрию или Нейлу, к кому сможете, если это поможет вернуть Джилл.

Голос Лиссы звучал совершенно невинно, и я понял, что Роза сохранила новости о Деклане в тайне даже от лучшей подруги. Я был очень благодарен ей за это, но в то же время я осознал всю нестабильность ситуации с Декланом. Упоминание Лиссы о Нейле также напомнило мне, что у нас так и не представилось шанса сесть и все ему объяснить. Постоянно возникало слишком много сложностей.

Остаток дня мы провели в ожидании приезда Джеки и Эдди. Маркус, который провел большую часть жизни в бегах, казалось, чувствовал себя совершенно непринужденно, сидя взаперти в небольшой гостиной этого дома. Нам же с Сидни, привыкшим к свободе, пусть и такой недолгой, было намного труднее. Мы как можно лучше проработали все планы и теперь просто старались убить время. Несмотря на удаленное местоположение, мы не решались выходить на улицу. Единственный в доме телевизор был в подвале, но исходящего оттуда запаха курева было достаточно, чтобы держать нас подальше от него. Так что нашим единственным развлечением остались старые номера журнала «Ридерз Дайджест».

– Там какая-то машина притормозила, – сообщил Маркус чуть позднее в тот же вечер. Он стоял около окна, выглядывая на улицу из-за плотных штор. – Я не вижу Джеки или Эдди, – нахмурившись, добавил он.

Сидни вскочила и присоединилась к нему у окна. Через несколько мгновений ее напряжение спало.

– Все хорошо. Я знаю их.

Маркус открыл дверь, и зашли две женщины, которых я тут же узнал. Одной из них была Мод, глава ковена Сидни, которая помогла нам на озере. Второй была старая сварливая Инес, подмигнувшая мне, как только переступила через порог. Мод задержалась на входе, придерживая дверь так, словно ожидая, что в дом зайдет кто-то еще. Но никто не зашел, и через несколько секунд она кивнула Маркусу, чтобы тот закрыл ее. Я достаточно много узнал от Сидни, чтобы сообразить, что в дом вошел кто-то невидимый. И как только я понял это, заклинание, окружавшее этого человека, спало.

– Эдди! – воскликнула Сидни, кидаясь ему в объятия.

Он широко ухмыльнулся в ответ.

– Ребят, вы в порядке?

– Нормально, – сказал я. – Запасаемся углеводами и ждем начала следующего этапа этого сумасшествия.

– Вы уверены, что за вами никто не следил? – спросил Маркус, плотнее задергивая шторы на окнах.

– Абсолютно, – сказал Эдди. – Мы встретились в общественном месте, и алхимики, приставленные следить за мной, даже не узнали, что я ушел с этими двумя.

Инес критично осматривала все вокруг, явно не впечатленная.

– Жаклин послала нас, так как сама не могла ускользнуть от твоих друзей. Они устроили слежку за ее домом.

– Алхимики мне не друзья, – резко ответила Сидни.

– Ну, кем бы они ни были, они заноза в заднице, – произнесла Инес. – Но мы сказали ей, что поможем тебе, и вот мы тут.

– Спасибо, мэм, – как никогда вежливо сказала Сидни. – Я понимаю, какое это, должно быть, неудобство.

Мод мягко улыбнулась ей.

– Это не так неудобно, как некоторые могли бы заставить тебя подумать. – Она поставила на пол две большие сумки, до отказа набитые какими-то таинственными ингредиентами. – Итак. Я так понимаю, нам надо сделать тебя сильнее.

– Разве? – удивленно спросила Сидни.

Инес закатала рукава своего платья с принтом роз и заглянула в одну из сумок.

– Так сказала Жаклин. Сказала, что ты собираешься участвовать в каких-то драках или что-то типа того.

– Ну, да, но я думала, что просто воспользуюсь приемами уклонения, которым меня научил Вольфе.

– Вольфе? – с отвращением фыркнула Инес. – Тот хиппи, с которым встречается Жаклин? Поверь мне, прекрасно, если ты можешь положиться на ум и «приемы уклонения», но если у тебя есть возможность быть сильнее и круче, то всегда будь сильнее и круче.

Она была неправа в нескольких вещах, начиная с ее упоминания Вольфе – у которого было оружия больше, чем у кого-либо из моих знакомых – как хиппи.

Инес осторожно вынула из сумки безобидную на вид фляжку.

– Что это? – спросил я.

– Совершенно особое и сложное зелье, – проговорила Мод. – Над которым мы провозились большую часть дня.

Когда она сказала это, я обратил внимание на темные круги у нее под глазами и усталость в голосе. Сидни тоже это заметила.

– Вы не должны были этого делать... – начала она.

– Должны, – просто ответила Мод. – Прибираться за Алисией – наша обязанность, и если это включает в себя твою подготовку к этим диким актам жестокости, то мы поможем тебе.

– Что там? – поинтересовался я.

Масштаб и хаотичность человеческой магии все еще поражали меня. Плюс, сосредоточиваясь на этом, я отвлекался от мыслей о Сидни и «диких актах жестокости».

– Тебе лучше не знать, – сказала Мод. – Итак. Теперь мы должны завершить заклятие с помощью...

Мы услышали звук открывающейся двери. Мгновением позже бисерный занавес, отделявший гостиную от кухни, зашуршал, и на пороге появился Хоуи. Он удивился, обнаружив здесь новых людей, и несколько раз поморгал, будто убеждаясь, что все мы реальны, а не какая-то галлюцинация. Я представил себе, что в его жизни постоянно нужно было это делать. И, учитывая мое участившееся общение с тетей Татьяной, я мог понять его.

– Эй, чувак, Маркус, – сказал он, надевая очки. – Не знал, что у тебя тут прибавилось людей, чувак. Мы ищем чипсы. Ты не видел чипсы?

Маркус указал на журнальный столик перед диваном. Хоуи просиял, взяв пакет чипсов, но затем снова нахмурился, увидев, что тот почти пустой.

– Ты ел их где-то во время ланча, – напомнил ему Маркус.

Лицо Хоуи выражало вежливый скептицизм.

– Разве?

– Да, – подтвердил я. – Ты сказал, что смотрел по ТВ какой-то фильм про акулу-мутанта.

– Трей тоже смотрел его сегодня, – слишком невзначай заметил Эдди, и это заставило меня подумать, что Трей был не единственным, кто смотрел его.

– Двойной показ «Неистового Хищникбота»? – сухо спросила Сидни.

Хоуи предостерегающе поднял палец.

– Это все не выдумки, ты же знаешь. Реальная жизнь чудне́е фантастики, чувак. Но правительство скрывает это от нас.

– Однозначно, – сказал Маркус, ведя Хоуи обратно к бисерному занавесу. – Почему бы тебе вместо этого не взять печеньки? Кажется, я видел на кухне ореховое масло.

Маркус вывел нашего хозяина и затем отослал его по своим делам. Никто из нас не проронил ни слова, пока мы не услышали, как дверь снова закрылась.

Эдди заметил:

– Реальная жизнь чудне́е фантастики.

– И не говори, – ответила Сидни, снова поворачиваясь к фляжке. – Так что я должна сделать?

– Выпей это, – сказала Инес. – Мы попытались сделать его получше на вкус, добавив туда немного Фанты. Ударение на «попытались».

– Но сначала мы закончим заклинание, – произнесла Мод.

Они с Инес соединили руки, образовывая круг над столом, на котором стояла фляга. Я достаточно наслушался всяких заклинаний от Сидни, чтобы на звук узнать латынь. И я выучил достаточно, чтобы знать, что большинство используемых ею заклинаний были простыми и давали немедленные результаты. А заклинания, подобные тому, что сейчас произносили ведьмы – многоэтапные, требующие нескольких участников – были очень сложными, и благоговение на лице Сидни сказало мне много. Когда они закончили, Мод торжественно передала флягу Сидни.

– До дна, – сказала Мод.

Сидни отвинтила крышку и поморщилась, увидев содержимое. Я стоял около нее и разделял ее отвращение. Смесь пахла как мокрые веревки и... как Фанта.

– Чем быстрее выпьешь, тем лучше, – добавила Инес. – И зажать нос тоже не помешает.

Сидни сделала и то, и другое, но это все равно не смогло предотвратить тошноту.

– Постарайся сдержаться, – предупредила Инес. – Потому что у нас больше такого нет.

Сидни вздрогнула и покачала головой, передав фляжку обратно.

– Все нормально. Я теперь действительно сильнее? В основном я просто чувствую, что хочу почистить зубы.

У нее определенно не выросли гигантские мышцы, как будто внезапно накаченные железом.

– И насколько сильнее? – нетерпеливо спросил Эдди. – Как могу-поднять-машину сильнее?

Мод улыбнулась.

– Прости, что разочаровываю, но нет. Во-первых, это привлечет слишком много внимания, чего вы наверняка не хотите. А во-вторых, у наших сил есть границы. Мы не боги. Я бы сказала... – она перевела взгляд с Эдди на Сидни и обратно. – Я бы сказала, что ты достаточно сильна, чтобы побороться с дампиром в армрестлинге.

– Я бы хотел это увидеть, – признался я. Лицо Эдди подсказало, что он тоже был бы не против.

Сидни застонала.

– Серьезно? Это так по-варварски.

Эдди наклонился и оперся рукой о стол, на котором до этого стояла фляжка.

– Ну же, миссис Ивашкова. Давай сделаем это. Кроме того, если тебе так претит армрестлинг, то как ты собираешься сойтись в рукопашной с Воинами?

В его словах был смысл, по крайней мере, если верить историям Сабрины. Сидни подошла к нему с другой стороны стола и заняла позицию. Они обхватили руки друг друга, и Маркус, почти такой же возбужденный, как и Эдди, произвел обратный отсчет. К моему удивлению, когда они начали, Эдди не сразу прихлопнул руку Сидни вниз, как я того ожидал. Его глаза расширились, а усмешка погасла. Он увеличил усилия и даже начал преуспевать. Стиснув зубы, Сидни вновь оттеснила его руку и, поразительно, стала одерживать верх.

– Это так странно, – сказала она. – Я чувствую силу внутри себя... словно она часть меня и в то же время таковой не является. Как будто я что-то надела сверху. Как одежда.

В конечном счете, Эдди напряг все свои силы и победил ее, но Сидни все равно достойно продержалась некоторое время. Я триумфально поднял ее руку, как судья поднимает руку победителя на боксерском матче.

– Моя жена, дамы и господа. Красота, мозги, а теперь и мускулы.

– Офигеть, – проговорил Эдди в редкий момент восторга. – И как долго это продлится?

– Четыре дня, – ответила Мод с извиняющимся видом. – Как я и сказала, мы не боги.

– Четыре дня, – повторила Сидни. – Сабрина заберет нас сегодня вечером, то есть у нас будет три с половиной дня, чтобы выяснить, где Воины спрятали Джилл.

– Или просто в первый же день надери всем задницы, и они оставят тебя в покое, – услужливо предложил Маркус.

Обратив внимание на вторую принесенную ведьмами сумку, я спросил:

– Что тут еще кроме супер-силы?

Мод начала разбирать содержимое сумки.

– Джеки сказала, что мы еще должны немного изменить им внешность.

– Я раньше накладывала подобные заклинания, – сказала им Сидни. – Вам не нужно ничего больше делать.

– Тише, девочка, – отрезала Инес. – Ты должна приберечь свою магию для всего того безумия, в которое ты ввязалась. Кроме того, поддержание устойчивого заклинания изменения внешности – задачка не из легких. Ты когда-нибудь накладывала его на неделю? – она глянула на Эдди. – На двух человек?

– Нет, мэм, – призналась Сидни.

Мод кинула Сидни две упаковки краски для волос «Жгучий каштан».

– По одной для каждого из вас, – сказала она. – Можете покраситься, как только мы уйдем. Чем меньше мы должны изменить с помощью магии, тем лучше.

Эдди взял одну из упаковок и поднял бровь, но не высказал недовольства. Некоторые парни впали бы в истерику из-за покраски волос, но не Эдди. Полагаю, что если истребление злых не-мертвых существ – часть твоей обыденной жизни, то небольшие салонные процедуры никак не умаляют твоей мужественности.

В остальном содержимом сумки я узнал стандартные компоненты заклинаний: травы, кристаллы и порошки. Мод и Инес начали подготовку к новому заклинанию, выкладывая все необходимое на стол. Я осознал, что наблюдаю за еще одним сложным магическим действом, требующим нескольких человек и состоящим из нескольких частей. Сидни тоже это поняла.

– Так много, – прошептала она мне. – Они так много помогают.

– Прими это, – ответил я, сжимая ее руку. – Ты стоишь этого. Джилл стоит этого.

Когда все было готово, Инес положила на середину стола два серебряных кольца. Затем она посмотрела на Мод.

– Ты готова?

Мод кивнула и обошла вокруг Сидни, орудуя волшебной палочкой. Я неохотно отошел от нее, заметив при этом:

– Почему же ты никогда не размахиваешь волшебной палочкой?

Сидни улыбнулась в ответ.

– Несмотря на клише, ведьмы редко используют волшебные палочки. Они необходимы для детальной работы или если часть палочки содержит элемент, который может сосредоточить или усилить магию. – Она посмотрела на кристаллы на палочке Мод, подняв ее к своему лицу. – Я думаю, она сосредоточена здесь.

– Правильно, – сказала Мод. – Теперь продолжай держать ее и закрой глаза.

Она прочла стих на греческом языке, и палочку охватило слабое свечение. Мгновение спустя она коснулась ею кончика носа Сидни. Медленно, осторожно Мод повела палочкой, касаясь ее век, скул и подбородка. С каждым прикосновением палочки Мод словно смазывала картинку, изменяя черты лица Сидни. Ее скулы немного округлились, лицо стало более узким. Это были маленькие, незначительные перемены, но взятые все вместе они полностью изменили ее. Даже с ее обычным цветом волос я сомневался, что кто-то смог бы узнать ее. Вскоре исчезла даже татуировка Сидни. Больше всего меня шокировал момент, когда Мод отступила назад и попросила Сидни открыть глаза. Глаза, бывшие когда-то карими, теперь стали такими же ярко-синим, как у Маркуса.

Я не смог сдержать вздох, и Сидни повернулась ко мне с робкой улыбкой.

– Все еще узнаешь меня?

– Я бы узнал тебя в любом случае, – галантно ответил я.

– А я бы не смог, – сказал Эдди.

Мод тут же обратила свое внимание на него.

– Твой черед. Закрой глаза.

Он подчинился, и она повторила заклинание. Я изумленно смотрел, как его лицо меняется в тех местах, где его касается палочка. Когда она закончила, он больше не был похож на Эдди, которого я знал, но, разумеется, выглядел как родственник новой Сидни.

– Можно посмотреть? – взволнованно попросил Эдди.

– Подожди, – сказала Инес, забрав палочку у Мод. – Мы должны действовать быстро, чтобы сохранить заклинание.

Она махнула палочкой над кольцами и снова заговорила на греческом. Между палочкой и кольцами замелькали искры. Закончив, она дала одно кольцо Эдди, а другое Сидни. Они надели их, и Сидни затаила дыхание.

– Странно... – пробормотала она. – Кажется, будто что-то удерживает меня на месте.

– Теперь эти кольца привязывают к вам заклинания, – сказала Мод. – Снимете их, и ваша настоящая внешность вернется. Нет – останетесь в таком облике примерно на неделю.

– Это ваш реальный крайний срок, – добавила Инес. – Вы, вероятно, сможете спрятаться, когда ваша сила иссякнет. Но когда ваши лица вернутся, придет время держать ответ. Тогда вам придется положиться на свой ум, чтобы объяснить это.

Ее голос как всегда был саркастичным и капризным, но под всем этим я мог расслышать, как она измотана. Быстрая проверка ауры это доказала. Магия, которую они сейчас использовали, была значительной, но и она была только частью того, что началось сегодня утром с помощью других ведьм. Сидни повернулась к Мод и Инес.

– Я не могу отблагодарить вас за то, что вы сделали. Это значит для меня очень много и...

– Нет надобности изливать на нас свои чувства, – перебила ее Инес. – Мы знаем, что ты благодарна. И ты должна быть. Но сейчас ты должна доказать это и избавиться от того безобразия, что устроила Алисия. Спаси свою подругу.

Сидни выпрямилась.

– Я сделаю это, мэм.

Ведьмы дали нам с Сидни еще несколько наставлений и отправились в путь. Эдди и Сидни направились прямиком к зеркалу и изумленно воскликнули, увидев изменения в своей внешности. Их и раньше можно было принять за брата с сестрой, а сейчас они просто выглядели как другая пара брата и сестры. У них были одинаковые синие глаза, и Мод проделала искусную работу, сделав их наружность непримечательной. Надеюсь, это будет гарантировать, что никто не посмотрит на них повторно.

Я только закончил помогать им красить волосы в цвет под названием «Жгучий каштан» – темно-коричневый оттенок со слабым красным отливом – когда явилась Сабрина. Обычно дерзкая, она немного заколебалась, когда поняла, кто они такие. Она привыкла ко многим странным фактам, но с человеческой магией она имела дело нечасто.

– Невероятно, – пробормотала она, переводя взгляд с одного лица на другое. – Я бы никогда не подумала, что это вы. Сейчас вы можете пройти прямо перед алхимиками.

Маркус, наблюдавший за этим с насмешкой, скрестил руки на груди и откинулся на спинку мягкого дивана Хоуи.

– Может быть, ваши друзья смогут время от времени использовать это заклинание на мне. Передвижение «инкогнито» было бы довольно удобным.

– Я дам им знать, – сказала Сидни. Обратившись к Сабрине, она подняла руку с серебряным кольцом. – Есть какие-то правила о драгоценностях? Они позволят нам их там носить?

– Должны, – сказала она. – Они будут искать оружие или что-нибудь еще подозрительное. Сотовые телефоны тоже – они не хотят, чтобы за вами следили. Ваши глаза будут завязаны, когда я отведу вас туда.

?– Похоже на то, когда я шла к их арене, – заметила Сидни. Она сняла свое обручальное кольцо и подошла ко мне. – Я не хочу, чтобы что-нибудь случилось с ним, пока я буду там.

Я сжал ее ладони в своих.

– Не о кольцах я беспокоюсь.

Легкая улыбка тронула ее губы и, даже несмотря на то, что ее лицо выглядело по-другому, я чувствовал, что в этой улыбке было что-то уникальное, принадлежащее только Сидни.

– Я буду в порядке... Но я хочу, чтобы ты хранил его для меня, пока я не вернусь.

– Договорились, – сказал я, понизив голос так, чтобы могла услышать только она, – но я надену его обратно.

– Хорошо, – проговорила она.

– Стоя на коленях, – добавил я.

– Хорошо.

– И мы оба должны быть голы...

– Адриан, – предостерегла она.

– Мы обсудим условия позже, – сказал я, подмигнув ей.

Но я почувствовал острую боль в сердце, когда сжал в ладони кольцо и отпустил ее руку, ненавидя ту опасность, которой она подвергнется. Может быть, ее внешность и изменилась, но аура сияла так отважно как ничья другая, несмотря на опасность впереди. Я ужасно хотел пойти вместе с ней, но знал, что ничего бы не смог там сделать. Больше всего я могу помочь с Алисией, когда ведьмы разморозят ее.

– Мы должны захватить с собой что-нибудь поесть, а затем отправляться в дорогу, – сказала Сабрина.

– Надеюсь, ты любишь Орео и сырные палочки, – обратился к ней Эдди.

Мы пообедали странной нездоровой пищей, в то время как Сабрина подробно расписывала нам еще некоторые детали.

– Мы собираемся в Калексико, на южной границе. Но вы не должны знать этого. Мы должны соблюсти приличия. После того как мы войдем, нас могут разделить, но я буду рядом. Также они позволят мне оставить телефон, так что я смогу отправлять сообщения Маркусу.

– И тогда ты поделишься со мной новостями, верно? – спросил я.

Маркус натянуто улыбнулся мне.

– Верно. Не беспокойся. Сабрина присмотрит за ними.

Это было пустое утешение, так как все мы знали, что у Воинов все может пойти очень, очень плохо, и что Сабрина, вероятно, почти ничего не сможет сделать.

Как обычно, Сидни была больше озабочена мною. Когда они уходили, она сказала:

– Будь осторожен, Адриан. Я тоже хочу найти Джилл, но не за счет потери тебя.

– Это будет корректирующее принуждение, – заверил ее я. – Это ты собралась прямо в осиное гнездо.

– Это то, что мы делаем, – сказала она просто. – У тебя есть своя работа. У меня – своя.

Она поднялась на носочки и легко поцеловала меня в щеку. Я ни в коем случае не был согласен на это. Быстрым движением я подхватил ее на руки и подарил ей долгий, глубокий прощальный поцелуй, не заботясь о том, что на нас смотрят. Когда она наконец отстранилась, ее новое лицо покраснело точно так же, как обычно краснела Сидни, но она осталась в моих руках.

– Я не могу сказать, что не ожидала этого, – признала она.

– Вот и все, – сказал я ей. – Мы находимся на грани того, чтобы вернуть Джилл. Как только мы сделаем это, мы обеспечим себе свободу и наконец получим свое «долго и счастливо».

«Как именно ты собираешься это провернуть? – требовательно спросил тетя Татьяна. – Снова будете жить при Дворе? Или с теми Хранителями в Мичигане?»

У меня было ощущение, что Сидни полна тех же самых вопросом, но она не задала вслух ни одного из них. Вместо этого ее лицо светилось только любовью и надеждой, и она подарила мне еще один прощальный поцелуй. Следующее, что я помню, это как Сабрина проводила их к своей машине, чтобы начать свое необычное приключение. Я стоял рядом с Маркусом в дверях, пристально глядя в ночь даже после того, как они уехали.

– Надеюсь, это хороший план, – сказал я ему с болью в сердце.

Маркус вздохнул, и впервые его обычно оптимистичное выражение лица сменилось усталостью. Должно быть, тяжело постоянно убеждать людей, что каждый рискованный план, который он придумал, окупится.

– Неважно, хороший он или нет, – признался он. – Это единственный план, который у нас есть.

 







Дата добавления: 2015-10-01; просмотров: 25758. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!



Шрифт зодчего Шрифт зодчего состоит из прописных (заглавных), строчных букв и цифр...

Картограммы и картодиаграммы Картограммы и картодиаграммы применяются для изображения географической характеристики изучаемых явлений...

Практические расчеты на срез и смятие При изучении темы обратите внимание на основные расчетные предпосылки и условности расчета...

Функция спроса населения на данный товар Функция спроса населения на данный товар: Qd=7-Р. Функция предложения: Qs= -5+2Р,где...

Классификация потерь населения в очагах поражения в военное время Ядерное, химическое и бактериологическое (биологическое) оружие является оружием массового поражения...

Факторы, влияющие на степень электролитической диссоциации Степень диссоциации зависит от природы электролита и растворителя, концентрации раствора, температуры, присутствия одноименного иона и других факторов...

Йодометрия. Характеристика метода Метод йодометрии основан на ОВ-реакциях, связанных с превращением I2 в ионы I- и обратно...

Почему важны муниципальные выборы? Туристическая фирма оставляет за собой право, в случае причин непреодолимого характера, вносить некоторые изменения в программу тура без уменьшения общего объема и качества услуг, в том числе предоставлять замену отеля на равнозначный...

Тема 2: Анатомо-топографическое строение полостей зубов верхней и нижней челюстей. Полость зуба — это сложная система разветвлений, имеющая разнообразную конфигурацию...

Виды и жанры театрализованных представлений   Проживание бронируется и оплачивается слушателями самостоятельно...

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2024 год . (0.016 сек.) русская версия | украинская версия