Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Амброз Бирс 9 страница




Клейман, взволнованный увиденным, возвратился в каюту. И теперь, лежа на диване, осмысливал будущую встречу – в первую очередь с ее разумными существами. « Как примут нас на Эгиде? Что, если не удастся с ними договориться? Главное – хорошо объяснить отрицательную роль наших соперников в гибели их далеких потомков. Можно сказать, что цель прилета Электрона – скрытое желание навредить эгидянам, ведь они уже однажды убедились в коварстве землян! Остальное – «дело техники», так сказать. Может быть, с помощью эгидян удастся открыть какую-нибудь местную планету с богатыми ресурсами - чем черт не шутит?» – мечтал вожделенно Клейман.

С момента появления Эгиды на горизонте дни для экипажа корабля стали как бы короче. Все приободрились и даже жесткая экономия воды и продуктов питания не вызывала больших неудобств.

Постепенно Эгида увеличивалась в размерах, в ореоле уже голубовато–оранжевых облаков. Все ярче разгорался Антей. Окруженная прекрасным ореолом, указывающим на наличие атмосферы, незнакомая планета постепенно заслоняла собой безмерное пространство космоса впереди – так была она велика. Все чаще Джеймс Клейман задерживался у экрана телеустановки.

Однажды, в июле 2088 года, следящая система Фотона обнаружила впереди по курсу неизвестный движущийся предмет. Клейман не отходил от экрана, стараясь разглядеть более четкие очертания неизвестного объекта. Тревожное и радостное предчувствие не покидало командира Фотона.

- Что это может быть, Гарри? – уже по привычке спросил Клейман главного инженера.

- Скорее всего, корабль эгидян, сэр! - ответил тот, не менее взволнованный предстоящей встречей. Всего лишь на несколько минут отходил Клейман для отдыха и снова возвращался в отсек. Он осунулся и побледнел и даже отпустил небольшую и не очень ухоженную бородку. Клейман принял решение беспрерывно посылать в эфир радиосигнал на общепринятой частоте в 19,5 Гц. Но экран молчал.

В конце июля, в 14–00 по земному времени, автоматика доложила, что против Фотона усилилось действие электромагнитной силы, и скорость корабля стала неудержимо падать. Тем временем, на экране проступил четкий силуэт небольшого голубого корабля, сохранявшего определенную дистанцию с Фотоном. Клейман нервничал. Все службы корабля были приведены в боевую готовность. Клейман решил выключить рассеивающее устройство, потому, что оно давало незначительный результат и, чтобы не навлечь на себя лишние неприятности. Видимо, это был разведчик с Эгиды. «Как договориться с ним?» – размышлял Клейман. Он приказал дать ряд сигналов светом и радиосигналов, варьируя частотами, но голубой корабль ни на что не реагировал, явно чего-то выжидая. Клейман приказал погасить скорость корабля до минимально - возможной. Корабль медленно продвигался к Эгиде, преодолевая силу притяжения, которая уже начала действовать и силу электромагнетизма, которая действовала в противоположном направлении.

Клейман срочно собрал совещание доверенных лиц.

- Что будем делать, господа? – задал он единственный вопрос.

- Может включить установку Бетта на полную мощность? – предложил Теймор. Свое предложение он сделал как бы вскользь, оставаясь по виду равнодушным. Клейман насторожился, глядя на каждого оценивающим взглядом. Большинство молчало. Это настраивало на более решительные меры.

- А, не хуже ли будет, сэр? – ответил за остальных главный инженер, обращаясь уже лично к командиру. В его глазах Клейман уловил некую растерянность и страх .

- Мы не можем вот так топтаться на месте, когда до Эгиды осталось совсем немного! – возмутился Клейман. Его поддержал Теймор.

- Впрочем, может дать холостой выстрел? – предложил осторожно главный инженер, пытаясь сгладить свою нерешительность.

- Не стоит спешить, господа! – попробовал охладить пыл командира рассудительный Гельберт Шнейк.

- Это слишком рискованно и наивно! – заговорил Клейман. - Уж лучше сразу уничтожить! Ведь до Эгиды не близко, а там мы смогли бы объяснить свою горячность опасностью, исходящей от голубого корабля – так, мол, нам показалось.

- Надо выждать! - еще раз попытался урезонить всех командир штурманов.

- Хорошо, сделаем холостой выстрел! – сдался, наконец, Клейман.

Совещание окончилось. Клейману стала ясна расстановка сил на корабле, а это тоже не мало. Он и Гарри еще некоторое время оставались в отсеке, обсуждая отдельные детали принятого решения.

В последнее время Клеймана не покидало странное беспокойство. Как будто кто-то невидимый постоянно прощупывал его мысли. Этим же соображением поделился с ним и главный инженер.

«Обычная галлюцинация!» – решил Клейман и более старался не обращать на это внимания, хотя это ощущение не проходило, а все больше усиливалось. «Со дня на день может показаться корабль демократов и кто знает, что он предпримет».

Клейман решил ускорить события. Включив отсек главного инженера, приказал:

- Включай установку Бетта, Гарри, на полную мощность!

- Слушаюсь, сэр! – ответил главный инженер.

Через некоторое время последовала команда – «полный вперед!» и Фотон медленно двинулся навстречу голубому кораблю, с трудом преодолевая непонятную по характеру силу. Вот когда нужен был Бетт!

- Значит, установка Бетта не столь эффективна, – с сожалением отметил Клейман. Почти тотчас же загорелась сигнальная лампа следящей системы, и четкий голос автомата доложил: - «сзади, по курсу корабля, следует неизвестный космический корабль».

- Корабль демократов! – вздрогнул Клейман. На экране телеустановки все четче выделялся серебристый гигант.

- Ты видишь, Гарри? – обратился к главному инженеру Клейман.

- Вижу, Джеймс! – ответил беспокойным голосом тот. – Что думаешь делать?

Клейман взглянул на контрольные приборы установки Бетта, но «х»-установку заднего фона включить не решился.

 

Пополнив запасы продуктов и воды, высадив больных и детей, Элеонору Иванову, и отдохнув, экипаж возвратился на Электрон.

Через некоторое время корабль вновь устремился к Эгиде. Постепенно скорость достигла проектной. Трое «россиян», пожелавших совершить это путешествие, пожелавшие выразить свою просьбу к айбенго о помощи по поводу ухудшения тепла Антея, поражались увиденными на Электроне техническими возможностями людей.

Эванс приказал усилить вахту и сам чаще всего нес беспокойное дежурство. Может быть, и не было такой необходимости, но все же…

В душе, Эванс рассчитывал на благоразумие командования Фотона. Но как бы там не было, необходимо быть начеку. Астрофизическая служба усилила свои наблюдения. Электромагнитный фон постепенно увеличивался. Электрон начал терять скорость.

Эванс срочно собрал совещание специалистов, в том числе физиков с Фотона. Мнения разделились. Большинство желало услышать мнение Рона Бетта. Ему были известны компоненты непонятной силы. Бетт сказал следующее:

- Действие этой электромагнитной силы имеет почти привычную для нас природу, с добавлением некоторых компонентов, усиливающих суммарное воздействие. Я уже проверял с биологами – на людей, к счастью, это не влияет. Здесь имеется одна характерная особенность – эта сила распространяется в определенном направлении и имеет определенный телесный угол, в котором ее КПД очень велик. Если бы мы могли выйти из этого телесного угла, нам бы уже ничего не угрожало. Как мне кажется, сделано это не для того, чтобы воспрепятствовать нашему движению. Мы, скорее всего - заложники какого-то эксперимента.

«Возможно, эта сила и уменьшает тепловую энергию Антея, отчего страдает жизнь на планете России» – хотел высказать свою точку зрения академик Постников, но посчитал это неуместным – разговор шел не совсем об этом и он промолчал.

Надо было в срочном порядке найти противодействие. Руководство этой важной работой возложили на Рона Бетта, включив в его группу нескольких самых сильных физиков Электрона. Было решено использовать размагничивающее устройство Электрона, так как на принципиально новую разработку просто не было времени.

И опять пригодились огромные знания и талант ученого Рона Бетта. Изменив кое-что в физической сути электра - тока силовых обмоток Р.У. Электрона, удалось выйти из затруднительного положения - Электрон снова беспрепятственно двинулся вперед!

Вначале августа 2088 года автоматика корабля доложила, что прямо по курсу обнаружены два космических корабля, медленно двигающихся в сторону Эгиды.

Незнакомая планета, окруженная пурпурно–оранжевыми облаками, постепенно вырастала из глубин космоса. Эванс приказал снизить скорость до минимальной. На экране все четче выделялись впереди идущие корабли. Это был Фотон и незнакомый голубой корабль не слишком больших габаритов. Роберт устало откинул прядь волос, вытер вспотевший лоб, включил сильнее обдув воздуха. Вот уже несколько часов он не отходил от экрана, если не считать естественных перерывов. Роберт не спешил сблизиться с кораблем эгидян. То, что совсем рядом корабль эгидян, не вызывало никакого сомнения. Эту уверенность подогрел радист - ему послышалось, что на волне 19,5 Гц кто-то передал приветствие, адресованное Электрону, на языке землян или очень похожее на то. И это был не Фотон.

Эванс не очень поверил радисту, но все же приказал:

- Передайте наше приветствие планете Эгиде и ее обитателям! Мы желаем мира, добра и добрососедского общения с эгидянами! Передавайте это постоянно! – приказал Эванс взволнованно! Прошло несколько томительных часов ожидания. Эфир молчал. В нем были слышны неясные шумы и шорохи.

В 17–00 Эванс прошел к себе в каюту, уступив место главному инженеру. Впервые появилось не очень приятное ощущение, что кто – то пытается «прощупать» мысли или что – то в этом роде.

Звонок экстренного вызова заставил тревожно забиться его сердце.

- Командир, корабли очень близко от Электрона! – докладывал Невельский.

- Хорошо, Андрей Федорович, – спокойно ответил Эванс и прошел в свой отсек. На экране теперь еще лучше стали видны два космических корабля.

«Видимо, у эгидян традиционно – голубой цвет», – подумал Эванс, вглядываясь в экран. Чувствовалась огромная мощь в плавном и уверенном ходе малого корабля. Он без особого труда совершал маневры – уходил вперед и возвращался, заставляя темно-серого гиганта - «Фотон» умерить свой пыл.

 

- Что со мной сегодня? – удивлялся Клейман. Неведомая тоска и даже страх от чего-то неясного сдавили его сердце. На душе было неспокойно. Голубой корабль не проявлял ни особой агрессивности, ни дружелюбия. Видимо, он выжидал чего-то. Это злило Клеймана. Чувство опасности мешало сосредоточиться. Злость росла – это было в характере Клеймана. Этого не учли организаторы экспедиции - нервозность Клеймана не обеспечивала надежного положения Фотона.

- Возможно, этот корабль вовсе не с Эгиды? – распалял себя Клейман. – Мы же топчемся на месте, когда цель так близка!

- Надо действовать! – решил Клейман. Его рука невольно начала движение к заветной кнопке. Пальцы плохо повиновались. «Всего один залп мезопушки!» – успел подумать Клейман, опуская палец, и… серая пелена погрузила его в забытье. Об этом и остальном он вспомнил гораздо позже, как и другие на Фотоне.

Несколько томительных часов Электрон двигался в «кильватере» за Фотоном и кораблем эгидян, преодолевая электромагнитную силу и притяжение, которое имело большее значение, и с ним надо было считаться. Корабли медленно сближались. У Эванса не было желания мести Фотону, так как он хорошо знал, что не все республиканцы виновны в негативных действиях командования корабля. Да и время для объяснений было не подходящим.

Между тем, последующие события развивались непредвиденным образом.

Откуда-то из глубин космоса неожиданно выдвинулся голубой корабль – гигант, с черной каймой по средине. Подойдя вплотную к безжизненному Фотону, непонятно каким образом, он увлек его туда, к Эгиде. Создавалось впечатление, что Фотон как беспомощный ребенок следовал за родителем. Видимо, двигатели Фотона уже не работали, так как не было оказано ни малейшего сопротивления, – по крайней мере, так казалось со стороны. Эванс насторожился. Подобная участь не устраивала его. Он уже был свидетелем каверзных событий, когда космос проявил свой непредсказуемый характер.

Однажды, еще в самом начале изучения пред Галактики Антея, космический корабль «Комета» встретил неизвестный и, кстати, тоже голубой корабль, без движения. «Комета» приблизилась к нему, руководствуясь чувством долга. Решено было выяснить причину бездействия корабля. Двое членов экипажа беспрепятственно открыли входной люк неведомого корабля и проникли туда. «Комета» ничего не могла поделать с мгновенно исчезнувшим голубым кораблем. Два космонавта - Павел Комаров и Самуэль Пробст, вступившие на чужой корабль, пропали без вести. Спустя некоторое время и на протяжении нескольких лет из Галактики Антея поступали загадочные радиосигналы общепринятой на земле частоты. Они, якобы, гласили, что земляне живы. Сообщалось, что на землю готовится космическая экспедиция. Ждите! Но вот уже много лет космос молчал.

 


ЧАСТЬ ВТОРАЯ

ЭГИДА

Глава 1

Надо учитывать момент и быть

Смелым в решениях.

Наполеон Бонапарт.

Круг сузился. Голубые корабли, подобные первому, неожиданно появились со всех сторон Электрона. Окруженный «почетным караулом» корабль землян медленно следовал к Эгиде. Трудные минуты испытывал командир корабля. Но выбора не было. Он понимал, что от его правильных и разумных решений зависит весь исход экспедиции. Благоразумие – вот главный критерий многих верных решений людей. Эванс и остальные из командования рассуждали именно так. Их сердца и помыслы были чисты и бескорыстны. В дальнейшем выяснилось, что это положительно решило исход отношений двух цивилизаций.

Один из кораблей приблизился вплотную к Электрону. Одновременно Эвансу кто-то подсказал план дальнейших действий, - так ему показалось в тот ответственный момент.

По приказу командира была открыта камера захват – блока или стыковочная камера приема грузовых кораблей. Малый голубой корабль оказался в этой камере. Нет, это не было ловушкой. Корабль эгидян сам себя пленил! Электрон уменьшил скорость, ожидая, что будет дальше. Еще раньше Эванс приказал выключить размагничивающее устройство. Добродушие эгидян и добровольное пленение одного из их кораблей, заронило в душах людей надежду и успокоение. Это было благородное право сильного, которое успокоило самым лучшим образом. Эгидяне сознательно шли на взаимный контакт с пришельцами из другого звездного мира.

Теперь оставалось не менее главное и щекотливое – объяснение с загадочными пленниками. Командный состав Электрона решил поступить так – выполнение этой ответственной миссии возложить на четверых специалистов разных областей знаний. Произведя тщательную санобработку внешней оболочки голубого корабля, автоматика дала «добро» на вход в камеру делегации электроновцев, которую явно приглашали к общению. Торжественная и долгожданная минута встречи двух миров Вселенной наступила. Делегация землян с нетерпением и надеждой на лучшее ждала, что же произойдет далее, вступив в заветный отсек.

Прошло несколько томительных минут ожидания. Все понимали, чем это вызвано. Люди с интересом рассматривали голубой корабль с золотой полосой посредине. Корабль не подавал признаков жизни. Ощущение было такое, что землян тщательно изучают. Вдруг, одна из незаметных для глаз дверей, плавно скользнула в сторону. Несколько ступеней вели внутрь незнакомого корабля. Люди застыли в напряженном внимании. В проеме появился человек, внешне очень похожий на землян. Это был мужчина двухметрового роста. Смуглое лицо его, с огромными темными глазами, излучающими непонятную для людей силу, было спокойным и красивым. Казалось, что его взгляд, проникает в самую душу человека. Голова незнакомца была увенчана изящным золотым шлемом, с серебристой иглой в верхней его части. Волосы, темные и волнистые, красиво струились почти до плеч, выбиваясь из-под шлема. Легкий скафандр небесного цвета красиво облегал его мощную статную фигуру. Через равные промежутки времени на конце иглы шлема вспыхивали еле заметные блики зигзагообразного искрового пламени.

Незнакомец молча рассматривал людей, земляне делали тоже самое. Вот он на несколько секунд закрыл глаза. Тотчас же стоящие внизу уловили мысли, идущие от незнакомца. Каждый в отдельности понял следующее:

«Я знаю землян. Двое ваших соплеменников некоторое время находятся на планете Эгиде. Это сделано во имя будущего Вселенной и лучшего понимания людей земли». Незнакомец замолчал. Люди удивленно переглядывались. Никто не ожидал встретить подобное на незнакомой планете. Эгидяне передают свои и читают чужие мысли на расстоянии! Значит, абориген говорит о двух космонавтах, некогда плененных ими с космического корабля Комета! Возможно, они живы и являются пленниками эгидян. Эванс с тревогой посмотрел на своих товарищей: «лишь бы ни у кого не возникло недобрых мыслей», - подумал с опасением он. Так вот оно первое и значительное преимущество эгидян! Эванс решительно шагнул вперед. Незнакомец внимательно смотрел на него. Эванс выглядел отважным и гордым. Видимо, это понравилось эгидянину, и он одобрительно улыбнулся. Эванс не чувствовал страха – ведь он представитель великой цивилизации и народа, намерения которого исключительно гуманны! Эванс начал горячо говорить. Он разъяснил цель экспедиции Электрона, добавил, как далеко земля и целых семь лет потребовалось, чтобы долететь до планеты Эгиды. Эванс догадывался, что эгидянам многое известно о земле. Видимо Комаров и Пробст, в этом смысле, добросовестные учителя. Незнакомец внимательно слушал; видимо, он не плохо понимал Эванса. В конце своей речи Эванс сказал, что он командир этого корабля. Он замолчал. Незнакомец кивком головы дал понять, что он понял говорившего. Жестом руки и доброжелательной улыбкой он пригласил землян следовать за ним. Люди не без трепета последовали за незнакомцем, поднявшись по изящной легкой лестнице. Они вступили внутрь голубого корабля. Почти естественный свет озарял неширокий коридор. Небольшие габариты помещения словно раздвигались по мере продвижения людей вперед. Мягко и бесшумно распахнулась одна из боковых дверей. Войдя вслед за незнакомцем в помещение овальной формы, люди в недоумении осматривались. Помещение было абсолютно пустым. Невидимые источники естественного света прекрасно освещали окружающее, не раздражая, а успокаивая зрение. Откуда-то лились чудесные звуки музыки, похожие и отличающиеся от земных. Земляне ждали, что же будет дальше. Незнакомец не заставил себя ждать. Неторопливым движением руки и пальцев он коснулся груди. Люди увидели прибор, похожий на пульт. Тотчас одна из противоположных стенок отсека бесшумно отодвинулась в сторону. Из глубины ниши выдвинулись пять кресел по числу присутствующих людей. Легкие, типа обычного пластика, обтянутые мягкой розовой кожей, кресла, имели изящную и своеобразно – удобную форму. Люди увидели, что кресла эти по желанию гостей и хозяев могли изменять свою форму. Незнакомец жестом пригласил всех садиться, предварительно своим пультом расположив кресла напротив дальней стены помещения.

Люди удобно разместились, образовав правильный полукруг. Тотчас же в помещении померк свет. В следующее мгновение еще более грандиозное зрелище предстояло созерцать землянам.

По всему потолку и стенам побежали светящиеся зеленоватые сполохи молний. Они рисовали причудливый пейзаж огромных темно-зеленых лесных массивов, раскинувшихся по всюду, а также по берегам рек и озер. Повсюду виднелись поселки и города, разноцветные и привлекательные. Ощущение действительности настолько было полным, что казалось, люди сами в этот момент присутствуют там, в этой незнакомой и чудесной местности. Вид неведомых животных - от крошечных, до огромных исполинов, вызывал у людей интерес и удивление. Среди живописных лугов в разноцветных высоких травах порхали толи птицы, толи бабочки; их окраска была самой разнообразной – от нежно–золотистой – до темно–коричневой. Глаза и слух не уставали в этом великолепном многообразии. Видимо, эгидяне показали людям один из фильмов с натуры – не в записи, а именно с реального места и в реальном времени, считая, что этого будет достаточно для первого знакомства.

Эванс невольно погладил один из подлокотников кресла и сразу ощутил, как нежное тепло стало медленно обволакивать его тело. Эванс уже сознательно провел ладонью по другому подлокотнику. Легкий аромат неведомых цветов заструился снизу вверх. Незнакомец доброжелательно улыбался ему.

«Так вот какие удивительные люди живут на Эгиде!» - с восхищением подумал Эванс. – «Нет, они не сделают землянам ничего дурного!»

Всего несколько минут длился этот чудесный фильм.Постепенно помещение осветилось Незнакомец поднялся с кресла, внимательно глядя на людей. Видимо, он проверял впечатление, произведенное фильмом. Люди не успели рассмотреть незнакомца и теперь с нескрываемым интересом разглядывали его, который сознательно предоставил им такую возможность. Обут он был в белоснежные кожаные или из прекрасного заменителя туфли. На руках у незнакомца было всего по четыре пальца, но этот отличительный признак был почти незаметным. В дальнейшем узнали люди, что и на ногах эгидян было по четыре пальца – таковы отличительные признаки от землян. Чувствовалось, что незнакомец ждет вопросов. Командир Электрона вышел вперед и заговорил:

- Я и остальные земляне хотели бы знать намерения эгидян по отношению к нашему экипажу и экспедиции в целом. Далее, нас интересует, известно ли эгидянам что-либо о планете, названной нами Россией и открытой нами в данном месте Вашей Галактики, – Эванс показал жестом предполагаемое место планеты. – Известно ли эгидянам о неожиданном уменьшении энергии, получаемой этой планетой от Антея? – продолжил говорить Эванс. Незнакомец кивнул, дав понять, что он уловил смысл заданных вопросов. На острие иглы его шлема периодически появлялись и исчезали голубые зигзаги молний. Видимо, незнакомец с кем-то переговаривался. Через некоторое время люди были поражены еще больше, услыхав довольно понятный и певучий голос незнакомца, говорившего на языке землян. Он сказал следующее:

- Верховный Совет планеты разрешил вашей экспедиции прибыть на Эгиду для отдыха и дальнейших переговоров! - Незнакомец умолк. Люди с облегчением восприняли короткую речь эгидянина, хотя на второй вопрос незнакомец не ответил; может, не хотел или его полномочия не позволили ему это сделать. Земляне ждали, что еще скажет незнакомец.

И он продолжил говорить:

- Меня зовут Агидо, а народ наш - айбенго. Вас зовут Роберт Эванс – указал он на командира Электрона. Эванс смутился, он забыл представиться. Агидо продолжал. – Ваш язык нам известен. Ваши соплеменники в этом и в кое-чем другом помогли нам. - Агидо умолк.

Земляне поняли, что предварительное знакомство окончилось. Агидо проводил землян к выходу. Через несколько минут голубой корабль плавно выскользнул из дружеских объятий Электрона. Впервые во Вселенной произошло историческое событие – общение двух цивилизаций!

Путь для Электрона на планету Эгиду был открыт!

 

Глава 2

Грандиозные вещи делаются грандиозными

Средствами, одна природа делает великое даром. А.И.Герцен

Командир Электрона Роберт Эванс обнародовал итоги начальных переговоров с айбенго. Эванс коротко рассказал о прошедшей знаменательной встрече. Сообщение о том, что айбенго мало чем отличаются от землян, было встречено бурным восторгом экипажа. Ведь большинство представляло айбенго в самых невероятных вариантах. Мало кто верил, что найденный скелет археологами, принадлежит, именно одному из айбенго. Кое-кто не доверял инопланетянам, помня недавнее безоговорочное пленение Фотона. Эванс и многие другие догадывались об истинной причине этого пленения. Эванс, на этот счет, поделился своим соображением с экипажем. Его доводы были просты – командование Фотона чем-то скомпрометировало себя, скорее всего своими враждебными для айбенго мыслями. Многие были согласны с мнением командира. В заключительном слове Эванс сказал: - «Друзья! Экипажу Электрона удалось выполнить самую трудную часть экспедиции. Теперь мы не вправе отступать! Кроме того, малая планета Россия ждет нашей помощи, и мы сделаем все возможное, чтобы помочь им».

Большинство поддержало своего командира, решив воспользоваться приглашением айбенго.

- Я верил в вас, друзья! – поблагодарил собравшихся командир Электрона.

 

Через некоторое время Электрон уверенно продолжал свой путь в сторону Эгиды. Корабли эгидян – малые и большие расступились перед серебристым пришельцем из другого звездного мира. Лишь один из них, с золотой полосой посредине, следовал впереди, указывая путь для посадки. Включается тормозная система. Наступил волнующий момент. Вот она загадочная и огромная планета Эгида! Электрон осторожно совершил посадку; пришлось использовать значительную силу двигателей, так как притяжение планеты было гораздо сильнее, чем на земле. Корабль замер на месте. Непривычная тишина воцарилась на корабле. Люди медленно приходили в себя. Пройдет еще достаточно времени, пока не кончится период адаптации. Лишь неутомимые часы отмечали точный бег времени. Сердца людей бились тревожно, но с надеждой. Как говорится, надежда умирает последней. Люди обратились к телеэкранам – кинокамеры следящей системы продолжали свою работу.

На экранах рисовался необычный пейзаж, больше похожий на кадры из фантастического кинофильма. Кое-что напоминало земные видения. Однако картины экрана не могли заменить естественного, живого мира. Всем с нетерпеньем хотелось своими глазами увидеть желанную планету. Но нет, этого сделать было нельзя. Приходилось дожидаться многочисленных анализов автоматики. Иллюминаторы сразу были настроены на нормальную, для глаз, световую гамму и яркость нового для землян солнца – Антея. Постепенная адаптация позволяла избежать заболевания органов зрения. Многочисленные отсеки корабля, оранжерея наполнялись естественным живительным светом. Люди безмолвно прильнули к иллюминаторам.

Экипаж Электрона в карантине. В радиограмме, присланной айбенго, в вежливой и корректной форме была предложена целая программа профилактических мероприятий по адаптации к местным условиям жизни. Это было сделано на языке землян.

Экипаж начал выполнение обычных правил безопасности, разработанных для посещения иных планет, с учетом рекомендаций эгидян. Повсеместно действовал приказ командира: - «Всем оставаться на местах, иллюминаторы и люки выхода не открывать!»

Как уже отмечалось, открытие планеты «России» было трудоемким и дорогостоящим делом землян. Создание и установка мощнейшего радиотелескопа на Юпитере, позволили выполнить это предположение академика Лебедянского. Конечно, это потребовало колоссальных средств. Во имя будущего, во имя потомков, необходимо идти на жертвы и издержки! Слишком медленно новое претворяется в жизнь!

Подобно тому, как передовые люди прошлого столетия безуспешно бились над проблемой подрастающего поколения, стремясь к его гинетическому улучшению, в то же время жалея потратить на благое дело необходимые средства! Полу меры давали лишь полу победы на этом важном фронте борьбы за чистоту нравственности и развитие человека! Лишь, строго индивидуальный подход к каждой личности, раскрытие его лучших качеств и интеллектуальных способностей, оказание ей всяческой помощи и поддержки на избранном пути, особенно в начальный период становления, избавило бы целые поколения человечества от чрезмерной и подчас неэффективной, траты сил в будущем. Большинство предыдущих полу мер в воспитании подрастающего поколения приводили, иногда, к совершенно противоположному результату – подчас к печальному преступлению. Отдавая необходимые средства, человечество приобретало обновленную личность – самый ценнейший общественный материал!

Этому важному делу, в огромной степени, способствовало своевременное привлечение научных сил Республики, компьюторно - аналитических устройств. Все вместе, это позволило избавить человечество от пагубного позора – опрометчивых поступков и преступлений.

Познавая законы Вселенной, человечество прокладывает широкую дорогу грядущим поколениям для истинного счастья!

Подобные мысли обуревали Владимира Иванова, здесь, на чужой планете. Ведь он скоро станет отцом. Иногда ему казалось, что он прибыл на родную землю. Сходство было удивительное – похожий пейзаж местности, яркий солнечный день, спокойствие окружающего мира.

«Как жаль, - думал он, - что рядом нет Элеоноры! Как там она? Все ли у нее благополучно? Ведь до родов оставалось совсем мало времени»

Владимир мечтал о сыне.

«Какое великое счастье держать на своих руках милое и хрупкое существо - маленького и беззащитного человечка, целовать его мягкие и нежные ручонки!»

Сознание близкой опасности и непривычные условия часто призывают на помощь нам близкие и родные образы в поддержку слабеющей воли! – такова, видимо, истинная природа человека, и Владимир не был исключением.

Стоя у одного из иллюминаторов, где уже было много «зевак», он с интересом наблюдал за окружающим. Обширная равнина темно-зеленой травы убегала куда – то к горизонту, где такое же, как на земле, ярко – голубое небо, сливалось с ним. Казалось, что гигантский корабль опустился на сказочный – зеленый ковер. Особую прелесть создавали многочисленные цветы, там и сям проглядывающие из изумрудной зелени трав. Так и хотелось броситься на этот мягкий естественный ковер, раскинуть руки и глядеть в чистое небо, где мелькали гигантские и малые неведомые птицы, купающиеся в теплых потоках воздуха. Жаль, но этого пока сделать было нельзя.

Уже многое о природе и атмосфере Эгиды было известно биологам Электрона. Ожидали конкретного подтверждения автоматики.







Дата добавления: 2015-10-01; просмотров: 142. Нарушение авторских прав


Рекомендуемые страницы:


Studopedia.info - Студопедия - 2014-2020 год . (0.011 сек.) русская версия | украинская версия