Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Амброз Бирс 18 страница




Доверь свою работу кандидату наук!
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

- Как экспедиция? – спросил Эйтон Агейю. Он и Каамесис уже благополучно возвратились с «охоты» на слонов.

- Я и Тахим довольны! – ответил, улыбаясь Агейю, взглянув на землянина. Он любовно погладил кинокамеру, и подошел к телеустановке.

Через некоторое время на экране телеустановки медленно сменялись кадры «охоты» на бегемотов. Эйтона поразил не очень эстетичный вид огромных животных. В свою очередь, Эйтон показал свои незабываемые «трофеи» Агейю поразился силе и скорости могучего гиганта - слона.

- Как же такие неповоротливые здоровяки могут так быстро бегать? – задавал он вопрос, обращаясь больше к Каамесису, когда увидел опасный эпизод отступления бесстрашного охотника, подошедшего очень близко к малышу – слоненку. Огромная мамаша, мгновенно отогнала нарушителя покоя ее малыша. Каамесис вынужден был ретироваться в воздухолет, где его ожидал Эйтон. Корабль перелетел на несколько десятков метров в сторону.

- Вам не удалось достать бивни слонов? – полусерьезно спросил Тахим.

- Жаль, конечно, но нет! – ответил лукаво Каамесис, взглянув на улыбающегося Эйтона.

Общение двух цивилизаций с каждым днем становилось все более дружеским и понятным. Через некоторое время люди покинули гостеприимных божественных друзей, договорившись встретиться завтра, чтобы вместе прибыть на Праздничное торжество.

 

 

Глава 6

 

Непрошенные гости зачастую приятны

Только по уходе.

 

В.Шекспир.

 

Наступило утро великого торжества. Стояли тихие, не очень жаркие дни. Огромное белоснежное здание храма Ра украшено цветами и зелеными ветвями деревьев. Толпы празднично одетых людей все прибывали. Отовсюду слышались звонкий смех и песнопения радостной толпы. Сегодня кастовые различия людей мало соблюдались.

Главное торжество еще не начиналось. Все ждали прибытия священной мумии Великого Бога Солнца – Ра. С огромным благоговением ожидали его наместника на Земле – фараона, - Бога Черной земли и верховий земель Великой реки Хапи (Древний Нил), а также царицы.

Золотые носилки с мумией Бога Ра, увенчанные золотой маской Бога, укрытые тонкой белоснежной вуалью и влекомые двадцатью знатными служителями храма Ра, в это время совершали божественное путешествие к гробнице могучего фараона Черной Земли – Рамсеса II, - отца молодого фараона.

Жертвенный огонь уже пылал на главной верхней площадке храма, выложенной гладкими блестящими плитами черного мрамора. Великолепное зрелище представляла общая картина этой площадки, края которой обрамляли ровные и величественные ряды многочисленных служителей Бога Ра, облаченных в длинные белоснежные одеяния жрецов. Внизу, в специальных загонах, были приготовлены для Великой жертвы животные – быки и бараны (Позднее, в древнем Египте, в жертву быков уже не приносили – они стали священными и неприкасаемыми, как, например бык Апис, которому, с третьего тысячилетия, стали поклоняться, как одному из главных божеств земли языческого периода – примечание автора).

Множество парасхитов (исполнителей - резчиков священных животных, имеющих единственное право прикасаться к священным внутренним органам – к сердцу, печени – авт.) - точило ножи, готовясь к священному ритуалу. Священные животные, по двести пятьдесят голов быков и баранов, вычищенные и украшенные лепестками лотоса, - ждали своей великой участи в огромных деревянных загонах. Ласковое солнце, казалось, приветствовало намерения людей. Воздух был чист и прозрачен. Легкое дуновение ветерка слабо пошевеливало светло – зеленую нежную листву секимор. Радостное и торжественное песнопение жрецов далеко разносилось вокруг. Праздничное одеяние простых людей перемежалось с богатой, украшенной золотом, одеждой знати, от которых исходили ароматы дорогих благовоний. По мере того, как солнце поднималось все выше, становилось все теплее.

Вдруг, раздались радостные и ликующие крики толпы: - «Вот он, наш отец, давший нам жизнь и всему живому! - Радуйтесь, люди!» Все пали ниц. Золотые носилки с мумией Бога Ра торжественно были подняты на жертвенную площадку главного пилона храма. Тотчас же из главного выхода храма проследовала не менее торжественная процессия жрецов. В центре ее – высокая и властная фигура Провидца Грядущего. Песнопение усилилось. Оно опадало воздушными, зовущими куда-то ввысь, волнами на людей, стоящих внизу. Процессия поднялась по противоположной широкой лестнице и застыла в центре площадки, где покоилась мумия Бога Ра, убранная цветами и готовая к предстоящему ритуалу. И вновь песнопения усилились, достигнув наивысшего предела. Внизу, перед широкой лестницей, по которой только что проследовала мумия Бога Ра, остановились еще две величественные процессии. Впереди - великолепные носилки, которые только что принесли и бережно опустили на землю восемь юношей из знати, не имеющих отношения к служителям многочисленных Богов. Откинулся нежный полог и из первых носилок вышел фараон. По знаку, данному сверху, песнопения и крики смолкли, и в наступившей тишине раздался громкий голос распорядителя празднества: «Его Величество - жизнь, здоровье, сила!» Люди пали ниц перед высокой и грозной фигурой Менеса. Только жрецы остались стоять – таковы правила и традиции служителей Богов.

Голова фараона увенчана изящной золотой короной. Легкое, как облако, одеяние прикрывало его сильное тело. Ноги облачены в изящные золоченые сандалии.

Фараон остался стоять, ожидая. Громкий голос распорядителя возвестил вновь: «Ее величество – царица!». Люди громкими криками радости приветствовали повелительницу. Ее легкое переносное и изящное кресло для прогулок с балдахином сверху – из изящной и тонкой кисеи, с длинными золочеными шестами – ручками, принесенное восемью рослыми знатнейшими юношами, остановилось чуть позади носилок фараона и, как и первые – бережно опущены на землю. Откинулась легкая прозрачная кисея бледно-розового цвета, украшенная орнаментом тонкой золотой нити великолепного рисунка в форме трех переплетенных стеблей папируса с цветками. Да и само легкое кресло черного дерева, его изящные изогнутые ручки, инкрустированные золотыми подлокотниками с изображением картины в миниатюре – неведомой царицы, возлежащей на подушках кровати в окружении многочисленных фигурок детей – поражали красотой и изяществом. (описание одеяний фараона и царицы – в частности Мересанх – взято из книги историка и писателя Леонарда Котрелла «Во времена фараонов», а также автора Пьера Монте – 1989г., «Египет Рамсесов»). Откинут легким движением руки полог балдахина над креслом; сверкнул золотой ларец изящной работы для украшений царицы, с которым она не расставалась.

Взорам людей предстала высокого роста красивая и надменная молодая царица Мересанхатум – старшая жена фараона. Ее черные извилистые брови, густые пушистые ресницы венчали белоснежное лицо, с большими черными глазами искрометного блеска, обведенными слабой зеленью. Они напоминали глаза газели. На голове легкая вуаль платка нежно-голубого цвета, под которым прятались иссиня–черные волосы. Мелкий разноцветный бисер платка, с золотистыми, тончайшей работы нитями, казался воздушно – невесомым и очень «шел» царице. Своей в меру полной и красивой рукой, оголенной до плеча, на которой были видны три изящных золотых браслета с сердоликами и разноцветьем лазурита, царица, незаметно придерживала полы длинной до пят прозрачной белоснежной накидки. Она гордо ступила на ровные, хорошо подогнанные камни дорожки. При близком рассматривании ее лица можно было заметить легкие зеленоватые тени возле глаз – рисунок царственной особы и модницы. От ее тела и одежд исходили праздничные благовония сти-хаб, перемежаясь с ароматом ливийского масла хетеп–техену, - очень дорогих ароматических веществ даже для царственных особ. Можно было увидеть ее обнаженные ноги, скрываемые накидкой, на которых поблескивали не менее изящным набором, ножные браслеты, охватывающие лодыжки и самые икры в их начале. Это были не менее изящные и красивые золотые кольца с инкрустациями в виде стрекоз из светло-зеленого малахита на лазурите. Ее небольшие загорелые стопы ног были облачены, - в тончайшей работы, - кожаные сандалии, почти полностью инкрустируемые золотыми вогнутыми пластинами, с изящными золотыми застежками, в виде цветка лотоса. Все это великолепие венчало царственную особу, создавая ансамбль неповторимой красоты и легкости. Поддерживаемая двумя знатными юношами, - женщинам, кроме царственных особ, не разрешалось присутствовать на жертвенной площадке, - в сопровождении впереди шествующих шестерых жрецов в белоснежных одеждах,- царица медленно и торжественно приблизилась к фараону, ожидавшему ее на предпоследней ступени лестницы. Он бережно принял ее руку, и уже вместе они ступили на вместительную лестницу, ведущую наверх. Кроме этого знака внимания царице, фараон не выказывал ничего – таково суровое правило данной ситуации.

Два начальника главных нобов страны следовали по обеим сторонам царственных особ. Чуть сзади – рослые телохранители и знатнейшие сановники Черной Земли. Процессия медленно и важно поднялась на пилоны храма, не обращая никакого внимания по сторонам. Навстречу фараону и царице шагнул Провидец Грядущего. Он с большими почестями усадил фараона и царицу в специальные, для этого случая, золоченые кресла таким образом, чтобы царице не было видно занятий парасхитов. Остальная знать осталась стоять – таково суровое правило подобных торжеств.

Все замерло. Люди ожидали сигнала Главного жреца, а тот, в свою очередь, глядел с напряженным вниманием вдаль, ожидая прилета Богов. Провидец с большим трудом скрывал свое волнение.

Через небольшой промежуток времени показался малый голубой шар. Полет его был стремителен. Толпа в страхе ахнула. Многие сделали попытку пасть ниц, но Провидец жестом руки, остановил всех. И даже фараон и царица попытались встать со своего места в замешательстве и страхе, но были остановлены волей Главного жреца.

Вот шар Богов завис над землей, а затем плавно опустился на свободную площадку храма рядом у входа. Чувствовалась твердая рука, управлявшая его верными действиями. Плавно скользнула в сторону небольшая овальная дверь и из нее на землю опустилась аккуратная и легкая лестница из нескольких ступенек серебристого цвета. По ней на землю поочередно спустились шестеро рослых людей, в великолепных белоснежных одеждах. Качество этих одежд, без сомненья, было гораздо изящнее и лучше земных – так определили окружающие. Пришельцев сопровождали в праздничном убранстве Каамесис и Тахим. К прибывшим Богам уже спешили распорядители.

Величественная процессия медленно проследовала на жертвенную площадку. Фараон поднялся, но его опередила властная и как бы невзначай появившаяся перед пришельцами высокая фигура Провидца - ведь это он здесь хозяин и главный распорядитель! В то же время всем показалось, что Провидец, как бы защищал Бога на Земле – фараона от непредсказуемой опасности.

- Приветствуем посланцев Богов! – проговорил громко Провидец, обращаясь к незнакомым им до сего времени гигантам, обратив внимание на умные и энергичные лица прибывших гостей. Он подметил их такт и немалую культуру, сумевших найти верное решение с принятой здесь, по данному случаю, белоснежной одеждой. Это жрецу понравилось. Подобного можно было ожидать от богов! Эгидяне с почтением поклонились сначала фараону и царице, а затем величественному старцу. Гордый вид пришельцев и посланников Богов – правая рука на сердце, говорили о независимости, уме и силе пришельцев. В глазах Провидца промелькнуло скрытое неудовольствие и некий страх, но он умело погасил их. Все замерло.

Провидец опустился на одно колено, раскинул широко руки, подняв лицо к солнцу, замер. Это был знак к началу торжественного обряда. Вновь зазвучали красивые и сильные голоса певцов. Сквозь это пение едва доносились предсмертные крики животных; парасхиты приступили к своим обязанностям.

Вот они первые и животрепещущие сердца быка и барана! Один из жрецов, исполняющих важную должность – хранителя священных органов, – высоко поднял их над головой, приблизил к священной мумии Бога Ра и смочил ее уста свежей кровью. И вновь раздалось торжественное песнопение хора. Люди, осеняя себя молитвами, обратили свои лица, в слезах радости, к лучезарному и божественному Солнцу. Оно застыло над головами склоненного фараона и царицы, и безучастной мумии Бога Ра и множества людей. Казалось, что окружающие обращались с горячими молитвами не только к Богу на небе, но и его подобию на земле. Это еще больше умиляло людей. Фараон встал, преклонил колени перед священной мумией. Коленопреклонный фараон вызывал в сердцах всех великую радость и благоговение.

Все сильнее припекало солнце. Умиротворенная священной кровью маска Бога Ра, умильно улыбалась людям. Зрители в зале ощутили сложность, и своеобразие этих минут. Совсем немного оставалось до окончания торжественной части ритуала. И горе тому, кто посмеет нарушить торжество этих минут!

Вдруг по толпе прошел легкий шелест неудовольствия: возмущение усилилось, и ужас прокатился по ней и достиг жертвенной площадки.

Прямо на Солнце летел малый голубой шар. По преданию и неукоснительному правилу даже птица, затмившая в эти минуты Священное Солнце, приносила людям великое несчастье. Крик ужаса усилился. А шар продолжал свой роковой полет, не ведая, что творит.

Главный жрец побледнел: ведь это он должен отвести беду. В подобной ситуации, только он должен был дать распоряжение, и неосторожная птица, пронзенная меткой стрелой, камнем подала на землю. Но ведь шар стрелой не возьмешь! Да и как на это посмотрят прибывшие Боги? Вихрем пронеслись разнообразные мысли в голове Провидца.

«Придется объяснить это желанием Богов воочию увидеть всю картину жертвоприношения и запечатлеть ее своим, доступным только Богам, способом!» – нашел спасительную мысль Провидец. В ту же секунду шар на какое-то мгновение затмил яркое Солнце, и даже жертвенник и продолжал лететь дальше. Крик ужаса людей усилился. Главный жрец шагнул вперед и поднял обе руки, требуя внимания. Все смолкло.

- Люди Черной Земли! – громко воскликнул жрец. – Случилось непредвиденное. Но Боги решили иначе. Как видите, ковчег Богов остался цел и невредим. Такова воля Всевышнего! Продолжим наши молитвы!

И вновь все повеселели. Спокойствие людей было восстановлено.

Эйтон в недоумении взглянул на Каамесиса. Тот подошел совсем близко к гиганту и тихо объяснил:

- Нехорошо получилось. Ваш корабль затмил Солнце при проведении священного ритуала. Только Боги могут разрешить этот конфликт! – виновато улыбнулся он Эйтону, испугавшись своей дерзости. Эйтон успокоительно сжал его руку. Теперь он корил себя за то, что предложил двоим своим операторам произвести съемки этого интересного языческого праздника.

- Но, кажется, все разрешилось благополучно! – успокоил он себя.

Так оно и было, если не считать роковых последствий и выводов, сделанных одним из самых влиятельных жрецов Черной Земли.

Торжественный церемониал продолжался. Эгидяне с неподдельным интересом наблюдали картину жертвоприношения. В течение светового дня люди горячо молились Всемогущему. Великое и негаснущее Солнце, тем временем, не обращая внимания на горячие молитвы людей, все ниже клонилось к закату. Вот оно сначала осторожно и лениво коснулось вершин дальних песчаных нагорий, а затем неожиданно быстро опустилось и спряталось за ними. Стало темно.

Повсюду зажглись многочисленные факелы. Их неровный красноватый отсвет озарял улыбающиеся радостные лица и веселые глаза толпы.

Праздник вступил в иную и завершающую фазу. Теперь в нем было больше естества и земного, наполнившего окружающее теплотой и душевной близостью. От имени всемогущего фараона и храма Ра выставлены длинные столы прямо на улице, с обильным кушаньем и вином, и все, кто был голоден или нет, - будь то простолюдин или знатен, - могли утолить голод и жажду. А их было предостаточно, ибо в течение дня не было возможности этого сделать. На огромных вертелах жарились целые туши быков и баранов, распространяя вокруг аппетитный аромат. В огромных котлах варилось все остальное съедобное, оставшееся после жертвоприношения. Люди веселились, пили и ели, восхваляя великую щедрость фараона, храма Ра - во славу прибывших Богов.

 

 

Глава 7

 

Будьте осторожны и хладнокровны.

Иметь холодную голову так же

необходимо, как и горячее сердце.

 

Д. Леббок.

 

 

Как - то быстро промелькнул первый месяц после прибытия пришельцев на землю. То, что эта планета – Земля, гиганты узнали от своих новых друзей – Каамесиса и Тахима, которые, в свою очередь полюбили добродушных и немного наивных обладателей могущественного голубого шара и их множество непредвиденных таинств.

Наступило время, когда обе стороны, без особого труда, начали понимать друг друга. Много интересного узнали любопытные пришельцы из другого мира. То, что это именно так – как гром поразило землян.

- Неужели еще где-то есть жизнь? – не веря, задавал вопрос невозмутимый Тахим. Об этом же думал Каамесис. Ведь по преданиям, и по Великим божественным книгам, Земля – единственная и неповторимая в своем роде!

Это было самым удивительным из всего, о чем удалось узнать людям. С помощью же людей пришельцам с планеты Эгида, название которой узнали люди из рассказов божественных друзей, удалось довольно быстро выполнить огромную работу ознакомления с планетой Земля и знакомства с ее разумными обитателями. В свою очередь, земляне немного узнали о Эгиде.

- И у вас нет рабов? – удивлялся Каамесис.

- Были когда-то, но сейчас нет! – отвечал спокойно Эйтон.

- А кто же правит страной? – спрашивал Тахим.

- Никто. Вернее, все люди участвуют в управлении страной! – отвечал Эйтон.

- Удивительно! – пожимали в недоумении земляне.

 

Однажды под вечер Каамесис, теперь уже один – так повелел Провидец, - отправился для очередного доклада Главному жрецу. Недавнее назначение Каамесиса Старшим Хранителем тайн храма Ра было почетной должностью, но не снимало с него обязанности как можно больше находиться в кругу могущественных пришельцев – Богов. И он с удовольствием делал это, изредка встречаясь со своим другом Тахимом. Тот, волей Провидца, из бедного превратился в человека состоятельного; часто уезжал домой, в свое небольшое, уютное местечко, расположенное в верховьях Великой реки. Так его отблагодарил Провидец за благородную связь с Богами. К тому же жрец, в душе, побаивался простолюдина, которому отдали предпочтение прибывшие Боги. Эйтон спрашивал, что случилось с могучим Тахимом? Каамесис, следуя поучениям Великого жреца, уклончиво отвечал, что тот занят делами храма и сейчас не имеет возможности общаться. (Позднее, потребуется помощь Тахима, и тот с удовольствием и большим рвением ее выполнит – Авт).

По пути следования Каамесис предался обычным размышлениям:

«Как примет известие Провидец о том, что эти божественные пришельцы – вовсе не Боги, а подобные нам люди, но из другого мира? Не попытается ли навредить им? Нет, не посмеет!» - успокаивал себя Каамесис.

Вот и храм. Его без промедления и с почтением препроводили к Провидцу.

- Проходи и садись! – после приветствий, указал Главный жрец на кресло напротив. Этот почти дружеский тон являлся свидетельством особого расположения Провидца к посетителю, и еще чего-то, вызывающее некое беспокойство у прибывшего жреца.

Каамесис сел, ожидая вопросов. Провидец не торопился. Его проницательный взгляд осторожно ощупывал молодого жреца.

- Рассказывай! – наконец произнес он.

Каамесис не умел и не хотел врать. К тому же неправда могла иметь для него непоправимые последствия. Он рассказал то, что узнал недавно, поведав о планах пришельцев из другого мира, вероятно обычного, а не божественного. Воцарилось тягостное молчание. Видимо, услышанное поразило Главного жреца, так как он сразу посуровел и слегка опустил широкие плечи. Каамесис не далек был от истины. Провидец был поражен и теперь усиленно обдумывал услышанное. Ему и в голову не приходило подобное. Мгновенное смятение и страх сильной волной захлестнуло его. Оно отличалось от первоначального, когда он впервые услышал о прилете Богов. Это известие не укладывалось у жреца в голове. Провидец в уме попытался рассуждать об устройстве мира. Невольное раздражение и злость мешали сосредоточиться.

Так и не разрешив непонятную для него загадку устройства мира, Провидец перешел к размышлению о более естественном и близком ему – о насущном и земном, о том, что теперь следует предпринять в новых обстоятельствах.

«Несмотря на значительный доход от притока народа, желающего взглянуть на великое чудо, влияние служителей Богов на земле, как мне кажется, начало постепенно падать – думал с неудовольствием жрец. Это падение пока незначительное, но что будет дальше? Приходилось считаться и с Высшим Советом служителей Главных Богов Черной Земли. Уже несколько раз Провидцу давали понять, что им недовольны некоторые, входящие в этот Совет. А ссориться в это тревожное время, когда власть фараона не вполне прочная – не следует. Дух свободолюбия и беспечности от сознания, что прибывшие Боги не наказывают простых людей за прегрешения, – значит, считают их не такими серьезными, - толкали простолюдинов на неслыханное неповиновение и дерзость. Не однажды Провидец хотел поделиться своими мыслями с фараоном, но жажда денег и боязнь потерять влияния на фараона, которого он достиг за последнее время, став вторым после Бога на земле, - удерживало его всякий раз. И вот, поразительное сообщение, что это вовсе не Боги – все окончательно запутывало и осложняло. Если скрыть, то кто знает, к чему все это может привести, - рассказать так сразу, без подготовки - значит признать отчасти и себя виновным в тех восхвалениях, которые он допускал по отношению божественных пришельцев. Наконец, Провидец принял окончательное решение.

- Необходимо опередить события и обезопасить себя! Еду к царице!

За последнее время он все чаще обращался к старшей жене фараона – царице, зная ее фанатичную веру в Бога, достаточное расположение к храму Ра и то огромное влияние, которое она оказывала на молодого и своенравного фараона.

- Благодарю тебя, Каамесис! – после продолжительного молчания сказал Провидец, беря в свои руки руку жреца и заглядывая тому в глаза. Тот открыто, и не отводя своего взгляда, смотрел на него. Провидец в душе испугался смелости жреца, которой у того раньше было гораздо меньше, хотя тот в главном, видимо, остался правдивым и честным.

«Вот оно влияние пришельцев!» - с неодобрением подумал он, но своего взгляда не отвел. Так они несколько секунд изучали друг друга, стараясь проникнуть во внутренний мир каждого.

«Предан и честен!» – решил Провидец.

«Жесток и коварен!» – подумал Каамесис.

- Ну, иди и делай все, что найдешь нужным нашему Богу, фараону и народу! – мягко продолжал Главный жрец.

Каамесис, поцеловав руку старца, вышел. Провидец остался один. Чувство тревоги и неудовлетворенности собой заставляло торопиться.

«Ох, много неприятностей принесут эти неведомые пришельцы!» – вздохнул сокрушенно старец.

Через несколько минут носилки Провидца, несомые шестью рослыми рабами, скрылись за пилонами храма Ра.

 

 

Второй месяц пребывания пришельцев на земле подходил к концу. За сравнительно короткий срок экспедиции эгидян удалось исследовать многое из жизни земли. Взяты анализы многообразия грунта, растительности и мелких организмов земли и морей для глубокого изучения там, на Эгиде. Исключительную помощь в этом оказали люди земли – Каамесис и Тахим. Добродушие и благородство эгидян в сочетании с огромной человечностью, были достаточной порукой в этом.

Однажды, жаркий летний день подходил к концу. Как и обычно солнце из ослепительно – белого становилось кроваво розовым.

Эйтон и еще двое айбенго только что возвратились из интересной экспедиции. Им удалось отобрать разнообразные образцы живых организмов со дна океана с помощью глубоководного прибора. Ждали Агейю. Он завершал исследования живых организмов рек и океанов на одном из континентов планеты. То, что им удалось сделать за это короткое время, конечно, было недостаточным. Еще многое оставалось не изученным – требовалось гораздо больше времени для полного завершения научных работ.

- Кажется они! – радостно воскликнул стройный юноша, напряженно вглядываясь в экран. Хотя связь с экспедициями не прекращалась, но тревога за соплеменников на незнакомой планете оставалась. Подошел Эйтон. Это действительно возвращался голубой шар под командованием Агейю, совершивший полет в глухую и малонаселенную лесистую местность одного из материков.

Через несколько минут еще трое айбенго вошли в командирский отсек.

- Слава Эгиде – все закончено! – сказал Агейю, радостно блестя глазами, опускаясь в мягкое кресло и вытягивая длинные ноги.

- Почти все, Агейю! – поправил друга Эйтон. – Тейко, готовь ужин! – обратился он к более пожилому айбенго. Тот сразу вышел.

- Ты имеешь в виду космодром? – спросил Агейю.

- Главное, что осталось не выполненным! – ответил с озабоченностью Эйтон. – Все, что мы сделали до сих пор, не требовало особого разрешения землян. Наши приборы не нуждались в этом, за редким исключением. Думаю, теперь придется обратиться за разрешением к фараону.

- Мы могли бы и не делать этого! – возразил Агейю. – Найдем удобную площадку, где нет ни фараона, ни еще каких-либо правителей!

- Ты не представляешь всех трудностей в постройке космодрома! – горячился Эйтон. – Ведь надо будет подготовить, перевезти и уложить несколько тысяч огромных плит!

- А для чего наш ионоход? – спокойно возразил Агейю.

- Мы его непременно используем, но время? – парировал Эйтон. Его очень мало! Напомню, что ежедневно мы теряем здесь тысячу бионов энергии!

- Не горячись, Эйтон! – мягко остановил его Агейю. - Мы не использовали последний шанс дозаправки на границе наших Галактик! Знаю и то, что новейшие корабли, чем Этла, будут лишены этого недостатка! Я лишь высказал свою точку зрения! – сказал примирительно Агейю.

- Думаю, Эйтон прав, - поддержал командира Тейко, закончивший сервировку стола. – Мы не должны рисковать! – добавил он.

Воцарилось молчание. Скоро все перешли в столовую, где продолжили начатый разговор.

- Что же ты предлагаешь? – спросил Агейю, отрезая себе небольшие ломтики жаркого, ножом с золотой рукоятью. Сочный и солидных размеров кусок мяса разносил вокруг аромат пряностей местной кухни. Пока Эйтон готовился к ответу, Агейю попробовал жаркое из баранины, регулярно доставляемой помощниками Каамесиса из вместительных кладовых храма Ра по разрешению Провидца Грядущего.

- Завтра придет Каамесис. Через него я попрошу приема у фараона и выскажу ему нашу просьбу о возможности постройки нами космодрома для приема других кораблей с Эгиды.

- Думаю, фараон не обрадуется этому известию! – иронически улыбнулся Агейю. – Если вспомнить, какой переполох вызвало известие, что мы с другой планеты…Особенно у Провидца.

- Я знаю об этом! – ответил спокойно Эйтон. – Каамесис много рассказывал нам. Но это естественно. Как бы ты поступил на его месте? По поводу Провидца у Каамесиса только догадки, ничем не подтвержденные.

- Слушай дальше! – продолжал невозмутимо Агейю. Фараон спросит тебя: «для чего прибудут иные корабли, если вы уже узнали все, что вас интересовало на земле?»

Остальные с интересом ожидали ответа своего командира.

- Я скажу ему следующее! – начал говорить Эйтон. От возбуждения его глаза «горели» и весь он как-то похорошел в этот миг.

- Твой вопрос заслуживает внимания. Слушай ответ айбенго - о Великий из Великих людей Земли! Наш небольшой корабль не мог полностью и глубоко изучить твою интересную планету. Наши цели сугубо мирные. Познавая иные миры, мы учимся понимать законы природы, чтобы направлять их на службу человеку, если они полезны, и будут служить потомкам еще лучше! Даже страну, которой ты правишь, не удалось нам изучить полностью, не говоря обо всей планете. Это выполнят наши последующие экспедиции. Мы, в свою очередь, привезем на землю свои достижения, поделимся своими знаниями с гостеприимными землянами!

- Ты думаешь, он поймет тебя? – беззлобно рассмеялся Агейю.

- Поймет! – не обращая внимания на смех, убежденно говорил Эйтон. – Не может не понять!

Все ощутили прилив сил от этих правдивых слов своего командира, и на душе каждого стало легко и просто.

- Далее, я расскажу фараону, что земля станет промежуточной стартовой площадкой для освоения других планет; здесь эгидяне, с позволения землян, могут отдохнуть перед великими звездными дорогами. Если фараон откажет нам, тогда решимся на твое предложение.

- Хорошо, я согласен! – став серьезным, ответил Агейю. – Не забудь попросить рабочих и использования местного материала! – добавил он.

 

Рано утром, как и предполагалось, на корабль прибыл Каамесис.

- Проходи, мы ждем тебя! – дружелюбно улыбнулся Эйтон, обнимая друга и усаживая его напротив себя. Поприветствовав Агейю, Каамесис сел. Он понял, что пришельцы чем-то взволнованны.

- Дело в том, – начал говорить Эйтон, - что начальное из намеченного нами, мы выполнили и довольно успешно! Ты и Тахим оказали нам неоценимую услугу, за что все мы и эгидяне нашей планеты вам очень благодарны! - Агейю согласно кивнул головой и крепко пожал руки землянина.

- От имени благодарных эгидян и экипажа примите эти скромные подарки на память! – Эйтон подал смущенному Каамесису два небольших золоченных футляра изящной работы. Раскрыв один из них Эйтон вынул остро отточенный нож голубоватого цвета металла, с изящной золотой рукоятью и замысловатым рисунком неведомых Каамесису зверей.







Дата добавления: 2015-10-01; просмотров: 224. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2022 год . (0.056 сек.) русская версия | украинская версия