Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Амброз Бирс 19 страница




Доверь свою работу кандидату наук!
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

- Один из подарков – Тахиму! – сказал Эйтон, вложив обратно нож в футляр, и передал оба землянину. Глаза Каамесиса светились благодарным светом от восхищения и изумления оригинальности и изящества дорогого подарка. Он принял их с достоинством, проговорив:

- Я и мой друг благодарим вас за дорогие подарки! Мы выполнили обычный долг людей, поэтому наша заслуга преувеличена! – тихо добавил он.

- В следующем подарке Провидцу Грядущего – наша долгая дорога сюда, на вашу интересную планету! – проговорил Эйтон. Он держал в руках небольшую золотую шкатулку, инкрустированную дорогими разноцветными камнями, которых Каамесису видеть не приходилось. Эйтон откинул изящной работы крышку и вынул белого цвета пергамент, развернул его, поднеся поближе к удивленному Каамесису. По всему голубоватому полю пергамента в различных положениях располагались малые и большие голубого цвета звездочки. Их конфигурации были самыми разнообразными. В центре этого загадочного поля располагалась сверкнувшая золотистым светом небольшая звездочка - планета. От нее в разные стороны равномерно расходились многочисленные лучи, как от солнца. Они соединяли многочисленные малые и большие звездочки по всему полю пергамента узкими голубыми дорогами. От самой большой звезды, шла голубая дорога чепрез все поле пергамента и упиралась в малую, голубую звездочку, в противоположной стороне листа. Каамесис, не вполне понимая, разглядывал этот чудный рисунок. Его, помимо прочего, восхитил сам материал пергамента – такого качества материала он еще не видел!

Эйтон и Агейю наблюдали за землянином.

- Этот подарок передашь от нашего имени Главному жрецу, – сказал спокойно Эйтон. - Здесь наша дорога к вам, на землю. Это – Карта Звездного Неба наших Галактик необозримой Вселенной.

Эйтон рассказал Каамесису о тех и иных планетах и звездах, которые в своем путешествии наблюдали отважные космонавты. Каамесис не все понял, но главное, что мир безбрежен, – понял хорошо. Это больше всего поразило умного жреца. Воцарилось молчание. Агейю нажал одну из разноцветных клавиш небольшого прибора, стоящего на изящной подставке на столике возле него. Раздались звуки величественной и чудесной мелодии, зовущей людей за собой на передний край смелой мечты, возбуждая в душе новые и смелые идеи. Каамесису был понятен этот зов, и он ощутил в себе прилив необычайной энергии и сил, которых иногда ему так недоставало. Музыка смолкла. Присутствующие некоторое время сидели молча, думая о своем.

Наконец, Эйтон заговорил:

- У нас к тебе есть важное поручение. Не знаю – выполнишь ли ты его. - Оба эгидянина внимательно и строго смотрели на Каамесиса.

- Продолжай, Эйтон, я слушаю тебя! – сказал твердо Каамесис, пытаясь ободрить своих новых друзей, уловив в словах Эйтона некоторое беспокойство.

- Необходимо просить приема у фараона! – голос Эйтона был тверд как никогда. И он подробно, как только мог, не владея полностью языком землян, рассказал о цели своей просьбы, особо подчеркнув важность и необходимость постройки космодрома во имя будущего обеих планет. Умный жрец слушал с огромным вниманием, не понимая пока всего сказанного, но уловив сколь могущественны в своих дерзаниях эти сидящие перед ним великие люди! Он вспомнил, что с некоторых пор, – особенно после посещения царицы, - Провидец стал относиться к вестям о таинственных пришельцах как-то по–новому. Чувствовалась настороженность, опасение и даже неприязнь Главного жреца к пришельцам из другого мира и усилия, которые тот прикладывал, чтобы скрыть это от своего любимого ученика. Прав Эйтон, что с этой просьбой обратился к нему. На фоне только что услышанного, такого светлого и прекрасного, все связанное с Провидцем, выглядело до смешного нелепо и даже мерзко.

- Хорошо, я добьюсь приема у Повелителя! – твердо пообещал Каамесис, вставая. – Он в смущении глядел на Эйтона, не решаясь сказать, что «для выполнения своей миссии кроме желания и твердости, потребуется вознаграждение некоторых влиятельных служителей фараона». - Что – то тебя смущает? - спросил Эйтон, видя, что Каамесис в затруднении. Жрец рассказал о своем затруднении, так как не имел достаточное количество золота. «Этого будет достаточно?» – проговорил Эйтон, выложив из ящика стола несколько солидных слитков дорогого металла прямо на стол перед изумленным Каамесисом. «Этого слишком много – достаточно одного слитка!» - ответил молодой жрец. Он взял всего один слиток, бережно убрал его во внутренний карман одежды и распрощался с божественными и всесильными друзяьями. На этом разговор завершился и жрец покинул друзей, пообещав сразу же вернуться при любом исходе задуманного.

 

Каамесис понимал, что согласившись организовать прием у фараона пришельцам, взвалил на свои плечи непростую задачу. К тому же он не очень верил, что этот визит останется незамеченным Главным жрецом. Поэтому, в самый последний момент, отослал одного из своих помощников к Провидцу, инсценировав свое приглашение к фараону.

«Вряд ли Провидец решится спросить об этом визите у фараона! – решил Каамесис. - Ему же я расскажу, что Его Величество – жизнь, здоровье, сила! - желает оказать честь прибывшим Богам и с их слов узнать о намереньях Великих на небе. Ну, а чтобы попасть на прием к фараону, - придется и здесь пойти на хитрость, рассказать полуправду о намереньях пришельцев – Богов распорядителю и конечно фараону, дождаться разрешения на важный прием, а там Боги подскажут, как мне действовать и что говорить!» - решил смелый и предприимчивый жрец.

 

В один из вечеров, к радости Каамесиса, ему был разрешен важный прием. Предварительно жрецу пришлось прибегнуть к нескольким ухищрениям, где немаловажную роль сыграл драгоценный металл новых друзей. Еще при входе во дворец Каамесис оглянулся и увидел в отдалении несколько рослых фигур людей в плащах, которые о чем - то переговаривались и нисколько не обращали внимания на визитера – по крайней мере, делали такой вид. Каамесис понял, кто их сюда послал и с какой целью. В сопровождении Хранителя Спокойствия Повелителя он был препровожден в покои фараона, - солидных размеров комнату, увешанную красивыми тяжелыми коврами. Всего одно широкое окно выходило в тенистый сад. Комната была угловой, расположенная на втором этаже дворца. О ней мало кто знал. Внизу, под окном, раздавался глухой рык зверей, – несколько клеток леопардов размещались под окном комнаты, – увлечению молодого фараона никто не в праве был помешать. Там же был и любимец фараона – молодой лев, на длинной золоченой цепи, пойманный им в одну из удачных охот. Сюда, к его вместительной и страшной конуре – пещере, мало кто отваживался подойти. Только преданный фараону служитель, кормящий свежим мясом и поящий свежей водой зверьё внизу, да изредка сам фараон в сопровождении вооруженного служителя, осмеливались посещать это зловещее место. Комната, о которой идет речь, предназначалась его величеству фараону для отдохновения и общения с Богами. Иногда, широкая дверь комнаты была полуоткрыта. Стража – высший офицер, да Хранитель спокойствия – слышали молитвы Бога на земле.

Они обычно начинались так:

- «Слава Вам, Боги и Богини, Владыки неба, земли и вод! Широки ваши шаги на ладье миллионов лет рядом с вашим отцом Ра, чье сердце ликует, когда он видит ваше совершенство, ниспосылающее счастье стране…»

Далее, молитвы или заканчивались, или продолжались в том же духе, в зависимости от настроения фараона или продолжения его многочисленных дел. (Литература: Москва, Наука, Главная редакция Востока. Пьер Монтэ, 1989г. «Египет Рамсесов)».

Кроме того, эта комната предназначалась фараону для встреч, о которых никто не должен знать! Здесь Властелин обдумывал свои дела насущные и будущие!

Хранителю Спокойствия фараона, получившего в подарок за услугу достаточное количество золота, пришлось применить немало старания, чтобы встреча Каамесиса – пусть и приближенного жреца к Провидцу Бога Ра, но все же простолюдина и не столь влиятельного, - состоялась. Многое, если не основное, в пользу этой встречи, решило важное и неординарное знакомство Каамесиса с прибывшими Богами, о чем тонко намекнул Всесильному хитрый служитель. Фараона, как и многих других, удивлял выбор Богов для знакомства. И еще одно, немаловажное, решило положительно в пользу этой встречи - фараону хотелось из первых уст узнать цель прибытия Богов, помимо уст Провидца.

Хранитель спокойствия препроводил Каамесиса по лестнице на второй этаж. Жрец понимал всю ответственность этого важного момента.

Фараон, сидя в золоченом кресле черного дерева, прямо и строго взирал на побледневшего от волнения, но спокойного по виду, жреца. Каамесис пал ниц перед грозным фараоном.

- Встань, жрец – не надо почестей!

Каамесис поднялся, с почтением и прямо глядел в глаза Властелина. Фараон сделал попытку встать, но затем пересилил себя, остался сидеть, все так же строго, но с нескрываемым интересом изучал смелого жреца. Впервые простолюдин удостаивался такой чести – один на один общаться с Богом на Земле! Каамесис стоял все также прямо и без тени страха глядел в строгие глаза Фараона.

- Сядь, жрец! – Фараон повелительным жестом указал кресло напротив. Каамесис исполнил желание Великого. - Он все так же с достоинством глядел в его глаза. Фараон молчал, любуясь смелостью жреца. Редко ему, Властелину Черной Земли, удавалось видеть подобных людей – смелых и гордых. Он уважал в людях эти качества. Большинство из них раболепствовало перед вышестоящими. Фараон оценил способность Провидца в умении выбора людей для своих нужд.

- Расскажи, жрец, что ты увидел в жилище прибывших Богов? - задал вопрос фараон.

Каамесис коротко, без какой-либо попытки украсить увиденное, рассказал о своих встречах с пришельцами. Во время рассказа фараон несколько раз, не сдержавшись, выказывал неподдельное удивление.

- Ну, и сколько их? – задал очередной вопрос фараон. Ему нравилась краткая и, видимо, правдивая речь жреца. Глаза фараона блестели. Ему нравилось подобное расслабление, когда не надо сдерживать свои чувства.

- Их десятеро. Жилище удивительное и нисколько не похожее на земное! – говорил Каамесис. - Много удивительного, по воле Богов, удалось увидеть мне! Есть вещи, которые не поддаются простому осмыслению, – настолько они удивительны! Их действие божественно – неповторимое. - Каамесис решил быть откровенным с молодым фараоном, потому что тот ему нравился своей прямотой и правдивостью, о которой он был наслышан.

- Но сами Боги, как мне кажется, - да простит меня Великий! –… Каамесис в смущении замолчал, так как не привык к высокопарному языку и к выражению откровенности с самим Богом на земле.

- Продолжай, жрец! – фараон просто улыбнулся Каамесису, или так показалось ему, и он продолжил говорить:

- Мне кажется, пришельцы – такие же, как и все люди, но из далекого, неведомого нам мира! - Каамесис замолчал, испуганно взглянув на фараона. Лицо фараона было недоверчиво – беззлобным. В глазах вспыхнуло новое любопытство. Пауза затянулась.

- Ну, и чего ты просишь? – спросил фараон, став серьезным и недоступным.

- Прибывшие на Землю Боги или люди, просят приема у Великого Бога на Земле! Они желают построить площадку для прилета своих последующих кораблей - так они называют свои неповторимые ладьи– Каамесис умолк, ожидая. Фараон медлил с ответом. Умный жрец уловил гамму чувств, отразившихся на лице Властителя. Наконец, фараон строго проговорил:

- Мы разрешаем прием! - по голосу фараона Каамесис понял неподдельный интерес и решимость. Он ждал, что еще скажет Великий. - Иди! – были последние слова Повелителя.

Каамесис низко кланяясь, вышел. Его уже ожидал Хранитель спокойствия.

- Подожди здесь! – и он вошел к фараону.

Через несколько минут Хранитель также решительно и быстро возвратился и подошел к Каамесису:

- Завтра, после полудня фараон примет посланцев Богов!

Каамесис в сопровождении служителя проделал все тот же первоначальный путь к выходу из дворца.

 

Без промедлений Каамесис, в сопровождении известных и негласных «тайных телохранителей», быстро прошел к Эйтону на корабль. Там ожидали его прихода, волнуясь за исход важного мероприятия. Рассказав коротко о приеме у фараона, договорившись о встрече на завтра, Каамесис покинул любезных пришельцев. Необходимо было подготовиться к разговору с Провидцем, которого не избежать. «Придется рассказать о намереньях пришельцев построить площадку – космодром, ведь этого все равно не утаить! » – твердо решил Каамесис.

 

При последнем посещении царицы, которая оказывала больше, чем другим служителям храмов, внимание Главному служителю Бога Ра, Провидец коротко поделился с ней своими соображениями о пришельцах - Богах, рассказав повелительнице, что ему было известно от Каамесиса. Здесь Главный жрец не мог умолчать и высказал сомнение в пользе прилета пришельцев. Провидец частенько делился с умной и влиятельной особой по любым житейским вопросам управления государством. Этим он оказывал незаметное влияние на царицу, узнавал о настроениях и замыслах фараона, высказывая свою точку зрения на то или иное решение государственных дел.

- Что же ты предлагаешь? – прямо задала вопрос царица.

- Пока не знаю! - откровенно ответил Провидец, но, увидев недовольство в нахмуренных бровях Мересанхатум, добавил: - Надо выждать!

- Будем надеяться, что твое предвиденье поможет разрешить эту задачу! – на прощанье вкрадчиво сказала царица, благосклонно приняв все почести Великого старца.

 

О приеме пришельцев из другого мира, назначенном на завтра, фараон, после долгих и тягостных раздумий, решил рассказать Провидцу, срочно вызвав его. Фараон испугался ответственности за судьбу страны и свою собственную, так как мало понимал ход событий и последствий, которые принесли и принесут чужеродные Боги – да, да, - так назвал их при своем срочном вызове Главный жрец храма Ра. Впервые фараон уловил страх жреца перед этими Богами, и ему тоже стало страшно. Этот страх возник после встречи с простолюдином – жрецом. Знакомство того с Богами, и то, что они отдали предпочтение простому жрецу, – было нехорошим знаком. Фараону были известны недостатки Провидца. Знал он, что тот не все искренне рассказывает ему – наместнику Бога на земле. Но фараон был бессилен что-то изменить, так как жреческая каста имела огромное влияние. Что–то совсем недавно говорила ему царица, которая тоже, почему–то, не жаловала прилетевших Богов. Фараону было известно, что у царицы бывает Главный жрец. Набожность его главной жены поощрялась в его царстве, – так было заведено его святыми предками.

 

В свою очередь, Провидец все больше понимал, что прилетевшие Боги принесли и принесут еще много вреда. Чудесный подарок чужеземцев обрадовал и расстроил его. Как может быть такое? Замечательной работы золотая шкатулка привела его в истинное восхищение. Подобного он не видел на земле. Удивило качество пергамента, на котором был изображен путь пришельцев. Удивило и напугало устройство мира. Нет, это не укладывалось в голове и страшило своей простотой и неясностью. «Нет, от этих чужеземцев лучше избавиться. Но как это сделать? Не скажешь им, – убирайтесь, откуда прибыли!» Это хорошо понимал Провидец.

- Надо выслушать еще раз, чего они хотят! – говорил бесстрастным голосом жрец.

- Думаю, что они пожелают еще раз посетить нашу землю! – фараон загадочно улыбнулся Провидцу. - Поэтому будут просить разрешения на постройку какой-то площадки для приема своих последующих голубых шаров. - Фараон стал серьезным.

Провидца покоробило это сообщение Повелителя. Ему не нравилось, что важные сообщения поступают к Фараону, минуя его. Но спросить, от кого они поступили, Провидец не посмел, хотя точно знал от кого. Его взволновала еще раз просьба пришельцев о постройке космодрома и их упрямство, с которым будет не легко бороться. «А следует ли это делать? – Сомнения жгли и не уходили. «- Простолюдины станут больше уважать пришельцев, а не служителей богов на земле и их наместника Фараона!»

- Что предлагаешь? – строго спросил фараон, прямо взглянув на Провидца.

- Надо выслушать просьбы и пожелания Богов! – уже второй раз повторил жрец, не отводя взора от лица фараона. Ему нравилось, что фараон советуется с ним по очень важному вопросу.

В своем докладе Каамесис рассказал ему, чем занимаются пришельцы здесь, на земле. Далее, Каамесис обронил вскользь о желании пришельцев построить некую площадку – космодром для приема еще более огромных летательных ковчегов. Это насторожило Провидца, заставило подумать всерьез о своем будущем, будущем земли, народа и фараона. Жрец пришел к выводу – надо воспрепятствовать этому! И вообще – отвадить раз и навсегда чужеземцев. Но как? Постепенно в его душе зрел некий план действий, о котором никто, даже фараон, не знал и не догадывался. Фараону Провидец сказал иное:

- Надо разрешить им строительство площадки. Это отвлечет простолюдинов от лишних волнений. Пришельцы научат наших людей новым методам работы и, возможно, покажут что-то свое!

Фараон удивился прозорливости старца, – ведь сам он не додумался до этого! (« Не зря молодой фараон предоставил жрецу храма Ра почетное звание «Провидец». Однако многие явления природы в период языческой веры жрецы не могли толком объяснить. Многочисленные природные ценности и чудесные свойства – воды, огня, молнии, змеи, лотоса, латука - обожествлялись. И это сохранялось на протяжении многих веков, являясь неким сдерживающим фактором общечеловеческого развития. Иногда, высокопоставленные жрецы пытались использовать сложившиеся обстоятельства в свою пользу. Но это не умаляет общей пользы языческой религии, даже в период ее становления. Автор).

 

Так и решили. Важное совещание окончилось.

 

Как и обещал, Каамесис прибыл в полдень на ковчег пришельцев. Его уже ждали.

- Все в порядке, - улыбнулся жрец. – Фараон ждет вас!

- Тогда пошли! У вас принято что-нибудь дарить правителю?

- Как правило, без подарков не обходится! – смущенно признался Каамесис.

- Что же подарить? – оглядывал каюту Эйтон. – Пожалуй, вот это! – и он взял со стола небольшой золотой предмет овальной формы. Эйтон надавил что-то и ослепительный свет, как острием кинжала, прорезал затемненную часть коридора. Каамесис от восхищения не мог произнести ни слова. Наконец, овладев собой, произнес:

- Это удивительно дорогой подарок и фараон будет доволен! Этот источник «чудо - света» явится одним из лучших украшений сокровищницы правителя!

Через некоторое время оба покинули голубой шар. Их проводил мужественный Агейю.

Красочное и оригинальное зрелище представляли эти два таких разных, по внешности, человека! Один – гигантского роста, с большими черными глазами, во всем голубом. Другой – ростом поменьше, в белоснежной, свободного покроя одежде жреца, - с решительным и умным лицом землянина. Они быстро шли по многолюдным улицам Белого города. До дворца фараона было не близко. Уже не раз Каамесис показывал достопримечательные места родного города любознательным айбенго, и сейчас они шли, не обращая особого внимания на окружающее. Прохожие, увидев обоих, от удивления застывали на месте. Поражал не только вид, но элегантный, плотно облегающий фигуру костюм чужеземца. Огромная пирамида предков заслоняла собой пол неба. Тень от нее далеко уходила в сторону, создавая прохладное и мрачноватое пристанище для праздношатающихся из состоятельных и иных семейств города. Вдали от пирамиды возвышался величественный дворец фараона, окруженный высокой оградой из белого известняка. Ни Эйтон, ни Каамесис не задавали друг другу вопросов, всецело погрузившись в свои размышления. Один думал о предстоящих хлопотах по устройству космодрома, другой с тревогой размышлял о возможном препятствии со стороны Провидца. Оба удивились, когда широкая арка ворот, охраняемая четырьмя рослыми воинами с тяжелыми бронзовыми мечами в руках, неожиданно для них преградила им дорогу. Каамесис ударил три раза бронзовым кольцом в массивную дверь рядом. Открылось небольшое окно, и громкий голос произнес: - «Кто стучит?»

- На прием к фараону! – проговорил тоже громко Каамесис. Тотчас же калитка рядом с воротами приоткрылась, и просители вступили в нее. За оградой их ожидали Старший офицер стражи и известный уже жрецу Хранитель Спокойствия фараона. Теперь уже вчетвером они следовали к дворцу. Многочисленные слуги, одетые и полу нагие, сновали взад и вперед. Здесь любопытствующих было мало. Изредка раздавались глухие удары палок. Это начальники ревностно исполняли свой долг. Эйтон, глядя на это варварство, хмурился, сжимая в бессильной ярости огромные кулаки. Все также молча и неспешно приблизились к главному входу с белоснежными квадратными колоннами. Широкие и гладкие плиты из розового мрамора служили ступенями и широкой площадкой при входе. По обеим сторонам его на рельефных возвышениях дремали золотые сфинксы – полулюди, равнодушно и сонно глядя на людей. Сопроводитель предупредительно распахнул массивную дверь главного входа, и она тут же закрылась за вошедшими. Офицер что-то сказал подошедшему распорядителю и тот, вместе с Хранителем спокойствия, важно и неторопливо скрылись в одной из боковых ниш. Через несколько минут распорядитель, уже один, появился вновь. Военоначальник тотчас же возвратился к выходу.

- Следуйте за мной! – бесстрастным голосом произнес Распорядитель и вступил в центральную нишу. Богатое одеяние и массивная золотая цепь, украшавшая его грудь, придавали ему важный и недоступный вид. Миновав несколько переходов, процессия вступила на лестницу, ведущую наверх. Поднявшись по ней, люди оказались в огромной приемной фараона. Здесь уже ожидало несколько просителей и сановников. Они с интересом рассматривали вошедших. Распорядитель, сделав знак подождать, не останавливаясь, скрылся за массивной дверью. Рядом с ней была не менее массивная дверь, ведущая в величественную залу – столовую, из которой бесшумно выскальзывали многочисленные слуги с пустыми подносами или наоборот, входили в нее с подносами, полными дымящихся кушаний и кувшинами с вином. Иногда, в перерывах приемных часов, фараон позволял себе обед в упрощенной форме, без многочисленной знати, что высоко ценилось высшей кастой Черной земли за великое рвение молодого фараона.

- Садись, Эйтон, - предложил Каамесис, указав на место рядом с собой, усаживаясь на широкую полированную лавку черного дерева.

- Придется подождать, ибо у фараона обед! – тихо добавил он. Эйтон сел, в свою очередь, с интересом оглядываясь вокруг. Впервые один из пришельцев из другого мира удостоился столь высокого приема у самого Великого правителя земли – фараона. Приемную украшало несколько скульптур из камня и чистого золота – видимо местных божеств. Ряд светильников с горевшими в них массивными свечами, бросали слабые блики света на эти застывшие изваяния.

- Здесь вершатся важные дела по управлению страной? – нарушил молчание Эйтон.

- Здесь и в другом дворце, расположенном выше по течению Великой реки, – ответил тихо Каамесис.

- Какие же вопросы решает Фараон?

- Самые разнообразные. Здесь он принимает доклады чиновников Нобов и представителей отдельных областей страны. Здесь ему докладывают: о расходах и доходах - казначей фараона, о проводимых войнах - командующий армией и другие важные сановники о делах страны. Здесь фараон принимает советы Главных жрецов всех храмов многочисленных божеств страны.

Тем временем, беспрерывное движение слуг к фараону уменьшилось, а вскоре вовсе прекратилось. Каамесис с тревогой поглядывал на заветную дверь. В этот момент легкое замешательство в приемной привлекло внимание всех. Ожидающие повернули головы к входной двери, через которую проследовала важная процессия прямо в дверь к фараону. Ее возглавлял Главный жрец храма Ра, оттеснивший на второй план распорядителя. Не глядя по сторонам, Провидец скрылся в покоях фараона. И опять все смолкло. Каамесиса не удивил этот неожиданный прием, только заставил напрячь всю его волю. Он со значением взглянул на Эйтона. Тот понимающе, ободряюще улыбнулся жрецу.

Наконец, заветная дверь распахнулась, и вышедший из глубины залы распорядитель, четко произнес:

- Его Величество,- жизнь, здоровье, сила! - разрешает прием посланникам Богов! - Распорядитель со значением смотрел на гиганта в голубом. Все встали. Эйтон и Каамесис вступили в раскрытую дверь, и она бесшумно закрылась за ними. В огромной квадратной зале с высокими потолками и широкими окнами, занавешенными плотными занавесями, горело несколько сложных светильников по нескольку свечей в каждом.

Каамесис пал ниц перед величественной фигурой фараона, восседавшего в золоченом кресле, стоящем на возвышении. Эйтон, в знак приветствия, слегка склонил голову, прижав правую руку к сердцу. Сухое, суровое лицо фараона было непроницаемо. Рядом с ним в кресле из черного дерева спокойно восседал Провидец. Его глаза были полузакрыты. Казалось, что он дремлет и происходящее его нисколько не интересует. Сзади фараона стояли два знатных чиновника.

- Встань! – властно проговорил фараон, обращаясь к Каамесису. Тот повиновался.

- О чем просите вы? – фараон прямо взглянул на Эйтона. В его глазах вспыхнули любопытствующие огоньки и тут же потухли. Эйтон выступил вперед и начал говорить горячо и убедительно.

- Повелитель Великой страны и ее славного народа! Мы – пришельцы из другого мира, прибыли на вашу планету, чтобы изучить ее жизнь во всем многообразии. - Эйтон на мгновение замолчал. Лицо фараона оставалось таким же сухим и бесстрастным. Только, когда Эйтон произнес слова «пришельцы из другого мира», лицо фараона выразило неподдельный интерес, но, видимо, усилием огромной воли, фараону удалось сгладить эти эмоции. Эйтон продолжал говорить:

- Удивителен мир вашей планеты! Много ценного и поучительного мы унесем с собой – туда, где ждут нас с нетерпением и надеждой. Сердечно благодарим тебя и твоих подданных, - и Эйтон указал на Каамесиса, - за великую помощь. Большая благодарность Великому жрецу за питание, которым повседневно обеспечивают нас. Позволь вручить тебе, о Всесильный на Земле, наш скромный подарок. – И Эйтон преподнес и вложил в руки фараона небольшой золотой прибор. Повелитель с интересом взял его и в недоумении стал рассматривать, - ведь ему приходилось принимать более солидные подарки из благородного металла, но подобного не было. Тогда Эйтон приблизился к фараону и надавил незаметную для глаз кнопку прибора. Ослепительный свет затмил свет свечей помещения. Золотая скульптура Бога Ра ожила, заиграв яркими неповторимыми красками. Чиновники ахнули, не сумев скрыть своего восхищения. Глаза фараона заблестели, но он на мгновение опустил их, дабы скрыть от остальных, что и он поражен удивительным подарком.

- Надо в течение нескольких часов в неделю помещать этот прибор на освещенное солнцем место, и свет от него будет таким же ярким, – объяснил Эйтон. Все внимательно вслушивались в певучую речь могущественного пришельца. Лишь Провидец оставался равнодушным. Его облик говорил следующее: - «Что же в этом удивительного? И мы способны на подобные чудеса!». Фараон с трудом отвел взгляд от чудо – фонаря.

- Благодарю за подарок, чужеземец! – проговорил Повелитель деланно равнодушным голосом и передал подарок казначею.

- У меня к тебе просьба, Всемогущий! – продолжал Эйтон. В ярких красках он описал необходимость постройки космодрома здесь, на Черной Земле.

- Наши тяжелые космические корабли – ковчеги тогда могут беспрепятственно и безопасно садиться и взлетать с вашей планеты. Мы же привезем на землю наши скромные подарки – золото и металлы лучше золота, необходимые землянам. - Эйтон простодушно оглядел всех, остановив взгляд на фараоне. Тот был невозмутим. Только казначей был взволновал – его глаза блеснули алчным блеском.

- Кроме того, мы обогатим вашу природу нашими животными и растениями. Правда, это будет сделать не так просто. Мы привезем сюда свои многочисленные достижения в науке и технике, внедрим машины и механизмы для облегчения жизни людей.

Последние слова пришельца привели в движение Провидца, и он в недоумении и с большим интересом стал глядеть на Эйтона. Недоумение отразилось и на лице фараона и чиновников. Эйтон понял свою ошибку, – люди земли не готовы пока к подобной информации, поэтому поспешил загладить свой промах.

- Люди земли и айбенго станут навеки братьями! – продолжал страстно Эйтон. - Вместе мы откроем удивительный мир Вселенной!

Эйтон замолчал. Во время страстной речи Эйтона Провидец неожиданно привстал и наклонился к фараону, проговорив что-то. Властное и умное лицо его оставалось невозмутимым, когда он снова опустился на место. Фараон согласно наклонил голову и тут же гордо выпрямился. Трудно было определить, выражал ли он этим свое согласие, или такова его манера выслушивать докучливого и важного собеседника. Каамесис насторожился, обдумывая возможные уловки своего умного и хитрого учителя. Выслушав до конца говорившего, фараон поднялся с кресла. Его, не намного уступающая в росте Эйтону, фигура, имела внушительный и грозный вид. Каамесис внутренне содрогнулся от тяжелых предчувствий. Но это длилось какое-то мгновение. В следующую минуту вид фараона стал вполне благодушным и даже подобревшим.

- Я удовлетворяю твою просьбу, – сказал спокойно и просто фараон. - Что еще просишь? – Фараон не садился.

- Необходимо указать место под площадку космодрома и выделить рабочих! – ответил Эйтон. Он тоже был спокоен.

- Ты получишь триста рабов! – и на лице фараона мелькнуло подобие доброжелательной улыбки, - а место для площадки выберешь сам! - добавил Великий.

- Нет, это слишком много! – осторожно возразил Эйтон. Достаточно ста человек.







Дата добавления: 2015-10-01; просмотров: 225. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2022 год . (0.045 сек.) русская версия | украинская версия








Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7