Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Амброз Бирс 21 страница




Доверь свою работу кандидату наук!
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

- Включим и последние наставления друзей! – улыбнулся Эйтон, взглянув на Камесиса, продолжая что-то записывать в тетради.

- Кажется, все! – и Эйтон положил книгу и ручку для письма обратно в шкатулку и тем же ключиком замкнул ее и передал Тахиму. Тот поставил шкатулку на место. Эйтон встал. Поднялись и земляне.

- А теперь, пока не прибыли рабочие фараона – опробуем пилу – сделаем необходимые улучшения в грандиозном жилище! – полушутя проговорил Эйтон, увлекая землян к выходу из пещеры. – Узковаты коридор и проход, да и потолок низок! - рассуждал Эйтон, осматриваясь. Тем временем, Агейю и остальные айбенго, закончив выгрузку привезенного материала и инструмента, произвели наладку и настройку пил для резки камня. Удивительной способностью и памятью обладали эти чужеземные пришельцы! В течение короткого времени им удалось почти в совершенстве овладеть языком землян, и теперь они свободно изъяснялись на нём, стараясь говорить в присутствии землян на их языке.

… Эйтон был прав: вход в пещеру и коридор были слишком узкими и неудобными. Айбенго, при их внушительных габаритах, с трудом протискивались в них – особенно, когда пришлось многое перетаскивать из необходимого – ведра, кастрюли, сковородки, чудо печи и многое другое, туда, в пещеру.

Выйдя наружу, земляне с удивлением оглядывались вокруг. Обычно, после темноты подземелий, яркое Солнце, в первые минуты, слепило, доставляя болезненные ощущения глазам. Просто они не знали, что искусственное освещение эгидян положительно похоже на дневное и солнечное. Далеко в сторону убегала светло-зеленая равнина в редких деревьях и кустарниках, тогда еще не засыпанная наступающими желтыми песками. Дышалось легко и свободно, и как бы не было хорошо в пещере, а здесь, наверху, было тоже не плохо, хотя и жарковато. Чувствовалось, что и Эйтон любуется свежестью окружающего.

- Итак, продолжим! – проговорил Эйтон, оглядывая приготовленные приспособления. Он подошел к одному из миниатюрных непонятных землянам приборов с удобными рукоятками для рук и надавил одну из клавиш. Замигал глазок ярко зелёного цвета. Эйтон повернул что-то в боковой части прибора, попросив всех освободить вход в пещеру. Тонкий, как бычья жила, зеленоватый пучок света, заструился из малого отверстия прибора. Эйтон что-то регулировал, глядя на одну из шкал, где совершала обороты малая стрелка. Лучик света то становился очень узким, то увеличивался в объеме, да и дальность его действия менялась в разнообразных пределах. Но не это удивило землян. Взяв прибор за ручки, Эйтон решительно шагнул вперед, направив необычный луч на одну из неровностей стены. Раздалось характерное шипение и потрескивание, и легкие клубы дыма из места разреза стали подниматься ввысь. Одновременно тонкие струйки расплавленного камня падали на пыльное песчаное основание пещеры. Осторожно нацеливаясь пучком чудо - света, Эйтон постепенно углублялся в проход. Большие глыбы неровного камня падали с грохотом вниз, оставляя одну из вертикальных стен коридора идеально гладкой, с окрасом коричневого или темного цвета. Огненные капли расплава на земле тут же остывали.

- Вот такой будет вторая стена прохода и потолок коридора! – сказал с удовлетворением Эйтон, передавая прибор, Агейю.

- А сейчас уберем это! – указал Эйтон на беспорядочную груду наваленных камней, засыпавший и без того узкий проход - коридор.

- Сделай их немного полегче! – кивнул на камни Эйтон Агейю. Тот уверенно провел лучом вдоль и поперек лежащих в завале камней, и они развалились на более мелкие части. Через некоторое время все было кончено. Агейю перешел к обработке другой стены, не забывая о потолке.

- Дай попробовать мне! – попросил Тахим, наблюдавший возбужденным взглядом за работой айбенго.

- Пробуй, только будь осторожен! – ответил Агейю, передавая пилу землянину. Он коротко объяснил, как ею пользоваться, назначение кнопок и порядок включения и выключения прибора. Тахим бережно принял пилу в свои сильные руки. Работе с камнем он был обучен своим отцом – Небунефом.

- Совсем легкая пила! – удивился Тахим, видимо, полагая зависимость силы пилы от ее веса. От напряжения землянин вспотел, нацеливаясь лучом на срез стены, где виднелись большие выступы и неровности. Движения Тахима вначале были робкими и нерешительными, да и срезанные глыбы были меньшего размера, чем у Агейю. Тот не отходил далеко, наблюдая за работой землянина. Постепенно движения Тахима приобрели уверенность и свободу. Вскоре мощные неровные пласты скалы стали обрушиваться вниз под твердой и уверенной рукой мастера.

«Этой пилой можно делать удивительную работу по камню!» – думал Тахим, продолжая внедряться в толщу коридора. Так, в течение часа, произошли удивительные преобразования: проход превратился в идеально правильной формы коридор, уходящий в глубь, к пещере.

- Теперь остается устроить внутреннюю дверь и переходной мост через пропасть! – проговорил задумчиво Эйтон, когда коридор был вычищен от отходов. – Впрочем, сейчас что-нибудь, придумаем! – Эйтон приказал осветить внешнюю и внутреннюю части стены и проем, отделяющие пещеру от коридора. Он обследовал проем, что-то размышляя. Затем, он взял пилу, попросив отойти всех подальше. Под умелой рукой мастера образовались прямолинейные очертания проема, там, где должна быть предполагаемая дверь. Эйтон удовлетворенно прикинул что-то, пройдя взад и вперед через проем.

- Думаю, этого будет достаточно, – улыбнулся Эйтон. Отставив прибор в сторону, Эйтон нашел ровное поле песка, присел и металлическим стержнем, добытым им из собственного кармана рабочей одежды, начал рисовать на песке какие-то линии и знаки, изредка обращаясь к Агейю за советом. Окончив это занятие, Эйтон подозвал одного из айбенго, передав какие-то приказания. Тот выслушал, кивнул и быстро направился к выходу.

- Теперь можно отдохнуть и поесть! – весело предложил Эйтон, приглашая всех в пещеру. Здесь было гораздо прохладнее, чем наверху.

Через полчаса, пока люди отдыхали и ели, один из голубых шаров возвратился. К Эйтону подошел пилот, неся два длинных звена не толстой металлической цепи желтоватого цвета и свернутый, вроде тонкой серебристой змеи, металлический шнур. Кроме этого к ногам Эйтона айбенго поставил небольшой прямоугольный ящик с ручкой по средине из металла серебристого цвета.

- Хорошо! – поблагодарил Эйтон, открывая ящик и перебирая принесённое, выкладывая содержимое на пол. Земляне увидели разнообразные приспособления и приборы, пока не ясного для них назначения.

- Отнеси все это вниз и иди есть! – проговорил Эйтон, обращаясь к вошедшему. Тот послушно выполнил приказание командира.

- Где же он взял это? – вслух удивился Тахим, указав на отсвечивающие заманчивым блеском, цепи.

- Изготовил из пород вашей Земли, с некоторым добавлением наших примесей для гибкости и прочности! – ответил спокойно Эйтон. Он встал, отдал какие-то распоряжения остальным айбенго. Позднее, земляне поняли, что принесенные пилотом инструменты предназначались для обустройства пещеры. Оказалось, что у айбенго, для производства работ по строительству космодрома, приготовлены несколько чудо – пил и ионоход – мощный и удобный механизм, способный перевозить, грузить, выгружать многотонные грузы и многое другое.

- Сейчас приступим к изготовлению двери и ещё кое-чего, - ведь этого вы хотели? – лукаво улыбнулся Эйтон, обращаясь к землянам.

– Это надо для общей безопасности жилья! – серьезно ответил Каамесис. Эйтон успел снять копию чертежа и необходимые размеры, и теперь, взяв одну из пил, увлек всех к ближайшим скалам, до которых было достаточное расстояние.

- Думаю, здесь мы изготовим необходимое! – проговорил Эйтон, оглядываясь и подыскивая подходящий материал. Он и Агейю, с помощью металлических, крепкого вида стержней - рычагов, сумели опрокинуть одну из небольших, выпиленных каменных глыб, отделив её от остальной массы.

- Подойдет! – уверенно говорил Эйтон, сверяя размеры с чертежом. Он произвел необходимую разметку и, включив пилу, начал распиловку камня. Под его умелыми руками гранитная скала приобрела отчетливую прямоугольную форму. Точно также он поступил с меньшей частью скалы, отпиленной от основной. Отпилив еще два малых треугольника, выключил прибор.

- Кажется, толстоваты – надо бы распилить их вдоль! – проговорил Эйтон, обращаясь к Агейю.

- Попробуем поставить дверь на бок! – сказал Агейю, взглянув на землян. Те приняли это за приглашение к действию. Вчетвером им удалось поставить дверь на более длинный и ровный срез. Подперев ее с двух сторон обрезками скалы для страховки, Эйтон, включив прибор, начал разрезать скалу вдоль. Медленно, но уверенно луч голубого света проникал все глубже. Из узкой щели на землю непрерывной струей лился расплавленный камень. Через некоторое время все было кончено. С помощью клиньев и ударов тяжелых молотков удалось раздвоить скалу на две части.

- Думаю, толщина их достаточна и выдержит любой натиск врагов, так, Каамесис? – беззлобно рассмеялся Эйтон. Он продолжал с недоверием относиться к предполагаемому вероломству землян, о котором предупреждал его Каамесис. – Думаю, выдержит! – улыбнулся в ответ молодой жрец, определив, что толщина двери будет более половины локтя. Эйтон отдал распоряжение на своем языке. От голубого шара, плавно и быстро, в сторону строителей, не касаясь земли приблизилась «чудо - телега» – так определили и назвали эту четырех колесную колесницу, удивленные земляне. Она замерла рядом с приготовленными нарезками скал. Всего один айбенго гордо восседал на изящном, коричневого цвета, мягком сиденье из кожи непонятного зверя, возвышаясь в центре изящного сооружения из металла и других, непонятным землянам материалов. Непонятно было, какая сила двигала это чудо – устройство пришельцев. Эйтон, как мог, объяснил принцип работы механизма, но не был уверен, что земляне его поняли.- «Со временем, вы многое поймете, друзья!» - говорил виновато Эйтон, обращаясь к обоим. Те, в удивлении, стали наблюдать за дальнейшими действиями айбенго и чудо – машины, не переставая восхищаться умом и силой пришельцев. Всего за несколько минут все приготовленное было перевезено ко входу в пещеру –« руки» чудо - колесницы оказались сильными и ловкими!

- Теперь надо все это перенести вниз! – сказал Эйтон. - Нет времени для устройства механизма для перемещения вниз всего этого! - виновато говорил Эйтон, обращаясь с улыбкой к землянам. – Агейю – пригласи остальных! – Тот ушел. – Все прочее – отверстия, блоки и крепеж выполним там, на месте! – добавил Эйтон, присев на теплый камень. Солнце было уже высоко. Восьмером, подняв одну из плит, с трудом, но благополучно, удалось перенести её в коридор, к проему двери. Также поступили и со всем остальным.

Прошло не более двух часов, и все было устроено. Тяжелая прямоугольная плита, соединенная с плитой – противовесом поменьше, и треугольником при помощи цепей, тросов и блоков, образовала оригинальную подвижную систему – дверь. Она же служила своеобразным каменным мостом через трещину – расщелину, ведшим в жилище – пещеру. Входная и внутренняя кнопки, включающие систему в действие, были надежно укрыты от взоров посторонних малыми треугольными плитами в виде своеобразных маятников. Своеобразный сигнальный звонок, - для своих, скрытый в небольшом отверстии в коридоре, позволял, в случае необходимости, вызвать «своего».

- Ну, что скажешь на все это? – улыбнулся бесхитростный Эйтон, обращаясь к Каамесису.

- Очень надежно и удобно! – отвечали земляне. «Теперь пришельцы из иного мира, - слава всем Богам и Богу Ра, будут в надежной безопасности!» – размышлял удовлетворенный Каамесис. За время подготовки и устройства двери айбенго успели изготовить две скрытые ниши – одну в пещере, другую при входе в неё. Первая вмещала спальные мешки и прочее из повседневного спроса. Вторая ниша имела чисто техническое применение.

Эйтон и Агейю внимательно осмотрели все, что удалось сделать за первый день, и остались очень довольными.

- Кажется, на сегодня всё! – певуче и спокойно говорил Эйтон, увлекая всех наверх – необходимо было подготовиться к встрече рабочих. Только что возвратился один из малых шаров с основного места стоянки. Пилот доложил, что на подходе к предполагаемому космодрому движется стройная и большая когорта людей и повозок.

Возвратясь к месту строительства космодрома, Эйтон и все остальные, расположились в тени огромного и высокого дерева, которые тогда ещё встречались в саванне. К счастью, несколько из них защищали своей тенью окраины предполагаемого места строительства. Здесь было относительно прохладно, но с каждой минутой становилось все жарче. Постепенно смолкли голоса птиц и зверей, и все погрузилось в тягостную полудрему. Природа засыпала, готовясь к безжалостной борьбе с жарой. Лишь маленькие юркие ящерицы продолжали бесшумно скользить в жесткой, желтоватой траве. Изредка то одна, то другая, на мгновение замирала, прижавшись оранжевым брюшком к сухому, коричневому листочку или к камню скалы, глядя на людей бусинками любопытных черных глаз. Эйтон не переставал удивляться многообразию жизни Вселенной! «Эта планета – уникальный образчик жизни во всех отношениях! И самое удивительное творение жизни – человек! Совершенно неважно как он называет себя – айбенго, землянин, или как-то по-иному».

Положив сильные руки под голову, и раскинувшись на земле во весь свой могучий рост, эгидянин задумчиво глядел в светлое от жары небо. Виделось ему многое: где- то далеко-далеко его родная Эгида, жена – красавица Эльдейга и маленький сынишка Эймо! Каким будет его будущее? Видимо, как и отца, ждут его неведомые тернистые звездные дороги и миры! Во имя грядущих поколений он будет востребован очень скоро! Возможно, и Эйтон не желал ему иного.

Размышления Эйтона были прерваны близким топотом шагов и скрипом повозок, доносившихся со стороны небольшой низменности, покрытой кустарником. Эйтон быстро поднялся, оглядываясь:

- Прибыли рабочие! – громко сказал Каамесис, раньше других услышавший их приближение. Все остальные тоже были уже на ногах, выдвинувшись вперёд, на солнце. На головах айбенго теперь были замысловатые, белоснежные головные уборы с большими полями – что-то среднее между шляпой и беретом. Одеты они были в традиционное голубое – легкого покроя костюмы. Видимо, все это хорошо защищало от жары и солнца – не чувствовалось, что эгидяне от неё очень страдают.

Шум и скрип повозок усилился, вместе с голосами погонщиков быков – буйволов! Показались первые повозки и стройные колонны людей. Впереди всех шествовала группа рослых, чисто одетых людей. Они чем – то отличались от остальных. В колонне из четырех рядов было много полуобнаженных, крепких и не изможденных рабочих. Погонщики буйволов хорошо знали своё дело. Длинными палками и бичами они заставили сильных и упрямых животных сделать полукруг, расположив их и повозки в тени очередного огромного дерева. Сразу же распрягли животных, заботливо и привычно приступив к обычному кормлению и обеспечению их привезённой с собой водой и пищей. Колонна людей замерла в тени другого дерева. Несколько, важного вида, чиновников двинулись навстречу айбенго. Не дойдя нескольких шагов, обе группы остановились напротив друг друга:

- Его Величество – Жизнь, здоровье, сила - посылает в ваше распоряжение 100 рабочих и 10 повозок для строительства площадки! – проговорил, выдвинувшись вперед, высокий чиновник среднего возраста, с пронзительным, бегающим взглядом черных глаз. Он окинул цепким взглядом окружающее, на мгновение, остановив свой взор на Эйтоне. Тот с достоинством наклонил голову, прижав правую руку к сердцу:

- Передайте нашу глубокую благодарность Его Величеству – фараону! – с чувством ответил Эйтон.

- Где они расположатся? – указал Эйтон на рабочих, молча и безучастно наблюдающих за происходящим. - У них будет временное жилище? – задал очередной вопрос Эйтон, с беспокойством в певучем голосе.

- Не утруждай себя беспокойством, чужеземец, – ответил с плохо скрытой иронией чиновник, поправляя зеленоватого цвета плащ-накидку.

- Наши рабочие привыкли стойко переносить многие невзгоды! – добавил он. – Впрочем, у них есть палатки на десятерых, теплые халаты и еда, а дождей в этот период не бывает! – Чиновник с некоторой насмешкой и боязнью взглянул на мощного чужеземца, во взгляде которого уловил некоторое недовольство и решительность.

- Можно взглянуть на рабочих? – спокойным голосом спросил Эйтон.

- Они в Вашем распоряжении и вы вправе поступать с ними как вам будет угодно! – ответил чиновник. Он что-то сказал чиновнику, стоявшему рядом. Тот выдвинулся к колонне, что-то приказав резким голосом. Колонна перестроилась в два ряда, образовав между рядами проход. Эйтон и Агейю, в сопровождении обоих землян, вступили в проход между длинными рядами рабочих. Эйтон шел медленно, вглядываясь в лица землян. Чуть впереди следовал один из чиновников, рассеяно глядя по сторонам.

– Крепкие рабочие! – отметил с удовлетворением Эйтон. И, действительно, земляне были, как на подбор – высокого роста, загорелые и сильные, в основном, молодые, напоминая своей выправкой воинов, а не обычных рабочих или рабов. Это насторожило Каамесиса. Тахим, напротив, особо не задумывался, с интересом вглядывался в лица людей, отыскивая знакомых. Он, предполагал, что где-то здесь должен быть его отец – ведь он обещал приехать и помочь в строительстве эгидянам.

Вдруг, Тахим радостно воскликнул: - «Отец!» - и подбежал к одному из самых пожилых рабочих, замыкавшему ряд, такому же, как и он, рослому и сильному. Здесь было несколько более пожилых, загорелых людей, с натруженными руками. Они составляли обособленную группу, чем-то неуловимо отличаясь от остальных. Окружающие, не без участия на лицах, наблюдали за трогательной встречей отца и сына. Небунеф со словами: «Сын мой!» – нежно привлек юношу к себе. Они обнялись. До последнего момента Небунеф не знал, привлекут ли его к этой работе. Видимо, фараон очень серьезно отнесся к просьбе чужеземцев, если такого мастера, как Небунеф, выделил для постройки космодрома. Не мог знать Небунеф, что к этому приложил усилия сам Главный жрец, об истинных мотивах которого мы узнаем чуть позже.

Кстати, Небунеф выполнил свое обещание – привлек своих товарищей - хороших мастеров по камню, для более качественной работы для полюбившихся ему чужеземцев.

Подошел Каамесис, чтобы выразить свое почтение великому мастеру, и отцу друга.

- Здравствуй, Небунеф! – дружески улыбаясь, поприветствовал он знаменитого камнетеса.

- Здравствуй, Каамесис! – радостно ответил ему мастер.

- Значит и твои знания, и опыт пригодились?

- Так стало угодно фараону! – тихо отвечал Небунеф. – К тому же я обещал помочь чужеземцам!

Спросив о здоровье мастера и, получив ответ, что здоров – Слава Богам! – Каамесис вплотную приблизился к камнетесу и, скосив взгляд на чиновника, который вместе с Эйтоном осматривал уже вторые две шеренги рабочих, тихо спросил:

- Что это за люди прибыли вместе с тобой?

- Кто их знает, - ответил неуверенно Небунеф. – Вот эти - он указал на четверых в его шеренге рабочих, примерно одного с ним возраста, с крупными жилистыми руками, – мои давние помощники. С ними я долгое время работал на строительстве многих дворцов, и дворца фараона в столице. А остальных не знаю.

- Спасибо, отец! – поблагодарил Каамесис с чувством. – Значит, будешь трудиться для них? – и он указал на айбенго.

- Мне будет приятно это делать! – ответил с достоинством и теплотой мастер.

- Для них надо постараться! – горячо попросил Каамесис. – Если бы ты знал этих великих и добрых людей! – глаза Каамесиса светились счастьем.

- Я и мои товарищи – постараемся! – пообещал Небунеф, удивляясь горячности жреца.

- Еще увидимся! – и Каамесис вместе с Тахимом присоединился к группе Эйтона и чиновника.

- Следует рассказать рабочим о предстоящей работе? – спросил Эйтон, обращаясь к главному чиновнику, когда осмотр был окончен.

- Делайте, как найдете нужным! – усмехнулся чиновник. Впрочем, наши люди больше склонны к строгости, чем к разговорам, – тихо проговорил чиновник, скользнув пронзительным взглядом по лицу Каамесиса. Тому стало неприятно – вспомнилось что-то знакомое, вызвавшее у него тревогу.

Эйтон попросил чиновника, чтобы люди расположились кучнее. Чиновник выполнил просьбу чужеземца – рабочие выстроились полукругом. В центр его вышел Эйтон и стал говорить.

- Земляне! – мощным певучим голосом, с некоторым акцентом, произнес Эйтон. Все повернули удивленные лица к нему. – Необходимо в короткий срок построить ровную площадку из камня! Вот здесь ее место! – указал Эйтон на ровное плато недалеко от нагорий. – Там будем брать, и обрабатывать нужный камень, а затем перевозить сюда! – Эйтон жестами указал необходимые местоположения работы. Глаза Эйтона сверкали страстным, призывным огнём, и даже в душах самых равнодушных вызвали ответный отклик взаимности и понимания.

- Отсюда, в недалеком будущем, будут стартовать к звёздам и приземляться ваши и наши летательные ковчеги! – продолжил Эйтон но, увидев, что многие не понимают его, к тому же на лице старшего чиновника появилось недовольство, заговорил о другом.

- Завтра с утра приступаем к работе! Чем лучше и быстрее выполним работу, тем большую благодарность получим от ваших и наших потомков. - Раздались редкие одобрительные возгласы рабочих.

- На каждые десять человек выберите Старшего. По всем вопросам эти люди могут обращаться ко мне, Каамесису или Тахиму! – И Эйтон указал на себя и обоих землян. – Сегодня до захода солнца надо разрешить все предварительные вопросы. Я буду ждать выборных в палаточном домике! – и Эйтон указал на белоснежную небольшую палатку, поставленную айбенго рядом с площадкой строительства. Об этом Эйтон подумал заранее, считая, что отсюда легче всего будет руководить всеми предстоящими работами. – «Ну, а на ночь будем размещаться в пещере!» – объяснил он Каамесису.

Сразу по окончании своей краткой речи, Эйтон и Каамесис подошли к чиновникам, ожидавшим поодаль.

– Где вы намереваетесь расположиться? Можете с нами, в пещере. Там прохладно, но гораздо уютнее, чем наверху! – предложил Эйтон свои услуги.

- Отсюда будет удобнее наблюдать за рабочими! – уверенно сказал старший чиновник, вторично поразив неприятным взглядом Каамесиса.

- Ведь им нельзя доверять! – вкрадчиво добавил чиновник, глядя мимо лица Эйтона и Каамесиса. Второй чиновник ничего не сказал, глядя сурово вдаль.

- Хорошо! – сказал спокойно Эйтон. – Если пожелаете, можете воспользоваться нашим жилищем! – И айбенго жестом указал темневший вдали проем, ведший вниз, в подземелье. Старший чиновник нехотя взглянул туда и тут же отвел взгляд, проговорив:

- Мы остановились с противоположной стороны, - указал он в сторону, где начиналась дорога, ведшая к Белому городу. Каамесис уловил во взгляде чиновника скрытое любопытство и неприязнь к пришельцам. И у него всё более возрастало и крепло скрытое подозрение к чиновникам. Вскоре, небольшая палатка, какие обычно имеют воинские начальники, появилась на противоположной стороне строительной площадки – космодрома и почти напротив входа в пещеру пришельцев, хотя и на значительном расстоянии от нее.

Только теперь вспомнил Каамесис, где же он мог видеть старшего чиновника. - «Это было у входа в покои Провидца Грядущего!» – вспомнил, наконец, он

Теперь многое прояснилось, а подозрения и готовящаяся опасность для пришельцев – получили явные подтверждения. Не ясным было одно – что задумано Главным жрецом.

«Скорее всего, очередное наблюдение за происходящим здесь, на стройплощадке» - решил Каамесис. – «Значит, Провидец не доверяет мне!» Это больно ранило правдивого жреца, заставляло глубоко задуматься. Нет, он боялся не за себя или Тахима, а за наивно-беспечных и доверчивых айбенго.

«Что предпринять? И в чем их вина?» Если бы знал Эйтон, какими иногда чудовищно–коварными бывали люди земли, да и служители храмов! Случалось, они, или с их помощью, устраняли даже наместника Бога на земле – фараона, и ставили на его место своего ставленника! Неужели чужеземцы не из плоти и крови? Не похоже», – спохватился жрец, вспомнив, как недавно, кто-то из айбенго поранил руку и алая кровь, такая же, как у людей, текла на землю. Иногда возникала мысль просить защиты у фараона, но тут же исчезала из-за своей недоказанности и никчемности. Каамесис слышал, что молодой фараон благосклонно относится ко всему новому. Некоторым жрецам, в том числе Каамесису, было известно, что ищущий ум фараона никогда не успокаивался на достигнутом давно умершими Великими предками. Огромные, подавляющие своим величием пирамиды, вызывали в его душе двоякое чувство – восхищения и недоумения. «Разве это нужно Его народу и фараону, чтобы возвеличить свое имя? Нет – свое имя я увековечу не строительством еще более грандиозных пирамид, а земными, добрыми делами». Фараон мечтал о новом, еще более великом расцвете своей Земли, о строительстве новых, красивых городов и преобразованиях». По этому поводу, неоднократно и неодобрительно, вскользь, высказывался Провидец Грядущего, - особенно царице, да и на Совете знатных жрецов. - «Сначало надо построить пирамиду! - как делали далекие, могущественные предки, чтобы устрашить чернь, а затем думать о народе, - полагали многие знатные чиновники и жрецы. Каамесису это было известно, хотя и не все положено было знать, и теперь четко возникло в голове у молодого жреца.

«Быть может, мои домыслы и страхи напрасны? – с сомнением подумал Каамесис. – Тогда я окажусь в глупом и даже опасном положении! Не станем торопиться!» - наконец решил жрец.

 

Между тем события развивались стремительно. Прошло не более 20 земных дней, неполные две луны, а ровная и внушительная площадка из камня была почти готова!

- Славных рабочих прислал фараон! – радовался со всеми Эйтон, видя, как неумолимо завершается последняя цель экспедиции. И даже Каамесис успокоился, видя, как прилежно трудятся рабочие. Чиновники не вмешивались в дела строительства, исправно выполняя свой долг – обеспечивали питанием людей и животных, изредка отбывая в город по своим делам, или отправляя в город очередных больных.

За это время Эйтон всего несколько раз отбывал к основному кораблю. Эти полёты, возможно, были и не нужны, если бы не подготовка некоторых стройматериалов, подзарядка новой порцией энергии чудо–пил и кое-что другое, которое лично контролировал Эйтон. Таков был порядок в экспедиции. Помимо радиосвязи, телевизионная связь между кораблями осуществлялась регулярно. Двое из оставшихся на ковчеге айбенго – медики, продолжали исследования мозга детей, совмещая эту работу с неоднократным лечением больных детей и пожилых.

При последнем посещении основного корабля Эйтон узнал, что уже дважды знатные люди Земли, возможно, жрецы, с интересом и страхом осматривали корабль. Эйтон разрешил это, но при условии отсутствия оружия у экскурсантов.

- Ты бы видел их удивление! – весело рассказывал Тейко.

- Будьте осторожны! – предупредил его Эйтон, но не запретил общения с людьми.

- Еще несколько дней и мы отбываем на родную Эгиду! – радовались айбенго. Волна сильной тоски охватывала, в такие минуты, многих из них. Это переживание коснулось землян, сидящих у экрана в зале Эгиды.

На строительстве дел хватало всем. Двое айбенго поочередно управляли ионоходом. Он бесшумно скользил над землёй, перевозя с места обработки на место укладки, тяжелейшие гранитные плиты. Это вызывало очередное удивление и восхищение землян. Огромной тяжести плиты грузились, перевозились и укладывались на необходимое место почти без усилий людей (Похожие на современные автопогрузчики - авт.). Эту работу организовывали и выполняли двое айбенго. Громоздкие повозки землян выполняли вспомогательную роль – отвозили в сторону песок, землю, мелкоколотый камень под основание космодрома и другое. Чудо–пилы блестяще производили самую тонкую и важную роль по обработке камня – изготовляли ровные, во всех плоскостях, плиты основания.

- Таких бы помощников нам! – восхищался Небунеф, освоивший сполна новую профессию камнереза. – Сколько рабов и рабочих гибнут от непосильного труда! – сетовал его товарищ – Гамаль.

- Тогда бы нам нечего было делать! – смеялись беззлобно окружающие. Они готовили очередные обработанные плиты под погрузку и камень для обработки пилами.

Момент укладки очередной плиты на строй площадке проходил под контролем Эйтона или Агейю – плиты выравнивались по уровню, тщательно стыковались между собой, швы предварительно заливались особо приготовленным раствором.

Так проходил день, за днем, и ничто не предвещало грозы.

При очередном радиоразговоре с вахтенным, Эйтон получил неожиданное, неприятное известие. Один из медиков доложил, что за последние дни к кораблю несколько раз приходила делегация землян – в основном, родители детей, которые выразили свое недовольство, так как своевременно не получили своих детей обратно, после медосмотра. Айбенго объяснили родителям, что они, как всегда передали детей жрецам, которые, как и договаривались, после принятого ими на Земле обряда очищения, обычно своевременно возвращали их чад родителям. Однако родители утверждают обратное. – Якобы, чужеземцы задерживают детей у себя – так им говорили жрецы. Подобное недоразумение произошло впервые и могло иметь непредсказуемые последствия для всей экспедиции эгидян. Эйтон и Каамесис срочно вылетели к месту событий.

По землям фараона начал распространятся чудовищный слух – пришельцы – Боги, это не Боги, а чужеземцы, к тому же похитители детей. Эти слухи кем-то усиленно подогревались. Эйтону и Каамесису предстояло выяснить это. Сразу же по прибытии на шар - матку командир отменил всяческие медицинские исследования.







Дата добавления: 2015-10-01; просмотров: 230. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2022 год . (0.03 сек.) русская версия | украинская версия








Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7