Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Амброз Бирс 20 страница




- Ты получишь необходимое! – все так же спокойно продолжал фараон.

- Благодарю тебя, повелитель! – в свою очередь проговорил Эйтон, поняв, что прием окончен. – Позволь на память о знаменательной встрече запечатлеть это, - проговорил Эйтон, доставая из того же пакета прибор оригинального устройства.

- Разрешаю! – проговорил фараон, с интересом наблюдая за действиями чужеземца.

Эйтон запечатлел увиденное на кинокамеру, еще больше удивив и озадачив присутствующих, слегка поклонился фараону и проследовал к выходу. Каамесис последовал за ним. Миновав калитку, просители оказались за оградой.

- Слава Всевышнему! – улыбнулся Каамесис, обратив счастливое лицо к Эйтону. Видимо, ему этот визит доставил немало переживаний. В душе Эйтона поднялось глубокое чувство восхищения и гордости к преданному другу, и он крепко пожал его руку.

- А теперь за работу! – радостно произнес Эйтон и огляделся вокруг. Чудесный и добрый мир окружал его! Ярко светило солнце. Неведомые птицы высоко парили в голубом, безоблачном небе. Бедный по виду, но уютный городок землян из нескольких тысяч белоснежных зданий, как бы преобразился сегодня. Совершенно голые малыши, с их неповторимыми и бесконечными играми, вызывали огромное чувство умиления. Светло-зеленые деревья и кустарники, как-то по-особому, сегодня кивали ему своими причудливо изогнутыми ветвями. Эйтон почувствовал, что все сильнее начинает любить эту маленькую, но богатую многообразием планету. Распрощавшись и условившись встретиться завтра, друзья, удовлетворенные, разошлись каждый к себе.

 

Глава 8

 

Тот, кто хочет обвинять

Не вправе торопиться.

Ж.. Мольер.

 

После прилета пришельцев – чужеземных богов из иного, не вполне ясного для Провидца мира, привели его к долгим размышлениям, так как он не знал, как поступить дальше. Ведь не зря ему было даровано важное звание – предвидеть грядущее. Новое, таким неожиданным образом вторгшееся в не очень спокойную жизнь Черной Земли, страшило и вызывало в душе умного жреца непонятные чувства. То, что не ясно, как правило, мы отвергаем, если не удается познать эту неясность до конца. Этому правилу следовал и умный жрец. Он больше самого фараона понимал, в чем заключается опасность всего нового, что принесут в будущем эти пришельцы. Фараон принял его довод и разрешил постройку площадки для «дьявольских птиц». За последнее время у Провидца сложилось только такое мнение о прибывших чужестранцах. Это не противоречило плану Провидца, о котором он еще ни с кем не делился. «Для исполнения этого плана нужна поддержка властителей! – думал жрец. - Нельзя же на свои плечи взвалить это страшное, а возможно благое дело. Как все сложится? Могут обвинить меня во всех грехах». Провидец решил действовать не спеша.

«Надо еще раз заручиться поддержкой царицы!» – твердо решил жрец. Его решение особенно окрепло после нескольких посещений молодой царицы, где он вскользь пожаловался на участившиеся в последнее время вольности, недовольство простолюдинов.

- Думаю, эти вольности исходят не от ухудшения жизни людей, а от чужестранцев голубого шара! – говорил вкрадчиво Провидец, глядя в прекрасные глаза царицы. Они беседовали одни, поэтому выражению откровенности никто не мешал.

- Но, ведь у вас столько умных служителей Богов! Неужели нельзя как-то воспрепятствовать этому? – царица, в свою очередь, прямо и с некоторым упреком взглянула на собеседника, предложив ему крупную гроздь винограда. Такой роскошной ягоды он еще не видел.

- Благодарю вас, повелительница! – Жрец взял несколько ягод в сухой и властный разрез губ, пожевал, из-под опущенных век наблюдая за тонкими, изящными пальцами рук царицы.

- Мы делаем все возможное, но это прибытие чужеземцев, - подчеркнул старец, - столь неожиданно и удивительно, - продолжал он вкрадчиво, - что люди со всех концов Черной Земли и всего света, толпами валят сюда, чтобы взглянуть на чудо, которое и есть, и нет.

- Как это? – царица засмеялась, не понимая.

 

 

- Думаю, здесь больше дьявольского, чем божественного! -строго промолвил Провидец.

- Нельзя ли остановить людей каким-нибудь способом? Ну, напугать чем-то, ведь большинство испытывает не только любопытство, но и страх! Не так ли? – царица внимательно взглянула на жреца.

- Это так. Люди боятся всего нового, но затем страх отступает перед любопытством людей, а они, как дети, радуются новым игрушкам! – отвечал озабоченно Провидец. – Надо что-то делать, но допустить, чтобы прилетели на землю их последователи – нельзя ни в коем случае!

- Но вы сами посоветовали фараону разрешить им постройку площадки для прилета! – царица с озорной и саркастической усмешкой взглянула на собеседника.

- Нельзя было отказать так прямо! – Провидец посуровел. – Пусть строят! Это отвлечет простолюдинов, научит многих новому ремеслу. Мы же выиграем время, узнаем их слабые места! Нельзя допустить, чтобы эти первые чужеземцы привели за собой иные, еще большие летательные приспособления, и дух безбожия, который уже витает над Черной Землей, еще пагубнее влиял на души и сердца простолюдинов! – строго проговорил Главный жрец.

Воцарилось молчание.

- Я понимаю тебя, отец! – осторожно, но уже беспокойно проговорила царица, глядя своими черными миндалевидными глазами на него, в которых то угасали, то вспыхивали зловещие огоньки злости и страха, как у львицы, готовой вцепиться в свою жертву.

- Но фараон благоволит чужеземцам, особенно рад удивительному подарку! – продолжала она успокаиваясь.

- Надо убедить его ради потомков! – горячо настаивал Провидец. - Великий грех от этих чужеземцев!

Но и доход! – хитро улыбнулась царица.

«Обо всем она знает!» – с неприязнью, но с уважением подумал Главный жрец. Но на лице его не отразилось ничего, что могло показать его истинные намеренья.

- Простой люд бунтует. Возможно, будет бунтовать еще сильнее против его Величества, - да простят меня Боги! Провидец, воздев руки кверху, произнес слова священных молитв, восхваляющих Богов и фараона, добавив:

- Мы, служители Бога Ра, не допустим этого! – поспешил добавить жрец, видя, как гневно сдвинулись брови своенравной и умной царицы.

- Я попытаюсь убедить Его Величество! - гордо сказала царица.

- Ты первая на земле, кого любят и чтят служители Богов, а значит и сами Боги! – проникновенно и искренно произнес жрец, и с этими словами поцеловал любезно протянутую руку царицы, откланялся с почтением и покинул ее покои.

 

Совсем недавно, после этого разговора, Провидец получил строго секретное послание. По аромату, исходящему от него, понял, что это от царицы. В нем было всего несколько слов.

«Получено согласие. Стоило огромных трудов. Дело за вами. М.»

Провидец вздохнул с облегчением. – «Теперь и мне не составит больших трудов убедить фараона в правоте моих суждений. Руки развязаны». Поразмыслив еще раз и приняв окончательное решение, ударил два раза в бронзовую тарелочку. Тотчас же вошел распорядитель:

- Срочно ко мне Эдипта! Проведи его, чтобы меньше было посторонних глаз - так надо для интересов нашего храма, - со значением проговорил Провидец.

- Повинуюсь, господин! – распорядитель тут же удалился.

 

Через некоторое время в потайную дверь комнаты Главного жреца раздался условный стук.

- Он здесь, господин! – тихо проговорил распорядитель.

- Пусть войдет! – Провидец важно восседал на золоченом кресле. Тяжелые занавеси на окнах были опущены.

Через мгновение вошел высокий и сильный, по виду, человек средних лет, с неприятным и хитрым взглядом пронзительных темных глаз. Он прятал свой взор и не смотрел прямо в глаза собеседника. Провидец жестом выпроводил распорядителя., а сам воззрился на вошедшего. Тот, как и все, был в белоснежной одежде жреца. Для большинства служителей, а также для распорядителя, он выполнял поручения Главного жреца. Эдипт молча ожидал приказаний.

Провидец рассуждал: - «Нельзя полагаться в этом деле на умного, но слишком правдивого Каамесиса, хотя первоначально я готовил ему именно эту миссию. Эдипт совершенно другой. Он тоже предан, но предан, как животное. У него слишком много грехов, и о них он хорошо помнит. К тому же он вероломен и слишком любит золото. Это неплохо. Как только сделает все как надо, он его получит!». Тонкие губы Провидца растянула ироническая усмешка и тут же пропала. Он воззрился на вошедшего.

- Подбери надежных людей! – властно произнес Провидец. – Тебе предстоит важное, касающееся интересов государства, задание! Никто, кроме меня, не должен знать об этом! Обещай им великую награду от имени Его Величества – фараона!

При последних словах жреца Эдипт побледнел, зная, чем это может грозить ему и остальным.

- А сейчас – иди и выполняй поручение! Тебя вызовут!

- Слушаю и повинуюсь, господин! – почтительно сказал Эдипт и осторожно вышел из комнаты.

 

Тем временем, пришельцы начали подготовку к постройке космодрома. Многое было уже спланировано и готово еще там, на Эгиде. Одновременно не забывали о ближайших задачах – познание разумной жизни на Земле. Ученые – медики решили выполнить одну из не менее главных задач – исследовать мозг людей, их умственную способность, начиная с детского возраста. Кое - что уже сделано. Им удалось произвести обследование взрослых землян - Каамесиса и Тахима. По личной просьбе последних об этом не распространялись, зная предвзятое отношение жрецов, да и многих землян - нельзя вмешиваться в то, что создали Боги. Разрешение на постройку космодрома настроило эгидян на оптимистический лад. Конечно, это будет распылением малочисленных сил, но ради будущего решено было пойти на уплотнение времени, тем более фараон обещал дать достаточное количество рабочих. Пришельцы спешили.

И снова Эйтон вынужден был обратиться за помощью к Каамесису – просить содействия …жреческой касты в обследовании землян – детей в первую очередь. Откровенно говоря, того смутила просьба нового друга, так как он не совсем понимал ее смысл. Наконец, Каамесис сказал:

- Я вижу в твоей просьбе, Эйтон, большое и хорошее желание познать вами мир людей. Знаю, что это безболезненно. Попытаюсь поговорить с Провидцем. Без него нельзя. Боюсь, что нелегко будет убедить Главного жреца – в особенности, в желании обследовать младенцев. Понимаешь, Эйтон, - только жрецы могут принимать подобные решения. Родители вообще могут не понять вас. Правда, если жрецы разрешат положительно столь щекотливый вопрос, – тогда не возникнет никаких препятствий по обследованию детей. Я передам твою просьбу, Эйтон! – пообещал Кааамесис.

 

За короткое земное время эгидяне многое узнали о Земле, её фауне, и флоре. Малые летательные аппараты, в этом случае, были незаменимыми помощниками. Ну, а компьютеры-процессоры космического корабля, своевременно произвели обобщающую обработку первичных данных. Дальнейшее углубленное изучение и моделирование эволюции жизни на Земле, как и везде, где бывали эгидяне, будет продолжено учёными уже там, на Эгиде.

И все же главным оставалось изучение и познание разумной жизни планеты. Их не устраивало простое ознакомление с цивилизацией земли. Только конкретное обогащение и обоюдная преемственность двух разумных миров, способно принести настоящую пользу! Конечно, пока земляне не способны в полной мере воспользоваться достижениями эгидян – это естественно.

Но дальнейшая взаимосвязь разумных миров неизбежно приведет землян к ускоренному пониманию и обогащению своего мозгового потенциала и всех их сфер деятельности.

По этому, эгидянам надо учесть этот довод и работать за обе цивилизации. Эйтон и его коллеги – медики понимали необходимость изучения мозга людей, начиная с раннего возраста землян.

Эйтон обратился за помощью к Каамесису, понимая, что без разрешения фараона и жрецов этот вопрос не удастся выполнить. Эйтон понимал и то, что это потребует определенного распыления сил. Миссия эгидян по постройке космодрома, в этой связи, несколько задержится, что чревато нежелательными последствиями! Приходилось рисковать.

Эйтон убедил своих друзей – землян в необходимости пройти своеобразное обследование и тестирование мозга, умственного развития и мозгового потенциала взрослых людей. Однако этого оказалось недостаточно, чтобы делать окончательные выводы. Как уже говорилось, Каамесис принял просьбу Эйтона, подумав, что её положительное решение может оказаться под большим вопросом.

 

Действительно, Провидец Грядущего, выслушав Каамесиса по поводу обследования младенцев, глубоко задумался. Главный жрец понимал, что эта, несуразная, по его мнению, просьба, как нельзя лучше, позволит выполнить его план по изгнанию пришельцев, а возможно и их уничтожению. Только надо верно этим доводом воспользоваться!

Через несколько дней Каамесису разрешили передать пришельцам, что народ Чёрной Земли согласен представить своих младенцев и стариков для необходимого общения с Богами. При этом Провидец Грядущего высказал просьбу, чтобы людям объяснили, что Боги желают узнать, как изменились люди от момента их создания.

«Это будет важным аргументом в пользу подобного решения жрецов и никто из жреческой касты иных храмов не посмеет чинить препятствий в этом щекотливом деле и не обвинят меня, если что-то случится необъяснимое, - например, пропажа нескольких детей», - подумал жрец. Внутреннее возмущение против пришельцев с каждым днем у него крепло.

«Как эти чужеземцы могут вмешиваться в истинные дела Богов на небе? Нет, это сущие дьяволы и от них надо быстрее избавиться!» – твердо решил Провидец.

Получив разрешение жрецов, но все равно со страхом и недоверием, люди понесли своих детей на осмотр прибывшим Богам. Утешало, что Боги обещали вылечить их чад, так как многие дети были больны.

У входа в огромный Голубой Ковчег посетителей частенько встречал Каамесис, а в его отсутствие, кто-то из жрецов и кто-нибудь из Богов, в неизменной голубой одежде. Каамесиса хорошо знали, и это успокаивало землян, а пришельцы-боги источали доброжелательность и радость, что тоже было немаловажно для всеобщего успокоения. Почти всем родителям детей, в этих случаях, делали удивительные подарки, которым приписывались божественные свойства. Позднее многие вещицы передавались из поколения в поколение, пока они не затерялись в веках. Возникшее, в начале недовольство – прекратилось. Дети, после подобного общения и старцы, - благополучно возвращались, и не было, после подобного обследования, повторных случаев заболевания. Скорее наоборот – многие выздоровели или стали чувствовать себя лучше. Эйтон уже хотел прекратить эти опыты, так как каждый член экспедиции был на счету – время вплотную приблизилось к середине строительства космодрома, но по настойчивой просьбе своих ученых – медиков решил еще на несколько дней продолжить их плодотворную работу.

 

 

Глава 9

 

Лживое лицо скроет все, что

Задумало коварное сердце.

 

В. Шекспир.

 

По распоряжению фараона пришельцам было дано разрешение на постройку площадки – космодрома на территории владений Властителя Черной земли. Необходимо найти место для строительства. И они, вместе со своими, уже известными читателю, помощниками – землянами, сделали свой выбор. К счастью, Главный жрец теперь не возражал, чтобы Тахим вновь помогал Каамесису. Вместе они оказывали неоценимую помощь чужеземцам осуществить задуманное. У Провидца, на этот счет, появились свои доводы и соображения.

Расположенное чуть южнее Белого города ровное плато недалеко от берегов Нила, в обрамлении небольшого лесного массива, как нельзя лучше подходило для постройки космодрома. Эгидяне учли многое. Совсем недалеко от предполагаемой строительной площадки раскинулось небольшое нагорье, состоящее из прерывистых каменистых холмов, полузасыпанных наступающими песками. Здесь еще хорошо сохранились бывшие разработки, из которых когда-то брали камень - достаточно крепкий гранит.

Эйтон в сопровождении землян – Каамесиса и друга Тахима, который, как и его отец – Небунеф, согласились помочь пришельцам в строительстве, - обследовали это каменистое нагорье. Впрочем, Небунеф, известный скульптор и камнетес, хорошо знал эти места. С юного возраста сильный физически и довольно умный Небунеф трудился здесь и в других местах, обтесывая каменные глыбы для построек фараона и горожан. Он понимал толк в камне, поэтому пользовался заслуженной славой далеко за пределами Черной земли.

Показанные им породы камня – крепкого гранита, базальта и мрамора, - оказались вполне пригодными для получения ровных плит, которыми предполагалось вымостить площадку будущего космодрома. Эйтон и Агейю, пользуясь своими приборами, которые, как всегда, привели землян в удивление, но не прибавили знаний в их освоении, произвели необходимое исследование. Небунеф при этом лукаво улыбался: видимо ему были понятны эти исследования пришельцев. Возможно. Наверно, эти исследования были удовлетворительными, так как айбенго – так иногда они называли себя, - остались очень довольными.

- Все хорошо! – подтвердил Эйтон, обращаясь ко всем.

Каамесис и Тахим, пользуясь милостью Провидца Грядущего, выполняли различные поручения Эйтона, с условием, что молодой жрец должен докладывать своему учителю, обо всем, что будет происходить на площадке. Провидец не спрашивал своего подчиненного о визите к фараону. Возможно, предполагал, что фараон вправе узнавать о событиях в своем царстве из различных источников и здесь уже ничего изменить было нельзя.

Намечаемая площадка размещалась в нескольких десятках километров от голубого шара, что было немаловажно. Из-за экономии энергетических ресурсов решено было оставить основной корабль на месте. Эгидяне уже подумывали об устройстве двух оригинальной конструкции домиков на строительной площадке. Но Каамесис отсоветовал это делать.

Не однажды, следуя с очередным докладом к Провидцу, Каамесис встречался, при выходе из покоев знатного старца, с незнакомым ему высоким и сильным человеком в одежде жреца, которая явно ему не подходила. И не в размере, конечно. Пронзительный и хитрый взгляд встречного, брошенный вскользь, быстро осматривал Каамесиса и тут же убегал в сторону. Он никогда не приветствовал жреца, делал вид, что не замечает его, быстро проходил мимо. Подобных встреч у Каамесиса было несколько. К Провидцу приходили жрецы из других храмов, которых Каамесис мог не знать, и в этом не было ничего особенного. К непочтению к себе молодой жрец, в таких случаях, не придавал особого значения, но оскорблений не терпел, и плохо было его обидчику. Об этом знали в среде жрецов и даже дальше. Каамесис тоже не приветствовал таинственного незнакомца, чувствуя в нем некую опасность для себя. Эти встречи были редки, но очень памятны своей неясностью, и чем-то еще, а, возможно, непредсказуемостью, чего не любил прямолинейный Каамесис. Конечно, спрашивать о нем у своего учителя было глупо и даже небезопасно. Каамесис чувствовал, что этот незнакомец имеет какое-то отношение к эгидянам. В последнее время эти встречи участились.

«Надо выждать – это неприятное обстоятельство выяснится. Надо предупредить Эйтона об опасности, возможно, нависшей над пришельцами, о которой они не подразумевают!» – твердо решил Каамесис.

Поэтому он отсоветовал ставить облегченные домики.

- Это небезопасно, Эйтон! – говорил он другу.

- О какой опасности ты говоришь? – спросил, недоумевая Эйтон. Каамесис задумался, не зная толком, как объяснить это эгидянину.

- Пока не знаю, Эйтон, но чует мое сердце, что она назревает! – грустно и виновато отвечал Каамесис. Даже Тахим поддержал его.

- Что же вы предлагаете? – улыбнулся не очень встревоженный Эйтон, не понимая, чего земляне так опасаются.

- Надо что-то более основательное! – ответил Каамесис.

Земляне переговорили между собой. Эйтон не вполне понял, о чем шла речь – слишком напористо убеждал Каамесис друга.

Разговор шел вот о чем. Когда-то Тахим вместе с отцом побывал в этом нагорье, где добывались огромные каменные глыбы, которые затем с трудом пилились на части и отделывались здесь же, а затем доставлялись в город для построек фараону или богатых сановников. Вспомнил Тахим огромные сухие пещеры, которые, при желании можно было приспособить для безопасного жилья.

- Необходимо вылететь на место и еще раз все хорошо изведать! – предложил Каамесис Эйтону. Тот согласился.

На другое утро рабочая группа Эйтона и оба землянина вылетели к месту строительства, захватив все необходимое для производства работ. В этот день туда же должны были прибыть обещанные фараоном рабочие. Эйтон спешил, чтобы не терять ни одного дня.

- Возьмите оружие! – посоветовал Каамесис.

– Зачем? Оно нам не потребуется! – возразил убежденно Эйтон. - Пищу нам обещал фараон, надежная связь имеется с кораблем, так что нет причин для беспокойства.

- Хотя бы следует взять наше оружие! – настоял Каамесис. Его поддержал Тахим, продемонстрировав, как он мастерски владеет коротким бронзовым мечом воина Черной земли.

Через несколько минут малые голубые шары плавно опустились недалеко от одного из каменистых холмов, покрытых кое-где желтой высохшей травой.

- Показывайте ваш дворец! – пошутил Эйтон, обращаясь к землянам.

- Вот он! – серьезно ответил Тахим и пропал из поля зрения остальных. Каамесис пригляделся и увидел узкий ход в глубину скалы и нагорья. Он решительно шагнул в него, За ним последовал Эйтон и Агейю. Кто-то из них включил фонарь. Яркий луч света осветил узкий коридор, уходящий куда-то вниз и в сторону. Эгидянам пришлось согнуться, чтобы не задеть головой нависающих каменных глыб. Тахим ожидал внутри.. Пройдя еще немного узким бесформенным коридором, люди оказались перед чернеющим проемом, уходящим куда-то в глубь подземелья. Оттуда слабо веял прохладный и свежий воздух.

- Осторожно! – предупредил Тахим, осветив узкую, в метр шириной щель – пропасть, уходящую далеко вниз. Включенный фонарь ему передал Агейю. Все остановились по одну сторону щели. Тахим спокойно перепрыгнул ее, дав знак остальным. Высокорослые эгидяне без труда преодолели это естественное препятствие.

- Вот мой дворец! – с гордостью воскликнул Тахим, шагнув в проем каменной стены. Теперь и остальные увидели предлагаемое, оказавшись под высокими сводами огромной пещеры.

«Пожалуй, Каамесис прав, - подумал Эйтон, оглядывая великолепную сухую, почти неприступную крепость. - И самое важное – здесь есть вода!»

- Только не легко будет воду доставать! – отвечая его мыслям, проговорил Каамесис. Этого же мнения придерживался Тахим. Агейю, не говоря ни слова, вышел из пещеры. Вот он появился вновь: в руках у него была длинная и сравнительно тонкая нить из неведомого землянам материала. К одному концу ее Агейю привязал легкий белоснежный цилиндр – ведро и стал быстро опускать его в щель. Раздался характерный всплеск, и Агейю, перебирая быстро руками, начал поднимать ведро кверху. Нить натянулась как струна, но не оборвалась, чего боялись земляне. Агейю вытянул ведро, полное прозрачной и как лед холодной воды. Все пробовали. Вода оказалась превосходной на вкус.

- Отлично! – похвалил Эйтон. – Здесь мы и разместимся, только кое-что дооборудуем, - добавил он. - Приступим! – обратился он к своим. Эйтон заговорил на своем языке. Один из айбенго направился к выходу из пещеры и скоро принес несколько приборов, назначение которых не было понятным землянам. Им оставалось только наблюдать и удивляться. Эгидянин быстро разместил один из приборов на полу пещеры и в центре ее. Через мгновение витой металлический штырь, совершая круговые движения, устремился к потолку и уперся в него, постепенно углубляясь в толщу породы. Прибор на полу гудел ровным гулом. Вот и готово первое узкое гнездо - отверстие в толще породы потолка. Через несколько минут, и второе гнездо было готово, но теперь уже значительного большего диаметра.

 

 

- Хорошо! – произнес Эйтон на языке землян. Теперь это было в порядке вещей, и оба землянина с восхищением и недоумением, наблюдали за действиями айбенго. Эйтон о чем-то переговорил со своими. Вскоре, в малом отверстии под самым потолком пещеры поместился блестящий металлический предмет округлой формы. Тонкий зеленоватый шнур «тянулся» к нему от ещё одного прибора прямоугольной формы, поставленного в одну из ниш пещеры. Прибор в виде непонятной «вертушки» с лопастями был вмонтирован во второе, более объемное отверстие под потолком в центре пещеры, а подобный зеленоватый шнур аккуратно уложен рядом с первым и исходил от прибора в нише. В двух местах пещеры – при входе и в глубине на потолке, были закреплены непонятные для землян еще два прибора со шнурами более тонкого диаметра, протянутыми к тому же прибору в нише. И все это айбенго соорудили очень быстро. Эйтон скомандовал что-то на своём языке. Один из айбенго надавил клавишу прибора в нише. Яркий свет озарил все пространство пещеры и вне её, осветив трещину – расщелину. Оба землянина со страхом и изумлением наблюдали за необычным светом. Но странно – от него глазам не было больно. Теперь очень хорошо можно было разглядеть все обозримое пространство вокруг. В пещере было относительно сухо и слегка прохладно. Хорошо просматривался высокий потолок из поблескивающего фосфорическим блеском камня. Его массивность и крепость не вызывала сомнения – скала надежно укрывала людей от вмешательства извне. Виднелось несколько естественных вместительных ниш, ниспадающих уступами к самому полу. Пол был сравнительно ровным, если пренебречь отдельными выемками, заполненными песком и пылью.

- Кажется, сыровато? – спросил Эйтон, обращаясь ко всем.

- Не мешало бы освежить воздух и добавить тепла! – осматриваясь и вдыхая воздух в свою мощную грудь, проговорил Агейю.

- Сейчас освежим! – Эйтон что-то сказал, двоим соплеменникам. Скоро они возвратились, принеся, видимо, из летательных аппаратов, несколько приборов – ящиков темного цвета, разместив их по углам пещеры, а самый большой ящик – при входе. Еще один, непонятный для землян, прибор занял почётное место в нише. От него протянулись аккуратно уложенные гибкие зеленоватые шнуры к каждому из ящиков на полу. Эйтон надавил пальцем руки несколько клавиш принесенных приборов, с улыбкой наблюдая за землянами. Тот час же вертушка на потолке пришла в быстрое вращение, а по помещению заструился легкий поток теплого воздуха, смешанный с ароматом душистых трав и цветов. Через некоторое время в пещере стало гораздо теплее и уютнее – пропало ощущение сырости.

- Это обогреватели! – пояснил Эйтон, видя изумление землян.

- Нет – это Боги, покорившие огонь! – рассуждал Тахим, обращаясь к Каамесису. Тот был удивлен не меньше, но старался не выказывать своих чувств.

Вскоре из летательных аппаратов были принесены легкие, компактные мешки оранжевого цвета, по числу присутствующих в пещере. Тахим на ощупь пытался определить материал, из которого они были изготовлены, но это ему так и не удалось. Да и назначение загадочных «мешков» было непонятным.

- Вот и постель наша! - Пробуйте! – пригласил Эйтон, жестом указав землянам на два мешка. Взглянув лукаво на обоих, начал неспешно раскладовать на полу свой мешок, как бы демонстрируя его несложное устройство. У остальных айбенго это занятие заняло не много времени. Эйтон помог сделать эту работу землянам – одним движением руки и постель готова!

Да, это были удивительно удобные постели – мягкие и теплые внутри! Они манили людей в свои объятия! Эйтон почти полностью скрылся в мешке – постели, оставив снаружи только голову. Смешно и забавно было наблюдать за ним!

Земляне со смущением повторили увиденное. Это обоим очень понравилось. Не хотелось покидать столь уютное гнездышко.

Тем временем, Эйтон и Агейю на своем певучем языке отдавали приказания и советы своим соплеменникам, принимая и сами активное участие в подготовке к предстоящей грандиозной работе.

Осторожно и бережно перенес Эйтон удивительную по красоте вещь из одного из ковчега в пещеру – золотую шкатулку, подобную той, которую уже однажды удалось лицезреть Каамесису. Тахим, очарованный, рассматривал её, наблюдая за действиями Эйтона. Тот аккуратно поставил драгоценность в одну из более глубоких ниш.

- Пусть пока постоит здесь! – улыбнулся Эйтон.

- Затем мы оборудуем для неё и многого другого помещение получше! - По обращению Эйтона со шкатулкой можно было судить о ценности её внутреннего содержания. К Эйтону подошел один из семи прибывших на строительство айбенго и что-то сказал. Эйтон выслушал его и тоном приказа ответил. Когда айбенго удалился, Эйтон проговорил на языке землян:

- Мне доложили, что привезённое оборудование и прочее разгружено! Я приказал лететь за остальным - еще достаточно много чего потребуется для дальнейшей работы! - Эйтон опустился на лёгкий и удобный раскладной стул, опустив локти на подобный стулу раскладной стол, принесённый сверху.

- Садитесь! – любезно предложил он землянам. – Тахим, подай, пожалуйста, шкатулку! – обратился Эйтон к землянину, сидевшему ближе всех к нише с драгоценностью. Своими большими, грубыми от постоянной работы руками, Тахим бережно поставил заветную шкатулку на стол перед Эйтоном. Золотой, изящной работы, ключик, висел на золотой миниатюрной цепочке, скреплённый с красивой ручкой шкатулки. Эйтон осторожно отомкнул шкатулку и достал из неё толстую книгу в желтом переплёте. Откинув миниатюрные золотые застёжки, открыл её. Ослепительной белизны страницы книги невольно притягивали взгляд. Тем временем, Эйтон достал из шкатулки тонкий, овальной формы предмет, менее локтя длины, обрамленный по концам разной формы золотыми наконечниками, начал быстро записывать что-то на листе тетради. Голубые буквы красивой непонятной вязью, свободно, словно малые птицы, «садились» на белое пространство листа, начиная с самого верха. Земляне пещеры имели элементарное понятие о письме. Обычно они наблюдали, как это производится на глинобитных дощечках или сосудах клинообразными деревянными палочками. Эйтон изредка переставал записывать, с интересом наблюдая за землянами. Видимо, их вид был более чем красноречив, что умиляло пришельца.


Поможем в написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой





Дата добавления: 2015-10-01; просмотров: 222. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2022 год . (0.069 сек.) русская версия | украинская версия
Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7