Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

ГЛАВА 34. Наверное, это странно звучит, но первое, что я подумала, глядя, как на меня валится трехметровая бронзовая тетка: «По крайней мере




 

Наверное, это странно звучит, но первое, что я подумала, глядя, как на меня валится трехметровая бронзовая тетка: «По крайней мере, насмерть не убьет».

Убить меня можно только демоническим стеклом, но ведь покалечит так, что даже Кэл вряд ли потом вылечит.

Ничего не успев сообразить, я закрыла глаза и почувствовала всплеск магии, а потом странное ощущение холода — я его не испытывала с той ночи в лесу, с Алисой.

Словно издалека донесся оглушительный грохот падения статуи на мраморный пол. Я открыла глаза.

Я стояла в нескольких шагах от места происшествия, на лестнице, за спиной Дейзи. Телепортировалась впервые за полгода.

Озадаченная Дейзи быстро повернулась ко мне, но шум от удара о пол гигантской железяки уже переполошил весь дом. Послышался топот бегущих ног.

— Стой! — закричал кто‑то.

На лестничной площадке стоял папа, тяжело дыша и протягивая к Дейзи руку.

— Это не ты, — сказал он Дейзи, явно с трудом сохраняя спокойствие. — Ты можешь с этим справиться. Помнишь, как я тебя учил?

В глазах Дейзи и на миг не мелькнуло понимание. Это было страшнее всего. Даже Алиса, пусть и безумная, все‑таки сохранила хотя бы внешнее сходство с человеком. Дейзи с перекошенным от ярости лицом была всего лишь чудовищем.

Двигаясь так быстро, что не уследить, она выхватила что‑то из‑за пояса. Тот самый осколок демонического стекла, что ранил меня на дне рождения. Кожа Дейзи от прикосновения к стеклу зашипела и задымилась, но сама Дейзи даже не вздрогнула. Она бросилась на нас. Глаза горели фиолетово‑красным, как у Алисы в ту последнюю ночь.

Следующие секунды слились в неразборчивое пятно. Дейзи мчалась на меня, замахиваясь осколком, потом откуда‑то сверху сверкнула вспышка, — это папа, — но Дейзи снова будто не почувствовала. Папа вдруг оказался рядом со мной, закрыл своим телом от зазубренного черного стекла. Кажется, я закричала.

Тут кто‑то выкрикнул слово, которого я никогда раньше не слышала. Не уверена, что это вообще можно назвать словом, но оно было исполнено такой силы, что у меня голова чуть не лопнула.

Дейзи замерла в неподвижности, широко раскрыв глаза. Осколок выпал из ее ослабевших пальцев. На секунду она стала похожа на прежнюю Дейзи. Потом глаза у нее закатились, она рухнула как подкошенная и, съехав вниз на несколько ступенек, осталась лежать на площадке.

Где‑то в доме часы прозвонили одиннадцать раз, и я с изумлением поняла, что с тех пор, как я вышла из папиного кабинета, прошло не больше четырех минут.

Папа бросился к бесчувственному телу, прижал пальцы к ямке на шее, а я глаз не могла отвести от Лары. Она стояла рядом с поваленной статуей, тяжело переводя дух.

— Это что еще за чертовщина? — Мой голос очень громко прозвучал в наступившей тишине.

— Простенькое обездвиживающее заклинание, — ответила Лара и, звонко цокая каблуками, подошла к нам.

— Ты лжешь.

Папа выплюнул эти слова с таким ядом, что я даже удивилась. Лара, наверное, тоже, судя по тому, как она побледнела.

— Прошу прощения?

Папа выпрямился и в упор посмотрел на нее.

— Не существует обездвиживающих заклинаний, способных остановить демона, который уже перешел черту.

Смотреть на папу было страшно. Меня и то бросило в дрожь, а Лара и бровью не повела.

— Очевидно, существует, поскольку я только что его с успехом применила. Джеймс, эта девочка хотела тебя убить.

Я тоже подошла поближе и встала рядом с папой.

— Что с ней теперь будет?

Папа не отрывал взгляда от Лары.

— Нужно ее поместить в надежное место. Полагаю, одна, из камер на нижнем уровне подойдет.

— В надежное место?

Папа наконец посмотрел на меня. Глаза у него были грустные.

— Софи, ее уже не вернуть. По крайней мере, ту часть личности, которая и была Дейзи. Когда магия полностью подчиняет себе сознание… Процесс необратим.

Дейзи застонала. Ее ресницы дрогнули, словно в ней все‑таки еще оставалась частичка души, которая все слышала и понимала.

Я прошептала:

— Нужно будет как‑то рассказать Нику…

Папа со вздохом ослабил узел галстука.

— Безусловно. Дженна!

Я удивленно оглянулась. Дженна стояла в нескольких шагах позади Дары. Должно быть, услышала шум. Бледная, с широко раскрытыми глазами, она подбежала ко мне и схватила за руку.

— Ты в порядке?

— Да, — сказала я.

Почему‑то, глядя на Дженну, я едва могла сдержать слезы — то ли от чувства вины, то ли от вида ее перепуганного лица.

— Если можно, поищи, пожалуйста, Ника, — попросил папа. — Скажи, пусть придет в оранжерею, я буду его ждать.

Дженна удивилась, но пообещала, что передаст, и ушла вглубь дома.

Папа снова присел на корточки, откинул темные волосы Дейзи со лба и что‑то прошептал, я не поняла. Дейзи затихла и, кажется, крепко заснула.

— Я прослежу, чтобы о ней позаботились, — сказал папа. — А с тобой, Лара, я хотел бы поговорить после того, как встречусь с Ником. Ясно?

Она слегка наклонила голову, хотя губы были плотно сжаты.

— Разумеется.

Когда она ушла, ноги у меня наконец подогнулись, и я села прямо на ступеньки. Через несколько минут появились Родерик с Кристофером, бережно подняли Дейзи и унесли в неведомую камеру, скрывающуюся где‑то в недрах аббатства Торн. Думать о том, что Дейзи — пусть даже превращенную в безумного демона‑убийцу — держат под замком, было грустно.

Опустив голову на руки, я пыталась осмыслить случившееся.

— Пап, — сказала я наконец. — Дейзи нападала прицельно на меня.

Я ждала, что он, как обычно, скажет: «Что ты, Софи, это невозможно по такой‑то и такой‑то веской причине и еще на этом неудобопонятном основании». А он в кои‑то веки поступил иначе. Просто сел рядом со мной и сказал:

— Продолжай.

— Она, когда бросилась, назвала меня по имени. И с кинжалом тоже. Ты ведь был для нее намного опасней. Я так выдохлась после телепортации, что драться уже не могла. А она на тебя и внимания не обращала, пока ты меня не заслонил.

Папа снял очки и потер переносицу.

— Я говорил, что моя поездка не увенчалась успехом. Так и есть — в том, что касается Брэнников, но не в отношении всей поездки в целом. Колдун по имени Эндрю Кроули, которого я посетил в Линкольншире, располагал весьма полезными сведениями. Помнишь раздел «Демонологии», где идет речь о подчинении демонов? Если не ошибаюсь, в пятой главе.

— Э‑э… Не помню.

На папином лице мелькнуло раздражение.

— Право, Софи, я ведь не без причины дал тебе эту книгу!

— Прости, пожалуйста, но она такая большая и скучная. Можно, ты мне своими словами расскажешь, о чем там речь?

— Существуют легенды о том, как в древние времена волшебники призывали демонов и заставляли себе служить.

— То, что Элоди и ее ковен хотели проделать с Алисой.

Папа покачал головой.

— Нет, они хотели поймать и удержать демона. Это другое. Если бы их ритуал состоялся, они могли бы до некоторой степени использовать способности Алисы, но подчинить ее не сумели бы. Она бы сохранила свободу воли.

Папа внимательно посмотрел на меня и сказал, тщательно подбирая слова:

— Согласно результатам исследований мистера Кроули, по‑настоящему подчинить себе демона может только его создатель. Тот, кто провел ритуал призывания.

— Лара! То странное слово или просто звук. Дейзи это вмиг остановило.

Папа судорожно вздохнул.

— Да.

Все встало на свои места, но от этого сделалось только хуже.

— Значит, Ника и Дейзи действительно превратила она. — Мысли накручивались друг на друга, как огромный снежный ком. — Пап, она знает, что я была на острове! Неизвестно откуда, но знает. Из‑за этого и натравила на меня Дейзи. А отозвала ее, только когда та бросилась на тебя.

Милая, приветливая Лара. Мы с Дженной прозвали ее «миссис Каснофф наоборот». И она только что пыталась меня убить.

Я спросила:

— И что теперь? Ты ее магически арестуешь?

— Не могу.

Такого ответа я никак не ожидала и потрясенно уставилась на папу.

— Она хотела меня убить! Не говоря уже о том, что призывает демонов и использует их как оружие.

— Ты не понимаешь, — устало ответил папа. — Нас с Ларой и Анастасией связывает клятва на крови. Если я без доказательств отправлю их в темницу, это будет выглядеть как обычная борьба за власть.

— У тебя же есть доказательства! То место на Греймалкине. Можешь мне поверить, всякий поймет, что там творили темную магию.

— Этого недостаточно. К тому же все, что происходит в «Гекате», находится под полным контролем Анастасии. Она без труда найдет убедительные оправдания.

Я в отчаянии замотала головой.

— А как же Дейзи и Ник?..

— Дейзи сейчас находится в бессознательном состоянии, а Ник не помнит ничего, что было до его превращения. В этом деле они нам не помогут.

Я вскочила на ноги и тут же об этом пожалела. От переизбытка магии и стресса закружилась голова. Я все‑таки сказала, придерживаясь за перила:

— Значит, ты ничего не собираешься делать?

Папа тоже встал.

— Софи, я уже говорил тебе однажды, что должность главы Совета сопряжена с определенными жертвами. Эта женщина обманула меня, сломала жизнь юной девушки ради личных целей и в довершение всего пыталась убить мою дочь.

Папина магия взметнулась с такой мощью, что мне снова захотелось присесть.

— Поверь, — продолжал он, — я с огромным удовольствием стер бы ее с лица земли. Но не могу! По крайней мере, пока не получу веские доказательства.

Мне понравилось насчет «стереть с лица земли», и все же, как ни обидно, я понимала, что папа прав.

— Гнусное дело — политика, — пробурчала я себе под нос.

Папа взял меня за руку.

— Софи, даю слово, мы докопаемся до правды. И тогда ни Лара, ни Анастасия, ни другие возможные участники этого безумия не уйдут от наказания.

— Спасибо, пап.

Я хотела остаться, хотя бы для моральной поддержки, пока не придет Ник, но папа велел мне идти к себе.

— Ты, кажется, сейчас свалишься, — сказал он, провожая меня до черной лестницы. — Я могу позвать Кэла…

— Нет, — быстро отказалась я. — Мне просто нужно побыть одной, и чтобы никто не лез.

Папа кивнул.

— Хорошо, отдыхай.

Давно я не получала таких приятных указаний! И тут папа добавил:

— А я сейчас позвоню маме.

Спорить было бесполезно. Папу не остановить, по лицу видно. Он позвонит маме, она примчится и утащит меня… Ну, не знаю куда. В Проклятую школу‑то мне дороги нет.

Он этих мыслей я сразу устала. Доползла до своей комнаты и приняла самый долгий, самый обжигающий душ в истории человечества. Конечно, горячей водой не смоешь страх и тоску, что грозили совсем меня придавить, и все‑таки стало чуть легче. К тому же скоро встреча с Арчером, хотелось привести себя в порядок.

Хорошее настроение вновь улетучилось без следа, как только я открыла дверцу душевой кабинки. Посреди ванной комнаты стояла Элоди, уже не такая прозрачная и притом заметно перепуганная. Губы у нее быстро‑быстро шевелились, ни слова не разобрать.

— Я все понимаю, — пробормотала я, закутываясь в халат. — Надо бы почаще заглядывать в спортзал и так далее, и все‑таки, если ты намерена регулярно мне являться, соблюдай хоть какие‑то границы!

Элоди, всплеснув руками, воспарила над полом. Лицо злое и тревожное. Похоже, она хотела поговорить о чем‑то более важном, чем мои лишние четыре килограмма.

От резкого стука в дверь я чуть не подпрыгнула, и даже Элоди обернулась на шум.

— Никуда не уходи! — сказала я, наставив на нее указательный палец.

Она в ответ показала мне средний. Как мило.

За дверью меня поджидала миссис Каснофф с таким же испуганным лицом, как у Элоди.

— Ты не видела Ника?

У меня по спине побежали мурашки.

— Нет, а что?

Директриса нервно вертела кольцо на пальце.

— Мы не можем его разыскать. Как ты понимаешь, после всего случившегося с Дейзи это вызывает беспокойство.

Краем глаза я увидела, что Элоди выглядывает из ванной и отчаянно машет призрачной рукой.

— Как встречу его, обязательно вам скажу, — пообещала я и аккуратно закрыла дверь прямо перед носом миссис Каснофф.

— Что такое? — зашептала я, обернувшись к Элоди.

Та снова вплыла в ванную, жестом поманив меня за собой.

А когда я вошла, Элоди уже куда‑то пропала.

— Ну замечательно! — вслух произнесла я. — Даже после смерти ты все такая же заноза в…

Тут на запотевшем зеркале начали появляться буквы. Медленно и мучительно возникло одно‑единственное слово.

 

АРЧЕР.

 

Затем появились еще два, и страх камнем лег на сердце.

 

МЕЛЬНИЦА. НИК.

 

— Вот черт, — прошептала я.

БЕГОМ!

 







Дата добавления: 2015-10-02; просмотров: 118. Нарушение авторских прав


Рекомендуемые страницы:


Studopedia.info - Студопедия - 2014-2019 год . (0.009 сек.) русская версия | украинская версия