Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

ГЛАВА 40. Я спросила миссис Каснофф:




 

Я спросила миссис Каснофф:

— Где Дженна? Это ее. — Я показала цепочку. — Что вы с ней сделали?

На последних словах голос поднялся до крика. Меня трясло. Если уничтожить кулон при свете дня, Дженна умрет. Не просто умрет — сгорит заживо, крича от боли. Я вспомнила свое предчувствие: мы с Дженной и Кэлом больше не вернемся в «Гекату».

Запах гари.

Я так стиснула цепочку, что ногти впились в ладонь.

Лара посмотрела на меня с презрением и сказала:

— Давно пора было очистить дом от мусора.

Я заорала от ярости, вскакивая на ноги. Может, у меня и не осталось волшебной силы, но это не помешает мне голыми руками убить гадину, которая посмела тронуть Дженну!

Не знаю, чем бы все кончилось, если бы точно в этот миг по дому не прокатился оглушительный грохот. Когда он затих, все, забыв обо мне, обернулись к мраморной арке.

Снова грохот, потом еще, а потом кошмарный треск ломающихся досок.

Лара исчезла, не говоря ни слова. Только ветерок прошел — значит, она телепортировалась. Наверное, помчалась в подземелье, выпускать Дейзи. Миссис Каснофф что‑то непрерывно бормотала на непонятном языке. Старушечья одежда Элизабет пошла рябью, изменяясь прямо на глазах. Скоро все тело Элизабет покрылось серым мехом, лицо вытянулось и превратилось в морду. Очки свалились, и стало видно желтые глаза.

Кажется, все ждали, что сейчас кто‑нибудь войдет сквозь арку, — может быть, предложит переговоры. Удивительно: они еще надеялись, что дело как‑нибудь получится уладить цивилизованным способом. Поэтому для всех стало полной неожиданностью, когда сквозь арку прилетел серебряный кинжал и вонзился Кристоферу в грудь. Кристофер упал без звука. Глаза неподвижно уставились в пустоту.

Дальше все было похоже на кошмарный сон.

Оборотень‑Элизабет с воем рванулась на лестницу. За ней бежали Родерик и миссис Каснофф. Я застыла на месте. Что мне делать, спрашивается, в разгар великой магической битвы, когда магии‑то мне как раз и не оставили?

Снизу доносились крики, вой и треск. Папа и Арчер все еще заперты в камере, а где Дженна, один Бог знает. И где Кэл. Пожалуй, хватит стоять столбом, дожидаясь, пока меня настигнет смертоносная вспышка. А если появятся бойцы «Ока», подозреваю, для них не будет иметь значения, что я больше не могу колдовать и что я влюблена в их единомышленника.

Нужно бежать, а дорога из штаб‑квартиры одна, и ведет она через арку прямо в гущу эпической битвы чудовищ.

Вдохнув поглубже, я сунула цепочку Дженны в карман. Если я хочу узнать, что стало с моей подругой, найти Кэла, спасти папу и Арчера — я должна выбраться отсюда живой, с помощью магии или без оной.

— Элоди! — позвала я. — Если ты здесь и можешь снова предложить призрачную помощь, это было бы замечательно.

Сказала я это без особой надежды, но не успела глазом моргнуть — Элоди с недовольным видом уже парила передо мною в воздухе.

— Ого, — прошептала я. — Значит, это правда? Что ты привязана ко мне?

Она хмуро кивнула, скрестив руки на груди.

— Ладно, извини. Даю слово, если ты мне сейчас поможешь, я сделаю все, что смогу, чтобы… Ну, отвязаться от тебя.

Элоди внимательно посмотрела на меня. Ее губы шевельнулись. Не уверена, но кажется, она сказала: «Уж постарайся!»

Затем Элоди поплыла по воздуху к одному из портретов. Ее пальцы завитками тумана прошлись вдоль рамы, и портрет вдруг повернулся, открывая потайной ход. Элоди кивнула на проем, и клянусь, выражение лица у нее было жутко самодовольное.

— Спасибо! — сказала я, но она уже исчезла.

Я в нерешительности топталась на пороге, пока снизу не донесся оглушительный треск. Не представляю, что это было, — звук такой, как будто проломился пол. Снова повеяло магией, и я даже без волшебных способностей поняла, что случилось: Лара выпустила Дейзи. Не знаю, что та сделала, но крики раздались нечеловеческие.

Папа, подумала я. Арчер. Дженна. Кэл. Нужно выбраться, чтобы вытащить их.

Потайной ход был такой тесный, что приходилось сгибаться в три погибели, и такой извилистый, что уже через несколько шагов я потеряла вход из виду, а значит, стало совершенно черно. Я машинально подняла руку — призвать магический огонек — и вспомнила, что не могу колдовать.

Я быстро шла вперед. Сзади слышался шум боя — глухие удары, грохот, похожий на гром, и снова мне почудились вдали крики. Я не позволяла себе останавливаться, с ужасом гадая, что там происходит. «Папа, Арчер, Дженна, Кэл», — повторяла я без конца. Я не смогу помочь им, если умру.

Потайной ход пошел вверх, а потолок опускался все ниже. Остаток пути пришлось ползти на четвереньках. Наконец я стукнулась головой обо что‑то твердое. Пощупала — люк.

Я нажала посильнее, и люк открылся, осыпав меня землей и мелкими камушками. Надо мной высились живые изгороди садового лабиринта, — значит, я оказалась позади дома.

Выбравшись на поверхность, я зажмурилась от яркого света и на минуту решила даже, что солнце уже взошло. Да нет, когда мы с Элизабет и миссис Каснофф бежали по коридорам, было еще темно. Не так уж много времени прошло, и свет не солнечный — мягкий, лимонный, — а жесткий рыжий свет пожара.

Я поднялась на ноги и обернулась к дому.

Дом горел.

Из окон верхнего этажа вырывались языки пламени, лизали стены. Целый акр крыши, сказала нам Лара в наш первый день в аббатстве, и сейчас весь этот акр был охвачен огнем. Жар опалил кожу, я поперхнулась дымом. Воняло гарью.

Так вот почему…

С грохотом обрушилась массивная створка парадной двери. Дом, где Алису превратили в демона, где прожил жизнь мой отец. Штаб‑квартира Совета — ничего этого больше не было.

А внутри остались папа и Арчер.

Мне хотелось упасть на колени, прямо в траву, и зарыдать, но чья‑то рука схватила меня за плечо. Я заорала и, размахнувшись, со всей силы ударила того, кто меня держал. Впервые до меня дошло, насколько беззащитной я стала, лишившись магии. От моих слабеньких ударов никакого толка, а волшебная сила впустую исходит криком взаперти.

— Софи, это я! Я! — кричал тот, от кого я отбивалась.

Кэл.

— Все хорошо, — повторял он, прижимая меня к себе. — Все хорошо.

Я припала к нему, обессилев от страха, так что даже плакать не могла.

— Где ты был?

— Совет взял у меня показания и отправил обратно в «Гекату». Но я… Не знаю, как чуял, что здесь беда. Вернулся через итинерис. Что за чертовщина творится?

В его карих глазах отражалось пламя пожара.

— Да все Совет. Они призывали демонов. Это они обратили Ника и Дейзи. Ник поубивал кучу народу, Арчера приговорили к смерти, и… — Я захлебнулась слезами. — Из‑за этого явилось «Око» и теперь штурмует дом, а Лара натравила на них Дейзи. А папа… все еще там, в подземелье. И Арчер. И с Дженной что‑то сделали, только я не знаю что.

Я замолчала, и как раз в эту секунду рухнула одна из многочисленных печных труб, подняв столб огня и дыма. Странно — я словно сама не осознавала масштабов потери, пока не произнесла все это вслух. Я больше не могу колдовать. Дженна пропала, — может быть, погибла. Папа и Арчер заперты в горящем здании.

— Ничего, — тихо сказал Кэл и прибавил тверже: — Иди к итинерису. Я использовал ту линию, которую создал Арчер для путешествия в «Гекату» и обратно. Она еще цела. Уходи по ней.

— Как? — спросила я, с трудом собирая расползающиеся мысли. — У меня отняли магию.

— Тебе не понадобится колдовать. У итинериса собственная магия.

— И куда я пойду? Я понятия не имею, где мама.

Горло мучительно сжалось. Папа обещал ей позвонить. Что, если она сейчас едет сюда? Примчится — а тут такое.

— Ты был в «Гекате». Она там?

Кэл покачал головой:

— Нет.

В доме снова что‑то загрохотало.

— Иди к итинерису и скажи, что хочешь попасть к Эйлин Брэнник. Переместишься либо прямо туда, либо куда‑нибудь поблизости.

Если бы он велел мне обежать вокруг мельницы и переместиться в Нарнию, я, наверное, и то бы так не удивилась.

— Что? — завопила я, перекрикивая шум пожара. — Зачем мне туда?

— Потому что там твоя мама, — ответил он, пристально глядя мне в глаза.

Я вцепилась в его рубашку.

— Господи, они ее поймали?

Кэл снова покачал головой.

— Нет. Некогда объяснять. Просто поверь. Тебя там не тронут. Мне сейчас не приходит в голову другого безопасного для тебя места. А я постараюсь помочь твоему папе. И Кроссу.

Я стиснула его руку.

— Кэл, это самоубийство!

Видит Бог, я хотела спасти папу и Арчера, но от одной мысли, что Кэл сунется в этот ад, у меня сердце сжалось от страха.

Кэл осторожно отвел мою руку.

— Я должен, — сказал он тихо.

Шагнул прочь и вдруг остановился, как будто передумал. Я ждала, что он пойдет со мной к итинерису, а он вместо этого наклонился, взял мое лицо в ладони и поцеловал.

Я оцепенела от потрясения, рука так и замерла в воздухе возле плеча Кэла. Поцелуй был короткий — хотя все‑таки слишком долгий, чтобы считаться целомудренным. Кэл отстранился, а я таращилась на него, разинув рот. Он провел большим пальцем по моим губам, и от этого по всему телу словно побежали искры.

— Прощай, Софи.

И он скрылся в горящем доме. Еще одно имя в списке моих потерь.

Говорят, от горя сознание словно замыкается в себе. Реакция организма ради выживания. Наверное, это и случилось со мной. Мне как будто вкатили громадную дозу новокаина в мозг.

Я повернулась спиной к аббатству Торн и пошла на мельницу. Не побежала сломя голову. Просто шла. Одна нога, потом другая. Кэл сказал — иди к Эйлин Брэнник. Там твоя мама. Ладно, Эйлин, так Эйлин.

На мельнице я сразу нашла цепочку Арчера. Она лежала в двух шагах от меча. Все правильно — он уронил ее здесь в ту страшную ночь.

Я подняла цепочку чужими, непослушными пальцами. Ощутила ее вес на ладони. Возьму ее с собой, на случай, если больше не увижу Арчера.

И тут на меня нахлынуло новое чувство. Вернее, предчувствие, похожее на то, что преследовало меня со дня отъезда из школы. Только на этот раз я не испытывала страха.

Это было ощущение счастья. И надежды.

Я увижу его снова! Не могу объяснить, откуда я это знала. Просто знала, и все.

Магия шевельнулась внутри. Бессильная, она все‑таки была со мной. Оцепенение постепенно проходило, уступая место железной решимости. Если Арчер переживет эту ночь, может быть, и папа, и Кэл останутся живы. И Дженна, где бы она ни была сейчас.

А вместе мы, быть может, сумеем остановить все это безумие. Я крепко сжала рукоять меча, а свободной рукой накинула цепочку на шею.

— Эйлин Брэнник, — прошептала я. — Не знаю, где ты, но очень надеюсь, что Кэл не ошибся.

И я шагнула через порог.

 







Дата добавления: 2015-10-02; просмотров: 118. Нарушение авторских прав


Рекомендуемые страницы:


Studopedia.info - Студопедия - 2014-2020 год . (0.006 сек.) русская версия | украинская версия