Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Велиар - демон лжи




Доверь свою работу кандидату наук!
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Когда-то погрязший во тьме
Вновь обрести стремится свет.
И чтобы искупить грехи,
И чтобы отыскать ответ,
Хозяйкой моей станет ночь,
Врагом моим станет мрак.
Утратив свой истинный лик,
Пройдя через сотни драк…
Мои руки утонут в крови,
Мой разум превратится в песок,
Моё сердце сокрыто во льдах,
Моё имя исчезнет, отныне я
Тёмный эльф, позабывший страх…

…Три дня и три ночи темные эльфы бежали без остановки, направляемые кулоном с королевской кровью.
За небольшой промежуток времени они преодолели огромное расстояние, посетили десятки городов и деревушек. Где-то их встречали с настороженностью или нескрываемой ненавистью, в иных местах - с искренней радостью и благодушием. На них нападали воры и похитители, отчаявшиеся от бедноты бродяги и работорговцы, пытались соблазнить жрицы любви не первой свежести и нарывались на драку местные выпивохи. Они пересекли три пустыни, солнце которых беспощадно жгло шоколадную кожу эльфов ядовитыми лучами. И ничто не могло их остановить. Но даже самым бесстрашным, выносливым и сильным воинам иногда необходим отдых. Поэтому, когда троица забежала в густой лес, а кулон засиял ярче прежнего, показывая тем самым, что цель совсем близко, эльфы решили передохнуть. Отыскав среди густых деревьев и кустов небольшую опушку, дроу развели слабый огонь и подкрепились парой пойманных по дороге белок.
— Пойду, разведаю обстановку. Уж больно этот лес странный, — зевнув, пробормотал Ёис, вставая с земли. Ирис молча кивнул, давая понять, что это хорошая мысль, и мальчик, получив одобрение лидера, нырнул в темноту. На небольшой, слабо освещенной опушке остались лишь Ирис и Бэллит. В действительности лидер все бы отдал, чтобы поменяться с Ёисом местами, ибо оставаться наедине с озабоченным красавчиком ему совсем не хотелось. Единственное, что он мог, это молиться Темным Богам о том, чтобы Бэллит, вымотанный дорогой, сразу после скромной трапезы лег спать. А дабы не провоцировать соплеменника на не самые желанные действия, Ирис неподвижно сидел у костра и любовался маленькими язычками пламени, танцевавшими под дуновением легкого ночного ветра. Переливы красного, оранжевого и желтого согревали не только тело, но и душу. Ирису всегда нравилось наблюдать за огнем: он успокаивал и придавал ощущение уюта в любом, даже подобном этому лесу месте. Так бы темный эльф дальше и наслаждался видом пламени, если бы его опасения по поводу Бэллита не оправдались. Внезапно навалившееся на дроу со спины Нечто заставило его оторваться от разглядывания костра.
— Мне так ску-у-у-учно, — пробормотал Бэллит, обнимая Ириса сзади за талию и прижимаясь грудной клеткой к его спине. В эльфийском кругу дроу с волосами цвета спелой малины знали абсолютно все, и чуть ли не каждый второй спал с ним. Подобное распутство было эльфам несвойственно, потому Бэллит являлся ярким исключением из правил, которого, кажется, не интересовало, кто находится в его постели сегодня, главное, чтобы находился. В своей недалекой юности Ирис, увы, также пал жертвой Бэллита. Тогда лидер темного трио был еще слишком молод и наивен и не знал об уже тогда сложившейся репутации соблазнителя, принадлежащей развратному дроу. Ирис влюбился в Бэллита по уши, и после проведенной с ним ночи уверовал, что они будут вместе всегда. Правда, понимание того, насколько он ошибался, настало уже на следующую ночь, в которую дроу застал свою любовь в объятьях другого.
Лидер мог поклясться, что сейчас Бэллит даже не помнил, что когда-то спал с ним. И от этой мысли на душе становилось на редкость паршиво, ведь, какой бы бесчувственной скотиной Бэллит ни был, Ирис, к своему ужасу, продолжал любить его. Не смотря ни на что.
— Раз скучно, иди и набери еще хвороста. Костер почти потух, — холодно бросил блондин, убирая руки Бэллита со своей уже полурасстегнутой ширинки.
— Я куда горячее костра… — томно прошептал в ответ развратный дроу, нагло оттягивая ворот плаща лидера и начиная усыпать обнажившуюся шею поцелуями и несильными укусами.
— Не прикасайся ко мне, — грубо оттолкнув Бэллита, с убийственным спокойствием проговорил Ирис. — Если тебе так необходимо снять напряжение, ты с этим и сам справишься, без посторонней помощи.
— Не будь врединой! Мне как раз таки нужна помощь! – без тени обиды возразил Бэллит, на четвереньках вновь подползая к Ирису. — Мне так хочется ощутить тебя внутри себя, — тихо прошептал он на самое ухо лидеру. Ирис даже глазом не моргнул:
— Вот, — темный эльф взял в руки первую попавшуюся палку и бросил ее в сторону Бэллита, — чем не замена. Острые ощущения тебе обеспечены.
— А ты изменился! – ответили ему улыбкой. — В Ту ночь ты казался таким милым и нежным! И признавался мне в любви так пылко! А теперь… Теперь ты меня ненавидишь? – поинтересовался Бэллит, беря в руку предлагаемую ему палку и начиная ею жонглировать. Ириса передернуло от осознания того, что он ошибался и в действительности дроу все помнил. К горлу подкатил противный комок.
— Именно так… Ненавижу, — после недолгого молчания согласился лидер.
— Но при этом все еще влюблен? – Бэллит зрил в самый корень.
— Влюблен? – на лице Ириса появилась злая ухмылка. — О, да… Я так тебя люблю, что с удовольствием бы придушил прямо сейчас и закопал труп где-нибудь неподалеку!
— М-м-м! А перед смертью изнасилованием меня обеспечишь? — Бэллит вновь прижался к спине Ириса, и тот невольно отметил нечто твердое, упершееся ему в поясницу.
— Изнасилование, говоришь, — темного эльфа одновременно накрыли две волны: острого возбуждения и бесконтрольной ярости. — Ну, что ж. Сам напросился, — Ирис резко поднялся и одним ударом ноги «мягко» перевел Бэллита в положение «лежа на спине». Впрочем, тот не противился столь грубому отношению к своей персоне, ему это даже нравилось. Облизнув тут же закровившую ранку на губе, он без стеснения расстегнул ширинку и попытался стащить с себя штаны, но Ирис сделать ему этого не позволил, резко перевернув его на живот и прижав голову дроу к холодной земле.
— Какая же ты все-таки шлюха, — с горечью прошептал лидер, стягивая штаны Бэллита до колен и без прелюдий входя в него. Проникновение в узкое отверстие без предварительного растягивания и смазки оказалось не самым приятным делом, даже болезненным. Что уж говорить об ощущениях, которые в этот момент накрыли развратного красавчика. С губ его сорвался шипящий подавляемый скулеж, вызванный не то разрывающей болью, не то желанным удовольствием. Впрочем, для Бэллита понятия боли и удовольствия, кажется, являлись равноценными.
После нескольких довольно грубых толчков, Ирис вошел в Бэллита полностью и, не щадя любовника, начал вбиваться в его податливое и отзывающееся на каждое действие и прикосновение тело.
«Да что же я делаю?!» - пронеслась в голове лидера блеклая мысль, которую почти мгновенно заглушило неудержимое желание обладания.
Первые толчки были скованными и отдавались тупой натирающей болью, но Ириса это не останавливало. Он задрал плащ Бэллита, оголил его спину, наклонился и коснулся ее губами, при этом притягивая дроу ближе к себе и заставляя насаживаться на свой член, несмотря на болезненные ощущения. Бэллит с готовностью подчинился, загребая пальцами горсти земли и выгибаясь после каждого нового толчка. Вскоре эльф и вовсе расслабился, раздвинув ноги шире и поскуливая от удовольствия. Стонать посреди леса было не самой лучшей идеей, это понимали оба дроу, но удовольствие все нарастало, поэтому с губ Бэллита против его воли все же сорвался один-единственный звучный стон, что эхом отразился от деревьев и в мгновение растекся по всему лесу.
— Не смей и звука издавать! Не хватало, чтобы из-за тебя весь лес сбежался к этому месту! – зашипел Ирис, наваливаясь на Бэллита и, несмотря ни на что, не сбавляя темпа. Дроу, будто не расслышав угрозы, вновь вскрикнул, но уже тише. Эльф явно был готов вот-вот кончить, потому выгнулся сильнее, дабы Ирис смог проникнуть в него еще глубже. Глаза он прикрыл, лбом уперся в землю, кусая губы, чтобы заглушить вырывающиеся стоны, и шепотом почти умоляя Ириса не останавливаться.
— Ах… Ирис! Ты… ах! Сильнее… – шептал он, сгребая пальцами землю. Темный эльф на это ничего не отвечал, предпочитая все свое внимание концентрировать на действиях, а не словах. Почувствовав, что и сам подходит к завершению, молодой мужчина схватил Бэллита за его длинные волосы, намотал их на кулак в несколько оборотов и потянул парня на себя, заставляя его привстать на коленях.
Темп из быстрого перерос в бешенный. Все тело содрогалось от непередаваемых ощущений, требуя завершения. Казалось, остановиться было уже невозможно, но…
— Ах! Я сейчас! – вскрикнул Бэллит. Но, прежде чем он успел кончить, Ирис резко вышел из него и оттолкнул от себя.
- Что… Что ты делаешь? – зашипел дроу обескуражено.
- А что такое? – как ни в чем не бывало, поинтересовался Ирис, не без труда застегивая ширинку и осторожно усаживаясь у костра.
— Ты же еще не кончил!
— Так же как и ты, — ухмыльнулся Ирис, беря в руки пару сухих веток, ломая их и бросая в костер.
— И в чем же дело?
— В этом и дело.
— Я не понимаю!
— А тут и нечего понимать. Ты хочешь удовлетворения? Так вот, что я тебе скажу… От меня ты его не получишь. Жаждешь завершения? Все палки леса в твоем распоряжении.
— Ты… ты! – Бэллит, казалось, задохнулся от нахлынувшей обиды. — Сволочь! – в сердцах воскликнул он, вскакивая на ноги и, к удивлению Ириса, натягивая на себя штаны. Дроу-то был уверен, что его любвеобильный соплеменник не выдержит и сперва подрочит.
— Кто бы говорил, – холодно ухмыльнулся эльф. — Не расслабляйся. В наше совместное путешествие я буду следить за тем, чтобы никто к тебе не прикасался. Хочешь себя удовлетворить, делай это сам, а не плюй окружающим в души.
— Под окружающими ты себя подразумеваешь? Ха! Никто не заставлял тебя влюбляться в меня! – раздраженно проворчал Бэллит, усаживаясь поодаль от Ириса.
— Мы уже обсудили мою влюбленность в тебя, точнее, теперешнее ее отсутствие. Чего я действительно желаю, так это отмщения, — равнодушно вздохнул лидер. — Но так как ни боли, ни смерти ты не боишься, я буду изводить тебя воздержанием.
— И чего ты стремишься добиться этим?
— Чего? Я хочу, чтобы ты переоценил свою жизнь и понял, что спать со всеми подряд не выход. Неужели тебе действительно так приятно осознавать, что все вокруг тебя считают секс-игрушкой на одну ночь? Ты так не хочешь быть любимым?
— Нет, не хочу! Мне нужен секс, только секс!
— Ох ты, что ты… И чем же тебе любовь не угодила? Или, может, в давнем детстве тебе разбили сердце, потому ты решил пойти по рукам, тем самым пытаясь заглушить боль от отказа? – хмыкнул Ирис.
— Мне никогда и никто не отказывал, — недовольно пробубнил Бэллит, беря в руки ветку и начиная ею что-то рисовать на земле.
— Значит, я буду первым.
****
После плотного ужина Ёису меньше всего хотелось таскаться по какому-то дремучему лесу. Но пока Ирис копался в своих вещах, Бэллит недвусмысленно намекнул парню на то, что хочет остаться наедине с лидером: «Поэтому вали отсюда, мелюзга!» — было брошено напоследок.
— Мелюзга… Мне уже двадцать, между прочим! – раздраженно пробурчал парень, с грациозностью кошки перепрыгивая с ветки на ветку.
А лес действительно оказался странным! Плотоядные растения, ядовитая живность, агрессивные хищники. Ёиса они не пугали, но сам факт того, что столько подобной дряни концентрировалось в одном-единственном месте, настораживало. К тому же парень, как и любой эльф, ощущал потоки времени и магии. И вот что странно: этот лес буквально кишел временными воронками и магическими вихрями, которые наверняка вызывали самые разнообразные и, на первый взгляд, невозможные катаклизмы вроде лютых морозов на одной поляне и страшной жары на соседней опушке. А уж о вакуумах магии Ёис вообще молчал. Попав в один из них по невнимательности, эльф еле-еле смог потом из нее выбраться. При этом магия в его теле восстановилась куда медленней обычного.
Впечатление на темного эльфа лес произвел неоднозначное. С одной стороны, интриговал и завораживал, а с другой – настораживал и вызывал чувство тревоги. Слишком долгое пребывание здесь, да еще и в одиночестве, ни к чему хорошему бы не привело. Подумав об этом, Ёис уже собрался вернуться к своим соплеменникам, когда его острые эльфийские уши уловили тихое пение. Сам до конца не понимая, что он делает, Ёис рысцой побежал на звук. Песня казалась печальной, и хотя значение слов неизвестного языка для дроу было неведомо, он не понял, но почувствовал, что была она о любви. Исполнителем песни оказался парень примерно одного с Ёисом возраста. Человек. На фоне опасного мрачного леса незнакомец со светло-русыми волосами, светло-зелеными глазами и белой кожей походил на истинного ангела. Темный эльф невольно взглянул на свою ладонь, которая в темноте ночи почти не различалась, и ухмыльнулся, задавшись вопросом, а кто же, собственно, тогда Он?
А голос парня все-таки был очень приятен на слух. Хотя все эльфы отличались не только необыкновенной красотой, но и бесконечным списком талантов, в которые входило и пение, все равно ни один эльф не мог исполнить песню так проникновенно, как это сейчас делал незнакомец. Размышляя над этим, Ёис облокотился на один из толстых стволов деревьев, по неосторожности задев кусок сухой коры. Послышался тихий хруст. Настолько тихий, что и сам темный эльф едва ли различил его. Но песня тут же прервалась. И пристальные светло-зеленые глаза настроженно посмотрели именно туда, где секунду назад стоял Ёис. Эльф сразу догадался, в чем дело. Мальчишка сидел здесь не просто так. Возможно, он часовой. А если есть такие, как он, значит, возможный враг совсем близко. Наверняка искомый Принц находится у них!
Прежде чем мальчишка еще что-либо успел заподозрить, Ёис уже со всех ног мчался к разбитому темными эльфами лагерю, мысленно молясь Темным Богам о том, чтобы не застать двух своих соплеменников за не слишком приличным делом. Его мольбы были услышаны, так как, оказавшись на маленькой опушке, он обнаружил обоих эльфов скромно сидящими у костра. Мало того, если Ирис, как и до ухода Ёиса, хранил мрачное спокойствие, Бэллит был явно чем-то расстроен.
«Ирис ему отказал?» – невольно восхитился парень, зная не понаслышке, чего может добиться Бэллит, когда включает свое очарование.
— Что-нибудь обнаружил? – сухо поинтересовался лидер, ковыряясь палкой в костре. Ёис в ответ кратко пересказал все увиденное.
— Выступаем с рассветом. А сейчас спать, — приказным тоном проговорил Ирис. Когда он становился таким, даже капризный Бэллит подчинялся. Костер потух, и эльфы заснули.
****
— Не слишком ли ты погорячился?
Шепот, казалось, прозвучал у самого уха, и Майлз, резко вскочив на ноги, испуганно огляделся по сторонам. Никого не обнаружив, маг прошелся по трем доступным ему планам, но и на них обладателя голоса не нашел.
— Показалось? – шмыгая носом, пробормотал он и вновь лег на холодную влажную траву. Хотя лес Триады не пользовался популярностью среди людей, здесь было не так уж и плохо. Пара заклинаний по отпугиванию диких животных и плотоядных растений - и он превращался во вполне приятное, и даже уютное место.
После разговора с Шики Майлз бежал вглубь леса, не разбирая дороги, не думая о последствиях, пытаясь забыться, исчезнуть, раствориться в этом лесу. Бежал он ровно до того момента, пока перед его глазами не разверзлась огромная пропасть, на дне которой поблескивало алое озеро, завораживающе мерцающее в свете луны. Цвет воды, видимо, изменился под влиянием тех же существ, что плавали в горячем источнике. Вилона позже объяснила подростку, что эти существа источают зеленоватый цвет в горячей и красный - в ледяной воде.
«Вилона», — вспомнив о ведьме, Майлз тяжело выдохнул, ощутив, как съежилось сердце.
— А ведь во всем виновата именно она!
Назойливый шепот заставил парня привстать на локтях и повторно оглядеться по сторонам. Смутное подозрение зародилось где-то в глубине души, но полностью осознать его у Майлза пока не получалось. Медленно поднявшись с темно-изумрудной травы, парень на несколько секунд задержал свое внимание на малочисленных светлячках, вьющихся неподалеку, а затем сделал шаг в сторону пропасти. Встав у самого края, парень сразу почувствовал сильные холодные потоки ветра, вырывающиеся из зияющей трещины. Холод обдал его лицо, и поверх кожи появилась тоненькая пленка инея. Майлз тут же начал согревать «заледеневшее» лицо, когда потоки внезапно усилились настолько, что маг не смог удержать равновесие и рухнул на траву. От его падения по всему лесу раздалось сумбурное эхо. Светлячки испуганно разлетелись, а совсем близко послышался чей-то недовольный рык. Пленка инея тем временем исчезла, и Майлз, устало повернувшись в ту сторону, откуда послышалось звериное недовольство, тихо прошептал «Прости».
— И у кого же ты просишь прощения? У диких зверей? У Шики? У ведьмы? У себя?
И все же не было сомнений: этот шепот Майлз уже слышал раньше. Когда-то, в том полузабытом и наполненном лишь отчаяньем, страхом и неизвестностью прошлом. Вот только кому же он принадлежал? Кому-то близкому? Другу? Или, быть может, врагу?
— Неужели ты забыл меня? Впрочем, люди способны забыть все что угодно, если захотят, — эти рассуждения послышались совсем близко, словно хозяин голоса сидел рядом с Майлзом. Рефлекторно повернувшись в сторону звука, маг и впрямь обнаружил, что перед расселиной на мокрой траве сидит он уже не один. Рядом с парнем, опершись на локти, положив одну ногу на другую и пристально вглядываясь в темное небо, сидел некто. Черты лица незнакомца казались еле различимыми, и виновницей этого была далеко не окружающая его ночная тьма.
— Мы знакомы? Кто ты? – осторожно поинтересовался маг, и ответом ему стали внезапно нахлынувшие воспоминания.
— Велиар… демон лжи? – сам же ответил он на вопрос.
— Ух, ты! Вспомнил! – наигранно воскликнула фигура и сухо рассмеялась, заметив непонимание на лице Майлза. Маг мог поклясться, что раньше никогда с ним не встречался. Уж он-то не мог забыть о встрече с Настоящим демоном из самой преисподней! Или мог?
— Не мог, если сам не пожелал этого, — подсказал Велиар Майлзу. — В конце концов, заклинания стирания памяти никто пока не запрещал.
Маг оторопел. Стирание? Что за чушь несет этот демон?!
И все же что-то в глубине души подсказывало, что Велиар, даже будучи демоном лжи, не врет. И дабы проверить это, парень закрыл глаза и начал нашептывать заклинание, которое восстанавливало утерянную память.
— А ты уверен, что поступаешь правильно? Ты столько сил потратил, чтобы все это забыть, а теперь…
Но было поздно. Последнее слово заклинания сорвалось с губ Майлза. Эффект оказался поразительным. Как дверцы шкафа, доверху забитого всяким барахлом, наконец, не выдержали, и все, что хранилось за ними, вывалилось наружу, так и воспоминания Майлза из глубокого детства одной волной захлестнули его сознание, показывая магу давно забытые и не самые приятные образы из прошлого.
— А я ведь предупреждал, — равнодушно вздохнул Велиар, наблюдая за медленно катящейся по щеке мага слезой.
— Это… Это все неправда, — обнимая себя за плечи и сгибаясь пополам, словно от боли в животе, тихо прошептал Майлз. – Этого не может быть!
— Неправдой была вся твоя дальнейшая беззаботная жизнь! Стерев свою память, ты не стер свои грехи…
— Я лишь защищался!
— Ты убил их… И его…
— Не Я, а ты!
— Мы…
— Но другого выбора не было!
— Выбор есть всегда и у всех…
Некоторое время Майлз молчал. Первоначальный шок быстро стих. Воспоминания занимали свои законные места в огромной мозаике прошлого, складываясь в ясную серую картину жизни подростка.
— Ну что? Пришел в себя? – вновь заговорил Велиар, сладко зевнув.
— Почему ты здесь? – прохрипел в ответ маг.
— Почему? Хм… потому что сейчас я тебе нужен, как и тогда.
— Неправда! Я больше никогда и никого…
— Не зарекайся, мальчик. На твои плечи возложено то, что тебе самому еще и не снилось.
— Пусть так, но я тебя не вызывал! Как ты здесь оказался?!
— Я всегда был рядом с тобой. Или ты думал, что один раз вытащишь меня из преисподней, а потом, воспользовавшись моей силой, помашешь мне ручкой? Полагаешь, этого достаточно?! Между нами контракт. И разорвет его лишь твоя смерть.
— Никакого контракта я с тобой не заключал!
— Ты - нет… Но Я тебе дарован при рождении. И буду с тобой до самой твоей смерти.
— Дарован? Кем?
— М-м-м… А как ты сам думаешь?
— Глупость какая-то! Почему я?
— О! Стандартный вопрос, — ухмыльнулся Велиар, вставая на ноги и, раскачиваясь, начиная прохаживаться по самой границе пропасти. — Потому что Ты - это Ты. У каждого человека в этом мире своя судьба.
— Ты говоришь загадками… — наблюдая за балансирующей фигурой демона, фыркнул Майлз. — Я поклялся больше никогда не использовать твою силу. Ни-ког-да!
— В действительности понятия «никогда» не существует. Его придумали идиоты. А ты ведь не из их числа, верно? Так не разбрасывайся идиотскими словечками. Ты должен понять, что не все в этом мире пляшет под твою дудку. Хотел ли ты, когда родился, в свое подчинение Демона Лжи или не хотел, тебя никто не спрашивал! Вот и сейчас, хочешь ты этого или нет, а смерть идет за тобой по пятам, требуя новой дани. Разве ты не ощущаешь ее дыхания на своем затылке? – внезапно появившись за спиной Майлза, прошептал демон. — Разве ты не чувствуешь, как она протягивает тебе косу, передавая свое право на убийство? Так прими этот дар с благодарностью. Твоя душа все равно запятнана, тебе больше нечего бояться! Ведь убил ты пару человек или сотню - после смерти исход один!
— Замолчи! Я не хочу говорить об этом! Особенно, с тобой! Убирайся! И больше никогда не появляйся! Это приказ! – воскликнул маг, вскакивая на ноги и отбегая от Велиара.
— Ну-ну, не кипятись. Твои приказы для меня ничего не значат. То ли дело наш бедный Шики. Одно… всего лишь одно задрипанное слово, и он уже не может противиться тебе! А ты, зная это, с лихвой пользуешься своей властью над несчастным вененифом! Каково это? Осознавать, что чья-то жизнь зависит лишь от тебя? – резко перевел разговор Велиар. Его явно забавляло наблюдать, как лицо Майлза, словно светофор, выражает то гнев, то горе, то одиночество, то безысходность.
— Пользуюсь? Это я-то? А что же он! Зная, что я влюблен в Вилону, он… Он! Целовался с ней!
— Что за юношеский максимализм. Я еще понимаю твою истерику, если бы они с ней тра…
— Замолчи! Я не хочу этого слышать!
— А придется, — демон забрался на большой валун, что находился недалеко от обрыва, и, внезапно проведя левой рукой по своему мутному лицу, преобразился в Шики. — А чего ты хотел? Он намного красивее и умнее тебя! И его сила практически безгранична! Об этом вененифе даже в преисподней ходят слухи! Хотя лично я с ним не общался, но наблюдал пару столетий назад несколько его подвигов и могу тебе с уверенностью сказать, что он – Это нечто! Безусловно, Вилона, — демон вновь провел ладонью по лицу и вмиг преобразился в ведьму, — хочет заграбастать эту силу себе. Не говоря уже о том, что постоянно находиться в обществе столь прекрасного существа куда приятнее, чем в обществе незрелого юнца. О постели я вообще молчу! Что ты можешь дать опытной женщине?
Майлз побагровел. Казалась, вот-вот его терпение окончательно лопнет, и он разорвет демона на части.
— Но, знаешь… Ты ведь сам себе лжешь. Уж поверь мне, мастеру по лукавству. Она приласкала тебя, дала пару уроков, и что же? Чего ты после этого хочешь от нее?
— Быть рядом!
— О! А под «рядом с ней» физическая близость подразумевается?
— Да что ты такое говоришь! Я даже подумать о таком не могу! Я уважаю ее и… — буквально задохнулся от возмущения Майлз.
— Какая же это Та любовь, если ты не хочешь ее… — задал Велиар невинный, но резонный вопрос. — Спрашивается, правда ли ты злишься на Шики за то, что он поцеловал якобы любимую тобой женщину? А может… — демон вновь преобразился в Шики и появился прямо перед Майлзом. — Может, в действительности ты злишься из-за того, что его губы в этот раз целовали не тебя? – ухмыльнулся он, облизываясь.
— Это абсурд, — у парня уже не осталось сил злиться, поэтому он лишь устало потер глаза, словно пытаясь избавиться от надоедливого наваждения. — Меня никогда не привлекали мужчины.
— Но тебя привлекает Шики, и это жуть как пугает. Думаешь, ты способен солгать демону лжи? Не будь наивным, мальчишка!
— Мне плевать на Шики! А Вилона… Она особенная! Не такая, как все! Красива! Умна! Добра! Я хочу быть с ней до конца своей жизни! Я люблю ее!
— И снова враньё-о-о! – протянул Велиар, мерзко захихикав. — Ты наглый врунишка, который… — демон преобразился в четвертый раз, и теперь перед Майлзом стоял он сам, — настолько глуп, что пытается врать себе самому. Вот только зачем ты это делаешь? Боишься правды? Или попросту не осознаешь ее? – невыразительные глаза Велиара, казалось, смотрели прямо в душу, заставляя вслушиваться в каждое произносимое им слово и, главное, верить в его непоколебимую правоту.
— Что ж, — наигранно спокойно вздохнул маг, — раз я лгу себе, так просвети меня, в чем же состоит истина?
— В том, что ты слабый ничтожный дурак! – сказав это, демон дико захихикал на весь лес, в ответ получив волчий вой и шуршание вспорхнувших в небо десятков птиц, что в испуге хлопали крыльями и покрывали землю леса дождем из старых перьев.
— Прекрасно, более внятного ответа я и не ожидал, — невесело усмехнулся Майлз. Магу уже порядком наскучил этот безумный разговор. К тому же, горизонт уже посветлел от раненого рассвета. Пора было возвращаться в убежище повстанцев. — Надеюсь, тебе хватит ума не показываться на глаза людям, — сухо бросил он напоследок Велиару.
— Кто знает, — задумчиво протянул демон, — все зависит лишь от тебя, мой ненаглядный хозяин.







Дата добавления: 2015-10-02; просмотров: 332. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2022 год . (0.017 сек.) русская версия | украинская версия