Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Тот, кто захочет вернуть все обратно...




— Ён! Привет! Как же давно мы не виделись! – послышался дребезжащий голос за моей спиной и я, лениво обернувшись, увидел одну из своих однокурсниц. Хиби, так ее звали, со счастливой улыбкой подбежала ко мне, обняла за плечи, поцеловала в щеку и уселась за небольшой столик напротив меня.

— Ага, два месяца, — тепло улыбнулся я девушке и в очередной раз за этот день сладко зевнул, — Пары, кстати говоря, уже закончились, — хотя надо ли было это говорить, когда Хиби в университет приезжала делать ну что угодно, кроме учебы. А если уж еще и начало нового учебного года, столько дел! Надо было поболтать с давними знакомыми, разузнать, что у кого было или не было этим летом, в деканат заскочить – там у нее тоже куча знакомых. Короче говоря, времени на пары просто катастрофически не хватало!

В столовой при университете, в которой я сейчас и находился, стоял настоящий гам, и разобрать что-либо в этой каше было практически невозможно. Поэтому прежде чем вновь со мной заговорить, Хиби, пододвинувшись ближе к столу и нагнувшись ко мне так, что я мог беспрепятственно лицезреть ее очень глубокое декольте, грозно проговорила.

— Итак, рассказывай, — потребовала она.

— Рассказывать что? – недоуменно поднял я брови, при этом потягивая крепкий кофе. Все-таки отходить от летних каникул ужасно трудно. И ладно в школе на первое сентября не ставили уроков, хоть как-то морально готовя к учебе. Но если ты уже студент, причем на четвертом курсе, никто нянчиться и подготавливать тебя к чему бы то ни было, не собирался. Поэтому в первый же учебный день мне пришлось стойко перетерпеть три пары лекции по новым предметам, которые чуть не довели меня до истерики своей «интересностью» и «драйвом». Ну да… четвертый курс, а все не привыкну.

— Почему вы расстались с Лерой? Она же была от тебя в восторге! Вы были такой хорошей парой! И вдруг…

— Мы не расстались, – поправил я мягко подругу, — она меня бросила. Вот у нее и спроси, почему, — начиная качаться на старом стуле, посоветовал я ей.

— Не-е-ет, это я должна спрашивать как раз таки у тебя. Что-то не вижу я, чтобы ты убивался из-за разрыва с ней! – с укором заметила Хиби, умудрившись даже наклоняясь ко мне угрожающе сложить руки на груди. Впрочем, мне это было даже на руку, так как сама грудь при этом приподнялась и я смог ее разглядеть еще лучше! А грудь у Хиби была классной, как и все тело. Мужики за ней бегать не успевали, как цари горы пытались перелезть друг через друга, даря дорогие подарки лишь для того, чтобы она уделила им минутку своего внимания, что уж говорить о целом свидании, о нем так и вообще никто мечтать не мог. Если она сама тебя не заметила первой, значит, тебе ничего не светит. Можешь лишь издали любоваться на ее фигурку и грезить о том, как эта шикарная стервочка вытворяет с тобой в постели что-нибудь эдакое.

— А я скромный. Реву только дома, — ухмыльнулся я, даже не пытаясь скрыть, что расставание с Лерой меня действительно не особо и трогало. Ну, встречались. Ну, был я с ней мил, дарил цветы и шоколад, на сексе никогда не настаивал, в постели все делал только ради нее. Если ее что-то не устраивало, не ссорился, чаще соглашался, если же спорил то опять же мягко, чтобы не обидеть, а лишь убедить в своей правоте. Я водил ее туда, куда она хотела, делал то, что она хотела. Но что-то в наших отношениях было не так. Уж на редкость идеальными они показались Лере, вот она и со мной и порвала.

«Ты классный парень и готов сделать для меня все… Но не потому, что любишь меня, а потому что пытаешься забыть кого-то другого» — умничка Лера, недаром, что психолог будущий, разъяснила мне то, в чем я и себе-то признаться не решался долгие годы.

— Слушай, Ён… Я ведь серьезно. За то время, что я с тобой знакома, ты встречался с пятью девушками! И каждая сама тебе предлагала встречаться и сама же разрывала ваши отношения! Тебя это совсем не трогает?

— Честно? – последним глотком осушая бумажный стаканчик с кофе, улыбнулся я Хиби.

— Честно, — кивнула она, испытующе глядя на меня.

— Вообще никак ни трогает, — с этими словами я смял стаканчик и выкинул его в неподалеку стоящее мусорное ведро.

— Ён, — Хиби внезапно наклонилась ко мне еще ближе и накрыла своей теплой маленькой ладонью мою до того спокойно лежащую на столе руку.

— Ты меня пугаешь, — отстраняясь от нее все дальше, пробормотал я. Хиби не часто так себя вела! Значит, то ли ей было что-то нужно от меня (ОПЯТЬ!), то ли она отыскала мне новую подружку, что меня так же радовало мало.

— Ты что влюблен в кого-то другого? – и вот хоть убейте, в ее глазах я прочитал полную уверенность в том, что объектом моей любви является не иначе как она. Ну да… Мы с ней с первого курса вместе. Успели пройти и огонь, и воду, и медные трубы. Пару раз я умудрялся подраться с ее ревнивыми парнями, думающими, что я ее любовник. Какое-то время мы даже притворялись парочкой, дабы отвадить от Хиби одного особо настырного поклонника. И ночевали друг у друга без задних мыслей. И напивались. И гуляли. И грызлись. Было все! Но все это на уровне дружбы. Что-либо большее с Хиби строить я не собирался, да и она до недавнего времени так же к этому не стремилась.

— Нет, не влюблен, — возразил я, мягко убирая руку, на которой лежала ладошка моей подруги, — Скорее… скорее я просто не могу почувствовать настолько сильного чувства, какое девушки ждут от меня. Можешь считать меня бессердечной тварью, но я просто не способен полюбить так, как это описывают в женских романах. Да, есть симпатия и уважение. Но не больше. Я готов делать все, чтобы рядом со мной всем было уютно. А моей девушке в особенности. Я готов тратить на нее все деньги и все свое свободное время. Я не хочу скандалов и терплю и вспышки ярости, и безосновательные капризы. Я плыву по течению. Но и только. Просить большего от меня бесполезно, — Хиби посмотрела на меня с какой-то тоской и, поджав губы, некоторое время что-то раздумывала, переваривая все мною сказанное.

— Жаль, — наконец выдохнула она, и, избегая моего взгляда, посмотрела в окно. Но только что появившаяся грусть в глазах тут же растворилась, на замену ей пришли уже знакомые мне игривые огоньки:

— Во-о-от это мальчик! – выдохнула она, чуть ли не начиная тут же пускать слюни.

— Ты что тоже с парнем рассталась и жаждешь новой плоти? – наконец догадался я. Да уж. Хиби настоящий парень в юбке! Без секса и недели не проживет.

— Ага! И, кажется, я уже нашла свою следующую жертву! – воскликнула она, — Ты только посмотри на этого красавчика – неформала! Ой, какой же он клевый! Раньше я его здесь не видела! Новенький? Первокурсник? Не-е-е… скорее наш ровесник!!! Значит за кем-то приехал? Боже, да я сейчас кончу только лишь от его вида! Ох, у него еще и букет Черных роз! Офигеть! Я уже завидую той, к кому он приехал! – восклицала подруга, заставляя меня отворачиваться от нее и делать вид, что я с ней не знаком, — Ён! Ну, посмотри же!

— Я парнями не интересуюсь, так что…

— Блин! Никогда бы не подумала, что синие волосы могут кому-то идти настолько! Вообще не думала, что они могут, кому бы то ни было идти!

Меня мгновенно бросило в пот. Виски заломило, и дышать стало на редкость тяжело. Во рту все пересохло, а перед глазами замелькали круги. Синие волосы, говоришь? Сердце глухо стучало где-то в желудке, на лбу выступила испарина. Спокойствие, Ён, только спокойствие. Пять лет прошло, как-никак! Ты давно его забыл! Забыл же, верно? И это уж точно он быть не может! Так что запихни в мгновение появившуюся надежду в понятное далекое место и забудь! Забудь уже, наконец, Даина! Сколько можно мучить себя! Ничего-ничего, вот найдешь новую девушку и забудешь… в этот раз так точно!

— Ты чего? – заметив, как я побледнел, испугалась Хиби, вновь переосмыслив такое мое поведение по-другому. Решила, что ревную, вот же блин!

— Мне не хорошо, — здесь я не врал, мне действительно в мгновение стало паршиво, — пойду домой – спать, — сухо кинул я, даже не пытаясь разъяснить причину такого поведения. Хиби могла нафантазировать все, что ей взбредет в голову, мне все равно! Переубеждать ее в своих подозрениях на мой счет у меня сейчас никакого желания не было.

— Пока, — все-таки взяв себя в руки, махнул я на прощание подруге рукой, быстро поднялся со стула и побрел к выходу, стараясь унять дрожь в ногах и руках. Блять! А я ведь почти забыл! Почти… Окунаясь в новые отношения, я старался все свое время и все свои мысли занимать той, кого должен был по идее полюбить. И я всеми силами старался действительно влюбиться! Но не мог! Из-за Даина. Из-за сволочи, ставшей моим первым… А первые, как оказалось, настырно забываться не хотят! Даже через пять лет! И вот теперь еще какой-то олух выкрасился в синий, из-за чего растормошил мою, было почти успокоившуюся или скорее смирившуюся с реальностью душу.

Думая об этом, я быстро пересек коридорчик между столовой и главным корпусом. Там ловко обгоняя других спешащих на пары или домой студентов, я добрался до выхода и выбежал на университетское крыльцо. Народу на нем было дофигища. Еще бы! Солнце, голубое небо, чуть пожелтевшие березки вокруг. Почему бы в промежутках между сидениями в душных кабинетах, не полюбоваться на это великолепие только вступающей в свои права осени? Заметив, как неподалеку курит какой-то парень, я понял, что и мне самому сейчас было почти жизненно необходимо покурить! А потом сразу мотать домой! Закрыться в квартире и несколько часов приходить в себя, стараясь сдержать тоску по Даину. Ну, сколько же можно? Сколько еще можно о нем думать? Даже после стольких лет? Это же издевательство какое-то!

Я вытащил из заднего кармана джинс смятую пачку сигарет, и уже было засунул в рот приятно пахнущую, белую никотиновую палочку, когда услышал его:

— Ён? – этот голос. Эта интонация. Это он! Сигарета, так и не доведенная до губ, упала на асфальт крылечка.

Я стоял как вкопанный, краем глаза видя, как ко мне подходит некто, с синими волосами и букетом черных роз. Не стой, осел! Уходи! Ты не Ён! И его ты не знаешь! Тело запоздало, но все-таки получило приказ от мозга двигаться дальше. Но не успел я и шагу ступить, как на правом запястье почувствовал чьи-то холодные пальцы, которые не сильно, но крепко обхватили мои несчастные косточки словно кандалы. Не смотри. Не смотри на него, иначе…!

Но посмотреть все же пришлось. Синие волосы и изучающие такие же синие глаза, до боли знакомые черты, и эта усмешка, наглая и жутко возбуждающая. Это был Даин.

— Мы… знакомы? – сипло прохрипел я, стараясь освободить запястье из цепкого захвата. Безрезультатно. А глаза предательски не хотели отводиться так и пялясь на моего бывшего… друга? Даин совсем не изменился. Вроде бы повзрослел: как ни как ему теперь… сколько? Двадцать два года! Совсем, знаете ли, взрослый мальчик, а не семнадцатилетний подросток. Но эта взрослость лишь мимолетно прослеживалась в правильных чертах лица. Да и какой тут «взрослый мальчик», когда все так же шляется с синими волосами, в кожаном плаще и темных джинсах с заклепками, цепочки, браслет, на шее шнурки излюбленные. Блин! Словно и не было этих пяти лет! Единственное доказательством того, что мы не виделись столь длительное время, был я сам, а точнее мой рост. Раньше я доставал макушкой до подбородка Даина, а теперь разница в росте была значительно меньше. Сантиметров пять от силы.

— А разве нет? – наконец ответил мне Даин на мой вопрос. И сказано это было до того небрежно, словно вот вчера мы сидели на платформе и ожидали электрички, а сегодня он пришел повидать меня, совершенно случайно проходя мимо!

— Извини, но я тебя впервые вижу, — сухо проговорил я, каким-то чудом освобождая запястье из его пальцев и молясь, чтобы он мне поверил! Все-таки, я, в отличие от Даина, за пять лет изменился куда больше! Помимо роста и погрубевшего голоса, к примеру, у меня отросли волосы. Теперь, когда как сзади они доходили до плеч, спереди волосы были по-прежнему короткими, но зато появилась длинная челка, постоянно лезущая в глаза, но здорово помогающая, если надо было от кого-то скрыть взгляд. Кроме того и черты лица мои как мне по крайней мере казалось стали острее и взрослее. У меня даже стиль одежды поменялся. На замену замызганным джинсам и вытянутым футболкам пришли легкие брюки и рубашки. Темные тона поменялись на светлые. Да и сам по себе держался я теперь куда уверенней прошлых лет. Короче говоря, стал совершенно другим человеком! Неизменным оставалось лишь то, что я до сих пор не мог забыть Даина. Но тебе, моя сволочь, знать об этом совсем не обязательно. Для тебя я не Ён! Просто очень на него похожий парень! Так что отвали!

— Да что ты говоришь? – вместо боли, удивления или сомнения, которые могли отразиться на его лице, присутствовала лишь насмешка, а на губах Даина все так же играла ухмылка, когда как в глазах его так вообще устроили очередное пати черти, — Это тебе, — и он протянул мне действительно роскошный букет черных роз. На несколько секунд, забывшись, я ошарашено смотрел на цветы. Правда почти сразу пришел в себя и, заметив на себе десятки заинтересованных глаз, наблюдающих всю это на редкость пикантную сцену, зло прошипел:

— Я не беру цветов от незнакомцев, — грубо отпихнул я его руку вместе с букетом.

— Ммм… ну ладно, — подозрительно спокойно пожал Даин плечами, словно он ожидал от меня чего-то подобного, — Идем, — и в мгновение мое запястье вновь сковали холодные пальцы. На этот раз, сильнее и почти причиняя боль. Мало того, Даин потащил меня через все крыльцо к стоянке, где видимо была его машина. Ни мои яростные, но молчаливые сопротивления, ни удивленные взгляды студентов его явно не колыхали. Лишь раз Даин остановился, рядом с мусорным ведром, куда полетели черные розы. Надо было видеть глаза неподалеку сидевших на лавочки девушек, наблюдающих, как такой шикарный букет беспощадно засовывают в мусорку!

— Отпусти! – прошипел я, с каждой секундой нервничая все больше. Конечно, я мог бы, и заорать, но как-то стремно было перед другими студентами. Что же я сам не могу отбиться от какого-то синеволосого урода? Разве нет? Ну, вообще-то не могу, но признавать прилюдно это я не собираюсь! А Даин видимо помнил эту мою скованность перед толпой еще со школьных времен и пользовался этим, сволочь синеволосая!

— Ой! Ён! Вы… знакомы? – Хиби! Родимая! Спасительница моя ненаглядная! Никогда не думал, что буду ей рад настолько. Хиби всегда выходила с черного входа из столовой и сразу попадала на стоянку к своей машине. И сейчас она видимо уже собиралась было поехать по своим только ей ведомым делам, когда вдруг увидела своего друга с тем самым «Во-о-от это мальчиком». По ее глазам сразу стало ясно, что она как минимум в Ахуе.

— Эм… Понятия не имею, кто этот парень! – выпалил я, — Явно какой-то псих! Схватил меня и куда-то тащит! – когда как первые слова я говорил, последние почти прокричал, потому что Даин, не обратив никакого внимания на мою однокурсницу, целенаправленно тащил меня к своей машине. Вот и ключи уже вытащил. Противный звук выключенной сигнализации. Ни фига себе! Вот это машинка! Даин подвел (точнее подтащил) меня к черной ауди (к какой именно сказать не могу, ибо в машинах не разбирался никогда).

— Эй! Отвали от него! Что тебе от него надо! Что ты собираешься сделать?! – наконец-то Хиби пришла в себя от первоначального шока и, осознав, что, кажется, этот синеволосый красавчик ее только что полностью проигнорировал, вошла в режим откровенной стервы. А в такие моменты она становилось невыносимой и очень жестокой! Обычно я ненавидел ее в таком состоянии, но сейчас был впервые этой ее черте рад. Я даже наивно понадеялся, что Даин в ответ на такой наезд со стороны Хиби, меня отпустит. Ага. Размечтался. Ответ этого урода не только поставил крест на моих надеждах, но еще и чуть до истерики не довел:

— Трахнуть я его собираюсь! А потом жениться и не отпускать до конца своей жизни. Устроит тебя такой ответ? – бросил Даин, буквально зашвыривая меня на место пассажира рядом с водителем и захлопывая дверь. Естественно, Хиби впала в ступор. В него же впал и я! А Даин, воспользовавшись этим, уже уселся за руль и завел машину. Не успел я толком в себя придти, как мы уже гнали по улицам города с пугающей скоростью. Оба молчали. Я не знал, да и не хотел ничего говорить. Даин же, кажется, что-то обдумывал.

— Куда ты меня везешь? – наконец решился я подать голос.

— А куда бы ты хотел? – сказано было мягко, с неприкрытой нежностью, если не… не-не-не! Никакой любви! О чем ты думаешь, Ён! Очнись уже! Хватит мечтать о несбыточном! Разве ты не помнишь, насколько тебе было плохо, когда он уехал? Когда он тебя бросил?

Все я помню. Отчетливо и неотвратимо. Как вернулся к бабушке и проревел неделю. Потом каким-то чудом заставил себя успокоиться. Уверял себя, что Даин пошутил. Что он останется. Во что бы то ни стало! Раз любит, значит, обязательно что-нибудь придумает! Глупые мечты глупого ребенка! В конце августа, когда я вернулся в город, я решил зайти к Даину, где и узнал от его родителей, что он уехал в столицу и следующие пять лет (а правила столичных университетов были таковы, что студенты уезжать не могли за ее пределы вплоть до окончания обучения) Даина не будет. Вот так… Я даже на родителей его наплевал… Прямо там и разревелся… на глазах у его отца и матери. Интересно, что они обо мне подумали? Хотя нет. Вру я. Не интересно! Совсем!

Следующие полгода были настоящей пыткой. Учеба не вязалась. Отношения с отцом ухудшились еще больше. А может быть, в действительности, всегда было так паршиво? Просто из-за Даина я этого не замечал? Может быть… В злополучный день Валентина думал, что повешусь. Или выброшусь из окна. Как это бывает в третьесортных сопливых романах, где герои, мучаясь от безответной любви готовы порезать себе вены и уйти в мир иной, только бы не чувствовать боли, от которой не существует обезболивающего. Раньше я почти смеялся над этими казавшимися глупыми писульками, которые и рассказами то назвать язык не поворачивался. Теперь же я внезапно понял, что и рассказы были хорошими и авторы талантливыми, а вот я был идиотом. Непроходимым.

Но скончаться раньше времени мне не дали. По иронии судьбы, мне признались в любви. Правда в этот раз это была моя одноклассница. Ее звали Милена. Темноволосая, кареглазая. Не красивая, но симпатичная. Думая, что вот она – моя таблетка опиума, я согласился с ней встречаться. Не из-за симпатии к ней и не из-за жалости. Просто думал, что эти отношения выместят то, что не давало мне покоя из-за Даина. И я старательно все свое свободное время старался потратить на мою теперь уже девушку. Она же стала моей первой… Имею в виду в постели. Знаете. Ничего особенного. Я вспоминал единственную близость с Даином и понимал, что в отличие от этого, холодный скованный секс с Миленой у меня никаких бурных эмоции не вызвал. Да и к ней самой даже со временем отношение не поменялось. Всё тоже холодное равнодушие, скрывающееся за еле заметной улыбкой. Встречался я с Миленой до конца одиннадцатого класса. Ну а там. Она стала так же первой и в том, что бросила меня. Сказала, что уезжает учиться в другой город и продолжать наши и без того слишком уж затянувшиеся для нашего возраста отношения нет смысла. Вот так вот. Тогда я подумал, что это видимо у меня судьба такая. Терять всех именно так. Вот только той боли, что я ощущал из-за Даина, у меня не было. И если честно вообще было откровенно плевать. И пусть мы с Миленой были вместе полтора года. Я по-прежнему ничего к ней не чувствовал и поэтому даже не стал особенно напрягаться из-за ее ухода. Наоборот. Словно с души камень упал. Нет личной жизни – нет проблем, как говорится.

Все лето после одиннадцатого класса я, конечно, потратил на поступление в универ. Я узнал от родителей Даина, что он пошел на факультет программирования, и я инстинктивно собрался туда же. Но естественно не в университет столицы, а в обычный, наш, городской. Поступить на бюджет было трудно, если учесть, что в математике я, мягко говоря, не шарю. Но пробился. Вот только зачем? Чего я добивался, идя на ту же специальность что и Даин? Бред какой-то! Ведь все это время я силился его забыть, но получается, что сам же себе палки в колеса и ставил! Полный идиотизм. Но бросить я уже ничего не мог. Благо я начал получать какую никакую, а стипендию, а значит хоть чуточку меньше зависеть от отца. Еще хотел переехать в общагу, но места не дали. Жаль.

Следующие три года так же ничем особенным не отличались. Я попеременно встречался с девушками. С каждой проделывал то же самое что и с Миленой, то есть усиленно пытался втрескаться по самое не могу. Но нет. Мой мозг, словно не позволял мне абстрагироваться от Даина и увлечься кем-то новым. Вот и, блять, что же мне было, по-вашему, делать? Когда Даин был рядом, я его сначала боялся, потом сдружился. Позже, наконец, осознал, что он мне нравится. А как он уехал, внезапно оказалось, что я его люблю. Причем настолько, что хоть вешайся! Время шло! Я мучился, но научился не показывать это окружающим. Милая улыбка, учтивость, ухаживания. И никто не сомневался в том, что Ён – счастлив! Ведь он всегда такой веселый! Всегда, так сказать, на позитиве! С ним не соскучишься! И ведь никто даже не подозревал, что по ночам Ён, стиснув зубы, глотает слезы, не в силах терпеть ужасающей боли в груди. Время неумолимо шло, и в этот раз лечить меня даже не думало! Скорее наоборот! Лишь вбивало с каждой секундой мне в сердце кол все сильнее. И я был уверен, что когда кол войдет до конца, я, наконец, совершу нечто безумное. Решу взлететь к солнцу или помериться силой с грузовиком, несущимся на меня со скоростью сто километров в час. Конечно, думать об этом было страшно. Я пил антидепрессанты, искал хобби, читал книги по психологии, чтобы не дойти до этого страшного момента. Но граница была где-то совсем близко и нервы мои были натянуты до предела, как старые струны, которые вот-вот лопнут. И я был почти уверен, что доучиться все-таки не смогу. Сойду с ума раньше.

Но вот… Внезапно… Причина, по которой я убивался пять гребанных лет, сидит рядом со мной и спрашивает, куда я хочу поехать? Вот и что мне делать? О чем думать? Как себя вести и что говорить? Ведь я, вашу ж мать, как последний придурок, счастлив его видеть! Нет. Этим скудным словом даже близко не отобразить того, что творилось сейчас у меня в голове! Полнейшая эйфория. И в то же время безграничная ненависть. Да как он может! После того как уехал на такой длительный промежуток времени, вести себя как ни в чем не бывало? Я мучился! Я, блять, страдал! Ревел из-за него! Проклинал себя и свою жизнь и хотел поскорее от нее избавиться. И тут…

— Жрать хочу… — после почти десятиминутного напряженного молчания, наконец, пробубнил я. А думать у меня времени было предостаточно, если учесть, что мы стояли в пробке.

— Значит в ресторан…

— Значит в кафе… дешевое… у меня нет денег, на что-либо дорогое… — процедил я, смотря в окно, и ни на чем особенно взгляда не задерживая.

— Я плачу, — ага, размечтался!

— Нет уж, как-нибудь без твоих подачек обойдусь, — ух какой я грозный.

— Ён… — голос тихий, приятный, и я невольно бросаю взгляд в его сторону, — Я люблю тебя…

Ни хера себе! Это что же он только что сказал? У меня что, слуховые галлюцинации из-за передоза загазованного воздуха???

— Ага…, я счастлив, — слова сквозили злобой, хотел я этого или нет. Ну а что он ожидал? Свалился на мою голову спустя пять лет, признался в любви и я всё? Я его с потрохами? Побегу, раскрыв руки и со слезами на глазах? Эх…, и побежал бы… Вот только гордость, у меня еще какая-никакая осталось. Нет уж Даин. Я все это время жил без тебя и еще столько же проживу! Стоп… я же сам себе противоречу. Я ведь знаю, что не проживу. И так уже чуть ли не глаза готов себе повыцарапывать. Он нужен мне. Я люблю его! И не хочу отпускать, терять, бросать!

Но у гордости на это свое мнение.

— А я тебя ненавижу, — тихо и четко процедил я. Во-о-от. Наконец-то! Сошла эта гребанная ухмылочка с его хари! Теперь я удовлетворен! Точнее часть меня, вторая вопила и рыдала, бросаясь в ноги первой части и моля остановиться и не рушить так внезапно подвалившего счастье. Ни хера… Все разрушено было уже давно! Мои чувства – это вам не лего, которое можно то ломать, то вновь собирать из него все, что вам заблагорассудится! Ничего не вернуть!

— Я понимаю. Все это время ты думал, что я тебя бросил…

— Все это время? Думал? О тебе что ли? Да ты мне никогда не был нужен, понимаешь? Я никогда тебя не любил! И переспал лишь из-за жалости. Заглаживал так сказать вину за то, что тебя избил мой отец, — вот этого я даже сам от себя не ожидал.

Даин вроде бы никаких эмоций на эти слова не выказал, лишь пальцы начали сжимать руль так сильно, что аж костяшки побелели. Может, ударит меня? И поделом! Так мне будет и надо. Нечего чушь всякую нести! И боль отрезвит меня! Пошлет гордость ко всем чертям! Ну же Даин. Ударь меня!

— Ён, — кажется Даин все-таки взял себя в руки и, забыв о дороге, внезапно повернулся ко мне и посмотрел прямо в глаза. Ух, меня словно холодной водой облили. Эти глаза, этот взгляд. Как же я скучал!

— Я хочу вернуть все обратно. Прошу, дай мне еще один шанс.

— Даин, ты совсем оглох или как? – мой голос дрожал. В голове была полнейшая каша. Что делать? ЧТО я вас спрашиваю мне делать? Сказать, что до сих пор люблю его? Что жить без него, ипаный в рот, не могу? Так просто? Ну а если после недолгого счастья он вновь уедет? Вновь бросит меня на произвол судьбы? Второго раза я просто не вынесу, понимаете? Я ведь точно вскрою себе вены! Я не смогу вновь терпеть эту боль! Мне и так слишком плохо, одиноко, паршиво… Безысходность, из которой я уже не могу выкарабкаться самостоятельно, и так душит меня со всех сторон!

— Я же сказал, что ты мне не нужен… — нет, я просто не мог больше выносить этого. Не дождавшись ответа Даина, я внезапно открыл дверь ауди и буквально вылетел из машины. На голову обрушилась какофония сигналов и криков, которыми всегда полна любая пробка и которых не было слышно в машине из-за частичной изоляции. Не особо разбирая дороги, я со всех ног кинулся подальше от машины, искренне надеясь, что Даину хватит мозгов не бросать свою машину посреди дороги. И, кажется, мозгов ему действительно хватило…

*****


Последние пять лет твоей жизни – это кромешный Ад. Тебе плохо? Грустно? Скучаешь? Нет. Это нечто куда страшнее. Куда больнее. Куда хуже обыкновенной череды неприятных эмоций. Отчасти это было из-за вашего с Ёном расставания. Не так все должно было быть! Ты хотел сказать ему, что вернешься, что будешь думать о нем каждую минуту, поэтому он в ответ так же должен был думать только о тебе! Да, срок длинный – но пять лет – это не вечность! Только бы ты выучился и нашел работу, только бы стал зарабатывать, и отец Ёна был бы вам больше не страшен! Все было нацелено лишь на это и, в конце концов, делалось ради Ёна. Но ничего сказать ты не успел! Слишком бурно он отреагировал на твои слова. А затем уехал, так и не дав тебе объясниться. Ваше расставание превратилось в разрыв. Окончательный.

Сначала ты хотел поехать к Ёну в деревню, дабы все-таки объясниться, но ты не знал, куда именно ехать, а единственным человеком, хранящим нужную тебе информацию, был его отец, который, конечно же, тебе бы ничего не рассказал. Ты надеялся, что Ён, все-таки, вернется раньше, чем уедешь ты. Каждый вечер сидел у его подъезда и терпеливо ждал его, не обращая внимания на стаи бабушек, которые то и дело бросали на тебя и в частности на твои синие волосы неодобрительные взгляды. Но Ёна ты так и не дождался. Уехал в столицу. Должен был быть счастлив от вида этого удивительно красивого города. Но тебе плевать. Не до того тебе было!

Новые друзья, иная атмосфера. Ты попробовал забыть его. Ведь так было проще и тебе, и ему. Даже девушку себе нашел. Худенькую и очень красивую. И, кажется, ты к ней даже начал что-то испытывать. Ты так думал ровно до первой вашей ночи, когда ты внезапно сознал, что на ее месте представляешь Ёна, а затем и вовсе понял что выбрал ее лишь потому, что она на него похожа. Тот же цвет волос, те же глаза, даже грудь нулевого размера. Но она не была Ёном, поэтому разошлись вы быстро. В дальнейшем же в длительных отношениях ты ни с кем больше не был. Ты, конечно, не мог все пять лет сухо дрочить, храня обет целомудрия ради Ёна. Но все связи ограничивались холодным сексом.

Когда как твоя личная жизнь состояла из воспоминаний и случайных ночей, с учебой все было куда лучше. Ты сразу понял, что пошел именно туда, куда было надо. Лекции и преподаватели, научные работы и конференции. Все это было безумно интересно и хоть как-то отвлекало тебя от мыслей о Ёне. На третьем курсе тебе внезапно предложили работу на полставки в какой-то небольшой фирме. И ты, конечно же, сразу за это ухватился. Быстро набрался опыта и через год без особого труда устроился в большую фирму. Днем учеба, ночью написание программ. Не каждый бы смог долго прожить в таком ритме, но ты смог. Потому что у тебя была цель. Ты решил, во что бы то ни стало вернуть все обратно! Завоевать Ёна вновь! Изначально мысль казалось бредовой, ведь, в конце концов, столько времени уже прошло! Плевать! Время – не проблема! Естественно, тебя часто посещали страшные мысли о том, что вот ты приезжаешь, а Ён женат, или давно переехал в какой-нибудь другой город, и найти его тебе уже не удастся. Да, много чего напридумывала твоя больная фантазия, но ты, скрипя зубами, верил, что все обойдется! Что он все еще не забыл тебя! И ждет, пусть наверняка этого при вашей встрече и не признает!

И вот диплом. Последние дни в столице. У тебя уже машина и достаточно денег для того, чтобы снять хорошую квартиру в своем родном городе. С работой проблем никаких нет, потому что боссам твоим плевать пишешь ли ты проги в офисе, или у себя дома за тысячу километров от них. Благо существует такая удобная штука как интернет, которая стирает расстояние между людьми.

Возвращаешься домой в августе. Несколько недель, пока ищешь квартиру, живешь с родителями. Они действительно счастливы и гордятся тобой, вот только постоянно мучают с вопросами о том, почему у тебя нет девушки. Ведь давно пора строить семью! И ты с ними согласен! Пора! Но для начала надо найти того, с кем ее строить! По своим связям ты довольно быстро узнаешь, что Ён теперь учится в государственном университете в вашем городе причем, как ни странно, на том же факультете, на котором учился и ты в столице. Совпадение? Едва ли…

Долго продумываешь вашу первую встречу. Решаешь, что придешь в его университет в первый учебный день. В толпе Ён всегда чувствовал себя скованно, и ты хочешь на этом сыграть, потому что понимаешь, что в первый момент он, скорее всего, захочет тебя послать далеко и надолго. В назначенный день ты, заранее узнав расписание Ёна, покупаешь огромный букет черных роз. Знаешь, что он его не примет, но розы скорее для того, чтобы привлечь к тебе внимание. Ведь в университете будет полно народу и в толпе тебе самому грозило затеряться, а из-за этого пропустить уходящего домой Ёна.

Стоя на крыльце и нервно куря, ты ждешь окончания последней пары. На тебя откровенно пялятся, причем в большинстве своем это девушки, но ты не чувствуешь ни смущения, ни скованности. Ты ждешь. Всматриваешься в дверь, готовый в любую секунду кинутся к выходящему из нее Ёну. И твои ожидания не напрасны. Минут через двадцать на крыльцо выходит Он, и уверенность в себе тебя внезапно покидает. Как же он изменился и, о боги, как же он красив. Он вырос. Стал выше, почти твоего роста. У него изменилась прическа и стиль в одежде. Но это все еще он. Твой Ён. Недолго думая, подходишь к нему и хватаешь за руку, замечая, что он, кажется, хочет от тебя уйти и как можно скорее. Его глаза из-за длинной челки почти не видны, но все равно ты замечаешь в них еле скрываемую панику. Он узнал тебя. Нет. Он все это время помнил тебя! Ты даришь ему цветы, но он естественно их не берет. Хер с ними, с цветами! Тащишь его к своей машине, понятия не имея, что собираешься делать дальше. Букет летит в мусорку. Он свое дело сделал. Уже у машины тебя останавливает какая-то визгливая сучка, но ты быстро ее затыкаешь. Буквально впихиваешь Ёна в свою машину и выруливаешь на дорогу.

Всеми силами пытаешься оставаться в трезвом уме и доброй памяти, но руки предательски дрожат. Благо руль искусно это скрывает. Длительное молчание прерывает Ён. Вы говорите. Напряженно. Сухо. Как незнакомые и не имеющие ничего общего люди. Не выдерживаешь и говоришь все как есть. Признаешься, что любишь…

«Да-да Ён… Я люблю тебя до сих пор!»

Ты видишь, как горят его глаза. Он в смятении, не понимает, что делать, как реагировать. Ты как всегда слишком поторопился, из-за чего теперь у Ёна в голове наверняка настоящая каша. Он говорит тебе вещи, от которых невыносимо больно, но ты терпишь, стиснув зубы и сжимая руль сильнее. Да. Так и должно быть! Ты это заслужил! Пусть выскажется! А потом уже вы поговорите спокойней. Но прежде чем ты осознаешь, Ён выскакивает из машины и убегает. Ты еще минут пять следишь за тем, как его фигура все больше удаляется от тебя, превращаясь в маленькую точку на фоне серого города. Ты не бежишь за ним, потому что знаешь, что сейчас это бесполезно. Ему нужно время. И ты его ему дашь.

 

 







Дата добавления: 2015-10-12; просмотров: 220. Нарушение авторских прав


Рекомендуемые страницы:


Studopedia.info - Студопедия - 2014-2020 год . (0.011 сек.) русская версия | украинская версия