Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Типы инвесторов 14 страница




— Что происходит? В чем дело?

И тогда вор встал и сказал своим товарищам:

— Друзья мои, всю жизнь я промышлял воровством, и мне было трудно преодолеть свою привычку воровать по ночам. Но я подумал: «Я пришел в святое место, поэтому не должен воровать». Поэтому я просто поменял сумки местами. Пожалуйста, простите меня.

Такова сила привычки. Он и сам-то не хочет воровать, но привычка берет свое. Он решает больше не красть, но иногда срывается, просто в силу привычки. Так вот, Кришна говорит о таком человеке: если он решил бросить греховную деятельность и встать на путь сознания Кришны, но, по воле случая, совершаил некий неблаговидный с точки зрения окружающих поступок, это не стоит принимать во внимание. В следующем стихе Кришна говорит: кшипрам бхавати дхарматма: в скором времени он, несомненно, станет святым, ибо живет в согласии с сознанием Кришны.

Вдруг старый бродяга вваливается снова, громогласно извещая о своем приходе:

— Как дела?

Он что-то несет. Идя прямо по рядам слушателей, он пробирается вглубь комнаты, прямо туда, где сидит Свами. Он открывает дверь уборной, кладет туда два рулона туалетной бумаги, закрывает дверь и идет к раковине, кладет на нее несколько бумажных полотенец, а под раковину — еще два рулона туалетной бумаги и еще несколько полотенец. Распрямившись, он поворачивается в сторону Свами и слушателей. Свами смотрит на него и спрашивает:

— Как это понимать?

Бродяга молчит — он свое дело сделал. Свами смеется и благодарит гостя, который уже направляется к двери:

— Спасибо. Большое спасибо.

Бродяга выходит на улицу.

— Вот видите, — Бхактиведанта Свами обращается теперь к своей аудитории, — служить — это так естественно. Смотрите, человек на ногах не держится, но думает: «Тут что-то происходит. Сделаю-ка чего-нибудь для них». Видите, как это получается — само собой. Такова наша природа.

Молодые люди переглядываются. Круто! Такого они еще не видели! Сначала они пели под звон тарелочек, потом Свами, похожий на Будду, говорил о Кришне и пел молитвы, а теперь еще эта дурацкая история с пьяницей. Но Свами невозмутим — сидит как ни в чем ни бывало на полу, словно ничего на свете не боится, и говорит о своей философии, о душе, о том, что все мы станем святыми, даже этот старый алкоголик — и тот станет святым!

Проходит около часа, собака по-прежнему лает, а дети как визжали, так и визжат.

Свами просит своих слушателей, которые совсем еще младенцы в духовной жизни, стать настоящими самоотверженными проповедниками сознания Кришны:

— Из «Бхагавад-гиты» вы узнаете, что для Кришны нет никого дороже, чем те, кто проповедует людям этого мира послание «Гиты». Поэтому наш долг — проповедовать принципы «Бхагавад-гиты», чтобы дать людям сознание Кришны.

Бхактиведанта Свами говорит прямо, он не может ждать — пусть даже они и не готовы. Это крайне необходимо. Мир нуждается в проповедниках сознания Кришны.

Люди страдают из-за отсутствия сознания Кришны. Поэтому каждый из нас должен проповедовать сознание Кришны на благо всего мира. Господь Чайтанья, чье изображение висит на витрине нашего храма, был превосходным проповедником сознания Кришны. Господь говорит: «Я приказываю всем вам стать духовными учителями. Примите мой приказ». Господь Чайтанья повелевает нам отправляться во все страны и проповедовать сознание Кришны. Кришна ждет, когда мы возьмемся за эту миссионерскую деятельность, когда будем бескорыстно проповедовать «Бхагавад-гиту», ничего не придумывая и не ожидая награды — как она есть. Нас не должны привлекать мирские занятия, иначе мы не обретем Кришну. Но это не значит, что мы должны относиться к окружающим враждебно. Нет, наш долг — давать им совершенные наставления: станьте сознающими Кришну и ...

Какой-то юноша уже не может сдержаться и начинает нести какую-то околесицу.

Бхактиведанта Свами: Нет. Не нужно сейчас мешать.

Парень (поднимается): Слушайте, вы… (Парень начинает выходить из себя, остальные пытаются его успокоить).

Бхактиведанта Свами: Нет-нет-нет. Нет, нет, нет, нет. Не сейчас. Нет, сейчас не время для вопросов.

Парень: Дайте мне сказать.

Бхактиведанта Свами: Нет. Сейчас вы не должны говорить.

Парень: Нет, подождите. Постойте.

Бхактиведанта Свами: Почему вы вмешиваетесь? У нас есть специально отведенное время для вопросов.

Некоторые из присутствующих: Да ладно, пусть говорит! Дайте человеку сказать! (Одни поддерживают парня, защищая его право высказаться, другие стараются заставить его замолчать)

Второй парень: У меня всего один вопрос. Пожалуйста… Сколько можно сидеть и молчать, ни о чем не думая? Сколько это может продолжаться?

Бхактиведанта Свами: Я еще не закончил. У нас будет время для вопросов, когда лекция подойдет к концу (обе группы в аудитории продолжают ссориться). Хорошо, меня радует ваше любопытство, но, пожалуйста, подождите. Потерпите немного, мы еще не закончили. Как только мы завершим лекцию — минут через пять-десять— я уделю внимание вашему вопросу. Потерпите. Сядьте. (Аудитория успокаивается, и Свами продолжает говорить).

Через пять минут…

Бхактиведанта Свами: Ладно. Этот джентльмен больше не может терпеть. Давайте на этом остановимся. Итак, что вы хотели спросить, сэр?

Парень: Практически мы стремимся уделять особое внимание тем, кого мы отождествляем с фактом самим по себе. Многим людям суждено объяснять вопросы «где» и «почему», касающиеся метафизической истины, что «я мыслю — следовательно, я существую».

Бхактиведанта Свами: Каков ваш конкретный вопрос?

Парень: У меня нет ответа на этот вопрос. Я могу только сказать, что пытаюсь… живу, дышу.

Бхактиведанта Свами: Да.

Парень: Так вот… способность — скажите, почему у меня ничего не получается? Могу я понять эти «где» и «почему»?

Бхактиведанта Свами: Хорошо.

Парень: Мне тяжело с вами. Мне трудно говорить.

Бхактиведанта Свами: Пока мы здесь, в материальном мире, у нас много трудностей.

Парень: Трудностей не много. Трудностей не много. Это величайший факт. У меня… Я знаю…

Бхактиведанта Свами: Да.

Парень: Я также знаю, что «где» и «почему» моего личного…

Бхактиведанта Свами: Да.

Парень: Я не приходил сюда. Но дайте, я объясню свое положение. В этом нет нужды… Я понимаю, что должен… Я думаю, разница в том, чтобы научиться… Вы обнаружите это бесчисленное множество раз по тому же признаку… Может быть, нам удастся примирить факт индивидуального существования в течение долгого времени, чтобы выяснить, почему…

Бхактиведанта Свами (поворачиваясь к одному из молодых людей): Рой, ты можешь ему ответить? Это общий вопрос. Можешь ответить?

Рой сочувственно оборачивается к бессвязно говорящему парню, а Свамиджи обращается к своим слушателям:

— На сегодня достаточно, — теперь его голос звучит устало и покорно, — давайте проведем киртан.

Нижний Ист-Сайд вновь затихает. Начинается пение: звенят бронзовые тарелочки, голос Свамиджи выводит мелодию, а аудитория ему подпевает. Это продолжается еще полчаса.

Девять часов. Собравшиеся сидят перед Свами. Один юноша приносит яблоко, деревянную чашку и нож. Пока присутствующие прислушиваются к своим ощущениям и пытаются оценить эффект пения, словно это какой-то новый наркотик, Свами режет яблоко пополам, потом на четыре части, потом на восемь, пока ломтиков не становится достаточно много. Он берет себе один и просит одного из ребят передать чашку по кругу. Свами запрокидывает голову, ловко отправляет в рот ломтик яблока, не касаясь пальцами губ, и долго, задумчиво жует. Его паства молча пережевывает маленькие кусочки яблока. Бхактиведанта Свами встает, надевает туфли и выходит через боковую дверь.

*****

Когда Бхактиведанта Свами удалялся в свое жилище, а гости, выйдя через парадную дверь, расходились по домам, Дон и Рафаэль выключали свет, запирали дверь и, завернувшись в одеяла, устраивались на полу спать. Дон и Рафаэль как раз подыскивали себе жилье, когда услышали о «доме Свами». Любому, кто выказывал хотя бы небольшое желание стать его учеником, Бхактиведанта Свами позволял жить в магазинчике и считать его своим домом. Конечно, за проживание и пищу Свами просил их вносить какую-то плату, но уж если у кого-то денег совсем не было - как у тех же Дона и Рафаэля - что ж… Пусть живут и помогают чем могут.

Дон и Рафаэль первыми откликнулись на предложение Свами. Им нравился и сам Свамиджи, и его пение, а вот философию и стиль жизни преданных они серьезно не воспринимали. Ни денег, ни работы у них не было, они носили длинные спутанные волосы и днем и ночью ходили в одной и той же одежде. Бхактиведанта Свами настаивал на том, чтобы, по крайней мере, пока живут здесь, они соблюдали установленные правила — не употребляли наркотики и алкоголь, не играли в азартные игры, отказались от незаконного секса и не ели мяса. Он понимал, что эту парочку сложно назвать серьезными учениками, но тем не менее позволил им остаться, надеясь, что со временем они станут серьезнее.

Часто в поисках ночлега в магазинчик заглядывал какой-нибудь незнакомый скиталец, и Дон и Рафаэль его пускали. Однажды в «Бесценных дарах» несколько ночей подряд спал на деревянной скамье пожилой седобородый индиец с забинтованными ногами, который принял христианство и сейчас шел пешком со своей миссией — известить мир о скором конце света. Порой в магазинчике находили приют до дюжины бродяг - Дон с Рафаэлем без проблем предоставляли им ночлег, объясняя, что Свами будет не против - при условии, что они рано встанут. Пристанище находили даже те, кого привлекала лишь возможность бесплатно поесть. После утренней лекции и завтрака они обычно снова «отчаливали» в майю.

Дон и Рафаэль были постоянными жильцами Свами, хотя, бывало, и пропадали куда-то на весь день, возвращаясь только чтобы поесть, поспать и поучаствовать в вечернем пении. Иногда они пользовались ванной. Порой случалось так, что целый день они без дела торчали в магазинчике, и когда кто-то заходил и спрашивал о лекциях Свами, рассказывали все, что знали. А знали они совсем немного. Они признавались, что по-настоящему не разделяют философии Свами, и последователями его себя не считают. А если кто-то чересчур уж донимал их расспросами о его учении, Дон и Рафаэль советовали: «Слушай, может тебе сходить наверх и поговорить с ним самим? Свами живет в квартире, во внутреннем корпусе. Сходи и поговори с ним».

 

Большую часть времени Бхактиведанта Свами проводил у себя на квартире. Иногда, выглядывая из окна, он замечал, что в ванной, рядом с маленькой уборной, забыли выключить свет. Сойдя вниз, чтобы попросить не жечь зря электричество, он порой заставал своих жильцов болтающими или читающими лежа на полу. Бхактиведанта Свами бросал на них строгий взгляд и просил не оставлять свет включенным, объясняя, насколько важно не тратить попусту энергию и деньги Кришны. Бхактиведанта Свами носил кхади, домотканую одежду из грубого хлопка, которая казалась американцам немного странной. Даже шафрановые дхоти и чадар были необычны: неравномерно выкрашенные натуральным индийским красителем, эти выцветшие одежды не были похожи ни на что западное. Бхактиведанта Свами выключал свет. Парням нечем было возразить, и они не находили ничего умнее, чем просто бессовестно на него пялиться, пока он не уходил, больше не сказав ни слова.

Денег постоянно не хватало. На вечерних встречах Бхактиведанте Свами иногда жертвовали пять или шесть долларов мелочью и бумажками, а Дон обещал, что когда он поедет в Новую Англию собирать яблоки, он привезет для Свами денег. Рафаэль тоже уверял, что скоро разбогатеет. Бхактиведанта Свами просто ждал и во всем полагался на Кришну. Соседям он казался человеком-загадкой. Иногда он расхаживал по двору, между зданиями, взад-вперед и, опустив руку в мешочек, повторял на четках мантру.

Но чаще всего он сидел в комнате и работал. Как он сказал когда-то в одной лекции, еще на Бауэри: «Я все время работаю, читаю или пишу — всегда что-то делаю — круглые сутки». Одной только работы над переводом монументального «Шримад Бхагаватам» в шестидесяти томах, по четыреста страниц каждый, ему бы хватило, чтобы работать не вставая дни и ночи напролет. Каждую свободную минуту он посвящал работе - сидел за маленькой пишущей машинкой или переводил с санскрита на английский. Львиную долю работы он проделывал в ранние утренние часы, когда никто не мешал. Он внимательно просматривал комментарии ачарьев прошлого, на санскрите и бенгали, подбирал подходящие цитаты и, придерживаясь объяснений этих великих учителей, дополняя их собственным пониманием и духовным опытом и старательно сплетая воедино, печатал на машинке свои «комментарии Бхактиведанты». У него не было ни малейшего представления, где брать средства на издание следующих томов, но работу он не бросал, веря, что все получится.

Но миссия его не ограничивалась переводом «Шримад Бхагаватам», поэтому много времени и сил он тратил на беседы с посетителями. Если бы работа над книгами была его единственной целью - зачем тогда было ехать в Америку и проходить через все связанные с этим трудности и опасности. Но сейчас к нему приходило много гостей, и он должен был беседовать с каждым, донося до них сознание Кришны - это было частью его миссии. Заходили, как правило, молодые люди, совсем недавно переехавшие в Нижний Ист-Сайд. У него не было ни установленных приемных часов, ни секретаря, который мог хоть как-то оградить его от частых посещений. В любое время дня и ночи Бхактиведанта Свами постоянно отрывался от своих переводов, чтобы поговорить с любым желающим. Отношения между соседями в этом районе были простыми, без церемоний, и нередко к нему забредали просто какие-то люди с улицы. Иногда приходили искренние и ищущие, но много было и таких, кто заглядывал просто от нечего делать, а порой – и одурманенных наркотиками или алкоголем. Приходили не только чтобы смиренно задавать вопросы, но и чтобы поспорить.

Однажды молодой хиппи, наглотавшийся ЛСД, поднялся к Свами и, усевшись напротив, заявил:

— Сейчас я выше вас. Я — Бог.

Бхактиведанта Свами слегка склонил голову и сложил ладони:

— Пожалуйста, примите мое почтение, — сказал он, а затем вежливо попросил «Бога» удалиться.

Другие честно признавались, что сошли с ума или одержимы духами и просто хотят избавиться от умственных страданий.

Лон Соломон: Я искал духовные центры — такие места - знаете - куда можно пойти - и тебя не выгонят (а не так как в магазинах), и где ты можешь реально поговорить с людьми и попытаться понять высшую истину. Я приходил в магазинчик Свами, и знал, что это - настоящий духовный центр. Там и в самом деле было что-то такое… Я сидел на наркотиках, и периодически меня посещала мысль - а ведь я, наверное, Бог, или что-то около (что, конечно, было весьма далеко от моего настоящего положения). На самом деле у меня были проблемы - и из-за сильнейших страданий я стал как ненормальный. Но стоило мне почувствовать малейшее желание увидеть Свами - меня как ветром несло к нему. Я не считал посещение его лекций обязательным для себя, но часто приходил просто так. Помнится, я там ночевал. Двери магазинчика для меня были открыты в любое время, и ночевать там мне всегда разрешали. Я хотел показать Свами, в каком плачевном состоянии нахожусь, чтобы он уж наверняка помог мне. Он предложил мне к нему присоединиться - и тогда он точно разрешил бы мои проблемы. Но я был к этому не готов.

Я был очень привязан к сексу, и хотел знать, что имеется в виду, когда он говорит о незаконном сексе — каково его определение? Он сказал: «Это значит секс вне брака». Но меня такой ответ не удовлетворил, и я попросил объяснить подробнее. Он предложил мне для начала подумать над ответом, который он уже дал, а на следующий день прийти, и обсудить этот вопрос более подробно.

На следующий день я явился с девушкой. Свами открыл дверь и сказал: «Я очень занят. У меня много работы, мне нужно переводить. Сейчас я не могу тебя принять». Это был первый (и единственный) раз, когда он не оказал мне радушного приема, не уделил внимания и не ответил на мои вопросы. Поэтому я сразу же ушел, вместе с подружкой. Он словно видел меня насквозь и безошибочно определил, что я пришел к нему, чтобы произвести впечатление на девушку. Он сразу заметил это - такое общение ему было не нужно. Но всякий раз, когда я действительно приходил к нему с проблемами, он мне помогал.

Иногда к Свами приходили юнцы, претендовавшие на роль ученых, чтобы проверить его знание «Бхагавад-гиты».

— Вы прочли «Гиту», — говорил Бхактиведанта Свами. — Итак, каков же ваш вывод? Если вы утверждаете, что знаете «Гиту», тогда вы должны знать, к какому заключению приходит Кришна.

Но большинству из них даже в голову не приходило, что Гита, оказывается, подводит к какому-то заключению. А если даже и подводит, то с какой это стати им строить вокруг этого вывода всю свою жизнь! «Гита» — духовная книга, значит, следовать ей совсем не обязательно.

Один молодой человек спросил:

— А по какой книге будут лекции на следующей неделе? Вы будете читать «Тибетскую книгу мертвых»? — как будто Бхактиведанта Свами был учителем религиоведения в колледже.

— В «Бхагавад-гите» есть все, — ответил Бхактиведанта Свами, — каждый ее стих можно изучать три месяца.

Были и другие вопросы:

— А как насчет Камю?

— А в чем его философия? — спрашивал Бхактиведанта Свами.

— Он говорит, что все есть абсурд и единственный философский вопрос — совершать или не совершать самоубийство.

— Это значит, что все — абсурд с его точки зрения. Материальный мир абсурден, но за пределами этого мира существует духовный мир. Это значит, что он не знает о существовании души. Душу нельзя убить.

Приверженцы разных мыслителей спрашивали у него:

— Что вы думаете о Ницше? О Кафке? О Тимоти Лири? О Бобе Дилане?

Бхактиведанта Свами спрашивал, в чем суть их философий, и почитателю того или иного интеллектуального героя приходилось ее пересказывать, а потом защищать своего кумира.

— Все это просто умственные игры, — говорил Бхактиведанта Свами. — В материальном мире все — обусловленные души. Ваше знание несовершенно. Ваши чувства — грубы и тупы. Что толку в вашем мнении? Мы должны получать знание из авторитетного источника, от Кришны.

— Вы хотите сказать, что никто из великих не сознает Бога? — спросил кто-то из слушателей.

— Они сознают Бога настолько, насколько они искренни. Но если нам нужно совершенное знание о Боге, мы должны обратиться к шастре.

Желающих поспорить было немало, но пристальный взгляд Свами и его несокрушимая логика обычно заставляли спорщика задуматься и замолчать.

— Не является ли духовное наследие Китая более совершенным?

Порой ответом Бхактиведанты Свами было просто недовольное выражение лица.

— Вообще, лично я следую Веданте, — добавлял вопрошающий.

— А вы знаете, что такое Веданта? Вы знаете, как звучит первый афоризм Веданта-сутры? Знаете?

— Нет, я…

— Тогда как вы можете говорить о Веданте? Ведайш ча сарвайр ахам эва ведйах. Кришна говорит, что Он — цель Веданты. И если вы ведантист, тогда вы должны стать сознающим Кришну.

— А как вы относитесь к Будде?

— А вы следуете Будде?

— Нет.

— Вот именно что нет — вы просто болтаете. Но почему вы не следуете? Следуйте Кришне, следуйте Христу, следуйте Будде. Но не нужно впустую молоть языком.

— Это похоже на христианство. Есть ли разница?

— Это то же самое: любовь к Богу. Но кто такой христианин? Кто следует Христу? Библия учит: «не убий», но убивать христиане научились очень хорошо и делают это по всему миру. Вы знаете об этом? Христиане говорят, что Иисус умер за наши грехи — так почему вы по-прежнему грешите?

И как Бхактиведанта Свами был далек от американских представлений, так и посетители его были далеки от абсолютного знания. Кто бы ни приходил, Свами не тратил времени попусту — а сразу же переходил к философии, рассуждению и доводам. Он неутомимо выступал против атеизма и имперсонализма. Он говорил убежденно, доказывая существование Бога и универсальность сознания Кришны. Он говорил много и решительно, днями и ночами, рассматривая все возможные вопросы и виды философий.

Еще ему доводилось выслушивать суждения американцев на всевозможные темы. Он слышал, что молодежь Америки недовольна войной и состоянием американского общества. Один парень сказал ему, что не хочет жениться, потому что не может найти ни одной целомудренной девушки - легче иметь дело с проститутками. Другой признался, что когда мать была им беременна, она хотела сделать аборт, но в последний момент ее отговорила бабушка. Беседовал он и с гомосексуалистами. Однажды кто-то сказал ему, что в некоторых нью-йоркских кругах считается шиком есть плоть недоношенных младенцев. На всех этих встречах Бхактиведанта Свами говорил людям истину.

Разговаривая с марксистами, он объяснял, что, хотя Маркс и считал все собственностью государства, на самом деле все принадлежит Богу. Только «духовный коммунизм», при котором в центре всего стоит Бог, приведет к успеху. Видения от ЛСД он называл обычными галлюцинациями и объяснял, как можно на самом деле увидеть Бога, и каков Он.

После первой же встречи подобные посетители уходили и больше не возвращались. Но некоторые из новых друзей остались. Они наблюдали, как Свами общается с гостями и им начинали нравиться его аргументы, заботливое отношение к посетителям и преданность Кришне. Было видно, что он действительно знает, как помочь людям. Всем без исключения, как средство решения проблем, он предлагал сознание Кришны, давая ровно столько, сколько они могли принять. И некоторые начали относиться к посланию Свами всерьез.

 

* * *

«Мы назовем наше общество “ИСККОН”», — Придумав эту аббревиатуру, Бхактиведанта Свами весело рассмеялся.

Он начал подготовку к юридической регистрации Общества еще весной, когда жил на Бауэри. Но даже до того, как оформлять его официально, он уже говорил о «Международном обществе сознания Кришны», упоминал о нем в письмах в Индию и в интервью для «Вилледж Войс». Один из новых друзей Бхактиведанты Свами предложил название, которое, по его мнению, для жителей Запада звучало бы более привычно — «Международное общество сознания Бога», но Бхактиведанта Свами настоял: «Сознания Кришны». «Бог» — понятие расплывчатое, а «Кришна» — и точно, и научно. С духовной точки зрения «сознание Бога» звучало слабее и не указывало непосредственно на личность. А если жители Запада не знают, что Кришна — Бог, то Международное общество сознания Кришны расскажет им об этом, прославляя Его «в каждом городе и деревне».

Выражение «сознание Кришны» Бхактиведанта Свами позаимствовал из «Падьявали», книги, написанной в шестнадцатом веке Шрилой Рупой Госвами - так он перевел фразу кришна-бхакти-раса-бхавита — «наслаждаться сладчайшим вкусом преданного служения Кришне».

Но регистрация ИСККОН как некоммерческой религиозной организации, свободной от уплаты налогов, требовала денег и услуг юриста. У Карла Йоргенса уже был небольшой опыт в учреждении религиозных, политических и благотворительных организаций, и когда он познакомился с Бхактиведантой Свами на Бауэри, то вызвался помочь. Он обратился к знакомому юристу по имени Стивен Голдсмит.

Стивен Голдсмит, молодой еврей, работал адвокатом, был женат и имел двоих детей. Он владел собственной фирмой на Парк авеню и интересовался духовными движениями. Когда Карл рассказал ему о планах Свами, Стив сразу же загорелся этой идеей — зарегистрировать для индийского свами религиозное общество. Он пришел к Бхактиведанте Свами на Вторую авеню, 26 и обсудил с ним проблемы регистрации, освобождения от уплаты налогов, его иммиграционный статус и, кроме того, некоторые вопросы сознания Кришны. Г-н Голдсмит приходил к Бхактиведанте Свами еще несколько раз. Однажды он привел детей, и тем очень понравился «суп», приготовленный Свами. Он начал посещать вечерние лекции, на которых зачастую был единственным слушателем, который не «хипповал». Однажды вечером м-р Голдсмит пришел на лекцию и киртан Бхактиведанты Свами, подготовив все необходимые бумаги, чтобы собрать подписи учредителей нового Общества для завершения процедуры регистрации.

 

11 июля

Бхактиведанта Свами читает лекцию.

М-р Голдсмит, в широких брюках и рубашке с галстуком сидит на полу рядом с дверью и внимательно слушает, не обращая внимания на уличный шум. Бхактиведанта Свами только что закончил рассказывать о том, как своими атеистическими толкованиями «Бхагавад-гиты» ученые сбивают с толку простодушных людей. В знак почтения к уважаемому юристу, а может быть, чтобы м-ру Голдсмиту было легче понять, о чем речь, Бхактиведанта Свами знакомит его с темой лекции.

Я приведу пример из жизни, показывающий, как можно поставить все с ног на голову. Вот председатель нашего общества, г-н Голдсмит… Он знает, что благодаря умению толковать законы опытный юрист может многого добиться. Когда я жил в Калькутте, правительство издало закон о налогообложении, но один опытный юрист так истолковал этот закон, что правительству пришлось полностью его пересматривать - действиями этого юриста их планы потерпели крах. Итак, мы не хотим сорвать план Кришны, для осуществления которого была рассказана «Бхагавад-гита». Но некоторые самозванцы пытаются его испортить. Поэтому их действия незаконны. Да, г-н Голдсмит, вы можете задать вопрос.

Г-н Голдсмит встает, и, к удивлению присутствующих, делает краткое объявление с просьбой подписаться под уставом нового религиозного движения, возглавляемого Свами.

Бхактиведанта Свами: Все на месте. Вы можете собрать адреса прямо сейчас.

Г-н Голдсмит: Я соберу их прямо сейчас.

Бхактиведанта Свами: Да, пожалуйста. Билл, дай свой адрес. И Рафаэль, ты тоже. И Дон… Рой… г-н Грин.

На этом программа неожиданно обрывается, и те, кого попросили подписаться в качестве учредителей, собираются в круг посреди маленького магазинчика, ожидая возможности бегло просмотреть страницы документа, который юрист достал из дипломата, и поставить подпись на указанном месте. Но пока что ни один из них не решил посвятить себя сознанию Кришны.

Г-ну Голдсмиту нужно собрать необходимое количество подписей. Это горстка сторонников Свами, которые достаточно уважительно к нему относятся и хотят помочь. Первыми попечителями, которым предстоит занимать этот пост в течение года «до первого ежегодного собрания членов организации», стали Майкл Грант (который поставил подпись и дал свой адрес, даже не прочитав документ), подруга Майка, Джен, и Джеймс Грин. Никто из них не собирался всерьез брать на себя какие-то обязательства попечителя религиозной организации, но помочь Свами, дав возможность обрести законное существование только что родившемуся обществу, они были рады.

Вторая группа попечителей, согласно закону, вступала в должность через год. Ими стали Пол Гардинер, Рой и Дон. Попечителями с начала третьего года существования общества предстояло быть Карлу Йоргенсу, Биллу Эпштейну и Рафаэлю.

Никто из них толком не понимал, что это за официальный документ на пяти страницах, поняли только, что Свами учреждает какое-то Общество. Зачем? А затем, чтобы освободиться от налогов, если кто-то дает большое пожертвование, и ради прочих привилегий, которыми может пользоваться зарегистрированное религиозное общество.

Но тогда все это едва ли казалось нужным и даже существенным. Кто будет жертвовать? У кого из прихожан есть деньги? Да ни у кого. За исключением, может быть, м-ра Голдсмита.

Но Бхактиведанта Свами смотрит в будущее. Его планы гораздо шире, чем простое освобождение от налогов. Он пытается служить духовным предшественникам и исполнить древнее пророчество о том, что в эпоху Кали возникнет духовное движение, которое будет процветать в течение десяти тысяч лет. На фоне безумно долгой эпохи Кали (которая длится четыреста тридцать две тысячи лет), шестидесятые годы двадцатого столетия кажутся мгновением.

Веды говорят, что вселенское время движется циклично, проходя через четыре «сезона» (юги), худшая из которых - эпоха Кали — время, когда люди утрачивают свои духовные качества, и в итоге человеческое общество превращается в стадо животных, лишенных представления о том, каким быть человеку. Но ведические Писания, кроме того, предсказывают наступление «золотого века» духовной жизни, который начнется с приходом Господа Чайтаньи и продлится десять тысяч лет — как небольшой водоворот, движущийся вспять течению Кали-юги. Заглядывая на тысячелетия вперед, но при этом стоя обеими ногами на земле Второй авеню, Бхактиведанта Свами основал Международное общество сознания Кришны. Пока что за все отвечает только он один: платит за аренду, оформляет регистрацию, а самое главное - прокладывает путь для будущего всемирного сообщества преданных. Однако он не считал, что такое скромное начало как-то ограничивает размах его божественной миссии. Он знал, что все зависит от Кришны — и успех, и поражение. На все воля Всевышнего. Ему остается лишь делать попытки.

Цели общества, зафиксированные в свидетельстве о регистрации ИСККОН, раскрывали замысел Бхактиведанты Свами. Их было семь, как и в проекте устава Лиги преданных, основанной им в Джханси (Индия, 1954 год). Та попытка оказалась безуспешной, но цели остались прежними.

 

Семь целей Международного общества сознания Кришны:

 

а) систематически распространять в обществе духовное знание и обучать людей методам духовной практики, чтобы восстановить нарушенное равновесие в системе ценностей общества, а также обеспечить подлинное единство людей и установить мир во всем мире;







Дата добавления: 2015-10-12; просмотров: 221. Нарушение авторских прав


Рекомендуемые страницы:


Studopedia.info - Студопедия - 2014-2020 год . (0.013 сек.) русская версия | украинская версия