Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Прививки: основные проблемы 2 страница




[62] Примечательно, что Дженнер в своих публикациях ни разу не упомянул о деталях этого исторического события, но на основании другой, более подробно им описан­ ной инокуляции одного конюха можно предположить, что Дженнер инокулировал все объекты своих экспериментов по наимягчайшему методу Саттона. Поэтому все нынешние разговоры апологетов прививания «о смертельной дозе» и «страшном риске великого медика» могут вызвать разве что улыбку.

[63] Впоследствии Дженнер, смакуя эффект своего «открытия», еще много раз инокули­ровал этого слабого, болезненного мальчика (так и называя его снисходительно в своих письмах — «мой бедный Фиппс»), убеждаясь, что никакой реакции не наблюдается. Разбогатев, Дженнер подарил Фиппсу коттедж. Правда, как следует насладиться честно заработанным Фиппсу не удалось — в возрасте 20 лет он скончался, как и сын Дженнера, от туберкулёза.

[64] См.: Baxby D. Edward Jenner's Unpublished Cowpox Inquiry and the Royal Society: Everard Home's Report to Sir Joseph Banks // Medical History. 1999; 43:108-110.

[65] Об этом Дженнер в своей статье 1798 г. скромно упомянул следующим образом: «На 8-й день мальчик был уже свободен от своего недомогания... но оказался неподходящим для инокуляции, так как, вскоре после эксперимента, он заболел лихорадкой в работном доме» (выделено мной. — А.К.). Подумать только, какое совпадение! Идея объяснения осложнений была творчески развита его последователями: что бы худого ни случилось вслед за прививкой, с ней не связано. В следующей статье, также напечатанной им отдельной брошюрой в 1799 г., Дженнер, всё же, сообщил, что мальчик скончался — вероятно, от рожистого воспаления.

[66] Здесь еще следует отметить, что многие инокуляторы - в том числе и Томас Димсдэйл - отмечали, что после первой инокуляции сделанная позднее повторная очень часто приводит к появлению на коже тех же самых элементов, и это вовсе не является абсолютным свидетельством «неуспеха».

[67] Я подчеркиваю здесь «русский», потому что в некоторых работах по истории медицины встречается ошибочное утверждение, что Мухин сделал прививку первым в Российской империи. На самом деле первым, вероятно, прививку сделал известный рижский врач Отто Гун (1764-1832) 27 ноября 1800 г. См.: Канеп В. К характерис­тике русско-латышских научно-медицинских связей // Из истории медицины - К. Рига, 1973, с. 46-47.

[68] Об этом писал и Крейтон в своем сочинении «Дженнер и прививки: странная глава в истории медицины», 1889 г. (о Крейтоне еще будет сказано далее) и не так давно подтвердил на основании своих собственных исследований англичанин Питер Ра-зель. См.: Razzel P. Edward Jenner's Cowpox Vaccine: The History of a Medical Myth. Caliban Books, 2nd ed., 1980.

[69] Во многих странах еще в течение долгих десятилетий пытались цепляться за джен­неровские выдумки, часто только для того, чтобы не быть вынужденными признать собственную глупость и легковерие. В 1840 г. председатель комиссии по ревакцина­ции Французской Академии наук Седильо заявлял: «Привитие коровьей оспы по силе и продолжительности своего предохраняющего действия есть неприкосновенная святыня; не посмеем же мы касаться до нее и не сделаем из наших заблуждений оружия, которое могло бы обратиться против нее» (цит. по: Рейтц В. «Критический взгляд на оспопрививание». СПб., 1873, с. 28-29). Собственно, вот на таких «непри­косновенных святынях» и страхе перед «готовым обратиться против них оружием» прозревшего общественного мнения и основаны прививочные ритуалы. А Королев­ская комиссия (см. далее) даже в самом конце XIX в. утверждала, что «лишь в исключительных случаях вакцинация младенца не обеспечивает ему пожизненного иммунитета к натуральной оспе» (Fenner F. et al. Smallpox and its eradication. WHO, Geneva, 1988, p. 271).

[70] Попутно можно отметить, что попытка Дженнера начать собственную прививочную практику в Лондоне завершилась полным провалом.

[71] Не это ли имел в виду малограмотный советский прививочный агитатор, сообщив­ший в своей книге: «Много пришлось пережить ученому, вынести травлю мракобе­сов и лжеученых»? (Блинкин С.А. «Вакцины защищают». М., 1983, с. 25).

[72] Так, д-р Гиль, «главный оспопрививатель в Мюнхене», заявлял: «Мы обязаны вакци­ нации не только искоренением оспы, но и уменьшением смертности вообще, умень­шением бедности, сохранением здоровья и красоты, увеличением человеческих радостей и блаженства» (Dr. F. Giel. Die Schutzpocken-Impfung in Baiern. Munchen, 1830, S. 166). А д-р Краус, один из инициаторов введения закона об обязательном оспопрививании в Баварии, в своей книге сообщал: «После вакцинации кости и хря­ щи усиливаются, дети вдруг начинают ходить; бледные, хилые золотушные дети становятся здоровыми и крепкими; мозг и нервы развиваются быстрее, вообще дети становятся умнее и красивее; идиотизм и кретинизм вследствие вакцинации заметно уменьшаются, даже немые начинают говорить» (Dr. Krauss Die Schutzpockenimpfung. Niirnberg, 1820. Цит. по, Рейтц В. Критический взгляд на оспопрививание, с. 5-6 и 25-26). Подобного рода «научные сообщения» стояли за введением обязательного оспопрививания и в других странах. Жаль, что их авторы не испытали прививки на себе, дабы убедиться, что те на самом деле никак не влияют ни на идиотизм, ни на кретинизм.

[73] Вот свидетельство немецкого врача Зигмунда Вернера: «Я помню то время, когда я, не освободившись еще от наклонности jurare in verba magistri (слепой веры в слова учителей. - А.К.), был воодушевлен верой в благодетельную силу вакцинаций, зная о них лишь понаслышке. Собственные мои наблюдения привели меня к противопо­ложному воззрению. После того как я несколько раз видел вакцинные пустулы одновременно с оспенным заболеванием или незадолго перед ним; после того как на моих глазах умирали от оспы такие люди, которые были привиты не только два раза, но и много раз; после того как я убедился, что вакцинация не имеет ни малей­шего или только воображаемое предохранительное значение как против ветряной, так и против натуральной оспы; после того как я часто наблюдал, какие серьезные заболевания и дурные последствия причиняются вакцинацией и ревакцинацией; и, наконец, после того как я слишком часто бывал свидетелем, что дети совершенно здоровых родителей начинали хворать и потом буквально увядать вслед за вакцинацией или делались в высшей степени золотушными,— после таких очевидных фактов я должен был из горячего приверженца обратиться в убежденно­го противника вакцинаций. И теперь, совершивши оспопрививание коровьей лимфы 3555-ти субъектам, имея, следовательно, достаточно случаев прийти к самостоя­тельному суждению о достоинстве обязательного оспопрививания, я вынужден со­гласиться с мнением профессора Йозефа Германа, что "вакцинация принадлежит к числу величайших заблуждений и обманов медицинской науки"». А вот цитата и из самого проф. Германа, бывшего много лет главврачом Венской городской больни­цы: «Я смотрю на все дело оспопрививания вместе с его теорией как на самое вульгарное и вредное шарлатанство и считаю за оскорбление чистой науки, когда оспопрививанию приписываются какие-то научные признаки» («Die falschen Grundlagen des Reichs-Impfzwangsgesetzes von 1874, von Gustav Heymann», 1882, с 16-17. Цит. по: Бразоль Л. Е. Дженнеризм и пастеризм. Критический очерк научных и эмпирических оснований оспопрививания. Харьков, 1885, с. 138-139). Или вот слова д-ра Стоувелла, сказанные им в 1870 г. (за плечами 25 лет вакцинаторского стажа): «Прививки - не просто иллюзия, но проклятие для человечества. Иррацио­нально даже утверждать, что гнилая материя, взятая из пузырей органического происхождения, может каким-либо иным образом влиять на человеческий орга­низм, кроме того, что будет наносить ему вред. Сначала говорили, что прививка защищает на всю жизнь. Когда оказалось, что это не так, предложили ревакцинацию каждый седьмой год. И это не вышло. Тогда стали искать необходимую коровью оспу. Коровам делали уколы человеческой оспы, и гнилое выделяемое этой опера­ции называли оспенной лимфой. Этот жуткий яд вносят в человеческий организм, независимо от того какие болезни были у животного и у человека. Ныне это назы­вается "истинной вакциной". Эта чистая лимфа переносит от ребенка к ребенку болезни. Госпиталей и аптек стало больше на 80%, и этот рост продолжается. Какие там 450 врачей в "Синей книге", когда только в одном Лондоне 3000 врачей?»

[74] То, что врачи имеют в прививочном вопросе свои интересы, весьма далекие от заботы о благе пациентов, всегда было секретом Полишинеля. Приведу цитату из доклада, прочитанного в январе 1883 г. английским врачом Алинсоном: «Посмотри­ те, какие мы делаем на этом деньги! За каждую прививку выходит шиллинг или шиллинг и шесть пенсов, да еще премия за хорошую работу. Добавьте сюда частную практику - от шести пенсов до пяти фунтов. Увидев, как это оплачивается, вряд ли вы пойдете к заинтересованной стороне за непредубежденным советом. Если вы хотите знать правду о прививках, идите к тем, кто не делает на них никаких денег. Если бы врачи получали шиллинг, стреляя, в качестве профилактической меры против кори, в луну каждый раз в полнолуние, они бы доставили статистику, дока­зывающую, что нет более эффективной практики и что население вымерло бы, если бы она прекратилась» (Vaccine Inquirer, 1883).

[75] Д-р Джон Скотт, врач Манчестерской больницы женских и детских болезней, а также яростный защитник прививок, заявил в публичной лекции «Оспа и прививки» следующее: «На мой вопрос, сколько времени ребенок болен, матери очень часто отвечают: доктор, он вообще не был здоров с момента, как сделали прививку. Нельзя обойти того факта, что прививки ненавидимы среди рабочего класса, но крайней мере в Ланкашире». Широкую известность получила история с немецким школьным инспектором, который на заданный в одном из классов вопрос: «Почему мать прятала маленького Моисея в тростниках?», получил ответ: «Она прятала его от прививок!». Такие примеры отношения населения к прививкам можно приводить бесконечно.

[76] Первые случаи заражения сифилисом через прививки были зарегистрированы в Италии в 1814 г.; там же в 1861 г. в Ривальте 44 из 63 привитых детей были заражены сифилисом, причем некоторые заразили им еще и матерей и нянек (Fenner F. Smallpox..., p. 264-265). В СПб-ском Воспитательном доме в отчете за 1860 г. было сообщено о 177 случаях заражения детей сифилисом во время прививания их от оспы. (Здекауэр Н. Ф. О причинах возобновления оспенных эпидемий, несмотря на вакцинацию, и о мерах к ограждению от них. СПб., 1891, с. 10). Проф. Крейтон в своей статье в 9-м издании «Британской энциклопедии» (см. далее) указал, что в 1854 г., т.е. на следующий год после принятия закона об обязательных прививках, количество случаев сифилиса у детей в возрасте до 1 года выросло наполовину и с тех пор неуклонно растет. Метод лабораторного обнаружения бледной трепонемы, возбудителя сифилиса, был разработан немецким бактериологом Августом Вассер-маном (1866-1925) лишь в 1906 г. У младенцев врожденный сифилис может не иметь никаких клинических проявлений, и соответственно инфицированный им мог не вызывать никаких подозрений у переносящего прививочный материал от одного ребенка другому.

[77] Подробнее об этом см.: Durbach N. They Might As Well Brand Us: Working Class Resistance to Compulsory Vaccination in Victorian England (Soc Hist Med. 2000; Vol. 13, No. 1, p. 45-62). Благодарю д-ра Надава Давидовича (Тель-Авивский университет), обратившего мое внимание на эту публикацию и любезно приславшего мне копии нескольких цитируемых в этой главе статей.

[78] Об истории движения против прививок (или за отмену их обязательности) в Англии см.: Porter D., Porter R. The Politics of Prevention: Anti-Vaccinationism and Public Health in Nineteenth-Century England // Medical History. 1988, 32:231-252, и особенно MacLeod R M. Law, Medicine and Public Opinion: The Resistance to Compulsory Health Legislation 1870-1907 // Public Law. 1967, p. 107-128, 189-211. В этих двух статьях даются также краткие биографии главных действующих лиц антипрививочного движения в Англии.

[79] Вряд ли может быть дан лучший ответ на вопрос, кто же для кого существует - прививки для народа или народ для прививок, нежели простое цитирование этой чудовищной по своему цинизму фразы.

[80] Чарльз Вашингтон Най, владелец магазина из Чатема, двое детей которого умерли вскоре после получения прививки от оспы, отказался вакцинировать третьего, за что и был оштрафован шесть раз и один раз посажен в тюрьму. Когда Чарльз Смолмен из Рочестера был вызван в суд графства Кент в 1882 г. за отказ прививать детей, он объяснил судье, что его младший ребенок умер от прививки. Дж. Найт, судья, возразил ему «Даже если 9то так, в законе об этом ничего не сказано». Рабочий Томас Хей был оштрафован и приговорен к заключению судом в 1872 г., не успев даже раскрыть рта и объяснить, что ребенок, здоровьем которого он «пренебрегал», уже три месяца как был в могиле. Пусть сами читатели решат, какое отношение к прививкам и их радете­лям вызывали в обществе истории подобного рода... Доктора, грудью стоящие за прививки сегодня! Вам не стыдно делить такое позорное наследие?

[81] Разумеется, даже мысли об ответственности за вред, приносимый прививками, в том числе и за многочисленные случаи смертей и увечий после них, у врачей никог­да не возникало.

[82] Британский «Реджистрар Дженерал» скорбно констатировал, что в то время, когда тиф и иные инфекционные болезни постепенно исчезают, только оспа в последнее время неизменно на подъеме: после почти 30 лет обязательных массовых прививок она в 1880 г. на 50% превышает средний уровень десяти предыдущих лет! Из недав­них работ можно отметить книгу Энн Харди (Anne Hardy The Epidemic Streets: Infectious Disease and the Rise of Preventive Medicine, 1856-1900 Oxford, 1993, p. 110-151), в которой она открыто обвиняет английские медицинские власти в гранича­щей с ослиным упрямством прививочной «зашоренности» и показательном пренеб­режении к методам санитарии и гигиены, из-за чего фактически в течение всего ХГХ века Англии не удавалось добиться реальных успехов в борьбе с натуральной оспой, сколько бы законов ни принималось и прививок ни делалось.

[83] К 1889 г., когда была создана Королевская комиссия (см. далее), санкции в городе были применены к 6 тыс. человек, из которых 3 тыс. были оштрафованы, а 34 посажены в тюрьму.

[84] Д-р Хейгарт известен еще и тем, что в 1793 г. первым заявил о возможности ликвидации натуральной оспы (правда, лишь в Великобритании, а не на всей планете) и предложил свой план реализации этого. По его мнению, ликвидация оспы могаа быть достигнута путем массовых инокуляций населения, ранней изоляции заболевших, дезинфекции помещений и личных предметов, находившихся в пользовании заболевших оспой, назначения специальных инспекторов, призванных следить за выполнением правил и пр. В 1799 г. с похожим проектом выступил д-р Карл, директор Инокуляционного института в Брно (Fenner F. Smallpox.., p. 256). Авторитет Хейгарта как специалиста по натуральной оспе был столь высок, что Дженнер не удержался и в 1794 г. написал ему, сообщая об услышанных им «изумительных» народных преданиях о спасении от натуральной оспы при помощи коровьей. Разумеет­ся, он ожидал восторгов, но ответное письмо было ледяным душем: «Ваше сообщение относительно коровьей оспы и в самом деле весьма странно и изумительно и находит­ся в таком противоречии со всеми последними наблюдениями, что потребуются в высшей степени убедительные доказательства, чтобы оно было сочтено правдопо­добным. Вы пишете, что вся история этого редкого явления скоро будет опубликова­на, но не указываете, Вами или иным медиком. Так или иначе, я полагаю, что не может быть никакого доверия народным выдумкам. Автор не должен допускать ничего, кроме того, что он доказал своими собственными наблюдениями как на человеке, так и на животных» (Creighton С. History.., v. 2, p. 559).

[85] В 1870 г. прививки делались 95% новорожденных Лейстера, в 1890 г. - лишь 5%.

[86] Вакцинаторы с нетерпением ждали «неизбежных» эпидемий в Лейстере («Боже, покарай Лейстер!»); в 1884 г. «Ланцет» даже открыто призвал жителей города перед опасностью расползающейся по Англии очередной (какой уже по счету за столетие «спасительных прививок»?) эпидемии оспы прибегнуть к помощи вакцинаций. Призы­ вы остались без ответа. Прививок не было, и не было ни эпидемии, ни даже хотя бы самой малой, на радость прививателям, вспышки. Всего двое заболевших в 1884 г. - и те оказались, как на грех, привитыми... В 1892 г. вместо умершего старого и опытного доктора городским санитарным врачом был назначен молодой доктор Джозеф Пристли, поставивший ребенку с натуральной оспой, бывшему в больничном карантине, диагноз ветряной оспы. В результате этой трагической ошибки в городе заболели 358 человек, из которых 21 (5,8%) скончались - небывалая для того периода по своей малости как «эпидемическая» заболеваемость, так и смертность - обычно болели тысячи, а умирали сотни! Если исключить этот злополучный год, то за 60 лет, с 1873 г. по 1933 г., Лейстер потерял от оспы... 50 человек (См.: Fraser S. M. F. Leicester and Smallpox: The Leicester Method // Medical History. 1980; 24:315 - 332). И сто лет спустя адвокаты прививок не могли смириться с публичным лейстерским позором, что можно видеть хотя бы из злобной статьи Swales I D. The Leicester anti-vaccination movement // Lancet. Oct. 24, 1992; 340:1019 - 1021, в которой автор-профессор скорбит о несчастном населении города, которым в течение 40 лет помыкала-де «маленькая группа безрассудных фанатиков» (small irrational group of fanatics).

[87] Ахшарумов Д. «Записка об оспопрививании». Полтава, 1884, с. 6.

[88] В самом начале книги Владимир Рейтц сообщил, каким образом его заинтересовал прививочный вопрос: «Впервые сомнение в спасительной роли при­вивания коровьей оспы возникло у меня во время моего прикомандирования Конфе­ренцией Медико-хирургической академии к Санкт-Петербургскому Воспитатель­ному дому. Присутствуя в то время при вскрытиях, я с изумлением заметил, что почти всегда часть, иногда большая, а иногда и все умершие дети, представляли или только начало развития вакцинных пустул, или же эти пустулы находились в даль­нейших изменениях. Зная и убедясь в том, что в здешнем Воспитательном доме только здоровым детям прививается оспа, я невольно задался вопросом, каким обра­зом эти, еще так недавно здоровые дети появились на секционном столе и при вскрытии представляли то те, то другие болезненные изменения, служившие при­чиной их смерти. В числе этих болезненных изменений, как я мог убедиться, первое место по количеству и значению занимали рожистые процессы... то есть такие заболевания, которые произошли непосредственно от привития коровьей оспы и где, следовательно, смерть ребенка прямо обусловливалась насильственным внесе­нием в его организм животного яда вакцины, хотя и с целью спасти его от могущего когда-нибудь произойти заболевания оспой. Это и побудило меня уже в 1863 году в моей диссертации... поместить следующее положение1 одна из главных причин гро­мадной смертности в Воспитательном доме есть оспопрививание» (В. Рейтц Кри­тический..., с. 7-8).

[89] На это позднее также указал д-р Н. Черепнин в своем докладе в Обществе Петер­бургских практических врачей: «Одно обилие лимф уже не говорит в пользу какой-либо из них... Заболевание настоящей оспой и прививной суть два отдельные про­цесса, могущие одновременно протекать на одном и том же человеке, нимало не влияя друг на друга». Логичный вывод докладчика: «Надежнейшим средством огра­ничения суммы заражений следует признать правильное устройство специальных госпиталей для заразных больных вообще и оспенных особенно» (Голос. 5.02.1883, с.2-3).

[90] «Записка об оспопрививании и о значении статистики оспопрививания, представлен­ная в Медицинский совет заведовавшим оспопрививанием в Петербурге совещательным членом Медицинского совета, доктором медицины В.С. Снигиревым, по случаю предполагаемого введения оспопрививания в Империи» (Правительствен­ ный вестник. 29.11.1875, № 267).

[91] Руднев М. По вопросу о введении обязательного оспопрививания в России // Жур­нал для нормальной и патологической гистологии и клинической медицины. 1875, ноябрь-декабрь, с. 573-580.

[92] При этом заслуживает быть отмеченным, что и «отсталые» российские академичес­ кие круги, в отличие от «продвинутых» западноевропейских, далеко не были едино­ душны в своем отношении к прививкам. Так, на запрос о пользе оспопрививания, заданный Харьковской губернской земской управой в 1869 г., представители медицинского факультета Харьковского университета ответили, что «трудно привести учение об оспопрививании в согласие с основами научной гигиены и патологии, и еще труднее привести научные доказательства в пользу оспопрививания». Цит. по: Бразоль Л. «Мнимая польза и истинный вред оспопрививания». СПб., 1884, с. 2.

[93] О краткой истории антипрививочного движения в США и некоторых его аспектах на примере Портленда (Орегон) см.: Johnston R. D. The Radical Middle Class: Populist Democracy and the Question of Capitalism in Progressive Era Portland, Oregon. Princeton University Press, 2003. В частности, автор подчеркивает: «В последние десятилетия ХГХ в. оппозиция прививкам приобрела статут истинного, хотя и скачкообразного, массового движения». В некоторых штатах вынуждены были отменить уже приня­тые законы об обязательных прививках из-за общественных протестов. Искренне благодарю проф. Роберта Джонстона, любезно предоставившего в мое распоряже­ние материалы будущей книги во время своего визита в Израиль в 2001 г.

[94] Разумеется, в армии и на флоте, а также в тюрьмах дело обстояло совершенно по- иному. Вот как Джек Лондон описывает свой опыт получения прививок в тюрьме в рассказе «Сцапали» (1907 г.): «Выстроившись тесной вереницей, в затылок друг другу, причем задний держал руки на плечах переднего, мы перешли в другой большой "вестибюль". Здесь нас выстроили у стенки, приказав обнажить левую руку. Студент-медик, практиковавшийся на такой скотине, как мы, обошел ряд. Он делал прививку еще вчетверо проворней, чем цирюльники делали свое дело. Нам велели соблюдать осторожность, чтобы не задеть за что-нибудь рукой, пока не подсохнет кровь и не образуется струпик, и развели нас по камерам. Здесь меня разлучили с моим новым приятелем, но он все же успел шепнуть мне: «Высоси!». Как только меня заперли, я начисто высосал ранку. Потом я видел тех, кто не высосал: у них на руках образовались ужасные язвы, в которые свободно вошел бы кулак. Сами виноваты! Могли бы высосать...». Относительно прививоч­ ных расправ с гражданами с помощью полиции см.: Albert M. «The Last Smallpox Epidemic in Boston and the Vaccination Controversy», 1901-1903 // N Engl J Med. February 1, 2001; 344:375-379.

[95] Вкратце печальная история этого судебного дела излагается в главе «Обязательные прививки: как это случилось?» (Mandatory Vaccinations: How Did It Happen?) книги Култера и Фишер, о которой речь пойдет в главе, посвященной коклюшу (Coulter H.L., Fisher В.L. «A Shot in the Dark». N.Y, 1991, p. 197-198).

[96] См.: Meade T. «Civilizing Rio de Janeiro»: the public health campaign and the riot of 1904 // J Soc Hist. 1986; (20)2:301-22.

[97] Чарльз Крейтон, автор знаменитого классического труда «История эпидемий в Британии» (1891-1894), был, вероятно, одним из крупнейших историков эпидемиологии и одним из наиболее талантливых и образованных европейских ученых XIX - начала XX в. Интересующихся биографией Крейтона я отсылаю к статье Cook G. С. Charles Creighton (1847-1927): eminent medical historian but vehement anti-Jennerian //Journal of Medical Biography. 2000; 8:83-88, и особенно к детальному очерку Э. Андервуда «Charles Cheighton, the man and his work», опубликованному во втором издании «The History of Epidemics in Britain» (1965), vol. 1, p. 43-135. Благодарю д-ра Дж. Кука (Welcome Institute for the History of Medicine, London), любезно приславше­ го оттиск своей статьи.

[98] «Естественная история коровьей оспы и прививочного сифилиса» (1887) и «Дженнер и прививки: странная глава истории медицины» (1889).

[99] Показательно, что из ряда печатавшихся в США репринтов девятого издания «Британской энциклопедии» статья Крейтона была выброшена! Как известно, свобода слова, тем более в научных вопросах, означает, что говорить можно всё, кроме того, что говорить нельзя.

[100] Перу Уоллеса принадлежат известные антипрививочные памфлеты «Прививки ока­зались бесполезными и опасными» (1885, 2-е изд. в 1889), «Прививки - обман, принуждение к ним - преступление» (1898) и «Краткое изложение доказательств, что прививки не предотвращают оспы, но на деле увеличивают заболеваемость ею» (1904), в свое время наделавшие немало шума и сильно подорвавшие позиции вакцинаторов. Уоллес был приглашен в Королевскую комиссию, но отказался войти в ее состав и выступал лишь в качестве свидетеля. Его слова, слова ученого с мировыми именем, сказанные во время дачи показаний, заслуживают быть вынесенными в эпиграф любой медицинской книги: «Свобода гораздо значительнее и важнее, неже­ ли наука». К сожалению, автор сравнительно недавно написанной статьи о борьбе Уоллеса против прививок оказался незнакомым с историей натуральной оспы, а потому и неспособным к объективной оценке его работ, свободных от стандартных прививочных клише, что значительно снизило ценность публикации. См.: Scarpelli G. «Nothing in nature that is not useful». The anti-vaccination crusade and the idea of «harmonia naturae» in Alfred Russel Wallace // Nuncius. 1992; (7)1:109-30.

[101] Шоу как-то свидетельствовал: «Во время последней крупной эпидемии на рубеже столетий я был членом Комитета здравоохранения Лондонского округа и увидел, как статистика поддерживает веру в прививки. Это делается путём присвоения всем больным, имеющим ревакцинации, диагнозов пустулярной экземы, вариолоида (мягкой формы оспы. - А.К.) - да вообще чего угодно, только не самой оспы». Тогда же он добавил, что если бы были установлены истинные цифры (заболеваемо­сти и смертности привитых), то они напугали бы и Ирода. Шоу также принадлежит известный афоризм: «Доктор - такой же отличный консультант в вопросах прививок, как мясник - в вопросах вегетарианства».

[102] В статье, анализирующей различные аспекты государственной политики в области прививания против натуральной оспы на примере Германии, автор точно показывает, что именно прививки, и ничто другое, были великолепным средством для стремительно развивающегося медицинского сообщества в целом и врачей в первую очередь увеличить свои доходы и резко усилить общественное влияние (Ниегсатр С. The History of Smallpox Vaccination in Germany: A First Step in the Medicalization of the General Public // Contemp Hist. Oct. 1985; (20)4:617-635).

[103] Проф. Руата написал также большую статью «Прививки в Италии», которая была опубликована в «Нью-Йорк медикэл джорнэл» 22 июля 1899 г. В ней он утверждал, что Италия - одна из наиболее вакцинированных стран мира, если вообще не самая вакцинированная, что доказать он брался с помощью математики; в течение 20 лет, с 1865 по 1885 г., количество привитых достигало 98,5%. Но эпидемия 1887-1889 гг. показала, насколько надежда на прививки была бессмысленна. Смертность от оспы намного превзошла таковую «допрививочного» периода. В 1887 г. было 16249, в 1888 г. - 18110 и в 1889 г. - 13413 умерших от оспы. Особенно показателен приво­димый Руатой пример сицилийского местечка Виттория, где при населении в 2600 жителей оспа в эту эпидемию стала причиной смерти 2100 из них! Руата писал: «Можете ли вы назвать мне что-либо, что было бы хуже этой эпидемии? Населе­ние... было полностью привито; я получил от местных властей декларацию, что всё население прививалось два раза в год в течение последних лет... Все прививки делались животной лимфой».

[104] В упоминавшейся выше (ст. прим. 33) статье автор заявляет, ссылаясь на предста­вителя «Ланцета», инспектировавшего «лейстерское чудо» в 1886 г., что прививки контактировавшим с заболевшим оспой были неотъемлемой частью программы. Кроме того, в статье сообщалось, что программа Биггса, имея своей целью борьбу с насилием, карантинными мерами осуществляла еще большее насилие, чем то, что было связано с прививками, - в этом-де было «внутреннее противоречие» лейстерского движения. Эти повторяемые и сегодня жалкие выдумки были опровергнуты еще Главным санитарным инспектором Лейстера Ф. Брейли, сообщившим Королев­ской комиссии, что из 183 человек, направленных в карантин (в госпитали) с 1877 (год введения новой системы) по 1886 г., не менее 133 человек не получали никаких прививок, а остальные получили их по собственному желанию. Кроме того, 15-20 человек вообще отказались подчиниться требованию карантина, и никаких мер к ним применено не было.

[105] Вакцина, как слово, основанное на латинском vacca - корова, могло обозначать лишь материал так называемой коровьей оспы, но по предложению Пастера, сделанному им в 1881 г., стало универсальным обозначением для всех биопрепаратов такого рода.

[106] См.: Д-р Nebel «К истории изопатии» // Врач-гомеопат. 1901, 9, с. 333-345.

[107] Именно с помощью нозода Variolinum гомеопатами были достигнуты наиболее впечатляющие успехи в профилактике и лечении натуральной оспы, отраженные в гомеопатической периодике того времени. Самый полный отчет по использованию Variolinum был представлен в докладе д-ра Чарльза Вудхалла Итона из Де-Моина (Айова) «Факты о Variolinum» на одной из конференций Американского института гомеопатии, стенограмма которой (и последовавшей затем дискуссии) была опубликована в Transactions of the. American Institute of Homeopathy, 1907, p. 547-567. Интересно отметить, что гомеопаты выиграли несколько судебных дел в Айове, судами было решено, что даже при законодательной необходимости прививок чело­ век сам вправе выбирать, какую прививку - «внутреннюю» гомеопатическим лекар­ством или «наружную» вакциной - ему сделать, и власти не вправе каким-либо образом ограничивать его в выборе Благодарю Джулиана Винстона (Новая Зелан­дия), обнаружившего этот воистину бесценный материал и сделавшего его достоя­нием широкой публики.







Дата добавления: 2015-10-12; просмотров: 67. Нарушение авторских прав

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2017 год . (0.01 сек.) русская версия | украинская версия