Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Об академическом абсурде и этимологической эквилибристике




Уважаемые читатели! Тематическую подборку с абсурдами по присвоению нематериального и материального культурного наследия Кавказской Албании, мы хотели бы завершить одним академическим абсурдом, принадлежащим перу научно-титулованных армянских авторов. Примечательно здесь то, как «научные» изыски, связанные с разграблением и «арменизации» культурного наследия Албании трансформируются в политические опусы высокого академического уровня. Интересно и то, как ранее сфабрикованные армянские абсурды прокладывают дорогу очередному абсурду.

Перед нами, уважаемые читатели, спешно изданная после карабахских событий книга АН Армении «Нагорный Карабах. Историческая справка» (Ереван, 1988). Очевидна и цель этой справки: во чтобы-то ни стало убедить всех и вся в том, что Карабах является древнеармянской землей.

Примечательны две особенности этого издания. Во-первых, уж очень она титулована – это и академики и член-корреспонденты АН Армении, это и доктора тех или иных наук в составе восьми человек. Вдобавок, в подготовке издания принимали участие еще девять научно-титулованных персон. И, конечно, издание одобрено отделениями истории и экономики, философии и филологии Армянской АН и рекомендовано к печати ее Президиумом. Во-вторых, титулованная группа авторов заметно грешит желанием сослаться на греко-римские источники, на поверку оказывающимися… армянскими. Прежде всего авторы стремятся доказать, что географически Арцах есть часть Армении. Далее они «убеждают», что насельники этого края являются армяноязычными. И в заключение, апеллируют к армянской эпитафике и культовым христианским сооружениям региона, в чем ищут исключительно следы их армянского происхождения. Однако, по порядку. Оказывается, что согласно авторам этого издания античные источники, такие как Страбон и др. греческие авторы, упоминая Орхистену, подразумевали под этим «армянский Арцах». Более того, утверждается, что «греко-римские авторы четко указывают на то, что Арцах и соседняя провинция Утик, также расположенная на правобережье Куры, составляли часть Армении, граница которой с Албанским царством проходила по реке Куре».

А теперь процитируем несколько античных источников. Страбон: «В самой Армении много гор и плоскогорий … много там и долин …, наконец, равнина Аракса, по которой река Аракс течет до границ Албании… за этой равниной идет Сакасена, тоже граничащая с Албанией и с рекой Киром». Как понимают читатели, нет также упоминания об Арцахе и Утике ни у Плутарха, ни Клавдия Птолемея, ни у Плиния старшего, тем более об их принадлежности к Армении.

Для «усиления» излагаемой версии, авторы справки делают еще одну ссылку на древние урартийские клинописи с целью «отожествить» названия «Уртехе-Уртехини», упоминаемых в них, с Орхистеной и, конечно с «армянским Арцахом». Причем, последний, как пишут авторы, именовался еще и Цавдек, а также и как Хачен. Что, же получается в результате столь запутанной системы ссылок? Если исключить ссылку на известного античного автора Страбона, который, кстати, ни слова не указал об идентификации Уртехини с «армянским Арцахом», то выходит, что ссылки на других именитых античных авторов оказываются дутыми. На деле взамен античных авторов выступают армянские, также как Агафангл, Вардан и Г.А.Капанцян. Схема подтасовки предельно проста: если Страбон говорит об Орхистене, то тут же добавляется, что это «отражает армянский Арцах». Если же в урартийских клинописях встречается «Уртехини», то это тоже армянский Арцах, а в последствии Цавдеки и Хачен и т.п. Что касается домыслов об армянской принадлежности географического региона Карабаха (Арцаха), отметим, что Орхистена, с которой авторы справки идентифицируют этот регион, являлась армянской провинций подле озера Ван, а Уртехини, по мнению известного специалиста по урартийским клинописям Г.А.Меликашвили, располагалась «юго-восточнее Севанского озера».

Не утруждая читателей цитированием, приведем только одну цитату из «исторической справки», свидетельствующей о том, что академическому подлогу оказались подвержены не только античные авторы, но и известный специалист по урартийским клинописям Г.А.Меликашвили. Вот цитата из «исторической справки»: «Урарты, согласно подписи Сардуры II (VII в. до н.э.), сохранившейся в селе Цовк, достигли страны Уртехини (Арцах)» (Г.А.Меликашвили, «Урартийские клинописи и надписи», М., 1960, с.310, 346).

А вот, что пишет сам Г.А.Меликашвили: «Бог Халди выступил в [поход] со своим оружием (?), победил он страну Аркуки [в], Сардури говорит: «выступил я в [поход] [и] завоевал страну Аркуки. Дошел [?] я до страны Уртехини».

Для поддержания же подлога использована ссылка на известного «сказочника» Мовсеса Хоренского.

А теперь посмотрим, как население Карабаха, согласно доводам армянских ученых становится армяноязычные с древнейших времен. Сначала процитируем из указанной выше справки следующую мысль армянских академиков: «Античные источники констатируют, что во времени армянских царей Арташеса и Зареха (II в. до н.э.), во всяком случае, во времена Страбона (I в. до н.э.) население Армении было одноязычным, то есть армяноязычным: естественно, это относится и к Арцаху - Орхистене». Сразу же приведем и цитату из Страбона, где он говорит на эту тему: «… Все эти народности теперь говорят на одном языке». Сопоставляя эти два высказывания, будем следовать принципам формальной логики, дабы понять насколько первая цитата, как заключение или вывод, следует из второй цитаты, как посылки. Уважаемые читатели, сами сделают вывод, что из высказывания «говорят на одном языке» не может получиться, что это исключительно «армяноязычное население». И, наконец, авторы справки «закрепляют» свои домыслы о нахождении Карабаха в составе Армении и армяноязычности его населения заключительным «доводам» о том, что «… на этой территории свыше 1000 армянских надписей и сотен христианских культовых сооружений…» не забывая при этом указать, что нет ни одного мусульманского культового сооружения, отнесенного к средневековью. Однако, об этом мы уже говорили. Вот такова система «доводов», направленные на отторжение Карабаха от Азербайджана. Мы завершаем эту часть абсурда замечательными словами академика И.Петру­шевского: «Карабах (Арцах) никогда не принадлежал к центрам армянской культуры».

А теперь, уважаемые читатели от академического абсурда с несуществующими цитатами из античных и других неармянских источников, мы переходим к абсурдам, построенным на этимологической эквилибристике. Здесь фантазия армянских авторов сверкает всеми гранями и нет надобности, как в академическом абсурде придумывать несуществующие цитаты и придавать преподносимому научное обоснование. Армянская этимологическая эквилибристика, вообще, безгранична по своим возможностям. Вот несколько примеров восходящих к руководителю местного Хельсинского комитета Аветику Ишханяну и эксперту Ереванского пресс клуба Месропу Арутюняну опубликованных в их статье «Этимологические изыскания», преподнесенных в качестве «сюрприза» к 2008 году и распространенных армянской газетой «Арадот» под названием «…Другие народы в те времена еще только лазили по деревьям».

По мнению указанных авторов, армянская фальсификаторская машина работает недостаточно эффективно, и более того, поскольку «все начинается с нас [армян], мы [армяне] не способны это должным образом пропагандировать, да еще наши лжеисторики путают все карты».

Читатель может спросить, в чем же провинилась пропагандистская машина, фальсификаторов, подарившая миру несметное количество образцов абсурда? Или же, почему псевдоисторические армянские исследования, искажающие и по сей день как историю армян, так и их соседей, не заслужили более высокой оценки авторов? А вот почему. Оказывается, что цивильные армяне, разбредаясь по миру, волей-неволей сталкивались с варварами, продолжавшими жить на деревьях, то бишь, представителями других народов. Однако древопитековские чужеродцы, почему-то владея языком, понятным цивилизованным армянским пришельцам, вопрошали к ним: «откуда, мол они?» Именно, на этот вопрос армянские пришельцы отвечали по-армянски: «И, Ван», что в переводе значило: «Мы пришли с Вана». Наверное потому, что озеро Ван, как считают армянские авторы, не только их историческая родина, но и центр мироздания. Именно так и оказалось увековечено имя «Иван» и посему не удивляйтесь, уважаемые читатели, тому, что все нынешние и ушедшие в прошлое неармянские Иваны обязаны своим именем цивилизованным армянским пришельцам с Вана.

Другой же этимологический экзерсис поименованных «исследователей» носит «географическое начало» и связан с этнонимами ряда народов Балканского полуострова и названием страны Бельгия.

Оказывается, что после очередного нашествия варваров, цивилизованные армяне нашли теплый приют на Балканах. Поскольку «рахат» по-армянски [по-армянски ли?] – это «спокойствие», «удобство», вся эта территория и получила название «Хорватия». А вот люди, проживавшие на другой стороне гор, приносили армянам сливки, что по-армянски звучало «сер берохнер». Отсюда и появились нынешние «сербы». Так вот, по мнению армянских авторов, нечего двум братским сербскому и хорватскому народам встревать в междуусобщых. Ведь «крещение» свое они получили с легкой руки пришельцев-армян. Не остались без армянского внимания и боснийцы. Армянские «исследователи» доказали, что Босния располагалась в одной из долин с глубокими рытвинами по соседству с Сербией и Хорватией. Цивилизованные армянские пришельцы, будучи в восторге от представшей из взорам долины, воскликнули: «Вай, естех, пос а», что в переводе значило: «Вай, да здесь есть колодец». Отсюда и «пошла» Босния.

Не менее «интересна» этимология названия «Бельгия» в армянской редакции. Для «обоснования» армянского происхождения этнонима этого королевства вышеупомянутые армянские «исследователи» обратились к своей мифологии и… «сотворили» очередной миф исключительно по армянским рецептам мифотворчества. Оказывается, что истоки своего названия бельгийцы должны черпать в армянской мифологии, где между добром и злом, что по-армянски между Айком и Белом шло противостояние: «Армяне очень уж большие гуманисты» и посему в противостоянии Айка и Бела, первый не убивает второго. «Просто Айк изгоняет Бела в Европу». Однако тамошние люди навсегда запомнили армянское изречение «Ай Бел кга», то есть «Смотри, а то Бел вернется», служившее армянским средством запугивания будущих бельгийцев. Так и появилась на картах мира Бельгия, жители которой и по сей день боятся армянского Бела…

Уважаемые читатели, поскольку армянские изыски, претендующие на открытия, «сами комментируют себя», мы, ничего не добавляя, продолжаем излагать армянскую этимологическую эквилибристику в отношении причерноморских притязаний наших цивилизованных соседей к «Сочи», «Сухуми» и «Одесса».

Да, уважаемые читатели, замечательные города России, Грузии и Украины, своими названиями также «обязаны» армянам. Об абсурде с «морскими армянами» мы расскажем отдельно, но сейчас не хотели бы лишать вас удовольствия узнать, чем обязаны замечательные черноморские курорты и легендарная Одесса цивилизованным армянам-пришельцам. Так вот, согласно цитируемым армянским авторам, оказавшись после долгих скитаний на причерноморской земле, армяне перепутали Черное море с озером Ван и, конечно, радостно завопили: «Наш Ван». Однако, в рядах мигрантов нашелся грамотей, который по-армянски заявил, «Са чи, са чи», что в переводе означало «нет, это не это место». Зато взамен появилось название «Сочи», да и сам город, обязанный армянскому опровержению. Колонисты, продолжившие свой путь двумя потоками на Запад и Восток и соответственно «сумели открыть» и «освятить» названия Одессы и Сухуми. Так, по мнению упомянутых армянских авторов, восточный рукав «армянского переселения народов» дошел до некоего цветущего края и решили пришельцы подкрепиться его богатой пищей. Словом, остановились «поесть да попить». А поскольку по-армянски это звучало «Са хуми тех е», то и осталось в памяти народной и на географической карте как «Сухуми». А вот западным мигрантам выпало на долю вкусить прекрасного воздуха и тем самым армянам-пришельцам стало легче дышать. И они воскликнули: «Од е са!», что в переводе с армянского означало: «Вот это воздух!» С этого армянского восклицания и пошла «Одесса».

Однако, уважаемые читатели, Европа показалась тесноватой для армянских мигрантов и свою «традицию» обязывать те или иные ее регионы армянским происхождением, они продолжили в Америке. Но, по порядку и, конечно, следуя вышеупомянутым армянским «изыскателям». Здесь все началось с Мартироса, то бишь матроса, участвовавшего в экспедиции Х.Колумба Мартирос – армянин по возвращению в родные пенаты (а где они были, боимся уточнить, поскольку к тому времени вся Европа уже была освоена армянскими мигрантами) счел нужным рассказать об увиденном своей матери. Старушка-армянка оказалась недоверчивой, и тогда Мартирос произнес сакраментальную фразу по-армянски: «А мер ка», что в переводе означало: «Есть, мать, есть». Отсюда и название Америки. А вот, для наименования лежащей к северу Канады, понадобилось подруга Мартироса по имени Надя. Мартирос, рассказывая о красивых пейзажах Канады, опять-таки столкнулся с недоверчивым отношением молодой, возможно, армянки. И тогда он произнес еще одну сакраментальную фразу: «Ка, Надя», что в переводе означало «Есть [все это], Надя». Вот вам и название «Канада». После того, как вслед за Европой армянким изречениями покорилась и Северная Америка, упомянутые армянские «изыскатели» вернулись на территорию сегодняшней Армении, а точнее много позднее освоенных и присвоенных земель Западного Азербайджана. Здесь нас ожидало еще более «оригинальное» армянское открытие. Имя «Аллах», т.е. Бог известно всему миру, равно как понятно «Аллахверди», или «Бог дал», выражающее название населенного пункта в Армении, оставшегося со времен былого проживания здесь азербайджанцев. А поскольку это – одно из немногих названий, из более 400 прежних этимологически тюркских, сменных армянами, то выясняется армянская версия его происхождению: Оказывается, что прибывшие сюда как-то итальянцы, решили послушать музыку местного армянского композитора. Оказавшись в восторге от нее, они воскликнули: «А ля Верди», что означало «Словно Верди». Вот отсюда и название «Алаверди».

Заканчивая образцы армянской этимологической эквилибристики, мы просим читателей не спешить с выводами, поскольку уверены, что это еще далеко не рекордные вершины армянского мифотворчества. Не случайно же римляне утверждали: «мое намерение дает имя моему действию».







Дата добавления: 2015-10-15; просмотров: 159. Нарушение авторских прав


Рекомендуемые страницы:


Studopedia.info - Студопедия - 2014-2019 год . (0.003 сек.) русская версия | украинская версия