Студопедия Главная Случайная страница Задать вопрос

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Стиль персидской прозы второго периода (450—550 гг. л. х./1058—1155 гг.) — эпоха Газнавидови первых Сельджукидов




В этот период стиль персидской прозы по­степенно начинает претерпевать метаморфозы и становится более техничным. Истоки этих изменений следует искать в различных социально-политических факторах, естественном переходе прозы от простоты к сложности, превалировании поэзии в литературных центрах и в разнообразии научных подходов к вопросам красноречия. В этот период персидская проза носит переходный характер, но все больше устремляется в сторону искусственности. Писались преимущественно исторические, философ­ские, религиозные и назидательные произведения, широкое распространение получила также суфийская литература. Ярким образцом стилевых особенностей этой прозы являются работы Бу Насра Мишканаи его ученика Абу ал-Фазла Байхаки. Последний, автор большой истории Газнавидов, прозаический стиль копировал с работ Мишкана(по словам Бахара) [212]. Впрочем, Байхакизанимался не только подражанием, но и вел активную творческую и новаторскую деятельность. Изначально копируя, он сумел довести свой собственный стиль до высокого уровня.

В отличие от предыдущего периода персидская проза этого времени утратила лаконичность и стала проявлять склонность к длиннотам, более распространенным оборотам и предложениям. Это со всей очевидностью можно проследить в работах Бу Насраи Байхаки. Длин­ноты возникли в результате склонности авторов к описаниям, в частности природы. Поэтому можно сказать, что Байхакиработал в стиле описательной прозы. Как писал Бахар, «в работах Бу Насраи Байхакипроявляется самый настоящий прозаический стиль» [213]. В прозе этого периода получил распространение прием отсылки к айатам и хадисами использования их в качестве примеров, но писатели соблюдали в этом отношении разумную осторожность и не переходили определенные границы, как это станет заметно в последующие эпохи. Представляется, что метод отсылок к айатам и хадисамвозник в персидской прозе под влиянием арабской прозы IV в. л. х./X в., которая носила техничный характер. В тот период стиль персидской прозы претерпел три различных вида влияния со стороны арабского языка:

а) заимствование новых арабских слов, которых не было в саманидском стиле;

б) использование арабских слов с танвинами;

в) использование в начале произведения арабских фраз, причем не в качестве примеров и отсылок, а также применение арабского строя предложений [214].

Эти особенности ярко проявились в прозе Байхаки, а в последующие эпохи они получили еще большее развитие.

Из других произведений данной эпохи выделим Сийасат-нама, или Сайр ал-мулук, хваджи Низам ал-Мулка. В принципе это сочинение должно было носить учебно-назидательный характер, но в него было вставлено множество исторических рассказов. Оно имеет две стилевые особенности: с точки зрения лексики и синтаксиса напоминает прозу Тарих-и Бал‘ами, ибо написано достаточно просто, но с точки зрения содержания и литературной отделки в нем наблюдаются новшества, что роднит его с прозой Байхаки. Удельный вес арабских слов в этом произведении достигает 10 % [215]. Пред­ставляется, что автор при выборе лексических средств принимал во внимание высокое общественное положение того, кому была адресована книга.

Стиль книги Кабус-намапохож на Сийасат-нама, но отличие заключается в использовании стихов, сочиненных самим автором, в качестве иллюстрации и доказательства высказываемых мыслей. Это говорит о том, что автор книги был, видимо, еще и поэтом. С точки зрения литературного жанра Кабус-намапредставляет собой полноцен­ный образец литературы назидательного характера, в которой говорит­ся о практической, житейской мудрости.

В этот период особое значение имеют также произведения Насир-и Хусрау. Его Сафар-намапредставляет собой реалистическое произведение, а книга Зад ал-мусафирин (Путевой запас путников)напоминает прозаические произведения литераторов первой эпохи. С точки зрения содержания произведения Насир-и Хусрауносят теологически-философский характер, и именно поэтому в ‘исма‘илизме прида­ют такое значение его философским и религиозным взглядам. В книге Зад ал-мусафиринон вводит много новых выражений и терминов, преимущественно философского и религиозного характера. В его Сафар-намаарабских слов меньше, а лексический состав более архаичен, чем было принято в его время. Сила этого писателя заключается в реалистических описаниях, чем его сочинения напоминают Тарих-и Байхаки (История Байхаки).

Среди известных суфийских произведений этого периода необходимо отметить книгу Кимйа-йи са‘адат (Эликсир счастья)имама Мухаммада Газали. Она была написана в манере «прозы мистиков» под влиянием Кашф ал-махджубХаджвири. Именно поэтому здесь мы имеем дело с простой и безыскусной прозой. Имам Мухаммад Газалив своей книге также принимал во внимание общественное положение читателя, ибо он написал ее в конце жизни по просьбе жителей Хорасана. Первой суфийской книгой, написанной в этот период, стало произведение Кашф ал-махджубХаджвири(645 г. л. х./1247 г.), выполненное в стиле эпохи правления Саманидов, хотя и несколько более совершенное в плане ритмической структуры. Здесь мы видим применение ритмизированной прозы. К тому же стилю (а не стилю своей эпохи) близки труды Асрар ал-таухид(Тайны единобожияТазкират ал-аулийа. Так, Тазкират ал-аулийа‘Аттараиспытала на себе огромное влияние Кашф ал-махджуб, причем это сходство очень заметно и в структуре книги, и в ее языке. Данный вопрос рассмотрел в своей книге Бахар [216].

В тот же период развитием ритмизированной прозы на персидском языке занимался хваджа ‘Абд Аллах Ансари (481 г. л. х./1088 г.). Он, видимо, стал первым, кто широко использовал средства мелодизации прозаического языка. Что касается содержания, то его произведения не­сут в себе глубокий мистический смысл. Самые известные его произведения Зад ал-‘арифин (Провизия мистиков), Канз ал-сали­кин (Сокровище путниковМунаджат-нама. В V в. л. х./XI в. стиль прозы Ансарине был принят, но получил продолжение в последующие века.

3. Стиль персидской прозы в третью эпоху.
Эпоха Сельджукидови первых Хваразмшахов
(550—600 гг. л. х./1155—1203 гг.)

Прозаики этой эпохи, как и поэты, проявляли большую склонность к использованию перегруженных ритмических структур, повторению слов и протяженных ритмов. Что касается содержания, то они любили использовать предложения со сходным смыслом, но переданным разными словами. Это, естественно, приводило к излишним длиннотам в тексте. Айаты и хадисыв прозе этого периода носили дискурсивный характер, а в целом проза находилась под большим влиянием арабских прозаических образцов. Что касается смысла и содержания, то они были усложнены за счет использования литературных украшений и поэтических тропов. Именно поэтому Бахарназвал прозу этого периода «техничной» [217].

Ярким образцом прозы этого периода является книга Калила и Димна, переведенная Абу ал-Ма‘али Наср Аллахом Мунши. В ней можно обнаружить множество стилевых особенностей, в ней также использованы слова и выражения, которые до этого не имели широкого хождения [218]. Так, здесь отмечается наличие глагольных словосоче­таний из персидских и арабских слов, а использование арабской лек­сики носит более широкий характер, чем это наблюдалось в V в. л. х./ XI в. Активно используются и такие художественные приемы, как уравновешивание фраз, рифмованная проза и использование параллелизмов для создания ритмической структуры произведения. В плане выражения используются поэтические приемы (уподобление, иносказание, намек и т. д.). В значительном количестве присутствуют также ссылки на айаты Коранаи хадисы, арабские и персид­ские притчи и стихи. Рассказчик в своем повествовании обычно при­бегает к такому известному приему, как рассказ в рассказе. Все рассказы являются притчами, а книга сама по себе относится к литературе назидательного характера, т. е. стремится донести свои идеи до читателя методом поучения и наставления. Так, в предисловии к восьмой главе «О сове и вороне» говорится: «Расскажем притчу о враждебности, сталкиваясь с которой не стоит обольщаться» [219]. Однако именно искусство рассказчика в этой книге придает ей особую художественную красоту и литературную значимость. Действия и поступки героев выражаются посредством персонажей-животных, использование которых в качестве главных героев делает эти рассказы похожими на басни в европейской литературе. Животные являются представителями современников автора. Таким образом, Калила и Димна — это еще и образец притчевой литературы.

В ту же эпоху, что и Калила и Димна, было написано в прозе еще одно произведение, а именно Чахар макала (Четыре беседы) Низами ‘Арузи. Оно носит более архаичный характер, чем другие литературные труды того времени, так как напоминает по стилю прозу конца V в. л. х./конца XI в. (например, Кабус-намаи Сийасат-нама). С лексической точки зрения в этом произведении ввиду разнообразия тематики (поэзия, писательство, астрономия и медицина) в каждом из подразделов используются особые слова. К тому же писатель старался и в своих исторических повествованиях хотя бы внешне не отступать от реализма в изложении материала. В целом это произведение находится на промежуточной стадии между старой «простой» и новой «техничной» прозой в иранской литературе.

В VI в л. х./XII в. получил распространение новый литературный стиль, получивший название «макама». Макамами назывались известные речи, произнесенные проповедниками в целях поучения и наставления с минбара или на различного рода собраниях, откуда, собственно, и пошло, видимо, выражение «говорить на собрании» (маджлис гуфтан), которое практически синонимично слову макама. Другое, более идиоматичное, значение этого слова таково: предания или рассказы, записанные автором и получившие ритмическую структуру за счет использования специальных лексических приемов [220]. На персидском языке подобные произведения писались в подражание арабской литературе. Как пишет Харирив предисловии к Макамат (Макамам), первым на арабском языке написал макамы Бади‘ ал-Заман Хамадани. Некоторые считают, что до Хамаданимакамы писал также Ахмад б. Фарси(559 г. л. х./1163 г.) [221]. Небольшие отрывки на персидском языке в стиле макамов имеются у хваджи ‘Абд Аллаха Ансари, но основными мастерами персидского макама стали кази Хамид ал-дин Абу Бакр Балхи(559 г. л. х./1163 г.) в VI в. л. х./XII в. и шайх Муслих ал-дин Са‘див VII в. л. х./XIII в. Кази Хамид ал-динпри написании своих макамов (так называемых Макамат-и Хамиди Макамов Хамида)заимствовал их стиль у Хамадании Харири, писавших на арабском языке. Впрочем, в его макамах имеются и такие черты, которые определяют их оригинальный облик. В большей части 24 макамов превалирует литературный стиль, т. е. используются литературная композиция и особый художественный язык. Но наряду с этим встречаются и другие, второстепенные стили. Макамы, касающиеся безумия, путешествия и суфизма, написаны в философско-мистическом духе. 9-й ма­кам Дар муназира-йи мулхид ва сунни (О споре между еретиком и суннитом) написан в духе религиозного диспута. В 16-м и 17-м макамах писатель прибегает к сатире, а в 20-м Дар муназира-йи табиб ва мунаджжим (О споре между врачом и звездочетом) пишет в научном стиле, что свидетельствует о наличии у автора знаний в этой области. В 24-м макаме мы уже видим использование стиля исторического повествования. Общей особенностью всех макамов является ши­рокое использование арабских выражений и целых фраз в виде стихов, притч, айатов и хадисов. Причем многие подобные выражения ритмически организованы в соответствии с размерами ‘аруза и имеют симметричную структуру. В плане литературной техники автор старается писать как можно более сложно и непонятно, что иногда наносит ущерб качеству произведения.

Тарих-и Байхаки (История Байхаки) — книга, написанная в стиле VI в. л. х./XII в. Она была создана примерно в 563 г. л. х./1167 г. Это историческая проза, написанная смешанным языком стилей V и VI вв. л. х. Она близка по типу к Чахар Макала (Четырем беседам), но иногда в ней проскальзывают арабские выражения и стихи. Литературные приемы применяются со знанием дела. Другими произведениями VI в. л. х./XII в. являются такие сочинения, как ‘Атабат ал-кутбат, Раса’ил (Трактаты)Баха ал-дина Багдади, ал-Тавассул ила ал-тара­с­сули Тарих-и Йамини (История Йамини). Эти книги в целом написаны в стиле Калилы и ДимныАбу ал-Ма‘али Наср Аллаха. Научные произведения этой эпохи, в частности Тафсир-и Рауз ал-джи­нан (Ком­ментарий к Рауз ал-джинан) Абу ал-Футуха Рази, написаны в стиле V в. л. х./XI в. и в промежуточном стиле. Более архаичный стиль можно наблюдать в произведениях Хубайша б. Ибрахима Тифлиси, имама Фахра Разии в Хада’ик ал-сихр фи дака’ик ал-ши‘р — труде Рашид ал-дина Ватватао литературных тропах.







Дата добавления: 2014-12-06; просмотров: 329. Нарушение авторских прав

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2017 год . (0.01 сек.) русская версия | украинская версия