Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Принципиальные гистологические отличия. 4 страница




Наступила пронзительная тишина. Потом в ней прорезались треск огня, частые взрывы боезапаса в поверженном "Apollo". Лори, соблюдая все меры предосторожности, придвинулась поближе. Каждое мгновение она ожидала, что вот-вот из-под обломков выскочит пилот, однако, обойдя кругом и разглядев, во что превратилась боевая рубка и кресло для пилота, поняла, что от водителя ничего не осталось. Снаряды автоматической пушки разорвали его буквально на куски. Бесславная, жуткая гибель! Вдали от дома, непонятно ради чего...

"Хвала Всемогущему, полковник! - раздался в телефонах голос Фландерса. Его "Dervish" подошел совсем близко. - Черт побери, я чертовски рад, что вы сражаетесь на нашей стороне!.."

 

 

V

 

К северу от Данкельда

Гленгарри, маршрутный вектор Скаи

Федеративное Содружество

10:18 по стандартному терранскому времени

13 мая 3057 года

 

Как только Apollo был уничтожен, на ум Лори снова пришла беспокоившая ее ранее мысль. Как так получилось, думала она, что никто не обратил внимания на такие очевидные вещи? Многие, если вообще не все, разновидности мехов были разработаны еще до объединения Великих Домов в Звездную Лигу. Старинный WSP-1A "Wasp", например, был запущен в массовое производство в 2471 году, и спустя 600 лет его можно найти в составе вооруженных сил всех без исключения миров в исследованной части космоса, от отрядов милиции с недоразвитых планет Периферии - вроде моей родной планеты - напомнила себе Лори - и до войск КомГвардии на Терре. Существовало 5 общеизвестных модификаций, и тысячи мехов этих типов все еще стояли на службе.

Другие роботы, в отличие от большинства исходных моделей, имели исключительно локальное применение. Взять, например, "Dragon", конструкция DRG-1N, который производился в Синдикате Драконов, и нигде больше. В течение трех столетий эти, из Синдиката, с азиатским упрямством выпускали эту модель. Лори не слышала, чтобы в какой-то другой армии эти машины нашли применение.

Подполковник Калмар-Карлайл придвинула свою машину к дымящимся останкам подбитого и сгоревшего робота.

Вот в чем заключалась так некстати кольнувшая ее загадка - каким образом этот поверженный гигант оказался на Гленгарри? APL-1M "Apollo" применялся еще реже, чем "Dragon". Вообще, согласно разведсводкам, которые приходили в штаб Легиона, эта модель была штучная и пока выпускалась небольшими сериями. Из этих образцов было сформировано несколько подразделений, но о результатах применения подобных роботов в

боевых условиях что-то не было слышно. К их производству приступили на заводе в Кейстоуне, в Лиге Свободных Миров - владении Марика, однако вскоре дело застопорилось. Партии "Apollo" в течение последних лет рассылались в Синдикат Драконов и Конфедерацию Капеллан царствующему дому Ляо. Ходили слухи, что завод строго придерживался политики отказа от сотрудничества с Федеративным Содружеством.

"Черт побери, каким образом эта машина оказалась в составе боевой части, приписанной к Вооруженным силам Федеративного Содружества?" Лори не могла отделаться от чувства, что вплотную подобралась к чему-то очень важному, к какому-то исходному пункту, зацепившись за который можно будет распутать всю нить и выявить кем-то тщательно спланированную цепь событий. Как жаль, что пилот этого робота погиб, он, наверно, мог много порассказать, как оказалась в составе ВСФС машина типа "Apollo".

Возможно... возможно, эта машина была захвачена во время столкновения войск, подчиненных маршалу Гарету, с отрядами Марика на границе с Лигой Свободных Миров? Это объяснение сразу не понравилось Лори. Что-то здесь было не так. Ходили слухи, что конструкторы Федеративного Содружества работали над собственной версией "Apollo". Если бы Гарет захватил подобный трофей, его немедленно переслали бы в Новый Авалон, чтобы тамошние инженеры смогли покопаться в нем.

Факт налицо - в составе частей, напавших на Гленгарри, имелась по крайней мере одна машина, которая ни в коем случае не могла входить в штатный состав.

Через несколько минут из крепости спустился конвой, состоящий из нескольких транспортных роботов. Впереди шагал четырехногий, низко сидящий, напоминающий слизня грузовик - один из принадлежащих Легиону сборщиков разбитой техники модели "Scavenger". Следом двигалась пара тягачей для перевозки роботов, потом трактор с прицепленной платформой.

В тот момент линия боевого соприкосновения передвинулась дальше на север, в леса, раскинувшиеся по левому берегу реки, - в той стороне грохотало. Здесь, у подножия Крепостного холма, было относительно тихо, и ремонтные службы полка решили собрать все, что можно из разбитой техники.

Добравшись до лежавшего вниз лицом "Apollo", "Scavenger" первым делом полил его водой и затушил пожар. Когда улеглось волнение, Лори отметила, что у вражеского робота разбитой оказалась только верхняя часть корпуса, но и там, покопавшись, можно было отыскать что-нибудь ценное. От груди и ниже штурмовой робот почти не пострадал. Между тем на грузовиках откинули задние борта, и ребята из служб материально-технического обеспечения попрыгали на землю. Все они были в черных охлаждающих жилетах и шлемах. Без задержки они принялись разгружать привезенное с собой оборудование. "Scavenger" уже успел, раздвинув ноги, встать над "Apollo", из его брюха высунулась труба, конец которой тут же прикрепили к кранам на спине лежащего робота. Заухали насосы, выкачивающие жидкость из охлаждающей системы машины.

Следом на сборщик был переправлен оставшийся боезапас - в этот момент "Scavenger" очень напоминал паука, высасывающего кровь из своей жертвы. Наконец с помощью особых захватов "Apollo" был поднят над землей, под него подвели платформу, на которую и погрузили подбитую машину. В мастерских его осмотрят специалисты и решат, можно ли восстановить этот экземпляр или следует пустить на запчасти. В любом случае это был очень ценный для Легиона трофей.

Наблюдая за погрузкой, Лори не могла отделаться от теребящего недоумения - какую тайну хранит это обгорелое железо? Спроси ее кто-нибудь в тот момент, почему она с таким упорством возвращалась к этому в общем-то вполне заурядному событию, Лори не смогла бы ответить определенно. Все ее сомнения могли иметь вполне прозаическое объяснение, и все равно интуиция подсказывала, что с этим роботом следует

повозиться. Прежде всего необходимо изучить историю его создания - может, эти сведения дадут какую-нибудь ниточку? Стоит попробовать отыскать черный ящик, списать все заводские номера на узлах, попытаться определить точную дату изготовления... Что еще? Попытаться проникнуть в память бортового компьютера. В любом случае определить номер роты, к которой приписана эта машина, и попытаться захватить в плен кого-нибудь из этого подразделения.

Один из подвозчиков вооружения - " J27-Ordance truck" - приблизился к "Леди-босс". Водитель высунулся из кабины и закричал, размахивая при этом рукой:

- Эй, на "Shadow Hawk’е"!.. Как насчет боеприпасов? Не желаете подзаправиться?

Лори машинально нажала нужную кнопку, и на экране высветился расход боеприпасов. Ее скоротечный бой с "Quickdraw" и "Apollo" почти опустошил магазины со снарядами. Контейнеры с горючим для прыжковых двигателей тоже следует заменить. LRM почти полный комплект. Она, привстав с сиденья, крикнула:

- У меня нет снарядов. Необходимо сменить контейнеры для прыжковых двигателей.

В этот момент приблизившийся на "Dervish’е" Фландерс заорал во всю силу легких:

- Как насчет дальнобойных ракет?..

- Обеспечим, "Dervish", только стреляй без промаха. Хватило десяти минут, чтобы пополнить магазины и сменить контейнеры с горючим. Это время Лори использовала, чтобы детально изучить обстановку, складывающуюся на месте сражения. Все поступающие сведения выводились у нее в рубке на главном дисплее. На соседних экранах потоком шли цифровые данные. Судя по поступающим сведениям, можно было сделать вывод, что вылазка, предпринятая защитниками крепости, оказалась для Гарета полной неожиданностью. Еще более смешала планы маршала гибель двух роботов, что само по себе было небольшой потерей, но в этих условиях это означало, что наемники легко прорвали кольцо блокады. Подобный вывод буквально лез в глаза - подразделения Третьего Гвардейского полка принялись суетливо и как будто бесцельно маневрировать, менять позиции, возвращаться на прежние места. Одним словом, в стане врага поднялась небывалая чехарда. Более того, судя по карте, перед подполковником Калмар-Карлайл, в

непосредственной близости от ее копья, располагались тыловые части Третьего полка ВСФС. Лори не могла поверить своим глазам - они что, оставили их без прикрытия?

Что-то здесь не так! Вот чего ей отчаянно не хватало в тот момент - информации!

Полцарства за точные данные о дислокации всех подразделений противника! Лори достаточно долго проработала сначала в оперативном отделе, потом начальником штаба Легиона, чтобы не понимать, что первое отчаянное стремление немедленно ударить в тыл Третьему Гвардейскому полку Федеративного Содружества есть решение поспешное, продиктованное скорее чувством мести, чем итог точной оценки обстановки. Оказаться в

центре сражения еще не значит решить исход дела в свою пользу. Там, в бою, она окончательно оглохнет и ослепнет и из командира превратится в дуэлянта, которому в общем-то наплевать, что происходит вокруг него. Бойцам в пылу сражения не до взвешенных оценок общей ситуации, там только успевай поворачиваться. В то же время, по оценке штабных работников в крепости, второму батальону приходилось худо, и все равно спешить было нельзя. Как бы ни хотелось скорее броситься в бой, как бы

ни подгонял ее поспешить на выручку товарищам участившийся пульс, необходимо было проявить выдержку. Надо брать пример с техников и инженеров - с каким спокойствием и сноровкой они в несколько минут разделались с "Apollo" и "Quickdraw"!..

Она напряженно вглядывалась в зеленоватый экран дисплея. В россыпи то вспыхивающих, то гаснущих во время пробегания оптической поисковой метрики цветовых точек только опытный глаз мог уловить реальное положение вещей. Слава богу, Лори в этом смысле опыта не занимать. Она, чтобы успокоиться, похвалила саму себя, потом напомнила, что, постоянно твердя об осторожности, тоже многого не добьешься. Не стоит преуменьшать

результаты вылазки - все-таки два боевых робота кое-что значат, да и тылы Третьего полка, оказавшиеся под угрозой разгрома, вполне могут спутать планы Гарета. Даже если он замыслил заманить наемников в ловушку. Пусть защитники выведут из крепости как можно больше боеспособных копий, тогда можно разгромить их в поле. Так бы решил эту задачку и полковник Карлайл. То-то замедлили движение ударные части, которые Гарет бросил навстречу батальону Хоука.

К сожалению, местоположение боевых порядков второго батальона еще не высвечивалось на экране. Они двигались, соблюдая полнейшее радиомолчание, так что их отметки появятся только тогда, когда машины станут доступны радарам и другим следящим системам, наблюдающим за полем боя. Информация второму батальону из крепости шла непрерывно, так что в тактическом плане Хоук находился в более выгодных условиях. Все равно у Лори стало бы легче на душе, когда бы она увидела ребят из второго батальона на своем экране. В этом случае ей легче спланировать продолжение операции. Согласно расчетам, сделанным в оперативном отделе, второй батальон на этот момент либо уже форсировал Килрос, либо находился на подходах к реке. Роботы двигаются по одному из узких, щелевидных проходов, которыми изобилует берег, так что и для воздушной разведки они практически недоступны. Теперь, когда общая картина прояснилась, Лори стало окончательно ясно, что исход марша решают уже не часы, а минуты. Если Хоук не появится на этом берегу в течение ближайшего часа, преимущество, которое в настоящий момент в руках Легиона, может растаять. Гарет успеет выстроить своих роботов вдоль берега реки, успеет справиться с участвующими в вылазке машинами. Тогда

Хоуку не позавидуешь.

"Где же, черт его побери, этот второй батальон?!"

Капитан Рей Хоук стоял на южном берегу реки Киллросс и наблюдал, как последние мехи из командного звена первой роты карабкались вверх по склону. Потоки грязи и воды низвергались с металлических колоссов. Вдали была слышна стрельба тяжелых орудий мехов. Очевидно, это силы подполковника Калмар выдвинулись к нему на помощь. Они обсудили детали операции во время последнего сеанса связи, но скоординировать все передвижения на две недели вперед было, разумеется, невозможно.

"Я обязательно прорвусь в крепость, - сказал он Лори. - Это необходимо, пусть даже моим парням и девчонкам придется на карачках одолевать этот чертов хребет". "Мы будем следить за вами, - ответила она. - Двинемся вам навстречу, когда вы переправитесь через реку..."

"Что у нас есть на эту минуту?" - спросил себя Хоук. Подполковник Калмар-Карлайл выполнила свое обещание и атаковала противника в самый неудобный для него момент - на марше. Вот почему, решил майор, его тылы оказались не прикрыты. Даже если это ловушка, все равно подполковнику Калмар следует продолжить наступление по направлению к реке, однако передать это свое пожелание он никак не мог. Радиомолчание было его единственным шансом как можно ближе, не связывая себя боем, подобраться к крепости. Лори уже доказала, что не потеряла навыков руководства боем, остается надеяться, что она примет верное решение.

Подобный вид взаимодействия всегда очень сложен. Он требует идеального согласования во времени и искусного взаимодействия всех разъединенных частей. Кроме того, необходимо заранее выработать у всех участников операции единый взгляд на решение тактических задач, сердцем чувствовать присутствие и намерения своих товарищей и, конечно, обладать потрясающей интуицией. Всего этого можно добиться только годами совместных упорных тренировок и учений. Именно на подобном подходе к делу настаивал полковник Карлайл. Он частенько устраивал штабные игры, где вводными часто служили обстоятельства, в которые они нынче попали. Вот и пришел случай, когда следует претворить в жизнь известный принцип: тяжело в ученье легко в бою.

Ре Хоук относительно недавно был назначен командиром второго батальона. Он получил эту должность год назад и был произведен из капитанов в майоры, когда его предшественник, майор Хасан Али Халед был тяжело ранен во время усмирения мятежа, поднятого сепаратистами в области Скаи. Послужной список Хоука был превосходен, однако майор чувствовал, что и полковник Карлайл, и его начальник штаба, подполковник

Лори Калмар-Карлайл, все еще присматриваются к нему. Как-то он поведет себя в боевых условиях? Поэтому, собственно, его батальон и был отправлен в Кинтире, чтобы обучать на полигоне не только новобранцев, но и вновь назначенного командира части. Майор должен был слиться с подчиненными, они должны были одними глазами оценивать обстановку и искать решение возникших проблем в русле единого понимания тактики боя.

Полковник Карлайл прежде всего потребовал, чтобы Хоук во время вождения войск полностью доверял командирам рот, а во время боевого столкновения занимался исключительно своими обязанностями, в которые входили координация, обеспечение снабжения сражающихся подразделений и, конечно, выработка наиболее верного решения. "Солдат, сержант, младший офицер, средний офицер - каждый на своем рабочем месте обязан прежде всего думать, думать и еще раз думать! - настаивал полковник и добавлял: - Но для того чтобы думать предметно каждый из них должен уметь рассуждать, обладать навыком автоматического выполнения технических операций, кругозором и смелостью в принятии решений. Ясно, майор?"

Теперь пришло время проверить это на практике. Второй батальон в большинстве своем состоял из новичков, недавних рекрутов, только что вышедших из учебных школ. Правда, они успели пройти хорошую школу на полигоне в Кинтире, и все равно бой всегда остается главным экзаменом.

Час пробил!

"Rifleman" Квин Мисонакс выбрался из реки, вода стекала по его корпусу. Всему подразделению был отдан приказ хранить полное радиомолчание, но когда Rifleman проходил мимо, Хоук мельком разглядел ее нейрошлем сквозь прозрачный пластик кабины. Она ухмыльнулась и показала ему большой палец. Хоук в свою очередь показал пальцем на юг, в сторону все еще грохотавших вдали орудий. Старый военный принцип гласил, что командир всегда направляет свое подразделение в сторону, откуда слышен шум боя, и именно это он и собрался предпринять. Пока прикрытие разворачивалось в походную колонну, он блуждал взглядом по местности над мелководьем - плотный лес из мощных стволов деревьев, гранитные скалы - дестяки возможных мест для засад, где их вполне могли поджидать отряды пехоты или даже пара рот мехов.

Будь он на месте маршала Гарета, лучшего места, чтобы разделаться с его батальоном, не найти. Еще перед выходом в путь майор детально разработал с подчиненными методы взаимодействия и способы подачи сигналов. Предупредил, что вряд ли эти, из ВСФС, будут так же щепетильны в соблюдении радиомолчания, поэтому во время боя предельное внимание к вражеской радиосвязи. Тактика боя была достаточно проста - что еще можно выдумать в подобных условиях, кроме обязательного прорыва отдельных машин в тыл боевой линии противника и нападения на него сзади. Главное - не застревать на одном месте. Само по себе боевое соприкосновение не так важно. Особое внимание на маневр, постоянное перемещение, целью которых должно стать перемешивание рядов и откалывание от боевого порядка врага отдельных машин или группы машин. Вот на такие цели следует наваливаться всем скопом. Конечно, легко сказать, трудно сделать. С этой целью и были заранее обговорены способы радиосвязи и шифров.

Итак, все внимание к местности. Враг знает, что второй батальон находится на марше. Разведывательные копья еще утром обнаружили несколько пехотных заслонов на пути движения колонны.

Роботы шли и шли. Впереди было спокойно - никаких следов засады. Ай да полковник Калмар! Аи да молодец. Это ее усилиями враг застопорил выдвижение к реке и дал его батальону необходимое время, чтобы преодолеть самый опасный участок пути с минимальными потерями. Или, как получается, совсем без потерь. С каждым километром положение менялось в пользу защитников планеты. Еще немного, еще двадцать минут хода, и пушки крепости смогут взять их под свою защиту.

Удивительно, что крепнущая с каждой минутой марша надежда заставляла еще сильнее биться сердце...

Полевой маршал Брандел Гарет неотрывно вглядывался в обширный обзорный экран, на котором высвечивалась карта местности от Данкельда до подошвы Шотландских гор. В голове сверлила одна и та же мысль - так тебе и надо, так тебе и надо... Он никак не мог отделаться от ощущения, что наказан за гордыню. Наказан тяжко... Разве может опытный полководец с таким пренебрежением относиться к врагу? Даже огромный перевес в силах

мало что значит, если командующий позволяет себе не учитывать противодействие врага. Он коснулся кнопки, вделанной в подлокотник его кресла, и в тот же миг сиденье с тихим нарастающим визгом скользнуло из штабной консоли вниз, мимо десятка офицеров, следящих за экранами компьютеров, на которых отображались многочисленные данные продолжавшегося боя. Эффективной работой своего штаба маршал Гарет всегда гордился особо. Он часто говорил, что мозг армии должен работать как часы, и не стеснялся забирать в штаб лучших офицеров из боевых частей, проявивших тактические способности. Теперь он мог пожинать плоды своих усилий - собственно, он все знал о происходивших на поле боя событиях, но это знание не доставило ему радости.

Внизу, в полутемных помещениях узла связи, царили многочисленные шумы, сплетавшиеся из десятков тихих докладов, резких командных выкриков, переговоров, которыми обменивались пилоты боевых роботов, диктовок передаваемых распоряжений, долетавших сюда из динамиков приглушенных взрывов. При желании даже посвист лазеров больших калибров можно было услышать в этой просторной овальной кабине.

"Фил! Смотри сзади!.. Сзади смотри!.. Двое навалились на твою шестерку..."

"Держись! Прикрой огнем, я пошел в обход..."

"Ребята, прикройте меня. У меня кончились боеприпасы..."

"У меня тоже. Где этот чертов оружейник?.."

"Я подбит! Подбит! Джон, прикрой меня со спины!.. Он меня словно кулаком саданул".

"Один-три, это Один-два. Нуждаешься в поддержке?.."

"Черт побери, мы все нуждаемся! Куда запропастился этот чертов Один-один?"

"Воланский, ты что, заснул, что ли? Возьми свое копье и срочно мчись... Пропаши этот квадрат сверху донизу!.."

"Есть, командир. Уже мчусь!.."

Когда-то, с некоторым разочарованием подумал Гарет, полководец - например, король - мог занять место на каком-нибудь возвышенном месте, удобно устроиться на переносном троне и посматривать на сражение в подзорную трубу. Все это напоминало игру в оловянных солдатиков, изобретенных Фридрихом Великим. Считалось, общий взгляд дает главнокомандующему большое преимущество в оценке развития ситуации на поле боя. С высоты легче заметить контрвыпады противника и принять меры. Подобный способ командования, напоминавший работу какого-то божества, прозревающего все и вся, особенно процветал в восемнадцатом веке. Однако с приходом Наполеона подобный способ руководства ушел в небытие. Но ненадолго... Во время Первой мировой войны, случившейся на Терре в незапамятные годы, когда военные действия развернулись на территории в сотни тысяч квадратных километров, когда вооруженная борьба велась

одновременно и на земле, и в воздухе, и на море, один человек оказался не в состоянии охватить весь театр войны. Тогда и возникли штабы в современном понимании слова. Работа полководца велась в основном на картах с редкими выездами в войска для ознакомления с местностью и состоянием войск.

В тридцать первом веке оказалось почти возможным доставить командующему полное описание боевой обстановки, высветить ее в реальном обличье, в реальном времени. За последние несколько сотен лет значительно развились методы управления войсками, стратегические разработки достигли неслыханного совершенства в достижении главной цели войны - победы. Теперь основное внимание командующего обращалось на "два

К и одно С" - так обозначался в ученых трудах основной круг обязанностей полководца. Эта формула значила: командование и контроль, под "С" имелась в виду связь. Военные технологии в основном были ориентированы на достижение бескровной победы. В крайнем случае с минимальными потерями... Времена мясорубок, считали военные специалисты, ушли в прошлое. Теперь куда важнее загнать противника в угол, лишить его связи, нарушить коммуникации, с помощью особых рекламно-психологических программ ослабить боевой дух. Убийство врага давным-давно вышло из моды. Война, как говорили теоретики, превратилась в род культурной деятельности, сходной с занятиями искусством, наукой, политикой...

Подобные изменения были связаны с широким проникновением в военное дело новейших технических средств. Интересно, что, например, конструкции новейших боевых лазеров практически ничем не отличались от своих прототипов, которые были созданы еще в двадцать первом веке от Рождества Христова. С другой стороны, технологии изготовления ракетных снарядов претерпели заметные изменения. Из-за нехватки некоторых электронных компонентов технологии изготовления которых были утрачены с развалом Звездной Лиги, эти конструкции сделали шаг, а то и два назад даже по сравнению с двадцатым веком. Даже боевые роботы, царившие в настоящее время на полях сражений, с точки зрения военной науки, являлись всего лишь скромными продолжателями древних боевых машин, называемых танками.

Современные конструкции боевых роботов в основном базировались на типах, разработанных еще в двадцать пятом веке.

В связи с общим упадком общественных институтов, развалом единой культурной среды, упадком науки и техники, которые были характерны для постзвездной эры, войны приобрели локальный характер, и, как было сказано выше, цель их заключалась в принуждении противника принять условия победителя, но не в его уничтожении. Гибель планеты и ее населения, скажем, вследствие применения ядерного оружия обессмысливала

политические задачи, которые решались с помощью вооруженной борьбы. Кому нужны были выжженные, негодные к заселению миры? Оборона планет теперь заключалась в удержании в своих руках стратегически важных точек: заводов, шахт, рудников, отдельных городов, прежде всего столиц, и космопортов. Вот почему с появлением боевых роботов стало возможно оборонять город с помощью всего лишь одной роты, а для защиты всей планеты было достаточно одного-двух полков. Сотни роботов обычно хватало для проведения наступательной операции по захвату заселенного мира.

Таким образом, перед полководцем появилась возможность разом охватить место сражения. Технические возможности позволяли устанавливать камеры в любом месте и передавать стереоскопическое изображение на обзорные голографические экраны. Да и сами сражения приобрели совершенно иной характер - по большей части они свелись к отдельным поединкам, проводимым между отдельными бойцами или копьями.

Как уже было сказано, маршал Гарет испытывал острое неудовлетворение происходящим на поле боя. Совсем не к месту было появление на поле боя исчезнувшего второго батальона наемников. Рушился главный замысел намеченной операции. Его люди искали этого Хоука с момента высадки на Гленгарри. Что только не применяли: беспилотные летательные аппараты, съемки поверхности с больших высот и из космоса, прослушивание частот, даже забрасывали в дебри автоматы слежения за проходившими металлическими массами. Все было напрасно.

Дебри они и есть дебри! Тем более осложненные горным рельефом. В таких условиях трем десяткам боевых роботов не составляет труда скрыть свои перемещения, если, конечно, экипажи хорошо подготовлены в искусстве вождения машин. Засечь их можно, если только на марше происходят поломки, заторы, пилоты нерасторопно преодолевают препятствия. Вот за что больше всего корил себя Гарет - как же он не обратил внимания, что за две недели его разведчики не заметили ничего подобного! Это говорит об исключительно основательной подготовке вражеских пилотов. Ему необходимо было ускорить выдвижение своих частей к северу от крепости, заранее выбрать места для засад, заминировать проходы. Это была серьезная ошибка - себе Гарет не хотел врать. Может, и теперь не поздно? Все-таки вражеские роботы отмахали по пересеченной местности около тысячи километров. Сколько же может им везти?!

Судя по движению его рот, бойцы не успевали. Тут еще случилась заминка с этой вылазкой, которую имелось в виду использовать с целью выманить как можно большее число защитников крепости на открытое место. Поэтому и планировалось перемещение основных сил к северу от крепости. Гарет ставил две основные задачи: разгромить второй батальон во время переправы через реку, что в общем-то не представляло особой сложности, если действовать с заранее оборудованных позиций, а также заставив наемников совершить вылазку из крепости, отрезать их и уничтожить. Если не удастся отрезать, значит, сокрушить массированным артиллерийско-ракетным огнем. Теперь, в связи с затягиванием выдвижения двух батальонов Третьего Гвардейского полка на исходные позиции вдоль берега реки, а третьего - вблизи крепости, его войска сами попадали в западню. Их могли крушить и с севера и с юга. На марше - что само по себе уже было крупной промашкой. Маршал изо всех сил подгонял войска, однако после потери двух роботов и выхода группы наемников на незащищенные тылы приходилось отвлекать подразделения от выполнения главной задачи.

Решение было очевидным. Необходимо использовать этот небольшой зазор во времени, чтобы отрезать копье Лори Калмар-Карлайл и любой ценой уничтожить его. Однако, послушав переговоры, поглядев на экраны дисплеев, установленные и на узле связи, он понял, какой призрачной была надежда на успех. Первая и вторая роты первого батальона, которые пытались отрезать группу, совершившую вылазку, попали под уничтожающий огонь крепостной артиллерии. Наступление застопорилось, произошло

смещение боевого порядка - уступ влево превратился в скученную группу потерявших ориентировку роботов. Это в тот момент, когда второй батальон врага был на подходе. Пока продвижение второго батальона сдерживали копья боевого охранения, но долго они продержаться не смогут. Случилось самое неприятное - первому батальону приходится вести бой на два фронта. Войска, которые он послал на Каледонию, чтобы выманить часть Легиона, недооценили противника, за что и поплатились под Фалкирком. Подполковник Лори Калмар-Карлайл, судя по биографической справке, не обладала способностями, присущими ее мужу. Все последние годы она исполняла роль помощницы при полковнике. Это обстоятельство составляло важную часть плана маршала. Ему было просто необходимо выманить Карлайла с Гленгарри, чтобы лишить противника важного преимущества. Оказывается, эта Калмар-Карлайл не только сама отличный боец, но и хорошо соображает в тактике. Марш, совершенный вторым батальоном наемников, не мог бы состояться, если бы не было приказа. С его появлением Данкельд мог стать вторым Фалкирком.







Дата добавления: 2014-12-06; просмотров: 169. Нарушение авторских прав


Рекомендуемые страницы:


Studopedia.info - Студопедия - 2014-2019 год . (0.008 сек.) русская версия | украинская версия