Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Основные законы материалистической диалектики




 

Вскрывая специфические законы экономического развития капитализма Маркс обогащает вместе с тем и общее понятие закона, в том числе и научное понимание наиболее общих законов развития природы, общества и познания. Буржуазные критики марксизма утверждают, будто бы Маркс выводит необходимость тех или иных экономических явлений, исходя из наиболее общих диалектических законов, т. е. игнорируя конкретный анализ всего многообразия эко­номических фактов. В действительности же Маркс исхо­дит из этих фактов, вскрывает специфические законы развития капитализма и на этой основе развивает науч­ное понимание наиболее общих закономерностей.

Яркий пример такого конкретного исследования наи­более общих законов всякого развития — данная Марксом характеристика всеобщего закона капиталистичес­кого накопления. Суть этого закона заключается в постоянно повторяющейся в условиях капитализма взаимо­зависимости между богатством и нищетой: чем больше накопление богатстве на одном полюсе общества, тем больше накопления нищеты на другом его полюсе, в си­лу чего капиталистическое накопление не только не ведет к уничтожению нищеты, но и постоянно воспроизводит ее как главное условие богатства в его капиталис­тической форме существования. Накопление капитала обусловливает прогрессирующую поляризацию общест­ва на противоположные классы, концентрацию и централизацию в руках буржуазии и как следствие этого нищету пролетариата. Объективное действие всеобщего закона капиталистического накопления с необходимостью ведет к обострению противоречий между буржуазией и пролетариатом, к усилению классовой борьбы пролетариата, к приближению социалистической революции.

Анализируя этот специфический закон капитализма, Маркс исследует также различные типы противоречий' многообразие форм взаимопревращения противополож­ностей, противоречивое единство сущности и явления необходимости и случайности, возможности и действи­тельности, общего, особенного и единичного и т. д. За­кон единства и борьбы противоположностей является у Маркса выводом из конкретного исследования. Значе­ние этого вывода в том, что он служит руководящей нитью, методологическим принципом конкретного иссле­дования. Все построение «Капитала» показывает, как анализ противоречий в развитии капиталистических про­изводственных отношений ведет к открытию специфиче­ских закономерностей этого способа производства. «У Маркса в „Капитале",— говорит В. И. Ленин,— сна­чала анализируется самое простое, обычное, основное, самое массовидное, самое обыденное, миллиарды раз встречающееся, отношение буржуазного (товарного) об­щества: обмен товаров. Анализ вскрывает в этом про­стейшем явлении (в этой ,,клеточке" буржуазного об­щества) все противоречия (respective зародыши всех противоречий) современного общества. Дальнейшее из­ложение показывает нам развитие (и рост и движение) этих противоречий и этого общества, в Х (в сумме. — Ред.) его отдельных частей, от его начала до его конца.

Таков же должен быть метод изложения (respective изучения) диалектики вообще (ибо диалектика буржу­азного общества у Маркса есть лишь частный случаи диалектики)» (В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 29, стр. 318.). В. И. Ленин, таким образом, подчеркивает, что применяемый Марксом метод исследования капиталистического процесса имеет всеобщее значение. В этом смысле Ленин говорил, что хотя Маркс в отличие от Гегеля не оставил нам «Логики с большой бук­вы» (т. е. систематического изложения логики), но зато он оставил нам логику «Капитала».

Развитие состоит в переходе от простого к сложному, от низшего к высшему, в становлении нового, существовавшего ранее лишь в форме возможности, зародыша, в формировании этого нового по определенным этапам, в раздвоении единого на взаимоисключающие противоположности и т.д. Все эти процессы в их конк­ретно-исторической форме рассматриваются Марксом в «Капитале», исследуются, начиная с их наиболее элементарных проявлений до наиболее сложных и разви­тых. Именно поэтому метод исследования, примененный Марксом в «Капитале», имеет всеобщее значение.

Политическая экономия у Маркса есть теоретическое обобщение экономического развития капитализма и анализ резюмирующих его понятий. Однако всякое ло­гическое исследование развития должно быть подытожением исторического процесса. Маркс начинает исследо­вание капитализма с его «клеточки», с товара, т. е. с такого общественного отношения, которое, с одной сторо­ны, является наиболее простым в условиях капитализма, а с другой стороны, составляет историческую предпо­сылку возникновения капиталистических отношений. Точно так же всякое теоретическое исследование процесса развития должно начинаться с его исторически исходного элемента, поскольку этот элемент сохраняет свое значение в исторически сложившейся структуре ис­следуемого целого.

Наряду с законом единства и борьбы противополож­ностей Маркс разрабатывает в «Капитале» и другие за­коны материалистической диалектики. Так, в связи с анализом исторического развития форм стоимости Маркс показывает, как расширение сферы товарного об­мена и, следовательно, массы товаров приводит к ка­чественному изменению: превращение случайной формы стоимости в полную или развернутую и затем во всеоб­щую форму. В этом процессе находит свое проявление закон превращения количественных изменений в качественные. Исследование исторического процесса превра­щения денег в капитал также приводит к выводу, что количественные изменения (возрастание суммы денег в руках товаровладельца), достигнув определенного предела, порождают качественно новое общественное отношение капитал. Развитие производительных сил в равной мере подчиняется этому же закону: до известного предела рост производительных сил не вызывает изменения отношений существующих производственных отношений, однако рано или поздно прогресс производительных сил вызывает качественное преобразование про­изводственных отношений. Здесь, как и везде при переходе количественных изменений в качественные, обнаруживается лежащее в основе этого процесса противоре­чие: в данном случае противоречие между содержанием и формой развития общественного производства. Таким образом, закон превращения количественных изменений в качественные есть необходимое специфическое выра­жение диалектически противоречивого характера разви­тия, важнейшим законом которого является единство и борьба противоположностей.

Важное место в «Капитале» занимает анализ зако­на отрицания отрицания. Исследуя длительный истори­ческий процесс превращения основанной на собственном труде раздробленной частной собственности отдельных производителей в капиталистическую собственность, Маркс характеризует этот процесс экспроприации мел­ких производителей как отрицание, т. е. уничтожение, старой формы собственности, превращение ее в свою противоположность — крупную капиталистическую собст­венность, предполагающую отделение средств производ­ства от производителей. Концентрация и централизация капитала есть дальнейшее развитие этого отрицания, в ходе которого созревают предпосылки (капиталисти­ческое обобществление средств производства) для того, чтобы это отрицание было снято, т. е. в свою оче­редь подверглось отрицанию. Социалистическая револю­ция уничтожает капиталистическую собственность, и эта экспроприация эксплуататоров представляет собой одно из проявлений всеобщей диалектической закономерно­сти отрицания отрицания. «...Капиталистическое произ­водство, — говорит Маркс, — порождает с необходимостью естественного процесса свое собственное отри­цание. Это — отрицание отрицания» ( К. Маркс и Ф, Энгельс. Соч., т. 23, стр. 773).

Маркс исходит из экономических фактов, он анализирует их, обобщает, вскрывает специфические закономерности их развития, прослеживает это развитие, под­тверждающее диалектический закон отрицания отрицания и представляющее собой его своеобразное выражение. Отсюда ясно, насколько нелепы утверждения буржуазных критиков марксизма, будто Маркс выводит необходимость социалистической революции из отрицания отрицания.

Главное в Марксовом понимании закона отрицая отрицания: 1) признание отрицания как необходим формы качественного преобразования в процессе разви­тия; 2) признание отрицания как конкретного отрицания, не отбрасывающего предшествующую ступень развития, а продолжающего его в новой форме; 3) признание от­рицания отрицания как единства противоположностей и завершения исторически определенного цикла развития. Отрицание отрицания есть, следовательно, с точки зре­ния Маркса, закон поступательного развития в границах определенной исторической эпохи: оно характеризует ее начало и ее конец и, значит, также переход к каче­ственно иной исторической эпохе.

 

Вопросы теории познания диалектической логики

Создавая диалектико-материалистическую теорию познания, Маркс прежде всего устанавливает ее исходный пункт — понятие общественной практики, составляющей основу познания. Прослеживая развитие основных категорий политической экономии, Маркс показывает, что эти категории, напри­мер: понятие абстрактного труда, исторически связаны с определенным уровнем развития общественной прак­тики. И это относится к категориям любой науки, к ис­торическому развитию научного познания вообще.

Маркс, как и предшествующие материалисты, исходит в теории познания из сенсуалистического положе­ния, согласно которому единственный источник всех на­ших знаний — чувственные восприятия внешнего мира. Однако в отличие от старых материалистов он вскры­вает противоречивое отношение между абстрактным мышлением и чувственным отражением действитель­ности. «...А если бы,— указывает Маркс,— форма про­явления и сущность вещей непосредственно совпадали, то всякая наука была бы излишня...» (К.Маркс и Ф.Энгельс Соч.,т.25,ч.II, стр.384).Несовпадение, противоречие между сущностью и явлением отражаются в познании в виде противоречия между исходными чувственными данными и конечными теоретическими выводами, которые хотя и основываются на этих данных, но непосредственно не могут с ними согласовываться. Именно поэтому задача исторического исследования «заключается в том, чтобы видимое, лишь выступающее в явлении движение свести к действительному внутреннему движению…»( К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 25, ч. I, стр. 343).

Непосредственное эмпирическое наблюдение капита­листических отношений приводит к представлению, буд­то капитал порождает прибыль, земля — ренту, а труд — заработную плату. Вульгарные экономисты воз­водят эту чувственную видимость в теоретическую дог­му, используемую для апологии капитализма. При по­мощи анализа Маркс вскрывает за этой видимостью сущность, разоблачая тем самым вульгарную политиче­скую экономию и доказывая, что труд рабочего создает всю стоимость, а, следовательно, и прибавочную стои­мость, частями которой являются прибыль и рента. Но, не ограничиваясь сведением прибыли, ренты, а также процента к прибавочной стоимости, Маркс раскрывает механизм распределения прибавочной стоимости, благо­даря которому создается эта видимость, отражаемая обыденным эмпирическим сознанием.

Таким образом, выясняется, что эмпирическое наблю­дение не обманывает нас, указывая на то, что прибыль и рента пропорциональны величине авансированного ка­питала и цене земли. Это наблюдение отражает действи­тельно существующий факт, которым руководствуются капиталисты в своей повседневной деятельности. Одна­ко факт этот не более как объективно существующая видимость, обусловленная законом стоимости. Этот ана­лиз диалектики сущности и явления (в частности, види­мости) — один из отправных пунктов теоретико-познава­тельного анализа отношения чувственного и рациональ­ного. Одним из главных выводов, вытекающих из этого анализа, является положение о важнейшей роли абстрактного мышления, которое есть не просто суммирова­ние и обозначение с помощью слов чувственных данных, а качественно новая, высшая ступень познания.

В предисловии к первому тому «Капитала» Mapкс отмечает, что «при анализе экономических форм нельзя пользоваться ни микроскопом, ни химическими реактивами. То и другое должна заменить сила абстракции» (К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 23, стр. 6.). Это замечание Маркса, с одной стороны, указывает сложность и трудность познания общественных явлен с другой стороны, оно подчеркивает значение силы абстракции в процессе научного познания, что имеет прямое отношение не только к общественной науке, но наукам о природе.

Маркс учит, что научная абстракция служит могущественным средством анализа процесса развития. Она не сводится к одному лишь отвлечению от несущественно­го, единичного, случайного. Процесс познания требует расчленения сложного, целостного процесса и специаль­ного изучения каждой его существенной стороны в отдельности. Соответственно этому Маркс рассматривает в первом томе «Капитала» капиталистическое производ­ство, абстрагируясь от обращения, существенное значе­ние которого для производства не подлежит сомнению. Во втором томе «Капитала» исследуется процесс капи­талистического обращения при отвлечении от процесса производства. И наконец, третий том «Капитала» имеет своим предметом капиталистический способ производст­ва в целом, т. е. единство производства и обращения. Этот пример не только иллюстрирует диалектико-материалистическое понимание абстрагирования, но и пока­зывает существо марксистского учения о единстве ана­лиза и синтеза.

Изучение каждой стороны целого необходимо пред­полагает ее выделение, отвлечение от других сторон це­лого. Однако каждая отдельная сторона должна быть рассмотрена и в ее отношении к другим сторонам. Без, этого невозможно познание этой стороны и познание це­лого как единства определенных дифференцированных частей, сторон и т. д. С этих позиций Маркс в «Капита­ле» расчленяет содержание и форму исследуемых явле­нии для того, чтобы раздельно рассмотреть и то и другое, а затем уже перейти к исследованию их единства, Это раздвоение единого и познание его противоречивых сторон первая, аналитическая ступень познания, за которой следует изучение реального взаимодействия частей и сторон, составляющих целое процессов, благодаря этому анализ превращается в синтез и в конечном итоге достигается конкретное, или всестороннее, понимание явления в его внутренней определенности, в движении, мнении, развитии. Таким образом, глубокое диалектико-материалистическое понимание сущности и значения научной абстракции приводит к новой, подлинно научной концепции анализа и синтеза, которые рассматриваются в их единстве как теоретические формы отражения взаимосвязи явлений и их развития. Дальнейшим развитием этих идей является положение Маркса о восхождении от абстрактного к конкретному.

В противоположность Гегелю Маркс показал, что абстрактное и конкретное в мышлении человека представляют собой определенные формы отражения объек­тивной действительности. Поэтому «метод восхождения от абстрактного к конкретному есть лишь способ, при помощи которого мышление усваивает себе конкретное, воспроизводит его как духовно конкретное. Однако это ни в коем случае не есть процесс возникновения самого конкретного» (К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 12, стр. 727).

Абстрактное отражение определенного процесса — необходимая ступень его познания. Но это абстрактное отражение, хотя и служит познанию элементов изучае­мого процесса, не выявляет взаимосвязи явлений, их противоречивости, фиксируя или одни лишь общие, или одни только особенные, или, наконец, единичные черты данных объектов. Именно поэтому задача познания за­ключается в том, чтобы, не останавливаясь на этой сту­пени логического отражения действительности, идти дальше ко все более конкретному, т. е. многосторонне­му, отражению действительности, которое выявляет внутреннюю связь, единство различных, в том числе и противоположных, сторон изучаемых явлений, показы­вает их развитие, изменение и т. п. «Конкретное,— писал Маркс,— потому конкретно, что оно есть синтез многих определений, следовательно единство многообразного. В мышлении оно поэтому выступает как процесс синте­за, как результат, а не как исходный пункт, хотя оно представляет собой действительный исходный пункт и, вследствие этого, также исходный пункт созерцания и представления» (Там же). Таким образом, в объективном мире конкретное со всем присущим ему многообразием сто­рон, связей, отношений предшествует познанию, состав­ляя его исходный пункт. Но познание не может сразу, непосредственно воспроизвести многообразие конкретного: оно отражает его вначале абстрактно, односторон­не и лишь постепенно, в результате дальнейшего иссле­дования воспроизводит конкретное так, как оно существует само по себе, вне и независимо от человеческой сознания. Отсюда следует известное положение диалектического материализма — абстрактной истины нет, истина конкретна. Конкретная истина есть всесторонне объективно правильное отражение изучаемого объекта. Замечательным образцом конкретизации истины является научное понимание капитализма, развитое Марксом в «Капитале».

Дальнейшее развитие проблемы абстрактного и кон­кретного— положение Маркса об отношении логического исследования к объективному историческому процес­су, совершающемуся независимо от сознания исследова­теля. Эта проблема, так же как и проблема соотноше­ния абстрактного и конкретного, была поставлена Ге­гелем. Однако вследствие идеализма Гегеля логическое выступало в его учении как предшествующее реальному историческому процессу. Таким образом, все было по­ставлено на голову. Маркс и здесь в противоположность Гегелю исходит из материалистического принципа отра­жения, рассматривая логическое исследование процесса развития как отображение исторического процесса, его основных, закономерно сменяющих друг друга этапов.

Маркс не случайно начинает логическое изложение в «Капитале» с исследования товара: товарное произ­водство исторически предшествует капитализму и обра­зует его необходимую объективную предпосылку. Рас­сматривая далее меновую стоимость товара, Маркс ис­следует прежде всего простую или случайную форму стоимости, исторически соответствующую тому периоду развития общества, когда производство носило преиму­щественно натуральный характер и лишь незначитель­ная часть производимых продуктов становилась товаром, т. е. обменивалась на другие продукты. Дальней­ший анализ меновой стоимости товара приводит Маркса к другим, более развитым ее формам, соответствующим более высокой стадии развития товарного производства; таковы полная, или развернутая, форма стоимости, всеобщая форма стоимости и, наконец, денежная форма. И здесь логический анализ проблемы есть теоретическое воспроизведение действительного исторического пути развития товарного обмена.

Как известно, капитализм составляет высшую ступень развития товарного производства, когда не только производимые продукты, но и сама рабочая сила стала товаром, чего не было в рабовладельческой и феодальной формациях. Соответственно этому Маркс от анализа обмена товаров и денег переходит к анализу капитала, а затем к анализу производства прибавочной стоимости, составляющей основную цель капиталистов. Логическая последовательность, в какой Маркс рас­сматривает все эти вопросы, отражает основные исто­рические ступени товарно-капиталистического произ­водства. Маркс, однако, предупреждает против упро­щенного представления о соотношении логического и исторического. Логическое и историческое совпадают лишь в целом, в тенденции, но не в каждом конкретном случае, где возможны отступления от этой тенденции. Для того чтобы логическое правильно отражало объек­тивный исторический процесс, сам этот процесс должен исследоваться в его внутренней необходимости с учетом качественного своеобразия каждого его этапа. Маркс, в частности, указывает на то, что торговый капитал исторически предшествует промышленному, так же как и ссудный капитал. Однако это не значит, что про­мышленный капитал должен быть логически выведен из этих форм капитала. В условиях капитализма основная форма капитала — промышленный капи­тал. Что касается торгового и ссудного капиталов, то в буржуазном обществе они производные формы ка­питала, качественно отличающиеся от тех форм торго­вого и ссудного капитала, которые существовали в дока­питалистические эпохи. Поэтому Маркс анализирует эти формы капитала лишь после рассмотрения промышлен­ного капитала.

Итак, говоря о логическом как отражении историче­ского, Маркс подчеркивает, что логическое исследование отражает исторический процесс не так, как он выступа­ет на поверхности и непосредственно воспринимается, а в соответствии с внутренними объективными закономерностями возникновения и развития данной общественно экономической формации.







Дата добавления: 2014-10-22; просмотров: 221. Нарушение авторских прав

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2018 год . (0.002 сек.) русская версия | украинская версия