Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Диалектико-материалистическая постановка проблемы закона




Для Гегеля, сводившего движущие силы развития к познанию, к мышлению как деятельности некоего абсолютного субъекта — «абсолютной идеи», или бога, проблема закона развития фактически не существовала. Мало внимания он уделяет понятию закона в своей «Науке логики» и в других произведе­ниях. Для Маркса же диалектика есть наука о наиболее общих законах развития бытия и познания, ибо Маркс ставит на место «свободного» и якобы независимого от материи духа реальную связь, взаимообусловленность материальных явлений, которая и образует законы их развития.

Маркс согласился с рецензией русского экономиста Кауфмана, который писал, что для Маркса «важно только одно: найти закон тех явлений, исследова­нием которых он занимается». При этом наибольшую важность, с точки зрения Маркса, представляет иссле­дование закона изменяемости явлений, развития, пере­хода от одной формы к другой. Маркс рассматривает законы исторически, т. е. исходит из признания существования специфических закономерностей, свойственных различным историческим эпохам. Такое диалектико-материалистическое понимание категории закона, как и других философских категорий, сделало возможным исследование капитализма как исторически преходящей общественной формации.

В «Капитале» Маркс исследует действие закона стоимости — основного закона товарного производства, показывает, как действие этого закона приводит к развитию товарно-капиталистического производства, к превращению рабочей силы в товар, вследствие чего на основе закона стоимости возникает закон прибавочной стоимости. Прибавочная стоимость представлялась Д. Смиту и Д. Рикардо каким-то нарушением закона стоимости, предполагающего эквивалентный обмен то­варами соответственно количеству заключающегося в них труда. Маркс доказал, что прибавочная стоимость не отменяет действия закона стоимости, а представляет собой его дальнейшее развитие. Если даже предположить, что капиталист покупает рабочую силу по ее стои­мости (т. е. оплачивает стоимость средств ее воспроиз­водства), он все равно получает прибавочную стои­мость, ибо рабочий производит стоимость, которая превосходит стоимость рабочей силы. Рабочая сила обладает не только стоимостью, как всякий товар, но и потребительной стоимостью, которая в данном случае означает способность производить больше, чем стоит сама по себе рабочая сила. Это противоречие между стоимостью и потребительной стоимостью рабочей силы, не замеченное буржуазными экономистами, было впер­вые открыто Марксом и послужило научной основой для объяснения капиталистической эксплуатации как исто­рически закономерного процесса. Таким образом, Маркс гениально вскрыл противоречие, которое не могли объ­яснить крупнейшие буржуазные экономисты: он дока­зал, что это противоречие, обусловленное специфичес-кой потребительной стоимостью рабочей силы, возни­кает на базе развития товарного производства и может быть разрешено лишь путем революционного уничто­жения капиталистической формы общественного произ­водства.

Маркс выявил и другое противоречие, которое так же ставило в тупик буржуазных экономистов, поскольку они рассматривали это противоречие не как факт объективной действительности, а как присущее только мышлению, сбивающему с правильного пути. Фактически прибыль капиталистов в среднем пропорциональна величине капитала, вложенного в производство товаров. Между тем с точки зрения закона стоимости прибавочная стоимость, а из нее складывается прибыль, пропорциональна величине лишь той части капитала, которая затрачена на оплату рабочей силы, так как рабочие, а не здания, машины, сырье создают прибавочную стоимость. Буржуазные экономисты не могли объяснить, почему равные капиталы дают равную прибыль, несмотря на то, что части, затраченные на оп­лату рабочей силы (переменный капитал), у них далеко не равны. Дело заключается в том, разъясняет Маркс, что конкуренция между капиталистами и как следствие этого перелив капиталов из одной отрасли в другую приводят к выравниванию прибыли.

Буржуазные экономисты, не замечая этого факта стихийного перераспределения прибавочной стоимости приходили к выводу, что цены товаров складываются не на основе стоимости, а на базе цены производства, ко­торая равна сумме издержек производства плюс средняя прибыль на капитал. В противовес этим экономи­стам Маркс доказал, что закон цены производства пред­ставляет собой дальнейшее развитие и модификацию закона стоимости (следовательно, закона прибавочной стоимости) в условиях развитого капиталистического разделения общественного труда. Следовательно, все­общность закона стоимости (и всеобщность всякого за­кона вообще) осуществляется благодаря многообразию форм существования и проявления этого закона. Един­ство многообразия — такова диалектическая природа за­кона, без понимания которой нельзя уяснить и наиболее общие законы развития природы, общества и познания, изучаемые диалектическим материализмом.

Исследование природы закономерной связи явлений, образующей внутренне противоречивое единство много­образия, приводит Маркса к выявлению диалектическо­го противоречия между законами, с одной стороны, и частными модификациями — с другой. Так, согласно за­кону стоимости, цена товара есть денежное выражение его стоимости. Однако непосредственно цена товара представляет собой денежное выражение цены производства, которая отнюдь не равна стоимости.

Буржуазные и ревизионистские критики Маркса впоследствии утверждали, что у Маркса здесь получав неразрешимое противоречие: один и тот же товар имеет две различные цены, причем в одном случае цена определяется стоимостью, а в другом — ценой производства. Маркс, предвидя такого рода возражения, показал, в условиях капитализма сумма цен всех товаров равна сумме их стоимостей, цена же отдельного товара в силуперераспределения прибавочной стоимости не может совпадать с его стоимостью. Таким образом, непосред­ственно цена товара определяется ценой производства, в конечном итоге — стоимостью. Сама же цена произ- водства представляет собой преобразованную в процес­се конкуренции стоимость товара. Это значит, что про­тиворечие между законом и его частным выражением не есть отрицание закона, а, напротив, представляет собой диалектическое проявление его всеобщности. Это, как свидетельствуют данные современного естествознания, характерно не только для социальных закономерностей, но и для закономерностей природы







Дата добавления: 2014-10-22; просмотров: 200. Нарушение авторских прав


Рекомендуемые страницы:


Studopedia.info - Студопедия - 2014-2018 год . (0.002 сек.) русская версия | украинская версия