Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Системообразующая сторона психологии нации





В число системообразующих компонентов психологии нации представители многих наук включают национальный характер, национальный темперамент, национальный склад ума, нацио­нальные чувства и настроения, национальные традиции и при­вычки.

Национальный характер, по мнению этнологов и социоло­гов, — это исторически сложившаяся совокупность устойчивых пси­хологических черт, определяющих привычную манеру поведения и типичный образ действий представителей той или иной нации и прояв­ляющихся в их отношении к социально-бытовой среде, к окружающе­му миру, к труду, к своей и другим этническим общностям.

Понятие «национальный характер» вошло в оборот из обы­денной жизни, повседневного языка и имеет собирательное, обобщающее значение. Оно трудно поддается исследованию. В про­явлении его содержания сложно найти устойчивые закономер­ности.

В отношении к социально-бытовому окружению в националь­ном характере особенно тесно переплетаются элементы идеоло­гии и общественной психологии, в том числе национальной и классовой. Отношение к окружающему определяет направленность национального сознания людей. К данной группе черт национального характера относятся такие, как консерватизм, религиозность, оптимизм, пессимизм и др.

Отношение к труду проявляется в национальном характере в форме таких качеств, как деловитость, практичность, аккурат­ность, пунктуальность, обязательность, предприимчивость, пас­сивность, неорганизованность и т.д. У представителей различных наций эти черты имеют несколько различное проявление. Трудо­любие присуще, пожалуй, всем нациям мира, но есть разница между трудолюбием американцев, японцев, немцев и представи­телей других наций. Трудолюбие японца — это кропотливость, терпеливость, ловкость, прилежание, упорство. Трудолюбие нем­ца – это аккуратность, основательность, пунктуальность, точ­ность, дисциплинированность. Трудолюбие американца – это размах, энергичная напористость, неиссякаемый деловой азарт, склонность к риску, инициативность, рационализм [264. — С. 191]. Отношение к своей и чужой этническим общностям также до­вольно специфично по содержанию у представителей различных этнических общностей.

Национальный темперамент, по мнению большинства ученых, предопределяет эмоционально-экспрессивную специфику пове­дения и поступков людей как представителей определенной эт­нической общности, характеризует своеобразие их поведенчес­кой активности.

Понятие «национальный темперамент» заимствовано из общей психологии. Оно практически не поддается анализу, поскольку зависимости в системе «физиологическое — национальное» еще слабо изучены.

Представители одних наций (например, французы, итальян­цы, испанцы) более эмоциональны и восприимчивы. У них в от­носительно короткий срок может резко проявляться воодушевле­ние, прилив эмоций, но так же быстро может наступать и спад подобных реакций, особенно в сложной обстановке. Представите­ли других наций (например, англичане, скандинавы) менее эмо­циональны, более склонны к логике в поступках, разумному по­ведению, меньше подвержены изменению настроений.

Национальный темперамент может проявляться в жестах. Так, исследователи установили, что за час беседы типичный финн употребляет в среднем только один жест, итальянец же жестику­лирует не менее восьмидесяти раз, француз использует жесты не менее ста двадцати раз, а мексиканец — даже сто восемьдесят.

Понятие «темперамент» в этнической психологии имеет иной смысл, чем в общей психологии. Национальный темперамент не есть темперамент личности. Различия в реактивности и эмоциональности представителей различных этнических общностей объяс­няются в первую очередь не тем, что в одной из них больше холериков, а в другой — больше меланхоликов, а в том, что выработанные на протяжении веков традиционные формы поведения реагирования усваиваются каждым новым поколением.

Национальный склад ума, по мнению прежде всего философов и социологов, — это особенности мышления большинства предста­вителей той или иной нации.

Механизм мыслительной деятельности однотипен у предста­вителей разных народов. Она подчиняется одним законам, но имеет национальную специфику, которая определяется историческими и социально-экономическими условиями развития этнической общности. Так, абстрактность мышления, например, немцев — следствие ухода в мир идей от действительности с ее мелочной ограниченностью, традиционным гнетом строгого порядка, за­сильем «обязательного беспрекословного подчинения». Практич­ность англичан, их исторический приоритет в покорении многих стран и континентов, в торговле, активная военная, экономи­ческая деятельность на протяжении многих веков, наоборот, рождали нелюбовь к абстрагированию, умозрительным размыш­лениям. В мышлении французов отразились их специфические черты характера — остроумие, красноречие и др. [264. — С. 188].

Не только отдельные люди, но и целые народы по-своему вос­принимают и оценивают окружающий их мир и других людей. Формы взаимодействия с природой, нормы общения между людь­ми у каждого народа особые. Они-то и составляют его ментальную неповторимость.

Национальные особенности мышления проявляются в построе­нии философских систем, в написании книг, статей, в разговоре, общении и т.д. Например, для французов свойственны свободное и активное течение мысли, приверженность логике, яркость и живость воображения, пытливость и искренность юмора. В мыш­лении англичан проявляются практицизм, конкретность, сдер­жанность воображения, пренебрежение к отвлеченному знанию. Склонность к абстрактному мышлению у немца проявляется в неспешности принятия решений, во всестороннем обдумывании последнего. Как правило, немец не идет на риск, если у него нет уверенности в благополучном исходе дела.

Для шведов характерен несколько иной склад ума. В своем экс­периментальном исследовании «Шведский склад ума» А. Даун пришел к выводу, что они отличаются чрезвычайной рациональ­ностью мышления, несклонны выставлять свои чувства напоказ, стремятся к поиску компромиссного решения. В этих чертах наци­онального мышления ученый видит причины четкого функцио­нирования государственной машины, малой религиозности и даже стабильных успехов шведских теннисистов на международных со­ревнованиях. «Что сделало таким мышление шведов? — спраши­вает он и отвечает: — Длительный исторический период они жили без угроз военного нападения, политической нестабильности, экономических неурядиц, стихийных бедствий и других явлений, которые будоражат общественное сознание стрессами, эмоцио­нальными всплесками, делая более импульсивным, эмоциональ­ным мышление» [291. — С. 104].

Национальные чувства и настроения — это эмоционально окра­шенное отношение людей как к своей этнической общности, ее инте­ресам, ценностям и формам жизни, так и к другим народам.

Национальные чувства долговечны и живучи. Они формируют­ся в течение многих столетий на основе жизненных условий и исторического опыта народов. Эти чувства могут иметь как пози­тивный, так и негативный оттенок. Положительный оттенок вы­ражается в таких чувствах, как национальная гордость, патрио­тизм, любовь к своему народу, чувство дружбы и братства по от­ношению к другим народам; негативный оттенок проявляется в национализме и шовинизме, национальных и расовых предрас­судках, в состоянии отчужденности по отношению к другим на­родам и т.д.

Национальные традиции и привычки — это сложившиеся на ос­нове длительного опыта жизнедеятельности нации и прочно укоре­нившиеся в повседневной жизни, передающиеся новым членам этни­ческой общности правила, нормы и стереотипы поведения, формы об­щения людей, соблюдение которых стало общественной потребно­стью каждого.

Исторический опыт свидетельствует, что недостаточное зна­ние национальных традиций, обычаев, привычек, вкусов неред­ко ведет к серьезным осложнениям в общении с представителями других этнических общностей. Значение национальных традиций, привычек, их содержание различны у разных народов. Так, у анг­личан ярко выражена потребность решать дела «согласно обычаю». Гиперболизируя, можно сказать, что если американец — раб стан­дарта, то англичанин — раб своих традиций. Традиции в Англии превращаются в фетиш, культ, их обожествляют, ими восхища­ются. Англичане стремятся везде оставаться самими собой, сохра­нить в любых условиях свои привычки, вкусы, нравы, обособленность, ассортимент блюд, комплекс некоторого превосходства, порой снисходительное отношение к другим.

Необходимо иметь в виду, что люди, как правило, весьма чув­ствительны к своим традициям, обычаям, вкусам, поэтому в общении целесообразно их не нарушать. Национальные традиции, привычки проявляются не только в поступках, делах, одежде, стиле общения и т.д., но и в движениях, жестах и других еле заметных проявлениях. Это принципиально важно. У каждого че­ловека есть бессознательный механизм, который фиксирует ситуацию «свой» — «чужой» по едва уловимым проявлениям.

Исследование системообразующей стороны психологии нации представляет большие сложности и часто просто невозможно.

Во-первых, это происходит потому, что в названиях системо­образующих элементов психологии нации отражены понятия, за­имствованные из обыденной жизни, до сих пор не интерпретиро­ванные наукой (прежде всего психологией) и практически не поддающиеся эффективному и всестороннему экспериментальному изучению.

Во-вторых, в содержании системообразующих компонентов психологии нации присутствуют разноплановые составляющие. Например, в национальном характере людей можно констатиро­вать наличие как эмоциональных и волевых, так и мотивационных черт, которые не могут быть адекватно объяснены на основе одинаковых психологических закономерностей и встречаются также в других составляющих психологии нации, например в ценност­ных ориентациях.

В-третьих, главным дифференцирующим признаком при ис­следовании психологии нации должна быть не статика, а динами­ка национально-психологических феноменов. Поэтому перспек­тивнее и научно правильнее исследовать прежде всего динами­ческую сторону психологии нации.

В российской этнопсихологической науке сторонники теоре­тико-аналитического подхода (социологи, философы) стремятся изучать в национально-психологических явлениях лишь системообразующую сторону, приверженцы же функционально-исследо­вательского подхода (психологи, этнологи) в основном изучают динамику психологии нации. И те и другие не должны противо­поставлять друг другу свои точки зрения. Следует рассматривать психологию нации во всех формах ее существования и проявле­ния. Только в этом случае можно добиться всесторонности и пол­ноты ее изучения и объяснения.







Дата добавления: 2014-10-22; просмотров: 702. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2022 год . (0.02 сек.) русская версия | украинская версия