Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Психологические особенности этнической стереотипизации




Доверь свою работу кандидату наук!
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Под традиционно закрепившимся в общественных науках по­нятием «национальный (этнический) стереотип» обычно пони­мается схематизированный образ своей или чужой этнической общ­ности, который отражает упрощенное (иногда одностороннее или неточное, искаженное) знание о психологических особенностях и поведении представителей конкретного народа и на основе которого складывается устойчивое и эмоционально окрашенное мнение одной нации о другой или о самой себе.

Опираясь на свои национальные стереотипы, люди могут де­лать предвзятые выводы и неверно вести себя по отношению к представителям той или иной этнической общности.

Национальные стереотипы — особый вид стереотипов соци­альных. Последние представляют собой стандартизированные, устойчивые, ценностно окрашенные и эмоционально заряжен­ные представления об окружающей действительности и других людях, которые формируются под влиянием определенных усло­вий общественной жизни и деятельности или под воздействием других людей и которые распространяются посредством культуры и языка в конкретных социальных группах.

Возникают стереотипы в силу действия по меньшей мере двух тенденций человеческой психики. Во-первых, это конкретизация — стремление к пояснению абстрактных, трудно усваиваемых поня­тий через какие-то реальные образы, доступные и вразумитель­ные для индивида и всех членов данной группы. Во-вторых, это упрощение, суть которого сводится к выделению одного или не­скольких простых признаков в качестве основополагающих для раскрытия сложных явлений.

Стереотип во многих случаях — примитивное суждение. При­няв его, мы как бы навешиваем популярный «ярлык» на многова­риантный в действительности образ. Пример этому — ранее приведенная формулировка Г. Лебона «низшая раса». «Когда она ис­пользуется применительно к какому-то народу, — отмечает А. Д. Карнышев, — в сознании всплывают суждения о "дикости нравов", отсутствии идеалов и культуры, стремлений к красоте и т.п., хотя это в большинстве случаев не так» [105. — С. 22].

Социальные стереотипы закрепляются в результате неодно­кратного смыслового и эмоционального акцентирования сознания людей на тех или иных явлениях и событиях, многократного их восприятия и запечатления в памяти. Стереотипы функциони­руют на основе спонтанного восприятия по принципу: «Нам го­ворят об окружающем мире до того, как мы его увидим и оце­ним». Многие из них возникают стихийно, что обусловлено по­требностью в экономии внимания в процессе усвоения опыта дру­гих людей и предшествующих поколений, который закреплен в виде привычных представлений. Социальные стереотипы зачас­тую охватывают не существенные, а наиболее броские, яркие черты явления или события. Оценка их, соответствующая стереотипу, в большинстве случаев принимается без доказательств и считается наиболее правильной, а всякая другая подвергается сомнению.

Стереотип однозначен, он делит мир лишь на две категории: «знакомое» и «незнакомое». «Знакомое» становится синонимом «хо­рошего», а «незнакомое» — синонимом «плохого».

Стереотипы выделяют объекты таким образом, что слегка зна­комое видится как очень знакомое, а мало знакомое воспринима­ется как остро враждебное.

Социальные стереотипы:

· оказывают непосредственное влияние на поведение и дея­тельность людей и получение ими нового опыта;

· возникают чаще всего стихийно;

· служат защите сложившихся традиций и представлений;

· несут в себе оценочный элемент в виде эмоционального от­ношения к объекту, но в то же время однозначны: «да» или «нет», «свой» или «чужой», т.е. или негативны, или позитивны;

· экономят мышление и суммируют исторический опыт;

· не отражают действительность, а являются знаком последней;

· предельно устойчивы, но в то же время и изменяемы;

· не могут быть абсолютно истинными, но могут основывать­ся на близких к действительности представлениях, иногда могут быть абсолютно ложными;

· становятся более отчетливыми и враждебными, когда воз­никает социальная напряженность между группами.

Социальный стереотип выступает формой наиболее концент­рированного проявления социальной установки. Исследования стереотипа показали, что наибольшую устойчивость и действен­ность он обнаруживает тогда, когда его контуры (при всей их чет­кости) оставляют человеку определенный простор для индивиду­альной «достройки» общепринятого образа, для проявления ак­тивности ищущего выхода психологического напряжения, возни­кающего в результате расхождения образа, фиксированного в со­циальной установке и складывающегося в конкретных условиях.

Социальный стереотип, не дающий индивиду такой возмож­ности, теряет свой ореол и превращается в простой штамп. Про­странство, оставляемое для заполнения, играет особую функциональную роль и есть не что иное, как поле реализации индиви­дом незаметно накапливающихся изменений в социальной сис­теме. «Достройка» стереотипа происходит неосознанно, но если она воссоздает отраженную в ней действительность адекватно, то немедленно начинает распространяться в данной социальной общности и исподволь заполняет старую форму новым содержа­нием.

Становление социального стереотипа — процесс длительный. В ходе его множество индивидуальных впечатлений, мнений, образов, существующих в сознании различных людей, сливается в единую модель. Необходимо время, чтобы получить достаточное количество разнообразной информации о предмете, отражением которого является стереотип. Нужно, чтобы каждая из образовавшихся установок пустила корни, закрепилась, чтобы эти фикси­рованные установки сплелись в образ, в высшей степени обоб­щенный и стандартизированный для множества людей, и закре­пили его в системе предрасположенности.

В последние десятилетия в связи с общей переориентировкой западной психологии от эмпирии к теории появились концеп­ции, претендующие на теоретическое освещение данной пробле­матики.

Американский психолог Г. Тэжфел разработал специальный подход, заключающийся в такой последовательности анализа со­держания и роли социального стереотипа, который дает возмож­ность правильно понять его функции. Он выделил следующие со­циальные функции стереотипа:

социальной причинности, ориентирующую на необходимость осмысления источника возникновения стереотипа и оправдание действий, совершаемых или планируемых против «враждебной» группы;

дифференциации, оправдывающую формирование позитивно-ценностной оценки собственной группы в отличие от всех других общностей [297. — С. 45-46].

Тэжфел доказал, что при формировании социальных и осо­бенно этнических стереотипов функционирование процесса кате­горизации редко бывает нейтральным, так как:

· представители различных групп стремятся отстаивать и пре­увеличивать свою позитивно-ценностную психологическую опре­деленность перед другими общностями;

· группы выбирают или переоценивают (абсолютизируют) характеристики, соответствующие их преимущественно позитив­ному социальному статусу, который выглядит значительно выше статуса других общностей [297. — С. 60].

Вместе с тем в это время проявляется также определенная тен­денция, представленная в виде четырех взаимосвязанных процес­сов: 1) максимизации межгрупповых различий; 2) максимизации внутригруппового сходства; 3) минимизации межгруппового сход­ства; 4) минимизации внутригрупповых различий.

Именно эта тенденция и является самой существенной психо­логической характеристикой и отличительной чертой стереотипизации, а отнюдь не предубежденность, враждебность или дру­гие негативные характеристики, означающие хотя и весьма рас­пространенный, но все-таки частный случай конкретного содер­жания стереотипа.

Национальные стереотипы образуются в результате функцио­нирования национальных обычаев, традиций и нравов. Игнори­ровать последние — значит отрицать нормальные и естественные различия между нациями. Но первые и вторые нельзя и отожде­ствлять. «Функциональное поле стереотипов — граница сознатель­ного и бессознательного, формирующихся психологических струк­тур восприятия, тогда как культурные традиции, обычаи и т.д. являются объективизированными, чаще всего осознанными, — считают российские психологи. — Словом, традиции и обычаи отличает их объективизированная общая значимость, открытость для других людей, стереотипы же остаются на уровне скрытых субъективных умонастроений, которые индивид и общество чаще всего от "чужих" намеренно скрывают» [224. — С. 14].

Национальные стереотипы аккумулировали исторический опыт нации, вобрали в себя сотни, а может, тысячи привычек предше­ствовавших поколений, все доброе и злое из прошлого. Ломать такого рода стереотипы означало бы пытаться лишить нацию ее корней, ее исторической памяти.

В то же время национальный стереотип позволяет человеку без лишних размышлений соотнести собственную оценку любого яв­ления с ценностной шкалой своей этнической общности. Желая соответствовать ожиданиям последней (иначе легко попасть в ка­тегорию изгоев), люди невольно определяют свои национальные ориентации в рамках, диктуемых этой шкалой. Можно объяснить силу воздействия национальных стереотипов их глубокой родствен­ной связью с традиционализмом мифологического сознания. Мно­гие сегодняшние национальные стереотипы восходят ко време­нам глубокой древности, к народным эпосам, бережно передава­емым из поколения в поколение. Или объяснить воздействие на­циональных стереотипов можно тем, что каждое племя, народ­ность, нация в определенную историческую эпоху обладают ря­дом психологических свойств, присущих данной этнической об­щности и не присущих (или свойственных в меньшей степени) другой.

Исходные географические, экономические и исторические ус­ловия породили значительные различия в психологии таких не­когда единых по этническим признакам и теперь еще близких по происхождению, языку и ступени общественного развития представителей разных государств, как американцы, австралийцы, новозеландцы и канадцы. В результате возникли заметно отличаю­щиеся народы со своими собственными специфическими тради­циями, у которых по-разному складываются взаимоотношения в семье, между полами, между возрастами, неодинаково воспри­нимаются одни и те же религиозные представления и т.д.

Национальные стереотипы существуют в форме стереотипов национального поведения и стереотипов восприятия.

Стереотипы национального (этнического) поведения — устойчи­вые схематизированные модели поведения, являющиеся резуль­татом национально осмысленного опыта и свойственные всем представителям данной этнической общности. Они позволяют ус­корить процесс познания окружающей действительности и при­нятия решений. С их помощью осуществляются типологизация ситуаций и выбор ответных реакций.

Причинная интерпретация наблюдаемого или прогнозируемо­го поведения представителей собственной и чужих групп отража­ет характер межэтнических отношений и приводит к различной степени субъективной близости или отдаленности этнических групп друг от друга. На обыденном уровне этнического сознания это отражается в этноинтегрирующих и этнодифференцирующих признаках воспринимаемого поведения.

Знание стереотипов национального поведения дает возможность прогнозировать действия, реакции индивидов, принадлежащих к конкретной этнической группе, общности. Вместе с тем реакция в соответствии со стереотипами национального поведения может стать малоэффективной в условиях неоднозначности и усложнен­ности ситуации, что ведет к деформации межличностного взаи­модействия, усугублению возникшего непонимания в ходе обще­ния между индивидами.

Стереотипы национального поведения в повседневной жизни находятся в тесной взаимосвязи с правилами и нормами нацио­нального этикета. В экстремальных ситуациях они облегчают пове­дение и деятельность, позволяют экономить время и усилия, сни­мать напряженность.

Проявляются стереотипы национального поведения как на внутригрупповом, так и на межгрупповом уровне. Последний оп­ределяет само содержание этих стереотипов. В зависимости от со­стояния межэтнических отношений стереотипы национального поведения могут приобретать позитивный или негативный харак­тер. Стереотипы национального поведения включены в общую систему межгрупповых форм социального восприятия.

Национальные стереотипы восприятия — это устойчивые обра­зы, сложившиеся у представителей тех или иных этнических общ­ностей и проявляющиеся в тесной взаимосвязи своих когнитивных и эмоционально-оценочных компонентов. Механизм их функционирования может быть представлен следующим образом. Со­знание представителя конкретной этнической общности, давая первичную оценку различным воспринимаемым явлениям и объек­там, сразу же делит их на «знакомые» и «незнакомые». Поскольку человек опирается прежде всего на личный опыт, знакомое классифицируется обычно как «свое», а незнакомое — как «чужое». Пер­вое, как правило, воспринимается позитивно, второе же — порой враждебно. Таким образом, собственная национальная атрибутика оценивается со знаком «плюс», а все чужое, выходящее за рамки привычного, становится причиной негативного отношения. «При восприятии людей других культур и рассчитает российский психолог В.С.Агеев, — существуют определенные "ключи", по­средством которых человек свободно воспринимает представите­лей своего круга, но "ключи" далеко не всегда срабатывают, ког­да воспринимаются представители несхожих культур» [4. — С. 45].

Во всех случаях, когда не срабатывают «ключи» восприятия членов других групп, человеку не остается ничего другого, как воспринимать представителей другого этноса по определенным схемам. Этим объясняется живучесть стереотипов восприятия. В них отражается не только неумение принять и понять людей, отлича­ющихся от воспринимающего по каким-то значимым парамет­рам, но и определенная предубежденность. Вот как описывает подобный механизм восприятия Р. Левонтин: «Хотя белые амери­канцы каждый день видят тысячи черных американцев в городах, где те и другие работают, они продолжают испытывать трудности при необходимости отличать их друг от друга. Если мы не хотим прийти к выводу, что белым людям не хватает биологически де­терминированных способностей воспринимать различия, которые очевидны любому черному человеку, мы должны заключить, что эти белые из-за социальной значимости расовых различий в Со­единенных Штатах просто не считают черных людьми, обладаю­щими индивидуальностью. Хотя черные и белые ходят по одним и тем же улицам и ездят в одном и том же метро в Нью-Йорке, они живут в различных "социальных пространствах"» [132. — С. 18].

В результате очень часто получается так, что главные функции национальных стереотипов сводятся к тому, что они служат оп­равданием враждебности личности на межэтническом уровне и выполняют функцию позитивной ценностной дифференциации собственной группы.

Исследование когнитивно-эмоциональных характеристик на­циональных стереотипов предполагает выявление типичных эмо­циональных реакций на этнические объекты, анализ характера и специфики устойчивого отношения к представителям другой на­циональности.

Даже первоначальное поверхностное знание об этническом объекте уже порождает определенное отношение притяжения (симпатия, заинтересованность), отталкивания (неприязнь, антипатия) или безразличия к представителям другой этнической группы.

Значительную роль здесь играет явление этноцентризма, со­гласно которому собственная группа является центром всего, а все другие общности, да и все окружающее в целом шкалируется и оценивается в сопоставлении с ней. Этноцентризму свойствен­но пассивное самолюбование и самомнение, причем даже нега­тивная оценка других по собственным меркам может совершенно не проявляться во внешних реакциях, скрываться под маской доб­ропорядочности и доброжелательности.

Понятие «этноцентризм» ввел в научный обиход в начале XX в. американский ученый У. Самнер. Позиции зарубежных психоло­гов в объяснении влияния этноцентризма на процесс формирова­ния этнических стереотипов и предрассудков основываются на двух подходах.

По мнению сторонников одного из них, почва, на которой развивается этноцентризм, — это конкуренция и борьба между группами за обладание определенными ресурсами. Этноцентризм возникает как реакция на конфликт и угрозу со стороны других групп. В основу этого подхода заложен постулат о существовании изначальной межгрупповой враждебности [288].

Более многочисленная группа ученых, придерживающихся вто­рого подхода, считает этноцентризм одной из самых существен­ных, базовых характеристик личности, определяющей враждеб­ный характер ее поведения в межэтнических отношениях [296]. В этом случае конфликт между группами интерпретируется как проективный симптом внутренних психологических состояний ин­дивида (например, врожденной агрессивности).

Качественное изменение этноцентризма происходит в тех слу­чаях, когда он наполняется политическим и идеологическим со­держанием, т.е. из сугубо внутреннего отношения превращается во внешнюю готовность к действиям. Наиболее часто встречаю­щимся примером политизированных движений, с которыми увя­зывают стратегию поведения одного этноса по отношению к дру­гим, является понятие национализм. Данный термин заимствован из французского языка, но в своем функционировании в нашей стране претерпел определенную смысловую трансформацию, при­няв в основном негативную окраску. Для большинства русскоязыч­ных народов национализм — это система воззрений, чувств и прак­тических действий, сущностью которых является утверждение сво­ей национальной исключительности, национальной обособлен­ности и самодостаточности, сочетающееся с умалением или даже игнорированием достоинств других народов.

В ряде случаев представления о чужой группе могут возникать даже через «третьих лиц», без непосредственных контактов. В ре­зультате формируется лишь приблизительное, упрощенное представление об основных свойствах и признаках той или иной этни­ческой группы.

Психологической основой формирования негативных нацио­нальных стереотипов служат предубеждения, определяющей ха­рактеристикой которых является отрицательный эмоциональный фон. Преломление предубеждений сквозь призму этноцентризма приводит к усилению отрицательных аффективных моментов в структуре национальных стереотипов и превращает их в нацио­нальные предрассудки.

Национальные предрассудки представляют собой неадекватные и искажающие действительность установки, вырабатываемые эт­нической общностью по отношению к другим группам и отличающиеся большой живучестью и консервативностью.

Их основное назначение заключается в формировании опреде­ленной предубежденности членов этнической общности в отно­шении соответствующих объектов.

Функционирование национальных предрассудков способству­ет сохранению социальной дистанции между этническими общ­ностями. Формируются они под влиянием социально-экономи­ческих условий существования этноса, его культуры, образа жиз­ни, поведения.

Именно отрицательный эмоциональный заряд национальных предрассудков обусловливает ту иррациональность, которая ха­рактерна для регулятивной функции, выполняемой национальны­ми предрассудками в процессе межнационального общения. Сфор­мирование системы национальных стереотипов является той ос­новой, на которой строится соответствующее поведение по отно­шению к представителям других этнических групп.

Сам по себе процесс стереотипизации не плох и не хорош; он выполняет объективно необходимую функцию, позволяя быстро, просто и во многих случаях достаточно надежно дифференциро­вать, упрощать социальное окружение индивида.

Стереотипизация становится «плохой» в том случае, когда имеет своей основой предвзятость, предубежденность по отношению к какому-либо этносу и его конкретным представителям, искажает какие-то особенности и черты людей и поэтому выступает серьез­ным препятствием для взаимопонимания между представителями разных наций.

Национальные стереотипы принято подразделять на автосте­реотипы и гетеростереотипы.

Автостереотипы — это мнения, суждения, оценки, относимые к своей этнической общности ее представителями. Как правило, автостереотипы содержат комплекс положительных оценок. При формировании автостереотипов большую роль играют факты исто­рии, широко известные представителям данной этнической груп­пы. Известно, что многие события и явления далекого прошлого и сегодня составляют часть социального опыта разных народов, включаясь в систему их специфически национальных символов.

Гетеростереотипы представляют собой совокупность оценоч­ных суждений о других народах. Обычно они скудны по содержа­нию и выражают лишь мнение о наиболее отчетливо проявляю­щихся чертах той нации, о которой идет речь, не претендуя на исчерпывающую ее характеристику.

Гетеростереотипы могут быть как положительными, так и от­рицательными — в зависимости от исторического опыта взаимо­действия данных народов. То, что применительно к собственному народу называется разумной экономией, применительно к дру­гим может именоваться скупостью. То, что у себя характеризуется как настойчивость, твердость характера, у «чужака» называется упрямством. Один и тот же психологический комплекс в зависи­мости от отношения к его носителю может называться и непос­редственностью, и безответственностью.

Нередко гетеростереотипы отражают представления, бытую­щие в определенных группах населения. Например, в ходе специ­ального исследования, проведенного в Ленинграде среди пред­ставителей интеллигенции, были зафиксированы следующие выс­казывания: «Русский — добрый, трудолюбивый, патриот, безала­берный. Украинец – веселый, трудолюбивый, хитрый, скупой, гостеприимный. Татарин — хитрый, злой, скрытный, жестокий, националист. Американец — деловой, общительный, практичный, энергичный, запрограммированный. Поляк — националист, гор­дый, ленивый, замкнутый, хитрый» [Психологический журнал. — 1989. -№ 4. -С. 41].

Следует отметить, что, содержание этностереотипа часто за­висит от проявления психологических характеристик его носите­ля, таких, как уровень развития, интеллект, образование, воспи­тание. Склонность оперировать жесткими стереотипами говорит о неумении представителя той или иной этнической общности са­мостоятельно сопоставлять факты, творчески подходить к ситуа­ции. Представители интеллигенции, как правило, стремятся смяг­чить свои суждения о других людях. Враждебность к национальным меньшинствам может быть связана с внутренним невротизмом человека, который проецирует свое внутреннее беспокойство вов­не, на представителей других этнических общностей.

Иногда в стереотипах отражаются взаимно противоречивые представления об одной и той же нации. Их проявление меньше зависит от реальных психологических особенностей описываемо­го народа, чем от ряда других факторов. Важнейшими из этих фак­торов выступают политические взаимоотношения между государ­ствами: национальные стереотипы скорее свидетельствуют о чув­стве вражды или дружбы, чем являются объективным отражени­ем характеристик того или иного народа.

Характерным примером подобного рода гетеростереотипов слу­жит суждение эстонского профессора Тийта Маде, высказанное им в интервью шведской газете «Свенска дагбладет». Он утверж­дал: «Русские на протяжении столетий жили под монгольским или татарским игом, и поэтому с этнической точки зрения они отчасти смешанная нация. Редко можно найти приятного, друже­любного и добродушного русского. ...Сегодня русский народ – смесь тех народов, которые однажды насиловали русских жен­щин — отсюда эта агрессивность...» [цит. по: 105. — С. 48].

Стереотипное восприятие «чужого» этноса характеризует не столько его, сколько этнос, в котором оно образовалось и бытует. Так, Н. А. Ерофеев подчеркивает: «Этнические представления от­ражают не одну, а две реальности или, точнее, два народа — и тот, чей образ формируется в сознании другого народа, и тот, в среде которого эти представления слагаются и получают распрос­транение» [цит. по: 106. — С. 21]. Действительно, оценки опреде­ленной этнической общности со стороны разных наций часто не только весьма различны, но, случается, и противоположны.

Национальные стереотипы могут и изменяться. Например, пси­холог Д. Сиго в ноябре 1941 г. фиксировал, что в стереотип вос­приятия японцев со стороны американцев включались такие чер­ты, как «вежливость, честолюбие, следование своим традициям», а после нападения японцев на Пирл-Харбор характеристики «веж­ливые» и «трудолюбивые» исчезли из содержания этностереотипа, в котором появились суждения о японцах как «лживых, наци­оналистически настроенных и коварных людях» [296. — С. 123]. Или другой пример. До объявления США войны Германии в сте­реотип восприятия немцев со стороны американцев входили та­кие черты, как «трудолюбие, научный склад ума, флегматичность, националистичность». Но стоило США вступить в войну, и в этностереотипе сразу появились такие характеристики, как «агрес­сивность, жестокость, надменность» немцев [282].

Социальные психологи считают, что на изменение стереоти­пов влияют следующие факторы:

· условия и особенности социализации человека (процесс формирования системы стереотипных представлений отдельно­го индивида находится в прямой зависимости от изменяющихся общественных условий, политики, культуры, совершенствова­ния и развития духовной жизни общества, а также от бытовых условий, семейного воспитания, круга сверстников, личного опыта, опыта общения и деятельности, направленности лично­сти и т.д.);

· уровень образования и интеллектуального развития (чем бо­лее образован человек и чем выше его интеллектуальное разви­тие, тем менее подвержен он воздействию национальных пред­рассудков);

· личный опыт контактов и взаимодействия со стереотипизируемым объектом (непосредственное взаимодействие снижает уро­вень стереотипичности оценок и суждений).

Огромное влияние на формирование и изменение стереотипов оказывают аффекты и эмоции. Позитивный аффект может сни­жать тенденцию к стереотипизации или влиять на те процессы, которые происходят во время нее. Стереотипы могут радикально меняться в ответ на драматические или крайне яркие события. Западные психологи приводят пример: чье-либо представление об аккуратности и пунктуальности, свойственных немцам, может быть пересмотрено, если человек сталкивается с немцем, кото­рый опаздывает на встречи и теряет билет на самолет. Таким обра­зом, считают социальные психологи, информация об одном-двух представителях определенной национальности, которая сильно противоречит сложившемуся этническому стереотипу, может выз­вать аффект и резкое изменение этого стереотипа.

Вопросы и задания для самоконтроля

1. Перечислите явления и процессы, которые лежат в основе функци­онирования этнопсихологических феноменов.

2. Охарактеризуйте особенности межнационального взаимодействия.

3. Дайте определение национальной (этнической) установки.

4. Что представляет собой национальный (этнический) стереотип?

5. Опишите механизмы функционирования национальных установок и стереотипов.







Дата добавления: 2014-10-22; просмотров: 758. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2022 год . (0.036 сек.) русская версия | украинская версия