Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Обсуждение. Процесс арт-терапевтической работы характеризовался от­носительно быстрым установлением доверительных отноше­ний Маши с психотерапевтом




Доверь свою работу кандидату наук!
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Процесс арт-терапевтической работы характеризовался от­носительно быстрым установлением доверительных отноше­ний Маши с психотерапевтом. Это обеспечило самораскры­тие девочки уже на начальных этапах работы и явилось важ­нейшим фактором последующих изменений в ее отношении к себе и своему заболеванию. Обладая высоким интеллектом, хорошо развитой речью и навыками саморефлексии, Маша в ходе встреч с психотерапевтом могла достаточно точно опи­сывать свои переживания . В то же время она длительное вре­мя не использовала изобразительные средства, что не могло не ограничивать ее возможности в выражении тех чувств и пред­ставлений, которые были связаны с ее психологическим само­определением и формированием психосексуальной идентич­ности. Несмотря на высокий уровень доверия и искренности в общении с психотерапевтом, на протяжении всего началь­ного этапа арт-терапии эмоциональное состояние девочки ос­тавалось неустойчивым, а вес держался на критически низ­ком уровне.

Тенденция к стабилизации состояния начала проявляться по мере активизации усилий психотерапевта, направленных на поддержку хрупкого, самокритичного «я» девочки. Это было связано со всесторонним анализом ее личностных характери­стик с акцентом на положительных качествах. Немаловажное значение при этом имела поддержка девочки со стороны чле­нов ее семьи, проявившаяся, когда психотерапевт предложила Маше обратиться к ним с просьбой написать перечень ее лич­ностных качеств.

Вскоре Маша стала делать первые попытки символического самовыражения, связанные с использованием техники фото­коллажа. Данная художественная техника оказалась для нее наиболее приемлемой, ее выбор по-видимому отражает перфекционистские черты Маши, ее стремление ко всему «иде­альному» и «красивому». «Глянцевые» журналы, с которых она начала свою изобразительную деятельность, изобилуют имен­но такими «идеальными» и «красивыми» образами, с одним из которых она попыталась соединить собственный образ (свое вырезанное из фотографии лицо).

Переход Маши на символический уровень самораскрытия по-видимому явился поворотным моментом в процессе арт-терапии, помогая ей постепенно развивать третий способ вы­ражения чувств, наряду с речью и бессознательным отреагированием. М. Вуд (1997) пишет, что одна из центральных про­блем в работе с пациентами, склонными с бессознательной реализации своих самодеструктивных тенденций, связана с трудностью их вовлечения в изобразительную деятельность. Работавшие с анорексическими пациентами Д. Шаверьен (Schaverien J 1994) иМ. Левенс (LevensM 1994) также указы­вают на серьезные проблемы символического выражения эмо­циональных конфликтов, характерные для пациентов с невро­тическими расстройствами питания. Эти пациенты использу­ют свое тело как замену символической экспрессии, что ис­ключает возможность выражения и осознания ими внутрипсихического конфликта. Включение же символов в процесс психотерапевтической коммуникации обеспечивает постепен­ный перевод конфликта на уровень сознания.

Создается впечатление, что сознание и тело Маши никак не могли объединиться до тех пор, пока между ними не возник своеобразный «мост» в виде символических образов. Неосоз­нанное отрицание девочкой своего взрослеющего тела и его потребностей (включая сексуальные, эротические потребнос­ти) и ее попытка на физическом уровне зафиксировать себя в роли ребенка лежали в основе фобической установки на еду. Активизация символической коммуникации помогла ей «ус­лышать» и почувствовать свое взрослеющее тело и постепенно научиться принимать и понимать его.

Своеобразной драматической кульминацией всего процес­са арт-терапии явилось оживление в фантазиях Маши образа Русалочки и создание рисунка с изображением этого персо­нажа. Являясь «гибридом» морского (инфантильного, симбиотически связанного с матерью) и земного (взрослого) суще­ства, данный персонаж заключает в себе глубокий внутрен­ний парадокс. В то же время образ Русалочки и ее драматичес­кая судьба являются способом символического разрешения этого парадокса.

По сюжету сказки, Русалочка обретает целостное челове­ческое тело в обмен на свой прекрасный, способный очаровы­вать голос. По договору с колдуньей, обретая красивые ноги и умение красиво танцевать, Русалочка обречена испытывать при движении боль. Ее общение с принцем и танцы оказываются коротким мигом встречи не только с принцем, но и человечес­ким телом, которое испытывает боль и затем ее превозмогает за счет переживания чувства любви. Для самой Маши работа над образом Русалочки явилась началом интеграции ее созна­ния и тела.

Данный момент арт-терапевтического процесса, связанный с работой Маши над образом Русалочки, может иллюстриро­вать описанные П. Луззатто (Luzzatto P 1994) и относящиеся к арт-терапевтической работе с анорексическими пациентами феномены «двойной ловушки» и «двойного переноса». Исхо­дя из анализа повторяющихся образов в работах своего пациента, П. Луззатто развивает концепцию о том, как пациент с анорексией символически представляет самого себя. Феномен «двойной ловушки» отражает характерный для такого паци­ента конфликтный способ отношений со своим телом и вклю­чает три элемента: элемент «я-сам», который в рисунках пред­ставляется чем-то маленьким, ранимым и ценным; элемент под условным названием «тюрьма», имеющий в восприятии паци­ента как положительные, так и отрицательные характеристи­ки (положительные характеристики, в частности, связаны с тем, что «тюрьма» — это не только то, что ограничивает, но и то, что защищает), и, наконец, третий элемент, «преследова­тель» — нечто угрожающее маленькому, слабому «я», и гото­вое его атаковать, если оно покинет «тюрьму».

В сказке про Русалочку сама Русалочка изначально высту­пает в качестве проекции маленького и ранимого «я» Маши, море же (и та часть тела, которая с ним связана — рыбий хвост) является ее своеобразной «тюрьмой», которая, с одной сторо­ны, защищает ее от мира людей, и, с другой стороны, мешает ей соединиться с принцем. «Преследователем» же выступают колдунья и ее заклятье. В повествовании система «двойной ловушки» в определенный момент разрушается: Русалочка покидает безопасную среду своего обитания и становится но­вым существом, воплощенным в человеческом теле и способ­ным переживать чувство любви.

Защитный механизм компенсации, столь ярко проявлен­ный у Маши в ее настойчивом стремлении к самосовершен­ствованию и достижению высот во всем, за что бы она ни бра­лась, по-видимому отражает чувство ее слабости и неполно­ценности и усилившийся у нее в подростковом возрасте глу­бокий конфликт между физическим и психологическим «я». Решающее значение в разрушении системы «двойной ло­вушки», согласно П. Луззатто, имеет «двойной перенос». Бла­годаря «двойному переносу» сила «преследователя» ослабева­ет, а сила хрупкого, маленького «я» пациента из-за его поло­жительного альянса с психотерапевтом и проекции новых ка­честв «я» на символический образ, наоборот, возрастает.

Образы, создаваемые Машей на завершающем этапе арт-терапии, подтверждали возрастание силы ее «я». Она создала целую серию изображений, на которых главными героями выступали существа, способные преодолевать серьезные пре­пятствия и проявлять положительные личные качества благо­родства и альтруизма. Параллельно с этим у нее возросла кри­тика к собственному самодеструктивному поведению. Катамнестические данные — устойчивый вес, успешное психосо­циальное функционирование Маши — подтверждают достиг­нутые устойчивые положительные терапевтические эффекты.

Приведенное клиническое описание показывает возмож­ность и ценность использования арт-терапии в качестве инст­румента работы с подростками с нервной анорексией. Цен­ность и своеобразие арт-терапии проявляется в ее способнос­ти активизировать процесс символической коммуникации, за счет которой склонные к рационализации и бессознательно­му, самодеструктивному отреагированию пациенты с нервной анорексией могут выразить и затем осознать глубокий внутриличностный конфликт, связанный с отрицанием своего взрослеющего тела. Символические средства также помогают им разрешить этот конфликт и служат тем «мостом», благода­ря которому их психическое и телесное «я» могут примирить­ся друг с другом.

«Двойной перенос», который происходит благодаря форми­рованию устойчивого альянса с психотерапевтом, с одной сто­роны, и проекции положительных качеств «я» на художествен­ные, символические образы, с другой стороны, обеспечивает преодоление глубокого внутреннего конфликта и освобожде­ние таких пациентов от «двойной ловушки».

 







Дата добавления: 2015-06-12; просмотров: 225. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2022 год . (0.016 сек.) русская версия | украинская версия