Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

РЕВЕНЮ КОРЕНІ - RHEl RADICES 4 страница




Эта власть гомеопатии над аневризмой доставляет мне двадцать пятую причину, почему я гомеопат и как раз доводит меня до полпути моих пятидесяти причин. Питаете ли Вы теперь несколько большее уважение к гомеопатии или Вы в состоянии перетолковать все мои причины? Во всяком случае, Вы видите, что сказанное мной в доме Вашего дяди не было похвальбой, а простым заявлением факта. Поймите, пожалуйста, что я не имею ни малейшего желания сделать Вас или кого бы то ни было гомеопатом; для меня это решительно все равно. Для истины это также безразлично; она и без всех вас обойдется.

Не ожидаю также никакой особенной пользы от сообщения Вам моих пятидесяти причин; делаю это только для того, чтобы оправдать мое положение и дать отпор издевательству и невежеству правоверной медицины.

Причина двадцать шестая

Вы жалуетесь, что я слишком заносчив и без нужды дерзок. Быть может, так. Но разве Вы не имели беззастенчивости обозвать всех гомеопатов шарлатанами? Вы, ничего об их трудах не знающий! И разве вы, аллопаты, все до единого, не злословите постоянно на гомеопатов?

Вы, аллопаты, лжесвидетельствуете на ваших ближних, гомеопатов, каждый день вашей жизни — я ведь слышал, как Вы за столом сказали Вашей тетушке: "Да, тетушка, примите Ваши гомеопатически пилюльки, они вам не повредят".

Вы требовали, чтобы я дал Вам пятьдесят причин из моей собственной практики как я обещал, или чтобы я "слез с дерева".

Что же, я крепко сижу на очень большом сучке старого древа истины, и уж никак не аллопату сбить меня с него.

Лет шесть тому, необыкновенно миловидная девица, уже на третьем десятке своей жизни, проживающая в одном из больших провинциальных городов, стала чахнуть и худеть, с особенными неопределенными горловыми симптомами, слабостью в спине, раздражением прямой кишки и матки. Окружающие не могли понять, что с ней случилось. Она принадлежит к числу тех высоких натур, которые не щадят себя, когда того требует долг, полагаясь на свою энергию, а не на физические силы. В жизни такие натуры обыкновенно бывают непонятыми, и так как они в случае надобности проявляют замечательную энергию, то несведущие и малонаблюдательные люди полагают, что они крепки и только ленятся или притворяются.

"Да ведь она по целым неделям, не снимая платья, ходила за больными племянницами, и это по-видимому ей было нипочем, а теперь она хочет казаться такою нежной и слабой; она просто прикидывается".

Но тут никакого притворства нет; если вы рассмотрите голову у таких личностей, то найдете, что животная сфера у них почти совсем отсутствует.

Д-р Тётль (R. М. Tuttle) по этому поводу говорит: "Некоторые могут с легкостью исполнить такую физическую работу, которая убила бы других людей. То же самое относится и до умственной работы. Такой человек, как Гладстон, исполнял труд, за который другой не решился бы и приняться. Он был одарен высокоорганизованным мозгом, но вместе с тем он обладал хорошо уравновешенными органами животной жизни, необходимыми для порождения той энергии, которую такие мозги превращают в интеллектуальную силу. Чтобы быть в состоянии совершить человеческую работу вполне, нужно быть хорошим животным".

Молодая девушка, о которой идет речь, обладает превосходным интеллектуальным развитием, у нее чудный лоб, но почти полный недостаток затылочной силы.

Семейное горе надломило эту девушку. Пользовавший ее добрый, ласковый аллопат диагностировал Брайтову болезнь почек. Он сказал матери: "Мне сердечно жаль, но я должен сказать Вам, что у мисс неизлечимая болезнь почек. Вам нужно ее беречь, она должна носить фланель на всем теле и избегать холода и сырости; при тщательном уходе она может прожить долго, но не ожидайте, чтобы она поправилась".

После долгих семейных совещаний решено было привезти ее ко мне.

Гомеопатия вылечила ее месяцев в восемь, она вышла замуж и теперь у нее несколько крепких детей, сама она здорова и в продолжение почти пяти лет в моче не было следов белка. Что ее вылечило? Mercurius vivus. Она принимала это средство по два раза в день несколько месяцев. Я не сразу напал на него, и сначала без пользы испытал два или три других лекарства.

Это моя двадцать шестая причина, почему я гомеопат, и одной этой причины было бы вполне достаточно, и, пока Бог сохранит мне жизнь, я буду считать своим долгом бороться за гомеопатию изо всех сил: если бы я этого не делал, я страшился бы смерти.

Молодой человек, ужасна ответственность не быть гомеопатом!

Причина двадцать седьмая

Заглазничная невралгия, длившаяся двадцать лет

 

Этот случай, долженствующий быть моей двадцать седьмой причиной, подпал под мое наблюдение 9-го января 1882 г.; он интересен во многих отношениях. Знатная дама, лет с лишком пятидесяти, поочередно обращалась почти ко всем лучшим лондонским окулистам, по поводу этой невралгии глаз, т.е. страшной боли позади глаз, появлявшейся приступами, которые продолжались по целым дням, а иногда до шести недель. В легкой же степени невралгическая боль продолжалась постоянно. Ни один из окулистов не находил структурной ненормальности в ее глазах, и потому они единодушно объявили, что это невралгия пятого нерва. Само собой разумеется, что были употреблены всевозможные тонические, болеутоляющие и альтернативные средства... Окулисты посылали ее к терапевтам, а терапевты к окулистам. Д-р Куин и другие известные врачи-гомеопаты также пользовали ее, но никто не помог. В последние годы она бросила всякое лечение; когда появлялся приступ, она оставалась в затемненной комнате с повязанной головой, оплакивая свою участь. "Моё существование есть пожизненное распятие", — сказала она мне.

Мне следовало упомянуть, что невралгии предшествовал и её сопровождал грипп. Эти припадки гриппа в заглазничной невралгии средним числом продолжались до шести месяцев в течение года. Барыня эта имела здоровый вид, с некоторым излишком тучности, и казалась довольно крепкой. Я помог одной из её подруг, и поэтому она теперь пришла ко мне "в совершенном отчаянии".

Таковы простые факты этого случая, хотя они и могут показаться преувеличенными.

Теперь относительно лекарства. Ресурсы аллопатии были истощены и, к тому же, я им не доверяю; гомеопатия — и гомеопатия основательная, так как пользовавшие ее лица знали свое дело — оказалась также безуспешной. Ничегонеделание, в настоящее время столь модное, равным образом пользы никакой не принесло. Я рассуждал так: даме этой, по ее заявлению, была привита оспа раз пять или шесть, и поэтому она быть может страдает хроническим вакцинозом, одним из главных симптомов которого бывает такая головная боль; ввиду этого я прописал Тую 30. Она излечила больную. Невралгия исчезала медленно; недель через шесть (14-го февраля 1882 г.) я сделал пометку в своей записной книжке: "Глаза поправились!".

Так как я уже давно не получал известий о своей пациентке, то я написал ей, чтобы узнать, возвращалась ли невралгия по настоящее число (30-го декабря 1882 г.) Ответ ее я присовокуплю.

Само собой разумеется, из того, что Туя излечила этот случай невралгии, продолжавшейся около двадцати лет, не следует, что дама эта страдала вакцинозом; бесспорно то, что Туя излечила её, и что я наведен был на это средство предположением о вакцинозе. Больше этого утверждать нельзя. Во всяком случае, наблюдение это должно быть безусловно признано клиническим торжеством Туи 30.

В ответ на мой запрос я получил следующую записку 1-го января 1883 г.: "...Мое здоровье гораздо крепче с того времени, как я обратилась к Вам; исключая одну или две попыток возвращения со стороны врага, я нисколько не страдала".

Ко времени отдачи рукописи в типографию, дама эта более не страдала заглазничной невралгией. По излечении невралгии она получила от меня несколько лекарств против симптомов расстройства пищеварения.

Причина двадцать восьмая

Хроническая головная боль, длившаяся двадцать лет

 

Мисс Г., 19 лет, пришла ко мне 12-го марта 1881 г., жалуясь на сильные головные боли, которыми она страдает уже девять лет. Боли были такого рода, как будто задняя часть головы в тисках; иногда боль ощущалась во лбу и была бьющей, точно голова собиралась лопнуть. Она была очень бледна, лоб у нее быть лоснящийся и местами бурый.

Эти приступы головной боли повторялись один или два раза в неделю.

Наклонность к запору, месячные правильные, на левом веке виден старый ячмень; аппетит плох, не любит мяса, печень несколько увеличена; осенью 1880 г. она страдала чирьями. Ноги холодные, прежде у нее бывали ознобления. Уже несколько лет не может ездить в закрытом экипаже, так как у нее появляется тошнота и бледность; кожа становится грубой при ветре; губы трескаются; по временам обморочное состояние.

Назначен Графит 30.

Апреля 13-го. Аппетит и расположение духа несколько поправились, в других же отношениях перемены нет. Спросил ее, как долго длятся приступы головной боли; она отвечает, что предпоследний продолжался три недели, а последний — три дня. Над правым глазом красное чувствительное пятно, на лице два или три прыща с белыми головками.

Ей была привита оспа, когда ей было три месяца; ревакцинация произведена на седьмом, и опять на четырнадцатом году. У нее была оспа лет десять тому назад.

Итак, она имела оспу лет около десяти тому назад, и сверх того ей быта привита оспа трижды, в последний раз после натуральной оспы.

Назначена Туя ЗХ, четыре драхмы, принимать по пяти капель в воде два раза в день.

Мая 13-го. Гораздо лучше, головная боль появилась только однажды, была очень незначительна и продолжаюсь всего один или два часа, пятно на лбy теперь не чувствительно, обморочного состояния не было. Губы трескаются. Прыщи на лице исчезли и кожа совершенно чиста.

Туя 12, по одной капле на ночь.

Июня 17-го. Вчера захворала болью в желудке с лихорадкой, тошнотой и потом. Вслед за тем появились пятнышки, похожие на прыщики, восемь на лице, по одному на большом пальце и запястье, одно на ступне и два на спине — они наполнились материей, продолжались пять дней, пожелтели и исчезли. Мать ее говорит, что симптомы были совершенно такие же, когда она имела оспу. До этого высыпания головных болей не было.

Июля 1-го. Здорова.

Июля 27-го. Головные боли не возвращались.

Февраля 24-го, 1882 г. Головной боли не было, и в других отношениях она здорова. Впоследствии я давал ей другие лекарства от опухоли на веке и маленького нароста на нижней челюсти, но до того времени, как прошли головные боли, она не принимала ничего, кроме Туи, а следующее лекарство было дано две или три недели спустя.

По прошествии нескольких месяцев девица эта пришла ко мне с матерью, чтобы показаться, как она здорова, и окончательно проститься со мной. Через два года я узнал от матери, что она продолжает пользоваться хорошим здоровьем; следовательно, излечение было полное.

Интересную черту в этом наблюдении представляет странное заболевание, случившееся в начале июня. Я смотрю на него, как на настоящее испытание Туи или реакцию всего организма, вызванную ею. Ввиду этого, я впоследствии стал часто употреблять тридцатое разведение этого средства, хотя иногда находил, что третье десятичное разведение действовало успешнее.

Впрочем, это не относится до моего тезиса, так как в данном случае целебным оказалось низкое разведение, а когда низкие разведения излечивают, и притом скоро, хотя не очень приятно, но хорошо, то нет нужды употреблять высшие деления, тем более что и без того приходится достаточно напрягать свою веру.

Причина двадцать девятая

Увеличенные железы. Катар верхушки легких.

 

Мальчик, 11 лет, поступил под мое попечение 18-го августа 1881 г., жалуясь на кашель, который ухудшался в 7 часов 30 минут вечера; он кашлял также днем и по ночам, хотя кашель его не будил. Он потел страшно, в особенности потела голова; хуже ночью. Над верхней половиной левого легкого слышны влажные трескучие хрипы. Шейные лимфатические железы над верхушкой левого легкого отвердели и ясно прощупываются. Вес мальчика составлял два пуда. Рубцы от прививки оспы находились на левом предплечье, и железы над верхушкой правого легкого не были тверды. Отвердение левых шейных желез (когда вакцинация произведена на левой стороне) составляет общее правило после прививки оспы, в чем всякий может удостовериться, если потрудится освидетельствовать здорового ребёнка непосредственно вслед за вакцинацией или во всякое время после неё. Я говорю во всякое время после неё, потому что отвердение это продолжается очень долго, если не будет излечено медицинским искусством.

Rp. Thujae 30, gtts. jj. Sacch. lact. q. s. fiat pulv. tales XXIV.

По одному порошку трижды в день.

27-го августа. Kашель прошел, пот продолжается. Не принимать лекарства.

6-го сентября. Самое тщательное освидетельствование груди не обнаруживает ни малейшего хрипа; кашля нет, пот совсем прекратился; сказанных шейных желез нельзя отыскать. Теперь мальчик весит 2 п. 5 ф., т.е. с того времени, как он стал принимать Тую вес его увеличился на 5 ф.

Отпущен излеченным.

Мальчик этот находился в школе, откуда врач отправил его домой к родителям, по случаю его упорного кашля и общих симптомов, возбуждавших опасения. Мне казалось, что это была первая стадия чахотки. Что вес мальчика увеличился тотчас по возвращению домой, конечно, могло и не быть результатом лекарства: домашняя жизнь могла исправить общее питание и даже способствовать удалению катара верхушки легкого, кашля и пота. Но чем объяснить тот факт, что исчезло отвердение шейных желез?

Причина тридцатая

Вы, конечно, заметите, что подразумеваемое мной под вакцинозом не имеет необходимой связи с гомеопатией, потому что Туя гомеопатична этим случаям. Позвольте мне в виде тридцатой причины, почему я гомеопат, сообщить Вам другое наблюдение, касающееся Туи, а именно:

 

Угри на лице и на носу и воспаление кожи носа

 

Девица лет двадцати, приехала ко мне с матерью 28-го октября 1882 г. У нее был очень красный прыщеватый нос; не такой, какой бывает у пожилого пьяницы или является следствием диспепсии или затягивания корсетом, а представлявший прыщеватый, чешуйчатый дерматит, простиравшийся с носа на щеки, где, впрочем, он более походил на лицевые угри. Носовой дерматит формой своею напоминал седло. Понятно, что такое положение вещей было крайне неприятно и тяжело как для девицы, в других отношениях миловидной, так и для ее родных, и притом оно могло существенно повредить ее будущей перспективе, тем более что оно продолжалось уже шесть лет и не было признаков, чтобы оно собиралось проходить. Она жаловалась также на запор. Головки прыщей на носу и лице наполнялись гноем.

Rp. Thuja occidentalis 30.

30-го ноября. Прыщи на лице решительно поправляются. Нос не так красен. Запор не облегчился.

Rр. Thuja occidentalis 100.

3-го января 1883 г. Лицо чисто! Ее мать с благодарностью восклицает: "Ей удивительно лучше!". Спрашиваю молодую девушку, который из порошков ей больше помог. Она говорит: "Последний". Кожа на носу нормальна, но запор продолжается, и против него я даю ей средства.

Что Туя излечила этот случай — неопровержимо.

Причина тридцать первая

 

Невралгия правого глаза

 

Г-н N, человек с положением и средствами, лет около пятидесяти, пришел ко мне 28-го июня 1882 г., чтобы посоветоваться относительно невралгии правого глаза. Начиная с Рождества 1881 г., т е. около полугода, он страдает почти беспрерывно болью в правом глазу. У него была невралгия в 1866 г. в голове и плечах, и тогда ему было впрыснуто столько морфия в плечи одним шотландским врачом, что он находился при смерти; в течение семи или восьми недель было сомнительно, оправится ли он. На обеих голенях и между пальцами ног у него бурая экзематозная сыпь, зудящая по ночам. Невралгия правого глаза, относительно, которой он явился ко мне, бывает несколько хуже ночью. Глаз был освидетельствован и найден нормальным известными окулистами Боуманом (Sir William Bowman) и Купером (White Cooper), которые признали это невралгией.

На мой вопрос, когда ему в последний раз была привита оспа, он, по-видимому, сильно испугался и быстро проговорил: "Я бы не хотел, чтобы мне опять привили оспу". — "Почему?" — "Мне было очень скверно после неё, я даже был очень болен с месяц". И он снова запротестовал против ревакцинации. Оспа была привита ему в 1852 или 1853 году. Мне показалось, что это была вакцинальная невралгия, а потому я назначил Тую 30, в редких приёмах. Это было 28-го июня 1882 года.

8-го июля. После принятия первого порошка, боль была очень незначительна.

Продолжать то же средство.

Излечение оказалось полным и представляет интересное доказательство тому, с какого быстротой наиподобнейшее средство может исцелить невралгию.

Причина тридцать вторая

Болезнь ногтей

 

22-го декабря 1882 г. девица лет 26-и обратилась ко мне по поводу весьма неказистого состояния ногтей на пальцах рук. Понятно, что девица ее лет не могла быть равнодушной к такому обстоятельству. На ногтях ее довольно значительные углубления и кроме того, под поверхностью их находятся черные пятна, простирающиеся вглубь. По временам у нее показываются легкие бели. На седьмом году у неё была ветряная оспа. На плечах видна высыпь из кругловатых нагнаивающихся пятен. Черные пятна под ногтями существуют полтора года.

Я назначил Тую 30.

19-го марта 1883 года. Она принимала Тую 30 в продолжение трех месяцев, с тем результатом, что через две недели после первого приема черные пятна под ногтями начали исчезать, а теперь их и следов нет.

Я не стану утруждать Вас более причинами, основанными на терапевтическом действии Туи.

Вы хотите знать, приписываю ли я действительно гомеопатии способность излечивать катаракту лекарствами. Вы хорошо знаете, что уже несколько лет стараюсь доказывать это, но к этому вопросу я еще вернусь.

Причина тридцать третья

Как тридцать третью причину, почему я гомеопат, я хочу сообщить Вам случай катаракты, излеченной внутренними средствами. В одном из Ваших писем Вы говорите, что хотели бы видеть человека, который может рассеять настоящую старческую катаракту лекарствами. Хорошо же, я расскажу Вам, как я сам убедился в этой возможности.

Между излечимым и неизлечимым определенных границ не существует; то, что сегодня неизлечимо, может быть завтра излечимым и то, что целое поколение не считает исцелимым, быть может, следующее поколение будет признавать поддающимся лечению.

Когда я посещал больницы, меня учили, что катаракте можно пособить только операцией, и еще недавно, когда я провел некоторое время в одной из превосходных глазных больниц Лондона, я узнал, что там все еще учат одному и тому же, а именно: если у Вас катаракта, то Вам ничего не остается, как ослепнуть, а затем пытаться возвратить зрение посредством удаления пораженного хрусталика.

28-го мая 1875 года меня позвали к одной даме, страдавшей острым воспалением глаз. Она передала мне, что ее знакомый доктор Магони в Ливерпуле посоветовал ей, когда она потребует медицинской помощи, испытать гомеопатию, и вместе с тем упомянул мою фамилию. Ей, кажется, было известно, что она пригласила ученика Ганемана, и она старалась свалить всю вину на д-ра Магони, т.к. она сказала, что ничего не знает о гомеопатии. Я застал больную в затемненной комнате, и потому не мог разглядеть, что она за женщина, но я скоро узнал, что она жена индийского офицера, провела несколько лет в Индии, где у нее многократно бывало воспаление глаз, и что с того времени у нее появляется воспаление глаз раз или два в год, а иногда и чаще. Оно обыкновенно длится несколько недель, а затем проходит, причем лекарства остаются почти бесполезными. Полагаю ли я, что гомеопатия может ей пособить? Я отвечал, что мы попробуем.

Я сделал попытку освидетельствовать глаз, приподняв одну из планок деревянной шторы, чтобы впустить свет, и вывернул веко, но светобоязнь и судороги век были так сильны, что я успел только заметить, что правый глаз представлял одну красную разбухшую массу, левый же был сравнительно мало затронут — одним словом, это был случай panophthalmitis (общего воспаления глаз). Более подробное освидетельствование оказалось невозможным, так как боль была так велика, что пациентка вскрикивала при малейшем впускании в глаз света. Я мысленно отметил себе главнейшие симптомы, приняв во внимание факт, что воспаление ограничивалось главным образом правым глазом, и поехал домой, чтоб разрешить гомеопатическое уравнение. Мне особенно хотелось иметь успех, и потому я провел с полчаса над дифференциальным диагнозом лекарств! Я решил выбрать Фосфор, а именно: Rp. Phosph. 1xij. Sacch. Lact. q. s. Div. in p. aeq. xiy. По одному порошку в воде через час. Это равнялось около одной сотой части грана фосфора на прием, или несколько меньше.

Я сделал визит на следующий день, почти восемнадцать часов спустя, и моя пациентка отворила мне дверь сама, слегка заслоняя глаза рукой и вполне способная вынести умеренное количество света. Воспаление почти прошло, на следующий будний день его уже вовсе не было.

Удивление моей пациентки было очень велико: двадцать лет она страдала этими приступами воспаления глаз, обращалась ко многим докторам, в том числе к лондонским окулистам, и все это без малейшей пользы. Между тем, ее лечили активно, не было недостатка ни в лекарствах и пиявках, ни в медицинском искусстве; не хватало только в этой терапии одного... закона подобия.

Отчего же я, не обладая специальными познаниями о глазе и его болезнях, имея лишь обыкновенную практическую опытность, мог превзойти искусных окулистов и врачей, втрое более опытных, чем я? Может быть, я искуснее, глубже вник в болезнь, более тщательно исследовал ее? Нимало. Причина здесь — закон подобия, терпеливо прилагаемый на практике.

Дорогой мой сотоварищ-аллопат, зачем же ты так прост, что предоставляешь нам, гомеопатам, это громадное преимущество над лучшими из твоей школы? Всякий маленький гомеопат-Давид может победить величайшего аллопата Голиафа, если только он будет придерживаться своего лекарствоведения и следовать наставлениям Ганемана. А между тем, все это лежит так сподручно и постоянно предлагается тебе. Если бы мы, гомеопаты, хранили наше искусство в секрете, вы, аллопаты, непременно обратились бы к правительству, ходатайствуя о покупке им у нас этого секрета.

Однако же revenons a nos moutons. Разумеется, пациентка моя была очень признательна и сказала: "Если это гомеопатия, то мне очень xотелось бы знать, не может ли она вылечить мою катаракту?". По тщательному освидетельствованию глаз, можно было легко заметить позади зрачков потускнения, которые были гораздо обширнее в правом глазу. Она сообщила мне, что катаракта существует несколько лет, и она теперь ждет ее созревания, чтобы подвергнуться операции. Она была у двух лондонских окулистов, которые оба были одного и того же мнения относительно диагноза, прогноза и операции. Год спустя, она опять посетила одного из этих окулистов, и он сказал ей, что все идет удовлетворительно, хотя и медленно и по ее мнению, к операции можно приступить лишь по прошествии еще двух лет. Ее зрение также постепенно ухудшалось, она не могла видеть в зеркалах пробора на голове или читать надписи на вывесках магазинов и омнибусах; она видела лучше в сумерки, чем при дневном свете.

В ответ на ее вопрос относительно излечимости катаракты лекарствами я сказал, что не имею решительно никакого личного опыта в этом отношении, исключая одного случая, и что судя по свойству болезни, едва ли можно ожидать, чтобы лекарства были в состоянии не только излечить ее, но даже сколько-нибудь повлиять на нее. Тем не менее, некоторые гомеопаты опубликовали такие случаи, а другие утверждают, что им действительно удавалось иногда излечивать катаракту гомеопатическими средствами. Я присовокупил, что хотя это неправдоподобно, но я не считаю себя вправе подозревать правдивость этих лиц лишь на том основании, что это кажется невозможным.

Одним словом, уступая просьбе больной, я согласился попробовать вылечить ее катаракту лекарствами, согласно гомеопатическим правилам.

Я должен признаться, что сам улыбнулся своей дерзости, но я утешал себя так: какой же вред могу я ей причинить, если буду лечить ее, пока она ожидает ослепнуть? В самом худшем случае, мне только не удастся предотвратить слепоту!

Итак, было решено, чтобы она являлась ко мне приблизительно однажды в месяц, и каждый раз я буду предписывать ее курс лечения.

С 29-го мая по 19-е июня 1875 года она принимала Calcarea carbonica 30 и Chelidonium, попеременно по одной пилюле трижды в день, т.е. один день два приема Калькареи и один прием Xелидониума, а другой день два приеме Хелидониума и один прием Калькареи.

Существовали показания для обоих этих средств, хотя я не оправдываю теперь такую попеременную дачу лекарств.

3атем я назначил Asa foetida 6 и Digitalis purp 3.

Затем Phosphorus 1, а впоследствии Sulfur 30, и снова Calcarea и Chelidonium.

Таким образом, я продолжал давать попеременно Phosрhorus, Sulfur, Chelidonium, Calcarea carbonica, Asa foetida и Digitalis до начала 1876 г.

17-го февраля 1876 г. я прописал Gelsemium 30 в пилюлях, по одной трижды в день, в течение одного месяца.

Затем был предписан следующий курс лечения. Silica 30 в продолжение двух недель, Belladonna 3 так же; Sulfur 30 трижды в день, в течение одной недели и Phosphorus 1 в течение двух недель.

Приблизительно месяц спустя, 20-го марта 1876 года, я одно утро услышал очень громкий разговор в прихожей, и моя пациентка вбегает, в сильном возбуждении, говоря, что она теперь прекрасно видит. Она объяснила мне, что в последнее время ей стало казаться, что она различает предметы и людей на улице гораздо лучше, чем прежде, но думала, что это воображение; сегодня же утром она вдруг увидела в зеркале пробор на голове и тотчас же отправилась, чтобы сообщить мне об этом факте, а по дороге ещё испытывала свое зрение, читая надписи на вывесках магазинов, которых прежде вовсе не могла разбирать.

Я снова предписал тот же самый курс лечения, и через два месяца хрусталиковые (или капсулярные) потускнения исчезли совершенно, и зрение ее сделалось и остаётся превосходным.

Воспаление глаз не возвращалось, и она прожила в моем cocедстве полтора года, пользуясь хорошим здоровьем. Затем она уехала за границу и в письмах к родным не упоминает о глазах или зрении, из чего я считаю себя вправе заключить, что она и теперь здорова.

Ей теперь лет 50 или 51 от роду.

Я описываю этот случай обстоятельно с тем, чтобы другим было понятнее, каким образом я убедился в излечимости катаракты внутренними средствами.

Случай этот возбудил значительный интерес в небольшом кружке, вследствие чего ко мне приходили другие с катарактами, и полученные мной результаты чрезвычайно утешительны.

Мне остается присовокупить, что вышеизложенное было мной опубликовано в 1880 г., а с того времени я излечил лекарствами отчасти или вполне, много случаев катаракты, и этой властью я обладаю потому, что пользуюсь привилегией быть гомеопатом.

Причина тридцать четвертая

Вы спрашиваете, разделяют ли вообще гомеопаты мои воззрения на излечимость катаракты внутренними средствами.

Я отвечаю: некоторые разделяют, другие нет, но это несущественно. Задача очень трудна, и не всякому гомеопату доступна; высшая деятельность гомеопатии находится в зависимости от способностей и практикующего врача. Я приписываю гомеопатии то, что я сам сделал с помощью её, - другие врачи могут сделать больше, некоторые меньше.

Как тридцать четвертую причину, почему я гомеопат, я подробно опишу случай катаракты, лечение которой было начато в мае 1884 г. и окончено в мае 1886 г.]

Г-жа В., 66 лет от роду, поступила под моё попечение 20-го мая 1884 г.; она пришла ко мне по совету одной подруги, у которой я излечил катаракту.

История г-жи В. следующая: в ноябре 1882 г. и в апреле 1883 г. ей производили операцию по случаю катаракты правого глаза. Последовало воспаление, и она лишилась глаза. Теперь у неё катаракта в левом глазе, хрусталик серого цвета и зрение очень плохо, так что и с помощью очков она не в состоянии шить или продевать нитку в иголку. У её отца и его сестры была катаракта. Кожа, особенно лица, чешуйчата и пузырчата.

Rp. Sulfur 30.

S. По пять капель в воде утром и вечером.

30-го августа. Со времени последнего числа я послал ей одно лекарство, но не записал, какое. Ей кажется, что она видит яснее.

Calcarea саrbonica 30.

29-го октября. "3рение мое улучшилось, только я нервна и вздрагиваю при падении какого-нибудь предмета".

Thuja 30.

2-го декабря. "Чувствую, что зрение моё поправляется".

Causticum 100.

1-го января 1885 г. "Зрение мое значительно улучшилось; в очках я теперь могу очень хорошо читать и писать, и без очков хожу по комнатам и занимаюсь хозяйством".

Продолжать.

20-го марта. "Не переношу так хорошо света; больной глаз сильно слезится".







Дата добавления: 2015-06-12; просмотров: 230. Нарушение авторских прав


Рекомендуемые страницы:


Studopedia.info - Студопедия - 2014-2020 год . (0.016 сек.) русская версия | украинская версия