Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Анализ ликвидности бухгалтерского баланса 35 страница




Кто-то похлопал Джеймса по плечу. Он обернулся и посмотрел вверх. Перед ним стоял профессор Джексон. Высокий, одетый в черное, Джексон выглядел еще более внушительно, чем обычно. Он смотрел вниз на Джеймса, нахмурив брови.

- Думаю тебе бы хотелось иметь это при себе, - сказал Джексон. Джеймс заметил, что он держит маленький деревянный ларец. Джексон взглянул на предмет в своих руках, а затем протянул его Джеймсу. - Это было найдено в комнатах мадам Делакруа. Думаю, это принадлежит тебе больше, чем кому бы то ни было. Распоряжайся им, как посчитаешь нужным.

Джеймс принял этот ящичек, который оказался удивительно легким. Он был странного зеленого цвета и покрыт глубоко вырезанным орнаментом из значков. Это напомнило ему лозы на дверях в Пещерную Цитадель. Он хотел спросить профессора Джексона, что там такое, но тот уже шел через двор к “Стрекозе”. Он остановился, дойдя до машины, а затем повернулся и поднял одну руку, прощаясь, его лицо было каменным, как и его прозвище. Толпа аплодировала ему дольше и громче, чем даже Франклину. Удивительно, но Джексон стал любимцем Хогвартса не столько вопреки своей манере поведения, а, скорее, благодаря ей.

После того как Джексон сел в машину, оставшиеся члены делегации быстро распределились по автомобилям. Неофициальная делегация из американского департамента административной магии прибыла из Лондона днем ранее, чтобы присоединиться к своим соотечественникам во время обратной поездки в Штаты. Они забрались в машины, кивнув на прощание собравшимся. Последними были носильщики, которые упаковали кучу багажа в видимо бездонные багажники автомобилей, а затем сели за руль.

Крылья автомобилей плавно развернулись и начали рассекать воздух. Додж "Хорнет" взлетел первым. Скрипя рессорами и металлом, он поднялся в воздух и медленно развернулся. Статц "Стрекоза” и Фольксваген "Жук" последовали за ним, их низко гудящие крылья били воздух и колыхали траву на внутреннем дворе. Затем с неожиданной грацией и скоростью они умчались, их носы были наклонены к земле. Спустя меньше минуты шум их полета потерялся в весеннем ветре, дующем из-за холмов.

Ральф, Зейн и Джеймс плюхнулись на скамейку рядом со входом во двор.

- Так что в коробке, которую дал Джеймс? - спросил Ральф, глядя на нее с любопытством.

- На твоем месте я бы даже открывать ее не стал, - предупредил Зейн. - Помните, что он говорил насчет того, чтобы сделать нашу жизнь "интересной"? Он такой парень, что мог дождаться собственного отъезда, а потом отомстить нам. Таким образом, неприятности начнутся после его ухода, - он постучал себя по голове с умным видом.

Джеймс нахмурился и медленно покачал головой. Он смотрел на ларец у себя на коленях. Крышку удерживала закрытой медная защелка на передней панели. Не говоря ни слова, он повернул ее и поднял крышку. Зейн и Ральф наклонились вперед, чтобы посмотреть. Внутри этот ящичек был выстлан фиолетовым бархатом. Лишь одна вещь лежала внутри, поверх сложенного кусочка пергамента.

- Я не понимаю, - сказал Ральф, снова садясь назад. - Это кукла.

Джеймс взял ее и поднял. Это действительно была маленькая фигурка, грубо сделанная из мешковины и шпагата с разными пуговицами вместо глаз.

Зейн пристально смотрел на нее, лицо его было серьезно.
- Это же... это же ты, Джеймс.

Конечно, фигурка не имела портретного сходства. Черные нитки на голове представляли хорошо известные непослушные волосы Джеймса. Даже форма головы, линия ниточного рта и расположение пуговичных глаз дополняли жуткий портрет.

Джеймс вздрогнул.
- Это кукла вуду, - сказал он. Вспомнив о записке в ящичке, мальчики достали ее и, развернув, стали читать.

 

 

Мистер Поттер,

Вы, безусловно, поняли, что это такое. На этом семестре во время курса Техномантии у нас не было достаточно времени,

чтобы обсудить древнее искусство Репрезентационной Гармонии, но я

подозреваю, что последствия вам ясны. Это было найдено в покоях мадам Делакруа.

После небольшой дискуссии с Директрисой и портретами Северуса Снейпа и

Альбуса Дамблдора - о чьем интересе к вам давно известно - было

решено, что вам будет полезно знать, как мадам Делакруа пользовалась этим предметом,

чтобы навредить вам. Элегантность ее методов восхищает. Эта фигурка

была помещена рядом с более крупной по размерам фигуркой вашего отца, Гарри Поттера. С другой стороны

находилась свеча. Похоже, она все время следила, чтобы свеча не потухла. Результатом,

естественно, мистер Поттер, стало то, что ваша фигурка всегда была в тени

вашего отца.

В искусстве вуду всегда есть некое зерно истины.

Делакруа знала, что вы вполне оправданно боретесь с тем, что от вас ожидают

славы, сравнимой с овеявшей вашего легендарного отца.

Урок, который вы должны извлечь из этого, мистер Поттер, состоит в том,

что эти чувства не являются плохими по сути, но нуждаются в некотором обдумывании. Поразмышляйте над тем, кто вы есть. Эмоции кажутся правильными,

но они могут сбить с верного пути. И они могут быть, как вы уже поняли,

использованы против вас самих. Я повторю, как ваш учитель и старший,

что вам стоит поразмышлять над чувствами, которые вы испытываете.

Подчините их, или они подчинят вас себе.

Теодор Хиршалл Джексон

 

 

- Вау! - выдохнул Ральф. - Неспроста ее прозвали "королевой вуду!"

- Что собираешь с ней делать, Джеймс? - спросил Зейн. - В смысле, уничтожив ее, ты, в какой-то мере, уничтожишь себя.

Джеймс уставился на свою уменьшенную, непривлекательную копию.
- Я так не думаю, - задумчиво ответил он. – Не думаю, что тогда Джексон отдал бы ее мне. Полагаю, он просто хотел, чтобы я помнил о случившемся. И приложил усилия, чтобы это не повторилось.

- Ну? - повторил Зейн. - Что собираешься с ней делать?

Джеймс стоял, засовывая куклу в карман джинсов:
- Не знаю. Думаю, оставлю себе. На время.

С этим, трое мальчиков направились в школу, собираясь делать настолько мало, насколько возможно в свой последний учебный день в этом году.

Той же ночью, не сумев заснуть от волнения перед предстоящим отъездом, Джеймс встал с кровати. Он прокрался по лестнице в гостиную, надеясь застать кого-нибудь за игрой в шахматы или даже в "Складки и сверла". Тускло освещенная комната оказалась пуста. Он уже повернул обратно, когда что-то привлекло его внимание. Возле камина сидел призрак Седрика Диггори. Его серебристая фигура была по-прежнему прозрачной, но гораздо более плотной, чем в последний раз, когда Джеймс видел его.

- Я пытался придумать себе имя, - улыбнувшись, произнес Седрик. Джеймс, тем временем, уселся на соседний диван.

- Но у вас уже есть имя, разве не так? - спросил Джеймс.

- Да, но не подходящее для призрака. Не то что "Почти Безголовый Ник" или "Кровавый Барон". Нужно нечто особенное.

Джеймс задумался:
- Как насчет "Охотника за Надоедливыми Маглами"?

- Несколько длинное.

- Можете предложить получше?

- Я думал... Только не смейся, - привидение строго посмотрело на Джеймса. - Я думал о чем-то вроде "Молчаливого Призрака".

- Хммм, - осторожно ответил Джеймс. - Но ты же не молчишь. По сути, теперь тебя слышно намного лучше. Твой голос больше не звучит так, словно доносится из-за Великой Грани.

- Да, - согласился Седрик, - теперь меня стало немного больше... если можно так выразиться. Я стал настолько же призрачным, как и большинство прочих школьных привидений. Но меня не было слышно в течение долгого-долгого времени, разве нет?

- Да, это так. Но все же с именем, подобным "Молчаливому Призраку", - с сомнением произнес Джеймс, - будет сложновато бродить туда-сюда и болтать со всеми.

- Может, у меня получится быть все время задумчивым и тихим, - размышлял Седрик, - просто плавать в воздухе, смотреть суровым взглядом и все такое. А затем, когда я прохожу мимо, люди будут шептаться между собой: "Вот он идет! Молчаливый Призрак!"

Джеймс пожал плечами:
- Можно попробовать. Полагаю, у тебя будет целое лето на то, чтобы потренироваться бродить в задумчивом молчании.

- Я тоже так считаю.

Джеймс неожиданно поднялся.
- Так ты думаешь, что станешь новым призраком Гриффиндора? - спросил он. - Я имею в виду, с тех пор, как Почти Безголовый Ник нас покинул, у нашего факультета нет собственного призрака.

Седрик на секунду задумался.
- Нет, я так не думаю. Правда. Извини. Я ведь был пуффендуйцем, помнишь?

Джеймс плюхнулся обратно.
- Точно. Я и забыл.

Несколько минут прошло в молчании, затем Седрик снова заговорил:
- Ты поступил действительно круто, когда пошел в лес и позвал Мерлина, чтобы он вернулся и помог всем нам, когда, казалось, тот уже покинул нас навсегда.

Джеймс поднял взгляд и внимательно посмотрел на привидение. Он слегка нахмурился.
- Правда? Ну, это была просто отчаянная попытка. Ведь в том, что Мерлин вернулся, виноват только я один. Я думал, что окажу миру действительно огромную услугу, встав на пути зловещего заговора Делакруа и Джексона. В итоге это обернулось тем, что она просто-напросто обвела меня вокруг пальца, а Джексон оказался хорошим парнем.

- Ну и? - парировал Седрик. - Ты ведь научился чему-то новому, разве не так?

- Я не знаю, - автоматически ответил Джеймс. На секунду он задумался, затем добавил: - Вообще, да, я думаю, это так.

- В одном вы с отцом похожи, Джеймс, - произнес Седрик.

Джеймс невесело рассмеялся.
- Не вижу в чем. Вот, что я уяснил: мой способ решать проблемы не похож на отцовский. Попытаюсь следовать его методу – и все испорчу. Буду использовать свой – смогу помочь, полагаясь на чистую удачу. Метод отца – метод героя. Мой же – метод руководителя. Мой главный талант – просить о помощи.

- Нет, Джеймс, – Седрик подался вперед, чтобы заглянуть Джеймсу в глаза. – Твой главный талант – вдохновить людей на помощь. Думаешь, это не важно? Миру нужны такие, как ты, потому что большинству не хватает смелости, или энтузиазма, или руководства, чтобы стать героями. Они хотят этого, но ими нужен тот, кто скажет им, зачем, или покажет, как это сделать. У тебя есть дар, Джеймс. Твой отец был героем, потому что был Мальчиком, Который Выжил. Такова его судьба. Путь этот нелегкий, но очевидный. Был Гарри и был Волан-де-деморт. Он знал, что должен сделать, даже если это убьет его. Ты же… ты герой, потому что решил быть им, каждый день. У тебя талант вдохновлять других на тот же выбор.

Джеймс уставился на камин:
- Я не герой.

Улыбнувшись, Седрик снова сел.
– Ты так думаешь, потому что уверен – герои всегда побеждают. Поверь мне, Джеймс. Не победа определяет героя. Очень многие из них погибли в борьбе. Большинство никогда не получит признания. Нет, герой тот, кто поступает правильно тогда, когда гораздо, гораздо легче ничего не делать.

Криво улыбаясь, Джеймс повернулся к призраку:
– Может, нам стоит звать тебя “Призрак Дрянных Советов”?

- Ха-ха-ха, - ответил призрак.

Джеймс снова вскочил:
- Спасибо, Седрик. Это... на самом деле помогает.

Седрик кивнул. Джеймс направился к лестнице, но, поставив ногу на первую ступеньку, замер.

- Кое-что по-прежнему меня беспокоит, Седрик. Возможно, будучи призраком, ты знаешь ответ.

- Возможно. Спрашивай.

- В лесу дриада упомянула о наследнике Волан-де-Морта. Она сказала, что он жив и где-то рядом, прямо здесь, в школе.

Седрик медленно кивнул:
- Я был там, когда вы рассказывали об этом Снейпу.

- Ну, кто бы это ни был, думаю, это он взял игровую приставку Ральфа и воспользовался именем Астрамаддукс. Если бы не это, вообще бы ничего не случилось. Кто бы это ни был, он работал с мисс Сакариной с самого начала.

Середрик перевел взгляд на ближайшее окно.
- Думаешь, что знаешь, кто это?

- Табита Корсика, - решительно сказал Джеймс. - Я думал, что это может быть она, даже после разговора со Снейпом, я по-прежнему так думаю. Да, ее метла не посох Мерлина, но в ней есть что-то пугающее. Как и в Табите в целом.

Седрик встал и прошел сквозь стул, видимо, не заметив его.
- Я чувствую что-то, Джеймс. Признаюсь тебе. Такое ощущение, словно Тот-Кого-Нельзя-Называть все еще здесь. Витает в залах. Это как запах, как что-то протухшее и вязкое и... кровавое. Возможно, я более чувствителен, чем другие призраки. В конце концов, он виновен в моей смерти.

- Да, - сказал тихо Джеймс. - Я не забыл.

- Но, Джеймс, редко все так очевидно, как хотелось бы. В реальном мире, во всяком случае в наши дни, не во времена Мерлина, у зла много масок. Это сбивает с толку. Ты должен быть очень осторожным. Иногда даже хорошие люди могут быть плохими. Многие из нас, и твой отец не исключение, совершали эту ошибку, например, в отношении профессора Снейпа.

- То же сделал и я, - признал Джеймс. - С профессором Джексоном.

Седрик кивнул.

- Но я готов поклясться, что Табита участвовала в заговоре Мерлина. Какова по-твоему настоящая история ее метлы и ее самой?

Несколько секунд Седрик внимательно смотрел на Джеймса.
- А ты не думал, что метла может быть именно тем, что она и говорила?

- Чем? - усмехнулся Джеймс - "Магловским артефактом"? Это же просто хитрость, которую она придумала, разве нет?

Седрик пожал плечами, но это больше походило на такое пожатие плечами, когда кто-то знает больше, чем собирается говорить.
- Самые ужасные в мире люди не те, кто склонны ко злу, Джеймс. Иногда самые ужасные люди - те, кто ошибочно принимает собственную ложь за правду.

Джеймс моргнул.
- Ты хочешь сказать... Табита Корсика верит во всю ту чушь, которую она говорила на дебатах? О том, что Волан-де-Морт на деле был неплохим парнем? Что Министерство и магический правящий класс раздавили его потому, что не позволили ему изменить существующий порядок вещей? Она же не может в это верить, правда?

Седрик посмотрел на Джеймса и вздохнул.
- Честно говоря, я не знаю. Но я знаю, что многие люди верят в это. И она выглядит довольно искренней. В ее метлу, может, и встроен некий жуткий амулет, но это ничто по сравнению с темной магией, которую некоторые могут творить, когда их сердца достаточно извращенны, чтобы повернуться ко лжи, которую они считают правдой.

Размышляя, Джеймс тихо поднялся и вернулся обратно в свою постель. Он никогда раньше не предполагал, что Табита Корсика может верить в вещи, которые говорит. Он предполагал, что она поддерживает пропаганду Прогрессивного Элемента, потому что полностью одобряет и поддерживает их основные темные цели. На мгновение он почувствовал жалость к ней. Ужасно подумать, что кто-то вроде нее может верить, что она на правильной стороне, а он, Джеймс Поттер, и его отец - злые. Это было почти немыслимо, но не совсем. Снаружи луна была полной и яркой. Джеймс уснул, ощущая ее свет на своем лице, бледный и холодный, его брови по прежнему были слегка нахмурены.

На следующий день Джеймс, Зейн и Ральф приехали на Хогвартс-Экспрессе обратно на платформу девять и три четверти. Родители Зейна были там, вместе с его младшей сестренкой, Грир, которая смотрела на огромный красный поезд с откровенным благоговением. Рядом с ними Джеймс увидел своих родителей, с ними были Альбус и Лили. Он улыбнулся и помахал им рукой. Казалось, и недели не прошло с тех пор, как он смотрел на них из поезда, отъезжающего от станции, волнуясь о том, как пройдет первый год обучения в Хогвартсе.

Теперь он снова дома. Хогвартс, конечно замечательный, подумал Джеймс, но он был рад вернуться после всего. В следующем году он будет сопровождать Альбуса в поезде на его первый год обучения. Он будет дразнить Альбуса по поводу того, на каком факультете тот окажется, до самого конца. Это будет его летним проектом, на самом деле. Но он не волновался об этом. Даже если Альбус не попадет в Гриффиндор, это не страшно. Джеймс знал, что если Альбус действительно попадет на другой факультет, какая-то часть его, Джеймса, даже будет немного ему завидовать. Но только чуть-чуть.

Джеймс присоединился к толпе, выходящей из поезда и столкнулся с Тедом. Тед, как заметил Джеймс, держал за руку Виктуар.

- Вы нарываетесь на неприятности, знаете ли, - сказал Джймс, ухмыляясь.

- Это сложный вопрос, являющийся спорным, - смиренно сказал Тед, - но все мы несем наше бремя.

- Мои родители не должны видеть нас вместе, - скомандовала Виктуар. - Тед Люпин, не вздумай все испортить. Ты знаешь, они это не одобрят. Ты должен держать рот закрытым. И ты тоже, Джеймс.

- Ее акцент гораздо более заметен, когда она занудствует, не правда ли? - спросил Тед Джеймса.

Джеймс улыбнулся. Это было так.

Он остановился в открытых дверях поезда, глядя на платформу. Сквозь толпу вернувшихся учеников, шумных носильщиков и кричащих членов семьи он увидел Зейна, обнимающегося со своей мамой, симпатичной блондинкой и отцоми - высоким, гордым мужчиной. Его сестра участвовала в объятиях, словно против воли, счастливая от встречи с братом, но по-прежнему завороженная красным поездом. Встреча Ральфа с отцом на платформе была более сдержанной, оба смущенно улыбались. Ральф оглянулся и помахал Джеймсу.

- Папа сказал, мы проведем лето в Лондоне! Я смогу приехать в гости!

- Здорово! - радостно крикнул Джеймс в ответ.

И вот, спустившись вниз, Джеймс увидел членов своей семьи, высматривающих его. За момент до того как они заметили его, Джеймс насладился своим собственным счастьем. Это действительно был дом. Он побежал к ним, проверяя карман джинсов, чтобы убедиться, что куколка мадам Делакруа, сделанная по его подобию, по-прежнему там. Может, она ничего и не значила, но не повредит. Совсем не повредит.

- Джеймс! - закричал Альбус, увидев его первым. - Ты нам что-нибудь привез? Ты обещал!

- Кто я тебе? Санта-Клаус? - спросил Джеймс, засмеявшись, когда Альбус и Лили чуть не опрокинули его.

- Ты обещал! Ты обещал лакричные палочки от леди с тележкой!

- И Пирожные-котелки для Розы и Хьюго, - добавил Гарри, ухмыляясь.

- Вау, как быстро распространяются слухи. Хорошо, хорошо. У меня есть обещанное для всех! - признался Джеймс. Он опустошил свои карманы, наполнив руки Альбуса и Лили сластями. Последней он достал куклу вуду и неуверенно посмотрел на нее.

- Что это такое, Джеймс? - спросила Джинни, обнимая его и глядя на вещь в руках сына. - Оно выглядит, как... ну, как ты!

Лицо Джеймса скривилось в усмешке.
- Это для тебя, мам. Я думаю, ты захочешь сохранить это, когда я отправлюсь в школу в следующем году. Ну, знаешь, чтобы вспоминать обо мне.

Джинни взглянула на нее с недоумением, а затем перевела взгляд на Гарри. Тот пожал плечами и улыбнулся.
- Ну, это немного странно, но хорошо, - сказала она, забирая у него куклу. - Если я обниму ее, ты почувствуешь это?

Джеймс равнодушно пожал плечами, пока семья начала прокладывать путь к главному терминалу.
- Я не знаю. Вообще, не важно. Это... Хотя знаешь, полагаю, стоит попробовать.

Джинни кивнула, улыбнулась и взглянула на Гарри, обняв куклу своего сына.

 

 

КОНЕЦ

Анализ ликвидности бухгалтерского баланса

Анализ ликвидности баланса заключается в сравнении средств по активу, сгруппированных по степени их ликвидности и расположенных в порядке убывания ликвидности, с обязательствами по пассиву, сгруппированными по срокам их погашения и расположенными в порядке возрастания сроков. В зависимости от степени ликвидности, т.е. скорости превращения в денежные средства, активы предприятия разделяются на следующие группы:

А1. Наиболее ликвидные активы — к ним относятся все статьи денежных средств предприятия и краткосрочные финансовые вложения (ценные бумаги). Данная группа рассчитывается следующим образом:

А1= Денежные средства + Краткосрочные финансовые вложения

или стр. 250 + стр. 260.

А2. Быстро реализуемые активы — дебиторская задолженность, платежи по которой ожидаются в течение 12 месяцев после отчетной даты.

А2= Краткосрочная дебиторская задолженность

или стр. 240.

A3. Медленно реализуемые активы статьи раздела II актива баланса, включающие запасы, налог на добавленную стоимость, дебиторскую задолженность (платежи по которой ожидаются более чем через 12 месяцев после отчетной даты) и прочие оборотные активы.

A3= Запасы + Долгосрочная дебиторская задолженность + НДС + Прочие оборотные активы.

или стр. 210 +стр. 220 +стр. 230 +стр. 270.

А4. Трудно реализуемые активы статьи раздела I актива баланса — внеоборотные активы.







Дата добавления: 2015-08-17; просмотров: 208. Нарушение авторских прав


Рекомендуемые страницы:


Studopedia.info - Студопедия - 2014-2020 год . (0.012 сек.) русская версия | украинская версия