Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Воссоединение




Дана Скалли медленно подошла к тропинке, ведущей к дому Кэролайн Малдер, не зная, что ждет ее внутри. Пока Малдер ездил за матерью и возвращался обратно в Гринвич, она на пару часов осталась в Нью-Хейвене, чтобы написать заявление в полицию о похищении и вместе с криминалистами осмотреть ее машину на случай, если похитители оставили в салоне отпечатки пальцев или образцы волокон. Конечно, там ничего не оказалось, и час назад Скалли покинула Нью-Хейвен, предварительно заехав попрощаться с Лорной и Бентоном.

Когда Скалли позвонила Малдеру на полпути к Гринвичу, он говорил быстро и напряженно и пообещал, что расскажет все подробности, как только приедет. Скалли не знала, хорошие это новости или плохие, но уже предвкушала его рассказ.

Она постучала в дверь.

Открыл Малдер. Он натянуто улыбнулся и, положив руку ей на плечо, провел напарницу внутрь.

- Ну, как все прошло?

- В машине ничего не обнаружили, как мы и думали.

Он кивнул.

- Где твоя мать?

- В спальне. Ей нужно кое-кому позвонить, - Малдер провел Скалли в гостиную, и она почувствовала знакомое тепло его руки на пояснице. – Для нее это непросто – мама предпочла бы забыть, что последние тридцать лет вообще существовали.

«Ее можно понять», - подумала Скалли.

- Ты спросил ее про человека, с которым обедала Сара? Который был на похоронах твоего отца?

Малдер кивнул, жестом указал напарнице на мягкое кресло напротив камина и нахмурился.

- Наверное, надо разжечь огонь…

- Я этим займусь, - предложила Скалли, зная, что Малдер по-прежнему ненавидит огонь. Даже после того, как ему удалось победить эту парализующую его фобию много лет назад на деле Сесила Лайвли. Скалли вытащила длинную спичку из маленькой жестяной банки, стоявшей около камина, высекла огонь и осторожно поднесла спичку к газовой горелке[15]. Когда огонь разгорелся, она отошла от камина и, обернувшись, увидела благодарную улыбку на лице Малдера.

- Спасибо.

- Не за что, - Скалли села в кресло и протянула озябшие руки к огню. – Так что сказала твоя мама?

- Она мало что помнит. Я знаю, что отец, в основном, не подпускал ее ни к какой важной информации, и мне кажется, она специально забыла даже то, что знала, потому что эти воспоминания причиняют слишком сильную боль.

Скалли опустила глаза, думая о своей собственной трусости, с которой сталкивалась всякий раз, когда дело касалось воспоминаний.

- Она знает, кого ты имеешь в виду под Англичанином?

Малдер кивнул.

- Она говорит, что знает его под именем Картера Кристофера, хотя убеждена, что имя не настоящее.

«Картер Кристофер», - подумала Скалли, беззвучно произнося про себя имя. Оно очень подходило для какого-нибудь всевластного манипулятора, человека, который наслаждается тем, что пудрит мозги другим.

- Она знает, как его найти?

- По этому поводу она сейчас и звонит, - Малдер облокотился на спинку кресла и, повернувшись, посмотрел Скалли в глаза. – Может, к обеду у нас уже будут какие-то зацепки.

Скалли кивнула и отвернулась. Напряжение между напарниками все еще присутствовало, но Скалли ощущала, что они снова начинают сближаться. После того недолгого, но ужасного периода, через который им пришлось пройти пару лет назад, когда они чуть было не поубивали друг друга, напарники научились не вмешивать личные размолвки в профессиональную жизнь. Они оба одинаково усердно работали над тем, чтобы этих размолвок вообще не возникало, стараясь учиться на предыдущих ошибках и не ставить под угрозу доверие, умение прощать и верность друг другу – вещи, которые помогли им достичь чего-то намного более серьезного, чем просто партнерство или дружба.

Скалли хотела верить, что они с этим справятся, что в итоге получат все – и страсть, и любовь, и дружбу, и уважение, и восхищение друг другом. Но ради этого придется так много и отчаянно работать… Осталось ли в их жизни место для таких усилий?

Не сейчас. Не со всеми этими событиями. Скалли решительно повернулась к камину и уставилась на танцующие голубые языки огня.

Они долго сидели молча, наслаждаясь этой тишиной, даже несмотря на то, что столько невысказанных слов повисло между ними. В конце концов, так и повелось с самого начала. Несказанные слова, которые нельзя, невозможно произнести, никогда не лишали агентов уверенности в том, что их отношения уникальны, неповторимы и стоят того, чтобы за них бороться.

Скалли закрыла глаза, и на ее губах появилась слабая улыбка при мысли о том, сколько воды утекло с тех пор, когда эти отношения были новыми для нее. Ведь все могло пойти по-другому… Она не знала тогда, кто этот таинственный, неуловимый Фокс Малдер, к которому ее отправило начальство. Окажется ли он обидчивым? Подозрительным? Будет ли ей тяжело работать с ним?

Да, да, и еще раз да.

И тем не менее эта задача будоражила ее. Бросала вызов. Наполняла энергией. И никогда в своей жизни Скалли не чувствовала себя такой живой, как в те первые дни с Малдером, когда они только узнавали друг друга, оценивали, как далеко могут зайти, когда Скалли только предстояло узнать о том, как напарник общается, как думает, как действует и какие у него привычки. Хотя скрытность и сдержанность не позволяли ей показать это, но в то время Скалли многое узнала о себе самой, уже тогда понимая, что, как только она доверится Фоксу Малдеру и его поиску, обратной дороги для нее больше не будет.

Но, как это часто бывает, отношения вскоре изменились – стали серьезнее, глубже, доверительнее, окрасились в новые тона. И вместе с доверием пришло понимание того, каким хрупким оно было, как легко его утратить и как тяжело вернуть.

Доверие Малдера, мягко говоря, нелегко заслужить. И теперь Скалли могла сказать то же самое и про себя.

Тихий звук мягких нерешительных шагов рядом с гостиной заставил Скалли оторваться от своих вялых размышлений. Она приподнялась и, обернувшись, увидела, что в комнату вошла Кэролайн Малдер. Одета очень элегантно, подметила Скалли, - черный шелковый брючный костюм безупречно подходил к ее стильно уложенными седыми волосами. Левой рукой она опиралась на покрытый затейливыми узорами набалдашник трости, выполненной под цвет тикового дерева. Кэролайн улыбнулась сыну, а потом повернулась к Скалли.

- Дана, мне очень приятно снова встретиться с вами.

Скалли поднялась с кресла и подошла к Кэролайн, протянув руку.

- Как поживаете, миссис Малдер? Выглядите чудесно.

Кэролайн мягко улыбнулась, хотя в ее глазах оставалась какая-то настороженность.

- Все хорошо. Как невежливо с моей стороны – мне давно следовало поблагодарить вас за доброту, проявленную во время моей болезни и выздоровления. Фокс рассказал мне, как вы помогали ему. Я тоже знала, что вы рядом, и чувствовала вашу заботу.

Скалли мягко сжала ее руку и отпустила.

- Рада, что мне представилась возможность помочь.

Кэролайн подвела Скалли обратно к креслу и улыбнулась вставшему Малдеру.

- Думаю, вам обоим любопытно, что я выяснила.

Кэролайн села на диван рядом с креслом Малдера, а Скалли подвинула кресло так, чтобы сидеть напротив миссис Малдер.

- Надеюсь, вы поможете нам найти мою подругу.

- Я тоже. Думаю, мне удалось обнаружить человека, которого вы ищете.

Скалли почувствовала прилив волнения и по привычке повернулась, чтобы посмотреть на напарника. В зеленых глазах Малдера она увидела такое же предвкушение. Снова взглянув на миссис Малдер, Скалли заметила на губах женщины легкую улыбку: этот безмолвный диалог не остался незамеченным.

- Уверена, Фокс рассказал вам, что я знаю этого мужчину под именем Картера Кристофера. Но не думаю, что это его настоящее имя. У меня был его адрес, но теперь на этом месте на Манхэттене построили парковку.

- Но ты сказала, что нашла его? – сказал Малдер.

Кэролайн кивнула.

- По крайней мере, мне известно, где вы сможете встретиться с ним сегодня вечером. Он будет на вечеринке в честь помолвки его крестника – Пола Леони. Я знаю из достоверных источников, что некоторые из людей, которые так часто появлялись в нашем доме много лет назад, тоже будут там.

На лице Малдера отобразилось изумление.

- Как ты все это узнала?

- У меня остались кое-какие связи из прошлого, Фокс, - выражение лица женщины немного помрачнело, а лоб прорезала морщина. – Совсем немного, но очень неплохие. Это люди, которые все еще в курсе событий.

- Где будет вечеринка? – спросила Скалли.

- В Нью-Йорке, в отеле «Вальдорф-Астория», в восемь часов вечера. Это официальный прием, но я смогла раздобыть приглашения для вас обоих.

- Как тебе удалось? – спросил Малдер с очевидным восхищением на лице. Скалли спрятала улыбку радости от того, что напарник, наконец, получил поддержку своей собственной семьи. Желание его матери помочь с расследованием залечит кое-какие старые раны.

- Как я и сказала, у меня остались связи. Но у нас мало времени.

- Да, - согласила Скалли. – Мне, например, нечего надеть.

Малдер засмеялся.

- Женщины!

Скалли бросила на него суровый взгляд.

- Надо найти магазин вечерней одежды. И, желательно, не очень дорогой.

- В Гринвиче есть один милый бутик с разумными ценами – «Шоп» на улице Каррауэй, - сказала Кэролайн. – А в конце квартала – магазин мужской одежды, там можно взять смокинг напрокат.

Малдер наигранно поморщился.

- Черт.

- Мужчины, - пробормотала Скалли, взглянув на напарника. Он ответил на ее взгляд светящимися от удовольствия глазами.

- Фокс, поезжайте, купите одежду на вечер. Я пообедаю с одним знакомым, выясню все подробности насчет приема – все, что вам нужно знать, - Кэролайн смущенно посмотрела на сына. – Мне бы гораздо больше нравилось это ваше приключение в духе рыцарей плащей и меча, если бы я не знала, как опасны эти люди. Пообещайте, что будете очень осторожны.

- Мы друг за другом присмотрим, миссис Малдер. У нас это хорошо получается, - заверила Скалли.

Кэролайн кивнула.

- Знаю. Не могу даже описать, насколько меня успокаивает то, что вы рядом с моим сыном, Дана.

У Скалли навернулись слезы на глаза: она была тронута этими словами и опустила взгляд, пытаясь скрыть свои эмоции и от Малдера, и от его матери.

- Я должна вернуться сюда не позже двух часов, - продолжила Кэролайн, пытаясь как-то прервать неловкое молчание, воцарившееся в комнате. – Сообщу все, что удастся разузнать, - она встала и махнула рукой. – Лучше поторопиться, времени мало.

Скалли вместе с Малдером и его матерью вышла к машине и протянула ключи напарнику.

- Ты знаешь Гринвич лучше меня.

Поездка в город оказалась приятной: состоятельный пригород Нью-Йорка, Гринвич весь источал аромат богатой аристократии и изысканного шарма. Улица Каррауэй находилась на отшибе, ютилась в сердце более нового и менее фешенебельного района города. Малдер припарковался напротив магазина.

- Мужской магазин в конце квартала, если я правильно помню, - Малдер взглянул на витрину, и его глаза слегка расширились.

Скалли посмотрела туда, куда устремился взгляд напарника, и увидела в витрине два манекена в совершенно разных платьях. На одном было симпатичное темно-красное вельветовое платье с вышитым серебром парчовым лифом и роскошной золотой драпировкой на плече. Оно напомнило Скалли картины эпохи Ренессанса. Второе – восхитительное облегающее платье темно-синего цвета без рукавов, обтягивающее фигуру манекена плотно, как перчатка. Скалли не сомневалась в том, какой из этих нарядов приковал к себе внимание Малдера.

- А я могу высказать свое мнение? – прошептал он.

- Иди за смокингом, Малдер, - ответила Скалли, шутливо толкнув его.

Малдер ухмыльнулся и, помахав напарнице, уехал.

Скалли вошла в магазин, и о ее появлении возвестил тихий звон колокольчика, висевшего над дверью. Через несколько мгновений из глубины магазина появилась женщина и поздоровалась со Скалли. Она вся источала шик – от идеально окрашенных и уложенных пепельно-светлых волос до безупречных, в меру длинных и в меру отполированных ногтей. Скалли резко ощутила, как жалко выглядит по сравнению с этой женщиной. «А когда я последний раз стриглась?» - попыталась вспомнить она. Но, тем не менее, все равно высоко подняла голову, напомнив себе, что после шести лет поисков серийных убийц, мутантов и заговорщиков из правительства справиться с высокомерной хозяйкой магазина должно быть проще простого.

- Могу я вам помочь?

Скалли кивнула.

- Я знакомая Кэролайн Малдер. Она очень рекомендовала этот магазин. Мне нужно вечернее платье для официального приема.

 

***

 

Малдер открыл машину и аккуратно повесил только что взятый напрокат смокинг на крючок над задним сиденьем. Он обернулся и посмотрел на витрину, пытаясь увидеть напарницу, примерявшую платье.

Дверь магазина открылась, и оттуда вышла Скалли с золотистым пластиковым чехлом для одежды. Ее рыжие брови изумленно приподнялись, когда Малдер испуганно отступил назад.

- Ты что, никогда раньше не видел интерьер женского магазина одежды, Малдер?

Он наигранно ухмыльнулся, жалея, что через чехол не видно, какое платье выбрала Скалли.

- Видел миллион раз, - ответил он.

Малдер открыл дверь для напарницы и обошел машину, пока она аккуратно складывала платье на заднем сидении. Прежде, чем сесть за руль, он взглянул на витрину и заметил, что понравившееся ему платье таинственно исчезло. Его улыбка стала еще шире.

Вечер обещает быть интересным.

 

***

 

Кэролайн Малдер посмотрела на сына с трепетной гордостью, вдруг осознав, в какого прекрасного, привлекательного мужчину он превратился, несмотря на все свои проблемы. Малдер взглянул на мать, и она ловко завязала у него на шее бабочку.

- Я и сам могу, мам.

Кэролайн посмотрела на него с напускной строгостью.

- Стой тихо, Фокс, и хватит жаловаться.

- Надо пойти проверить, готова ли Скалли.

Кэролайн подняла брови.

- Если ей понадобится твоя помощь, чтобы одеться, Фокс, уверена, она попросит.

Он усмехнулся.

- Я для нее кое-что купил, мам. Но не уверен, что следует делать ей такой подарок.

Кэролайн аккуратно расправила бабочку.

- Почему?

- Не знаю, уместно ли.

- Я думала, для тебя уже неважно, что уместно, а что нет.

Малдер подошел к комоду, взял расческу и рассеянно пригладил волосы на висках, хотя они и так лежали на удивление аккуратно.

- Выбор момента – самое главное.

- Ты думаешь, сейчас плохой момент?

- Ужасный, если честно.

- Идеального момента не бывает, Фокс.

- Зато бывает не подходящее время, и оно именно сейчас.

- Ты уверен, что не пытаешься просто избежать проблемы?

Малдер обернулся и встретил вопросительный взгляд матери, от которой не ускользнул намек на нетерпение в его глазах. Она почти читала его мысли, и то, что она там видела, было пронизано болью.

Кто она такая, чтобы говорить об избегании проблем?

Кэролайн отвернулась и подошла к высокому дубовому шкафу в углу спальни.

- Я сказала Дане, чтобы она взяла мою сатиновую накидку. Сегодня будет холодно, - Кэролайн мельком взглянула на сына. – Ты видел ее платье?

- Только на манекене.

- Думаю, на ней оно будет выглядеть куда лучше.

- Не сомневаюсь, - Малдер посмотрел на мать с улыбкой. – Хочешь посмотреть, что я для нее купил? У меня осталось время после того, как я взял смокинг, вот и зашел в антикварный магазин по соседству. Хотел присмотреть пару старых бейсбольных карточек, но как только это увидел, сразу же купил. Просто представил, как ей пойдет…

Малдер подошел к кровати, взял с нее бежевую ветровку, в которой ездил в Гринвич и, достав из кармана маленький мешочек, вытряхнул его содержимое на ладонь. Кэролайн подошла поближе и посмотрела на лежащий в его руке предмет.

Это была старомодная золотая заколка для волос в виде гребня – изящная и красивая, усыпанная темно-красными гранатами.

- Как изящно.

- Это чересчур, да? – взволнованно спросил Малдер.

- Думаю, она будет в восторге.

- Считаешь, стоит подарить?

- Да, конечно.

Он нахмурился.

- А если она откажется?

Кэролайн обдумала его вопрос, понимая, что это больше, чем простое беспокойство. Дана Скалли, конечно, могла бы отказаться принять подарок от ее сына. Может, она не разделяет его желания углубить их отношения, а если даже и испытывает к ее сыну схожие чувства, то может не желать рисковать и ставить их во главу угла.

Но любить кого-то – это уже риск. В случае самой Кэролайн, эта любовь привела к трагичным последствиям, изменившим всю ее дальнейшую жизнь. Но каким-то образом, пройдя через эти испытания, она начала надеяться, что хотя бы ее сын однажды найдет счастье, в котором ей самой отказала судьба.

Может, все началось с того дня, как она встретила Дану Скалли на кладбище, когда хоронили Билла. Что-то ней поразило Кэролайн и приободрило. Может, та уверенность, с которой Дана сказала ей, что Фокс вернется. Может, нежная, преданная любовь к ее сыну, сиявшая в глазах женщины.

- Ты доверяешь Дане свою жизнь, Фокс?

Несколько мгновений он просто молча смотреть на мать, а потом кивнул.

- Тогда почему не доверишь ей свое сердце?

Кэролайн почувствовала болезненный укол, увидев его нерешительность, понимая, что сейчас его разум сражается с сердцем, и что это ее собственные ошибки оставили шрамы в его душе.

Кэролайн взяла руку Малдера и зажала гребень в его ладони.

- Подари. Дай ей шанс доказать, что она стоит твоего доверия.

Малдер еще раз бросил взгляд на золотую безделушку в руке и неуверенно кивнул. Другой рукой он погладил мать по щеке и посмотрел на нее глазами, настолько полными любви, что Кэролайн чуть не расплакалась. Опустив руку, он подошел к двери спальни. Миссис Малдер моргнула в попытке не выдать слез и увидела, что сын остановился в дверях, словно пытаясь собраться с духом перед битвой, а затем вышел в коридор и направился к комнате, где одевалась Дана Скалли.

Кэролайн еще секунду смотрела в пустоту, а потом подошла к комоду и взяла с него квадратную шкатулку, обитую кожей. Внутри лежало несколько украшений, которые она сохранила после развода. Большую часть вещей, подаренных ей Биллом, Кэролайн раздала или продала, не желая сталкиваться с воспоминаниями всякий раз, когда одевалась. Но парочку она все же сохранила – фамильные драгоценности «Кенвуд», которые мать подарила ей перед замужеством. В их числе был набор из ожерелья и серег с крохотными изящными брильянтами и кроваво-красными гранатами в виде кабошона[16] в золотой оправе. Дана с ее молочно-белой кожей и огненно-рыжими волосами выглядела бы ослепительно в этих украшениях.

И они очень подойдут к гребню, который ее сын собирался подарить женщине, похитившей его сердце.

«Прими его подарок, Дана, - про себя умоляла Кэролайн. – Пойми, что на самом деле он дарит тебе свое сердце. Не подведи».

 

***

 

Волосы Даны Скалли никак не желали усмиряться. Видя, как часы неумолимо отсчитывают минуты, она высушила волосы быстрее обычного, не уложив как следует непослушные концы щеткой. Теперь они окончательно перестали ей подчиняться, наэлектризовались и грозили стать причиной такого ругательства, от которого покраснел бы даже моряк.

Конечно, именно в этот момент Фокс Малдер решил постучать в дверь. Скалли что-то прорычала в знак согласия, и он вошел.

Малдер остановился в дверях и посмотрел на напарницу со странным выражением лица. Скалли взглянула на свое платье и покраснела, убедившись еще раз, что вырез корсета был глубоким почти до неприличия. Малдер видел ее более голой только во время их первого дела, когда она разделась до нижнего белья в его номере, чтобы напарник смог осмотреть отметины у нее на спине.

Скалли нервно подошла к комоду и снова взялась на брошенную там в отчаянии несколько минут назад щетку.

- Не могу с волосами справиться, - пробормотала она.

Скалли услышала звук закрывающейся двери, а потом - хриплый и странно дрожащий голос Малдера:

- Забавно, что ты об этом упомянула. У меня есть для тебя кое-что: думаю, поможет.

Скалли обернулась, удивленная его необычным голосом. Малдер по-прежнему смотрел на нее потемневшими, полными беспокойства глазами.

- Что? – спросила она.

- Ничего особенного, просто наткнулся на безделушку. Подумал, что тебе понравится.

Он подошел ближе к Скалли и протянул руку. На его ладони лежал золотой гребень, инкрустированный маленькими шлифованными гранатами и крохотными брильянтами, - потрясающе красивый и очень необычный. Скалли удивленно посмотрела на напарника.

- Это мне?

Он кивнул с напряженным выражением лица, словно ожидая, что она швырнет подарок ему в лицо.

Скалли взяла гребень и, почувствовав его тяжесть, поняла, что он сделан из золота, а не просто позолочен, как она сначала подумала. Она даже представить не могла, в какую сумму он обошелся Малдеру, и ее первым желанием было настоять на том, что она не может принять такой подарок.

Но, пока Скалли раздумывала, как помягче отказать, она вдруг увидела страх в глазах Малдера и остановилась, не промолвив ни слова. Он ждал, что она скажет «нет», поняла Скалли. Ожидал этого слова с полной уверенностью.

Когда Скалли заговорила, ее слова прозвучали просто и искренне.

- Спасибо.

Малдер вздохнул с облегчением, но быстро взял себя в руки, надев маску равнодушия, чтобы скрыть свое удовлетворение. Скалли не знала, зачем он пытается прятать свои чувства – все равно она обычно читала его, как открытую книгу.

- Повезло тебе, что я его нашел, правда? – с дразнящим огоньком в глазах Малдер махнул рукой в сторону Скалли.

Она вздохнула и снова повернулась к зеркалу комода, не надеясь, что даже этот милый гребень спасет ее волосы. Но когда она аккуратно убрала их в «ракушку»[17] и закрепила заколкой, то увидела, что смогла за несколько секунд превратить растрепанные волосы в элегантную прическу.

Малдер появился позади нее в зеркале, и Скалли встретилась с ним взглядом.

- Какая-то волшебная штука, - пробормотала она.

Он подошел ближе, не отрывая глаз от нее.

- Ты никогда не носишь так волосы.

Скалли с трудом сглотнула, подняв руку и накрутив на палец локон.

- Это не очень практично.

- Не для твоих приятелей в отделе тяжких преступлений, холодный и неприступный агент Скалли, - Малдер приблизился к ней, и Скалли почувствовала его теплое дыхание на своем ухе. – Том Колтон, кажется, очень удивился, когда ты отклонила его предложение высвободить тебя из подвальной тюрьмы. Я и сейчас все еще изумляюсь, почему ты не согласилась, пока был шанс.

Пульс Скалли ускорился и стучал у нее в ушах – то ли от страха, то ли от возбуждения. Она наизусть выучила все причины, по которым не позволяла чувствам отвлекать ее от работы. Им нужно мыслить ясно и четко, если они хотят бросить вызов Картеру Кристоферу и его подельникам прямо в их логове. Но сейчас пальцы Малдера легко скользили по ее коже, глаза пожирали ее…

Стук в дверь, пробившийся сквозь окутавший Скалли плотный туман желания, испугал ее. Она отстранилась и подошла к двери, протянув к ней слегка дрожащую руку.

Кэролайн Малдер поприветствовала ее улыбкой.

- Вы выглядите очаровательно, Дана. Какое необычное платье.

Скалли попыталась посмотреть на свой наряд с точки зрения Кэролайн. Она думала, что вырез слишком глубокий? Рукава слишком длинные? Юбка слишком пышная? Скалли с удивлением поняла, что не желает выглядеть нескладно или безвкусно перед матерью Малдера. Ей хотелось нравиться этой женщине, хотя она сама до сих пор была полна сомнений насчет миссис Малдер, которая подводила своего сына столько раз за эти годы.

Скалли подняла руку к обнаженной шее.

- Оно не выглядело таким декольтированным на манекене, - нетвердым голосом сказала она.

- Уверена, что и таким красивым тоже, - Кэролайн взяла Скалли под руку и провела ее в комнату. – Но чего-то не хватает.

Она протянула руку, невольно скопировав жест собственного сына.

Скалли уставилась на изысканный кулон и сережки, которые протянула ей миссис Малдер. Небольшие скопления брильянтов, оттененные гладкими гранатами в золотой оправе.

- Какая красота.

- Я подумала, что вы захотите их одолжить.

Скалли посмотрела в глаза Кэролайн и, к удивлению своему, увидела тот же страх отказа, который только что наблюдала в глазах ее сына. И точно так же не смогла отказать.

- Спасибо.

Кэролайн улыбнулась и положила руку на плечо Скалли, повернув ее лицом к кровати, на которой, опершись на локти, развалился Малдер. Ему удавалось выглядеть восхитительно, даже несмотря на то, что его пиджак был расстегнут, а бабочка съехала набок. Он скорчил Скалли рожу, пока его мать застегивала ожерелье у нее на шее. Поддавшись так не свойственному ей детскому импульсу, Скалли показала ему язык, за что была награждена тихим удивленным смешком.

- Вот так, - Кэролайн посмотрела на Скалли. – Идеально, – она взяла Скалли за руку и положила ей на ладонь серьги. – Ну что ж, позволю вам спланировать свои действия на вечер. – Почти счастливое выражение у нее на лице исчезло, когда она повернулась к сыну. – Что бы вы ни решили, пожалуйста, будьте осторожны. Эти люди были очень опасны даже несколько десятилетий назад. И, думаю, с годами только отточили свое мастерство.

Скалли взглянула на Малдера через плечо. Он уже не смеялся и серьезно посмотрел на нее. Как только его мать ушла, он вскочил с кровати и подошел к Скалли.

- Ты уверена, что нам следует идти? Мы понятия не имеем, с чем имеем дело.

Скалли подняла подбородок.

- Картер Кристофер знает что-то о случившемся с Сарой Чендлер и, несомненно, о том, что случилось со мной в те месяцы, пока меня не было. Уверена, ему также известно, что за секреты консорциум считает такими важными, что они даже решили, что могут позволить себе хладнокровное убийство, - Скалли посмотрела Малдеру в глаза. – И, может быть, он знает, что случилось с твоей сестрой.

 

***

 

Малдер припарковался на общественной стоянке, и они прошли квартал до гостиницы «Вальдорф-Астория». Их шаги убыстрились, когда под одежду пробрался холодный воздух февральского вечера. Малдер был испуган, возбужден, разгневан – все эти дикие эмоции всегда охватывали его, когда он был близок к тому, чтобы приоткрыть завесу тайны и в очередной раз пролить свет на истину. Он чувствовал себя так, как будто вот-вот потеряет самообладание.

А потом холодные пальцы Скалли коснулись его руки.

Малдер остановился и посмотрел на напарницу.

Глаза Скалли казались темными и бездонными в свете фонаря. Агент почувствовал, что напарница напряжена так же, как и он, но знал, что она не поддастся слабости. Скалли была якорем в их отношениях – она всегда сдерживала Малдера от его склонности пренебрегать опасностью, и у нее это очень хорошо получалось.

Образ Скалли, такой привычный и милый сердцу, успокоил Малдера и придал ему сил. Скалли выглядела очаровательно: высокая прическа подчеркивала благородные черты лица и сияющую голубизну глаз. Сатиновая накидка Кэролайн спадала до самого пола, но там, в спальне, Малдер уже видел, как красиво облегает ее тело темно-красный бархат, как ее белоснежная шея искушает его наклониться и прикоснуться к ней губами.

Вырез платья был опасно низок и обнажал ложбинку ее аккуратной округлой груди, позволяя ему бросить взгляд на эту тайную, запретную территорию. Зов приключений. Загадка, но иного рода.

Противиться красоте Скалли всегда было сложно. Но с течением времени то, как хорошо они узнали друг друга, ослабило это желание и притупило естественную тягу Малдера к ней. Дружба победила страсть, ведь Скалли действительно стала его другом в полном смысле этого слова – наперсницей, соратником, голосом совести и разума. Но с другой стороны, эта дружба только усилила желание, придала ему новые краски, чистоту и определенность, которых он не испытывал прежде. От взгляда на лицо напарницы Малдер почувствовал себя так, будто все его существо вспыхнуло.

Но вдруг что-то произошло. Что-то настолько эфемерное, что Малдер не смог даже разобраться, что именно, только почувствовал результат – неожиданно охватившее его ощущение покоя. Он расслабился от внезапного прикосновения напарницы; захлестнувшие его эмоции отступили, и вскоре Малдер снова контролировал себя. В молчаливой признательности он сжал руку Скалли и сразу отпустил, словно разрешая ей отойти от него.

Но рука Скалли осталась там же, где была.

На мгновение напряжение снова вернулось: воздух словно стал горячим и наэлектризованным, и Малдер ощутил волну возбуждения. Но и это ощущение отступило, когда он вспомнил о том, как важно сосредоточиться на стоявшей перед ними задаче. Этого Скалли и ожидала, этого она хотела. И он никогда не мог отказать ей.

Они вошли в гостиницу, по-прежнему держась за руки.

Отель «Вальдорф» выглядел грандиозно как внутри, так и снаружи: серый мрамор, золотая отделка, огромные вазы с цветами, приглушенный свет, мраморные двери и красные ковровые дорожки. В огромном вестибюле и широких коридорах, ведущих к входу и выходу, располагалось множество эксклюзивных магазинов, привлекавших толпы покупателей. Агенты проигнорировали поток туристов и направились прямиком к лифту, чтобы подняться к бальному залу Рокфеллера.

Крупный мускулистый мужчина в безупречно подогнанном смокинге стоял у входа в зал и держал в руках планшет со списком гостей.

- Вы…

- Скотт и Тина Чапплер, - ответил Малдер, представившись именами, которые использовала его мать, чтобы добыть для них приглашение.

Мужчина, нахмурившись, пробежался глазами по списку. От волнения все внутри Малдера сжалось с тугой узел. Он уже начал думать, что знакомый матери отнюдь не достоин доверия, но через секунду мужчина улыбнулся и отошел в сторону, чтобы гости смогли пройти в зал.

Когда они вошли в полное людей помещение, Скалли, наконец, позволила себе тихий вздох, который так долго сдерживала. Она огляделась вокруг, но из-за маленького роста у нее был ужасный обзор, и Малдер понял, что даже пятисантиметровые каблуки напарницы не помогут ей как следует осмотреться. Он сделал это вместо нее, с удовольствием выполняя роль смотрового.

Малдер заметил знакомое лицо.

- Вон Кристофер, - тихо сказал он.

Скалли посмотрела в указанном направлении, и ее брови слегка приподнялись, когда она увидела в углу, возле бара, худого седого мужчину. Он носил смокинг с легкостью человека, привыкшего к подобным мероприятиям. Его орлиные черты лица были необычайно оживленными: он говорил с высокой женщиной, стоявшей около него. Скалли посмотрела на Малдера.

- И что теперь?

Малдер покачал головой.

- Не хочу разговаривать с ним у всех на виду.

Скалли снова посмотрела на Кристофера, и от волнения ее лоб прорезала морщина. К Кристоферу и его спутнице подошел какой-то мужчина, и Малдер вдруг услышал, как резко выдохнула Скалли.

Он крепче сжал ее руку и ощутил резкий прилив адреналина.

- Что такое?

- Этот человек с Кристофером…

Малдер посмотрел на высокого темноволосого мужчину, наклонившегося к Кристоферу и шептавшего что-то тому на ухо. Полное лицо с двойным подбородком, темные обсидиановые глаза.

- Это он показал мне вагон, похожий на тот, в котором я была…

Малдер почувствовал вспышку ярости. Он мягко потянул Скалли за руку, и она посмотрела на него.

- Он один из них?

Она кивнула.

От гнева ноздри Малдера раздулись и задрожали, как будто он унюхал что-то гнилое. Примерно так и было.

- Думаю, здесь полно этих ублюдков. Хоть мы их и не знаем, я уверен, что они знают нас.

Скалли снова кивнула.

- Значит, мы не можем позволить себе тратить время впустую. Наверное, придется пойти ва-банк.

- Нет, - не согласилась Скалли. – Думаю, ты должен поговорить с Кристофером. А я побеседую с его сообщником.

- Нет.

Скалли высвободила руку и посмотрела в обеспокоенные глаза Малдера.

- Да. Мне нужно снова с ним поговорить. Он знает больше, чем сказал, а я дала ему уйти, хотя он не ответил ни на один мой вопрос.

- Мне не нравится, что мы разделимся.

- Такая толпа – лучшая мера безопасности в этой ситуации, Малдер. Они любят делать свои грязные делишки в темноте, а не у всех на виду, и не станут рисковать и пытаться убить нас прямо здесь, - Скалли положила руку на плечо напарника и легонько сжала, чтобы подбодрить его. – Все будет нормально. Поговори с Кристофером – узнай, зачем он встречался с Сарой.

Малдер неохотно кивнул, поняв, что напарница права. На какое-то время им придется разойтись. Но еще минуту он стоял на месте и смотрел, как она через толпу пробирается к своей цели.

 

***

 

Скалли шла вслед за темноволосым мужчиной, который отошел от Кристофера и начал ходить по залу, заговаривая то с одним, то с другим гостем. Она проскользнула сквозь толпу и, нахмурившись, обошла еще несколько групп увлеченных беседой завсегдатаев вечеринок.

Она уже почти достигла цели, но вдруг кто-то позвал ее по имени.

- Дана Скалли?

Она замерла, сердце забилось в груди.

Темноволосый мужчина примерно ее возраста отделился от одной из компаний. Он был на несколько сантиметров ниже Малдера, коренастый, с круглым мальчишеским лицом. Когда он широко улыбнулся, вокруг его зелено-карих глаз появились морщинки.

- Это ведь ты?

Он показался Скалли знакомым, но она никак не могла вспомнить этого мужчину.

- Мы вместе ходили на физику в Мэриленде, помнишь? – он наклонил голову и оглядел ее с восхищением, которое, впрочем, показалось Скалли совершенно невинным. – Боже, ты чудесно выглядишь! Как будто только вчера окончила колледж, а не двенадцать лет назад.

Наконец, Скалли вспомнила его, и ее глаза удивленно распахнулись.

- Финн?

Он широко улыбнулся.

- Могу поспорить, ты никогда не думала, что увидишь старину Финна при полном параде в смокинге.

- Что ты здесь делаешь? – спросила она.

- Милая, это же моя вечеринка. Вот почему этот вопрос должен задавать я – что ты здесь делаешь?

Сердце, которое уже стало биться нормально в тот момент, когда Скалли узнала своего приятеля по колледжу, вдруг снова пустилось вскачь. «О, Господи, - поняла она, - фамилия Финна действительно Леони».

- Я просто приехала в город по делам и вдруг поняла, что в настроении заявиться сегодня на какую-нибудь роскошную нью-йоркскую вечеринку, - рискнула Скалли, надеясь, что ее старый друг не станет заострять на этом внимание.

Но его брови удивленно приподнялись.

- Святая Дана решила заявиться на вечеринку?

- За двенадцать лет многое может измениться, Финн, – Скалли торопливо оглядела комнату, пытаясь понять, где ее цель находится сейчас. Она увидела его стоящим около сцены: он разговаривал с худощавым лысеющим мужчиной. Поддавшись импульсу, Скалли дотронулась до руки Пола.

- Финн, кто этот человек в углу? Темноволосый, крупный?

Пол посмотрел через плечо.

- Ты про моего отца?

У Скалли екнуло сердце.

 

***

 

Малдер успел приблизиться примерно на три метра к Кристоферу, когда тот обернулся и заметил агента. Его глаза расширились – от удивления или от страха?

Малдер надеялся, что от страха.

Он молился Богу, чтобы ублюдок задрожал от ужаса.

- Мистер Малдер, какой сюрприз - увидеть вас здесь. Не припоминаю вашего имени в списке гостей.

Малдер натянуто улыбнулся.

- Его там и нет.

- И, тем не менее, вы здесь.

Улыбка Малдера стала еще напряженнее.

- Прелестные у вас тут вечеринки. Одна вот проблема – сырные палочки не свежие. И про публику можно сказать то же самое.

Женщина, стоявшая рядом с Кристофером, тихо усмехнулась. Малдер посмотрел на нее быстрым оценивающим взглядом – каре золотисто-каштановых волос, холодные голубые глаза, полные розовые губы, аккуратный прямой нос. Она была высокой, с пышными формами – широкими бедрами, большой грудью – эротический сон наяву. Но что-то в ее виде буквально кричало: «Смотри, но не трогай».

Малдер снова обратился к Картеру Кристоферу.

- Я бы хотел поговорить с вами наедине.

- Простите, мистер Малдер, но у меня есть определенные обязательства.

Малдер приблизился к мужчине и решительно схватил его за локоть.

- Думаю, ваши обязательства могут подождать, мистер Кристофер.

Малдер с удовлетворением отметил, что в глазах мужчины отразился испуг, когда он услышал свое имя из уст агента. Он подтолкнул мужчину к стене, но не успели они пройти и пары шагов, как на плечо Малдеру легла рука и сжала стальной хваткой.

Малдер удивленно обернулся и встретился с холодным взглядом спутницы Кристофера.

 

***

 

- Твоего отца? – Скалли надеялась, что ее голос не выдавал страха, от которого кровь стыла в жилах.

Пол кивнул.

- Рэй Леони. А почему ты спрашиваешь?

- Показался знакомым, - солгала Скалли, внезапно пожелав оказаться как можно дальше от Пола Леони. Ей казалось, что стены комнаты сжимаются вокруг нее и скоро погребут под своими тяжелыми обломками.

Сколько лет ей уже приходилось сталкиваться на каждом шагу с похитившими ее людьми? Теперь она знала, что, как минимум, двенадцать. А раньше? Они тоже были рядом? Родители ее друзей в детстве? Сосед-затворник, живший в соседнем доме? Сколько этих таинственных людей было там? Каким было их влияние на жизнь ни в чем не повинных людей?

Кому она может доверять теперь?

Никому.

Никому, кроме матери.

И Малдера.

Малдера – как всегда.

- Давай я познакомлю тебя с ним, он тебе понравится.

Скалли почувствовала страстное желание развернуться и убежать. Но внезапно у нее открылось второе дыхание, и она гордо подняла голову, мысленно окружив себя безопасной стеной. Понимание того, что сейчас только она могла нанести неожиданный удар по врагу, что только она знала, что происходит здесь, придало ей сил.

Почему-то ей казалось, что Рэй Леони – если так его и звали на самом деле – не потрудился известить сына о некоторых своих сомнительных занятиях. И это давало Скалли преимущество.

Поняв это, она ощутила, как ее охватило осознание полного, неподдельного контроля над ситуацией. Скалли кивнула.

- Конечно.

 

***

 

Женщина отпустила руку Малдера только после того, как тот отпустил Кристофера.

- Спасибо, - сказала она. Это были первые слова, которые она произнесла за вечер своим высоким и чистым, как кристалл в серебряной оправе, голосом.

- Кто вы, черт возьми, такая? – прорычал Малдер, прекрасно понимая, что, несмотря на свой ангельский голос и божественный внешний вид, женщина смертельно опасна.

Она улыбнулась, обнажив некрупные, идеально белые зубы.

- Дебора Беннетт. А вы?

- Фокс Малдер, - ответил за агента Кристофер. – Мистер Малдер как раз собирался уходить.

- Нет, пока вы не ответите на один вопрос, мистер Кристофер, - Малдер стоял на своем, несмотря на растущую уверенность в том, что эта женщина, «парящая» возле Кристофера, не позволит такой мелочи, как толпа людей, остановить ее и не дать оторвать ему яйца прямо здесь и сейчас.

- Картер ясно дал понять, что не хочет продолжать этот разговор, - сказала Дебора. Ее голос был мягким и нежным, но слова сочились ядом.

- Вы что, его телохранитель?

Ее улыбка стала шире.

«Господи, - понял Малдер, - это ведь и правда так». Ему удалось закрыть рот, непроизвольно открывшийся от удивления. Малдер снова набрался храбрости и обернулся, чтобы посмотреть на Картера Кристофера.

- Где Сара Чендлер?

- Не знаю такую.

- Лжец. У меня есть свидетели, которые готовы дать показания о том, что видели вас в Нью-Хейвене, штат Коннектикут, с Сарой Чендлер в день ее исчезновения.

- Ваши свидетели либо ошибаются, к своему несчастью, либо лгут. Я уже несколько лет даже не появлялся вблизи Нью-Хейвена.

Малдер проигнорировал это заявление.

- Почему ее похитили, Кристофер? Что ей известно?

- Он не может вам помочь, - раздался голос Деборы Беннетт, и ее дыхание коснулось кожи Малдера, словно извращенная пародия на соблазнение. – А вот я могу вас убить. Тихо, никто даже не заметит. И вашу симпатичную напарницу тоже. Никто никогда не узнает, что с вами случилось.

Кровь застыла у Малдера в жилах.

- Никто не ищет Сару Чендлер, кроме вас и вашей напарницы. Никому больше нет до нее дела. Так что езжайте домой, агент Малдер. И забирайте вашу напарницу с собой, - ее кристально чистый голос стал тише и превратился в легкое жужжание. – Заведите семью. Детей. Живите нормальной жизнью. И не оглядывайтесь назад.

Малдер обернулся и посмотрел ей в глаза. Увиденное поразило его.

Сочувствие. Печаль. Но это длилось всего секунду, и эмоции вскоре исчезли за маской холодного пренебрежения.

- Я не могу, - ответил он хрипло.

Голос женщины понизился до шепота.

- Тогда вы оба умрете.

 

***

 

Дана Скалли с замиранием сердца наблюдала, как Рэй Леони повернулся к ней и посмотрел ей в глаза. Снова ощущение собственной силы поразило ее, когда она увидела, что его глаза слегка потемнели, а рот открылся от удивления, и из него вырвалось тихое шипение. Мужчина сначала взглянул на нее, а потом на улыбающееся лицо его ничего не подозревающего сына. С большим усилием он скрыл изумление и ответил улыбкой на улыбку Пола.

- Папа, познакомься с моей подругой из колледжа – Даной Скалли. Дана, это мой отец, Рэй Леони.

Скалли протянула руку и холодно улыбнулась, не скрывая чувств, которые таились за этой улыбкой. Вышколенное спокойное выражение лица Леони не могло полностью спрятать опасение, мелькнувшее в его глазах.

- Приятно познакомиться, сэр.

- Мисс Скалли, - он высвободил руку, но его глаза оставались прикованными к ее лицу.

«Он похож на птицу, наблюдающую за змеей и ждущую удара, - подумала она с приятным чувством удовлетворения. – Хорошо».

- Пожалуйста, называйте меня Даной.

«Раньше ты называл меня по имени, сукин ты сын. Когда ты контролировал ситуацию».

- Я уже много лет не видел Дану, - вставил Пол, не заметив напряжения, возникшего между ней и отцом. Он посмотрел на Скалли. – Ты, наверное, теперь выдающийся хирург.

Она покачала головой.

- Нет, я выбрала судебную медицину. Я специальный агент ФБР.

Скалли пристально посмотрела на Рэя Леони, ожидая увидеть дрожь.

Его челюсть действительно дрогнула, но это был единственный знак, выдавший растерянность мужчины.

- Это, наверное, очень интересно.

Скалли сдержала готовую вырваться горькую усмешку. «Да уж, ты, скотина, знаешь наверняка, как это интересно. Как это захватывающе, когда вместо тебя погибает твоя сестра. Как это восхитительно – смотреть, как сердце твоего напарника разрывается каждый божий день, как он жертвует жизнью, пытаясь разобраться в тех беззакониях, которые ты и твои лицемерные, жадные до власти сообщники творят так же легко, как дышат».

Но ее гнев остался незамеченным для Леони. Его взгляд скользил по комнате в поисках вариантов побега. Внезапно облегчение отразилось на его лице.

- О, Ли!

Он поднял руку и помахал кому-то.

Скалли повернулась и увидела, что к ним приближается стройная рыжеволосая женщина. Что-то в ней напомнило Дане Мелиссу – может, ее мягкие зеленые глаза или широкая открытая улыбка. Боль, словно от пореза бритвой, пронзила сердце Скалли, и единственное, что она смогла заставить себя сделать, - не отвернуться.

- Дорогая, познакомься с моей подругой! – Пол протянул руку женщине, и его лицо осветилось обожанием. – Это Дана Скалли, мы вместе посещали занятия по физике в Мэрилэнде. Дана, это моя невеста, Ли МакГроу.

Скалли пожала руку высокой женщине, пытаясь не поддаться влиянию дружелюбной улыбки Ли.

- Приятно познакомиться.

- Позвольте… - Рэй Леони начал отходить в сторону, как будто увидел кого-то на другом конце комнаты.

«Черт», - подумала Скалли, следуя за ним взглядом. Он шел в том же направлении, куда отправился Малдер в поисках Картера Кристофера. Она подавила раздраженный стон, поняв, что ничего не видит за головами окружающих ее людей. Абсолютно ничего.

- Итак, ты так и не сказала, зачем приехала в Нью-Йорк, Дана.

Голос Пола отвлек Скалли от наблюдения за удаляющейся фигурой его отца.

Она улыбнулась.

- Просто навещаю друга, осматриваю достопримечательности.

- И болтаешься по вечеринкам?

Скалли улыбнулась – широко, но не искренне.

- Это для меня вызов. Пытаюсь на старости лет стать авантюристкой.

Это еще мягко сказано.

- Ну что ж, рад, что эта вечеринка оказалась в твоем списке, - Пол мягко сжал ее руку. – Такой приятный сюрприз.

- А где ваш друг? – спросила Ли. У нее был ровный голос, немного похожий на голос Мелиссы, - подумала Скалли. Теплый, немного хриплый, музыкальный.

- Мой друг?

- Ты же сказала, что приехала с другом, - подсказал Пол.

- А, да… Он… Где-то здесь, - этот ответ дал Скалли еще одну возможность оглядеться в надежде хотя бы краем глаза увидеть напарника. Но ей мешала толпа невероятно высоких мужчин, за которыми она ничего не видела. Внутри нее все сжалось от страха: Скалли не нравилось, когда Малдер оставался один. Они слишком долго были напарниками, и она попросту не чувствовала себя комфортно, не находясь с ним рядом.

Кроме того, единственный пистолет у него. Ее «Зиг-Зауэр» был слишком большим и не влез в крохотный клатч, который она взяла с собой.

- Чем он занимается? – спросил Пол.

- Он мой напарник.

- Дана - агент ФБР, - пояснил Пол для Ли.

- Правда? Наверное, очень захватывающая работа? – лицо Ли осветилось интересом. – Вот что… Мне нужно в дамскую комнату. Дана, не желаете присоединиться? – она посмотрела на жениха, словно поддразнивая его. – Когда мы будем наедине, и вам не придется сдерживаться, сможете поведать мне все пикантные истории из прошлого Пола.

Последнее, что Скалли хотелось сейчас делать, - это болтать с невестой Пола Леони, но поход в туалет дал бы ей возможность увидеть Малдера и убедиться, что он в безопасности.

- Конечно.

Ли нежно поцеловала Пола и улыбнулась ему с таким обожанием в глазах, что Скалли невольно задержала дыхание. «Как это чудесно, - думала она, - не прятать свои чувства, показать человеку, которого ты любишь, как много он значит для тебя».

Ли взяла Скалли под локоть, как будто они были старыми приятельницами, и провела ее через лабиринт людей, расхаживающих по залу. Скалли подняла голову, пытаясь отыскать Малдера, и заметила с облегчением, что он цел и невредим, поглощен напряженным, но не выглядевшим опасным разговором с Картером Кристофером и его роскошной спутницей.

«Надеюсь ради твоего же блага, Малдер, что ты сейчас не берешь у нее номер телефона», - подумала она, радуясь, что у нее еще осталось чувство юмора. К тому моменту, как они с Ли вышли в пустой коридор за залом, Скалли почти расслабилась.

Но это ощущение быстро покинуло ее, когда они завернули за угол. Как только они вышли за пределы видимости гиганта-охранника, нежное движение, которым Ли обхватила руку Скалли, превратилось в железную хватку. Она резко дернула ее за руку и повернула к себе лицом. Скалли резко выдохнула от неожиданности.

- Какого черта вы здесь делаете?

Скалли только моргнула от изумления.

- Простите?

- Рэйвен велела вам искать ответы в вашей собственной голове, агент Скалли, а не здесь, в этом чертовом логове гадюк! Мы не хотим, чтобы вы подбирались так близко – вы подвергаете опасности жизни всех нас.

Сердце Скалли учащенно забилось и ушло в пятки.

- Вы одна из них?

- Можно и так выразиться, - Ли внимательно огляделась по сторонам, а потом продолжила. – Как и у Рэйвен, у меня свои мотивы.

- Вас хотя бы действительно зовут Ли МакГроу?

Брови женщины едва заметно приподнялись.

- Конечно, нет, - пробормотала Скалли, ошеломленно покачав головой. – А Пол вовсе не Леони, так ведь?

- Он так думает.

- А еще он думает, что вы в него безумно влюблены. Но ведь у вас всегда все не так, как кажется, не так ли?

- Я правда люблю Пола, Дана. Поэтому и делаю это.

- Что делаете? Лжете ему? Манипулируете им? – Скалли покачала головой, потеряв дар речи от гнева. – Это не любовь.

Ли покачала головой, и ее губы сжались от раздражения.

- Я не обязана перед вами оправдываться, агент Скалли. Я только должна вытащить отсюда вас и вашего напарника, пока нас всех не убили.

- Рэйвен здесь?

Ли не ответила, но для Скалли было достаточно ее молчания.

- Она из Консорциума, да?

- Я здесь не для того, чтобы отвечать на ваши вопросы.

- Да уж, от вас ответов не дождешься, - Скалли снова покачала головой, ее голос источал презрение. – Вы только задаете их, мучаете нас всеми этими «что», «почему» и «как».

- Вы вступили в игру по своей собственной воле.

- Вы прекрасно знаете, что меня никто не спрашивал. Они хотели сделать из меня орудие, чтобы положить конец Малдеру и его расследованию. Я не выбирала эту игру.

- Вы выбрали Малдера. Разве это не одно и тоже?

Скалли устала от этих игр и лжи, от того, что ее жизнь находилась в руках людей, которым не было никакого дела, жива она или мертва, если только ее жизнь или смерть не могли принести пользу им и их махинациям.

Она отвернулась от Ли, собираясь вернуться на вечеринку и закончить то, зачем пришла. Но не успела она пройти и пяти шагов, как рука Ли снова сжала ее плечо, а пальцы впились в кожу, как стальные зубцы. Скалли задохнулась от резкой боли.

- Я еще не закончила, - прошептала Ли на ухо Скалли.

 

***

 

- Вы же не хотите, чтобы ваша прелестная напарница погибла из-за вас, правда, агент Малдер?

Малдер пригвоздил Дебору самым холодным взглядом, который перенял у своего отца.

- Я не люблю угрозы, мисс Беннетт.

- Это не угроза, агент Малдер. Это реальность, с которой вам и вашей напарнице придется считаться. Кажется, вы верите, что ваши усилия смогут изменить ход событий, который уже предрешен, но это не так. Некоторые вещи более важны и более существенны, чем ваша прозаичная одержимость поиском правды. – Дебора покачала головой, и безрадостная улыбка заиграла на ее полных розовых губах. – Вам больше нечего здесь делать, агент Малдер. Отправляйтесь домой к мамочке.

Сердце Малдера замерло. Она знает, - понял он. Она знает, что мать вовлечена. Холодный липкий страх охватил его.

Улыбка Деборы стала более напряженной.

- Расслабьтесь, Фокс… Она в безопасности. Пока.

Сука, - подумал Малдер, и его руки сжались в кулаки. Дебора Беннетт и ее работодатель держали в руках все козыри. Так было и, наверное, будет всегда. Он повернулся к Картеру Кристоферу с выражением презрения на лице.

- Вы разрешаете своей телохранительнице говорить за вас, Кристофер?

- Она довольно красноречива, вы не находите, мистер Малдер? – Кристофер посмотрел в гневные глаза Малдера. – В наше время так тяжело нанять кого-то с таким виртуозным владением языком.

Пистолет, привязанный к лодыжке Малдера, в этот момент показался ему особенно тяжелым, как будто оружие стало живым и само тянуло кобуру, умоляя, чтобы им воспользовались. Малдер прекрасно понимал, что прежде, чем ему удастся достать пистолет, Дебора Беннетт сломает ему шею. Но даже мысль о том, чтобы лишить дееспособности этого льстивого властного сукиного сына, породила в Малдере волну чистого, хоть и опасного удовольствия.

- Забирайте свою малютку-напарницу и убирайтесь отсюда, - звенел ясный голос Деборы у Малдера в ушах.

Малдер уныло понял, что у него нет иного выбора, кроме как уйти. Они со Скалли не достигли ничего, явившись сюда. Кажется, им никогда не удавалось ничего добиться, если дело касалось Консорциума.

Может, Дебора Беннетт права. Может, стоит уйти и не оглядываться назад. Сосредоточиться на отношениях со Скалли, на препятствиях между ними, исправить ошибки, добиться ее любви. Завести семью. Детей. Никогда не оглядываться назад…

Сдавленный крик раздался в зале, прервав тихий гул разговоров и плавную игру струнного квартета, исполняющего Баха. Малдер похолодел.

Скалли.

Не глядя на Дебору, он бросился к горстке высокорослых мужчин, толпившихся около двери. Один из них – телохранитель, кто же еще? – схватил Малдера за руку, пытаясь остановить, но агенту удалось вырваться: обуявший его страх придал ему сил. Несколько наемников бросились за ним, вытащив оружие, но Малдер не дал им шанса, забежав за угол. Когда он резко затормозил на шикарном красном ковре, его сердце чуть не выскочило из груди.

Скалли стояла на коленях примерно в двух метрах от него, ее руки были в крови. На полу перед ней лежало тело женщины, тоже залитое кровью.

- Скалли? – хрипло позвал ее Малдер.

Она подняла голову и посмотрела на него так, будто не узнала. Сердце Малдера забилось, как сумасшедшее, когда она подняла руки, словно показывая кровь на них. Малдер увидел, что красные капли стекают по ее горлу и груди, окрашивая корсет, бархатную юбку и рукава платья в одинаковый грязно-бурый цвет.

Пошатнувшись, Малдер сделал шаг вперед и протянул руку Скалли.

- Мертва, - сказала она слабым дрожащим голосом.

Малдер быстро подошел к напарнице, тщетно пытаясь не наступить в огромную лужу крови.

- Что случилось?

Скалли покачала головой.

- Мы разговаривали, и вдруг я услышала хлопок. Ли упала прямо на меня.

Скалли посмотрела на лежащую перед ней женщину: из ее горла с бульканьем вытекала кровь. Малдер тоже взглянул на погибшую.

Его передернуло от отвратительной картины: от горла женщины практически ничего не осталось. Пуля, скорее всего, попала ей в шею и вышла спереди, с легкостью полностью разрушив мягкие ткани. Странно, что после выстрела ее голова вообще осталась на плечах.

Малдер открыл рот, чтобы спросить о чем-то Скалли, но вдруг в воздухе раздался громкий, страшный вопль отчаяния. Малдер обернулся и увидел темноволосого мужчину, пробивающегося через толпу. На его лице замерла маска ужаса. Не успел Малдер попытаться остановить его, как мужчина упал на колени прямо в лужу крови и обхватил женщину руками, не обращая никакого внимания на кровь, пропитавшую его смокинг и белоснежную рубашку.

- Вызовите скорую! – кричал он, качая тело женщины в руках.

- Пол… - голос Скалли больше походил на низкий, удрученный стон.

- Все хорошо, милая, все хорошо, - мужчина обнимал безжизненное тело, тихо рыдая.

Малдер почувствовал тошноту и отшатнулся, потянув за собой Скалли. Долю секунды она сопротивлялась, но потом позволила напарнику помочь ей встать и отойти на несколько шагов.

Малдер встал перед Скалли, загородив ей вид рыдающего мужчины и пытаясь понять, не ранена ли она сама. Он дотронулся рукой до ее лица и заправил за ухо прядь волос, выбившуюся из прически.

- С тобой все в порядке, Скалли?

Она медленно подняла на него взгляд и посмотрела в обеспокоенные глаза напарника. Он вздрогнул, увидев в ее голубых глазах пустоту. Скалли покачала головой.

- Нет.

Одно это слово испугало Малдера больше, чем все, произошедшее в этот вечер.

 

***

 

Какая неестественная тишина, - думал Малдер, войдя в номер вслед за Скалли и закрыв дверь. Может, так казалось по сравнению с теми двумя часами хаоса, которые они только что пережили. После стрельбы разразился настоящий ад, и агенты оказались в самом его центре.

Малдер положил сатиновую накидку, которую его мать дала Скалли, на одну из кроватей. Хотя напарница дрожала от холода, но все равно отказалась надеть ее. «Не хочу запачкать ее кровью», - пробормотала она, стуча зубами, и Малдер накинул на нее свое теплое шерстяное пальто.

Скалли встала между кроватями и посмотрела на напарника потемневшими глазами.

- Прости.

Он покачал головой.

- Не надо.

Ее зубы все еще стучали.

- Не знаю, почему я так реагирую. Я ведь и раньше…

Малдер поднял руку, словно отказываясь выслушивать ее извинения.

- Я знаю, Скалли. Нет нужды извиняться передо мной за свои чувства.

Она опустила глаза, как будто не могла выдержать нежность во взгляде напарника.

- Я не очень-то тебе помогла.

- Никто не мог помочь, - Малдер вздохнул и провел рукой по волосам. – Убивший Ли МакГроу - профессионал. Он знал, что делает. Знал, как уйти, не оставив никаких улик. Нам только известно, что он стоял в толпе и смеялся над нами.

- Никто на этом вечере не был тем, за кого себя выдавал, - Скалли снова покачала головой. – Это встреча призраков.

Малдеру нечего было ответить. Это правда; Малдер и сам не сомневался, что все на этом приеме просто притворялись. Он снова вспомнил издевательские слова Деборы Беннетт и похолодел.

- Мне удалось уговорить маму остаться у соседки, - сказал он Скалли, которая не слышала его разговора с матерью.

- Ты ведь не стал пугать ее?

- Постарался. Но я не мог допустить, чтобы она осталась дома одна.

Малдер окинул взглядом напарницу, дрожавшую в пропитанном кровью платье. Первым делом надо заставить ее пойти в ванную и переодеться. Ей нужен горячий душ и махровый халат, который сотрудник отеля обещал принести в номер…

Стук в дверь остановил поток мыслей Малдера. Может, это обслуживание номеров: он заказал горячий чай. Малдер подошел к двери, но, распахнув ее, увидел перед собой ледяные глаза Деборы Беннетт.

Он перегородил ей дорогу.

- Убирайтесь к черту.

- Я пришла не к вам, - сказала Дебора и обратила свой взгляд на стоявшую позади Малдера Скалли.

- Это вы, - голос Скалли прозвучал низко и хрипло. Малдер обернулся к напарнице и увидел, что она, сощурив глаза, пристально смотрела на Дебору. – Это женщина, о которой я тебе рассказывала, Малдер. Рэйвен. Так ведь?

Малдер снова посмотрел на Дебору, та кивнула. Поддавшись приступу ярости, он схватил ее за руку, втянул в комнату и прижал к стене.

- Вы Рэйвен?

Она даже не поморщилась.

- Не хотелось бы причинять вам боль, агент Малдер.

- Я вас не боюсь.

Сорок восемь часов страха, разочарования и гнева сделали его безрассудным.

- Тогда вы дурак, - Дебора действовала быстрее молнии: Малдер не успел моргнуть, как уже оказался на полу: десятиметровый каблук Деборы впился в его спину. – Через секунду я могу серьезно повредить вам позвоночник.

Она еще сильнее вдавила каблук в спину Малдера, и он резко вдохнул от боли.

- Прекратите! – властным голосом выкрикнула Скалли, и в то же мгновение Малдер услышал тихий, но опасный щелчок затвора. – Немедленно отойдите от него.

Он перестал чувствовать давление каблука и, перевернувшись на спину, увидел Скалли, направившую оружие на высокую брюнетку. Наверное, она достала его из внутреннего кармана пальто, куда Малдер положил пистолет после безуспешных поисков стрелка.

- Вы пришли что-то мне сказать? – спросила Скалли, и ее голос прозвучал твердо впервые за последние два часа.

- Уберите оружие, агент Скалли. В этом нет необходимости.

- Это мне решать.

Малдер уставился на напарницу, пораженной переменой в ее поведении. Ее глаза сверкали от гнева – Малдеру казалось, что из них летят искры. Она крепко держала оружие окровавленными руками, не спуская сверкавших холодным голубым светом глаз со своей цели.

Она выглядела великолепно.

- Кто убил Ли МакГроу? – спросила Скалли.

Дебора покачала головой.

- Я не знаю.

- Почему ее убили?

Дебора прищурилась.

- Из-за вас.

- Даже не пытайтесь, - ответила Скалли, и ее голос был пропитан презрением. – Может, моему напарнику и нравится чувствовать себя так, будто он ответственен за все на свете, но мне нет. Я вам ничего не должна – от вас я ничего не получила, кроме лжи, сомнительных разговоров и дезинформации. Это вы убили мою сестру. Вы убили отца агента Малдера. Вы и ваши жалкие приспешники много раз пытались убить и нас. Так что не надо ждать, что я стану проливать слезы, когда вы начнете грызть друг друга, как бешеные псы.

- Я же говорила вам, агент Скалли: ищите ответы в вашей собственной памяти. В вашем прошлом.

- Мне плевать, что вы мне говорили. Я не стану плясать под вашу дудку.

- Тогда умрете.

Скалли засмеялась – это был низкий, страшный звук, от которого Малдер содрогнулся.

- Мы все умрем, Рэйвен. Рано или поздно. Но если я умру так, то хотя бы буду знать, что не стала вашей бесхребетной марионеткой.

- Вы пытаетесь в одиночку играть в очень опасные игры, агент Скалли.

Скалли покачала головой.

- Я не одна.

Она повернулась и пристально посмотрела на Малдера.

Он взглянул в глаза напарницы, безмолвно пытаясь передать ей свои силу и поддержку. Не сказав ни слова, они одновременно снова посмотрели на Дебору.

Молча она перевела настороженный взгляд с одного агента на другого. В какое-то мгновение Малдеру почудилось, что он увидел в ее глазах нечто, похожее на зависть. Но вдруг Дебора просто повернулась и вышла из номера.

Никто из агентов несколько минут не двигался. Вдруг Скалли кинула пистолет на кровать и устало пошла в ванную. Через несколько секунд Малдер услышал, что ее тошнит.

Он схватил полотенце с железного крючка у двери в ванной, намочил его холодной водой и опустился на колени рядом с напарницей. Он придержал ее волосы и протянул полотенце. Скалли прислонилась спиной к ванне, закрыв глаза и судорожно хватая ртом воздух. Малдер спустил воду и сел, скрестив ноги, напротив Скалли, ожидая, когда она придет в себя.

- Прости, - пробормотала она через какое-то время.

- За тобой должок, Скалли, - ответил он, устало улыбнувшись.

На ее побледневшем лице появилась слабая улыбка.

- Не думаю, что ты имеешь право вести счет.

Малдер усмехнулся, на сердце у него потеплело от ее попытки пошутить. Он встал и, наклонившись, взял Скалли за руки – холодные, онемевшие. Кровь на ее коже высохла и начала осыпаться, и от этого вида Малдера самого затошнило. Он помог Скалли встать и мягко развернул к себе спиной. Платье Скалли было с вырезом, который открывал ее спину практически до поясницы, обнажая аккуратную линию позвоночника. Малдер усмехнулся сам себе: при любых других обстоятельствах такое количество обнаженной Скалли стало бы страшным искушением. Но не сегодня. Не сейчас, когда она настолько уязвима. Не сейчас, когда больше всего ей требуется нежность и утешение.

Он опустил руку и взялся за собачку молнии на ее платье.

- Что ты делаешь? – тихо спросила Скалли.

- Воплощаю в жизнь свои фантазии, - шутливо ответил он. – Пытаюсь избавить тебя от этого платья.

Она повернулась и резко посмотрела на Малдера, и он ответил ей обнадеживающим взглядом. Скалли наклонила голову, ее глаза закрылись, и она расслабилась, практически прижавшись спиной к напарнику.

Малдер расстегнул платье и мягко спустил длинные обтягивающие рукава. Безнадежно испорченный наряд рухнул грязной кучей к ногам Скалли, и она осталась стоять почти обнаженной - на ней были только трусики и прозрачные чулки. Малдер отошел в сторону и открыл дверь.

- Я буду снаружи. Не торопись.

Он собрал запачканное кровью платье и забрал его с собой, закрыв дверь.


Поможем в написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой





Дата добавления: 2015-08-29; просмотров: 319. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2022 год . (0.313 сек.) русская версия | украинская версия
Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7