Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Глава 30. Весь город, включая всех туристов, тусовался у маленького бейсбольного поля рядом с Barney’s




Доверь свою работу кандидату наук!
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Фишер

Сегодняшний день

 

Весь город, включая всех туристов, тусовался у маленького бейсбольного поля рядом с Barney’s. Трибуны заполнялись быстро, поэтому большинство людей принесли стулья и одеяла, которые разбросаны по всему ограждению окружающее поле, чтобы подбадривать команды. Каждый год, все собственники бизнеса участвуют в жеребьевки, положив фамилии своих работников в шляпу, которые вытягивает сам мэр, формируя команды, чтобы было все справедливо. Я действительно не собирался играть в этом году, в последнюю минуту травмировал лодыжку начиная с третьего иннинга. Я был капитаном команды последние игры, когда играл два лета подряд, и если честно, то отказаться было не очень хорошо с моей стороны. Мое пьянство, которое тогда полностью вышло из-под контроля, поэтому меня все бесило и раздражало, хотя, наоборот, это должно было быть веселой, дружественной конкуренцией между местными предпринимателями. Я чуть не выгнал игроков из игры, крича на свою команду каждый раз, как только они хреново играли, но Люси старалась успокоить меня и убедить всех, что у меня просто не задался день.

Я был немного удивлен, что сегодня все умоляли меня, чтобы я стал тоже играть с ними. Единственная причина, по которой я согласился — потому что я нуждался в этой команде, там была Люси, которая мне просто необходима и мой отец — капитан. Он поставил перед собой цель не дать возможности отбить Люси, поставив ее далеко в самый дальний угол поля, где она точно не могла принять удар и еще остаться на этом чертовом поле.

Сейчас вторая половина девятого иннинга, и наша команда проигрывает 3:1, базы загружены двумя выходами. Это не очень хорошо для команды «Файербол Фишер». Если мы не вернем наших ребят на свое поле, игра можно считать будет окончена. Я подумывал, что находится с Люси на скамейке запасным будет прекрасной возможностью поговорить с ней, но всякий раз, как только я пытался, она делала все, чтобы как-то сбежать от меня. Я понимаю, что это не самое уединенное место, чтобы начинать долгий разговор, но мне просто хочется, чтобы она улыбнулась и хоть как-то дала понять, что все будет с нами хорошо. Мы играли много раз на Четвертое июля в софтбол вместе в течение многих лет, и сегодня впервые, когда мне приходится всячески сдерживаться, чтобы не подхватывать ее на руки, ликуя вместе с ней, когда наша команда добавляет еще одно очко. Мы всегда вместе вопили в дальнем конце поля, целуясь и хлопая друг друга по заднице, совершенно не обращая внимания на игру. Я скучаю по этому веселью. Я скучаю по обычным вещам, которые мы делали, как пара, и которую все поддразнивали, потому что мы не в состоянии были оторваться друг от друга. Сейчас, я сдерживаю себя, чтобы не обнимать ее за плечи, пока она стоит у забора и болеет за команду. Мне необходимо чем-то занять руки, иначе я намотаю ее длинный хвост на руку и, потяну голову назад для поцелуя.

— Марк, давай вставай! — кричит мой отец владельцу «Lobster Bucket», который похрапывает на конце скамьи.

— Ты серьезно? — тихо спрашиваю я сквозь стиснутые зубы. — Марк был уже четыре раза отбивающим и каждый раз ты должен был будить его от послеобеденного сна. И он должен все же получить удар.

Отец снимает бейсболку и чешет голову.

— Марк следующий на передней линии, так что Марку лучше получить удар в этот раз.

— Поставь Люси на переднюю линию, — противоречу я. — Она может по крайней мере вернуть нас на базу и получить удар, а затем я войду в игру после этого.

— Поскольку ты не капитан команды в этом году, и мудрое решение после твоего поведения в прошлый раз, сядь и держи свое мнение при себе, — парирует он.

Я нахожусь буквально в секунде, чтобы не впечатать своего собственного отца в забор на скамейке запасных, но Люси подходит ко мне и кладет руку на плечо.

— Это нормально, что твой отец не хочет поставить меня, — говорит она тихо. — Если мы в конечном итоге победим, нам придется отказаться от нашей победы и отдать кубок другой команде. Ничего страшного.

Я наблюдаю, как она пожимает плечами, с развязной улыбкой и стараюсь не засмеяться.

— Какого черта ты несешь? — спрашивает мой отец в раздражении.

— Ах, вы не слышали? В этом году установлены новые правила в результате того, что Эрика запустила мячом в голову Стефана в прошлой игре, потому что он постоянно отпускал шуточки по поводу принятия его мячей, когда она стояла с битой, — сообщает ему Люси.

Я тихо про себя посмеиваюсь, даже немного грущу, что меня не было тогда и я не был свидетелем ЭТОГО момента между владельцами городских химчисток, являющимися мужем и женой.

— Больше не разрешается играть супругам в одной команде, каждый игрок должен по крайней мере один раз отбить и получить удар. Любое нарушение правил влечет за собой штраф, — заканчивает Люси с еще одной милой улыбкой.

— Почему я не слышал об этих глупых правилах? — ворчит мой отец.

Люси приподнимается на носочки, срывает с моей головы бейсболку, одевает ее поверх своей собственной, вытягивает в отверстие хвост, берет биту с базы, стоящей рядом с отцом.

— Я уверена, что вы были слишком заняты, пытаясь захватить мир, поэтому не обратили внимание на последнее городское собрание. Вам повезло, что у вас есть я.

Она проходит мимо него и выходит с скамейки запасных, ее бедра покачиваются в такт, пока она идет. Мой отец со злостью отшвыривает свою бейсболку, и я смеюсь прямо ему в лицо, прежде чем пройти к выходу на поле, здесь я могу лучшее разглядывать задницу Люси.

Я имею в виду, выкрикивать подбадривающие слова, пока она стоит в позиции и раскачивается.

Если серьезно, то эти крошечные черные хлопковые шорты, которые одеты на ней мучают меня уже весь день, наблюдая, как она наклоняется вперед и ее задницу поднимается вверх, пока она готовится для первого питча, заставляет меня вспотеть. Мое сердце с таким грохотом стучит в груди, из-за того, что она надела мою бейсболку, как всегда. Всегда даже придя в собственной бейсболке на игру, она всегда снимала или надевала на свою мою бейсболку, если ей нужно было отбивать, у нее была уверенность, что она приносит ей удачу. На самом деле это было не правдой, потому что не было никакого совпадения надета ли на ней ее собственная или моя бейсболка, но то, что она опять это сделала заставило меня почувствовать себя гораздо лучше. Она выглядит сейчас такой чертовски горячей — в белой майке «Butler House», крошечных черных шортиках и с моей бейсболкой на голове.

— Давай, Люси! Хоум-ран!

Толпа кричит и ликует, как только видит ее с битой, теперь я нервничаю, как ад. Она играла в софтбол начиная со старших классов школы, но нужно признаться, что большую часть времени она сидела на скамейке запасных. Мы играли много раз с ней вместе, пока она не начала управлять «Butler House», но ее навыки на самом деле совершенно не улучшались. Но для нее это было не важно, потому что она играла для удовольствия, но я действительно хочу, чтобы она утерла нос моему отцу и заставила его почувствовать себя полным ослом.

Первый пинч мяч летит прямо на нее.

— СТРААААААЙК!

— Ну, вот и кубок этого года, — бормочет в раздражение позади меня отец.

— Давай, Люси! Ты сможешь это сделать! — кричу я ей, игнорируя отца.

Она выбирает позицию и более удобнее держится за биту, немного покачивая бедрами. Мой член сразу же просыпается в шортах и начинает задыхаться.

Следующий пинч приходит, и она слишком поздно отбивает второй.

— СТРААААААЙК!

Половина толпы свистит, в то время как другая половина орет «ура», я ступаю на поле и крича тайм-аут. Буч, который сегодня исполняет роль судьи, пятится с поля, пока я бегу к Люси.

— Черт. Я забыла, насколько я плоха в софтболе, — нервно посмеивается Люси, когда я приближаюсь к ней.

— Ты отлично справляешься, — говорю я. — Просто немного заноси биту.

Схватив ее за руки, я перемещаю их вверх по бите. Она смотрит на меня, но я не убираю своих рук, накрывающие ее на бите, просто смотрю в ее голубые глаза. Я делаю еще один шаг ближе к ней, наши пальцы соприкасаются, и я ощущаю ее дыхание на своем лице.

— Следи все время за мячом весь тайм, не опускай биту, руки питчера соединяются с битой, имея одно целое, — говорю я ей мягко.

Раздвигая ее ноги своей, я отодвигаю носком ее стопу.

— Раздвинь ноги по шире. Твоя позиция слишком жесткая.

Люси наклоняется ко мне, раздвигает ноги, вставая устойчивее, и я глубоко вздыхаю ее кокосовый аромат кожи. Мы смотрим друг другу в глаза, и наши руки по-прежнему прижаты к бите. Я прошу свой член оставаться на месте и не подпрыгивать от наслаждения, утыкаясь ее в живот.

— Может это тебе поможет, представь, что мяч — это моя голова и ты должна выбить те вещи, отправив их в зону, — говорю я ей с мягкой улыбкой.

Ее щеки порозовели, и я надеюсь, что это из-за моей близости, а не из-за солнца, жарящего нас.

— Мне кажется, я справлюсь, — шепчет она, даже не пытаясь отодвинуться от меня.

— Если вы двое закончили сюсюкаться, может вернемся к игре? — спрашивает Бутч, оказавшийся с нами рядом.

Мы оба поворачиваем головы, он довольно улыбается нам. Он подмигивает нам, прежде чем становится серьезным, как бы при исполнении своих обязанностей.

Я отхожу от Люси, посылая ей обнадеживающую улыбку, хотя все, что я хочу сделать, это повалить ее на землю и трахать, держа в своих руках, на основной базе.

— Ты можешь сделать это, Люси. Глаза на мяч.

Я громко хлопаю в ладоши, продолжая подбадривать ее, направляясь обратно к скамейке запасных.

Как только я захожу за ограждение, отец встает прямо рядом со мной.

— Какого черта ты делаешь? — спрашивает он в раздражении.

— Я дал ей несколько указаний. Хотя это тебе стоило сделать, как капитану команды, — с сарказмом говорю я, стараясь изо всех сил сохранять спокойствие, так вся команда встала со скамейки, столпившись вокруг нас, и подбадривает Люси.

— Ты делаешь из себя посмешище перед всем городом. У нее есть парень, который сидит на трибуне, и, без сомнения, видел все это представление, — говорит он тихо. — Поздравляю, ты только что выставил ее полной шлюхой, я всегда знал, что она ею и была.

Мои руки сжимаются в кулаки, и я готов изрыгать на него всю свою ненависть, но кто-то хлопает меня по спине.

— Заткнись, черт побери, Джефферсон, — говорит моя мама.

Я даже не видел, как она спустилась к нам, вниз, но я вижу, что она держит в руках бутылки с водой, должно быть принесла их, пока я был с Люси.

Мой отец на самом деле изображает смущение.

— Грейс, я просто…

— Ты был просто, что? Показал себя полной задницей? — прерывает она его. — Держи рот на замке о Люси. Еще одно грубое слово в ее адрес, и я буду выбрасывать свое дерьмо на лужайку перед домом, и тебе придется найти новое место для жилья.

Я не знаю кто больше пребывает в шоке от маминой угрозы отец или я. У нас у обеих застыло недоверие на лицах, но на моем присутствует еще и усмешка, которую я просто не могу сдерживать. Я широко улыбаюсь маме, она подмигивает мне, прежде чем вернуться к раздаче бутылок с водой.

Отойдя подальше от отца, прежде чем я заеду ему по лицу, я начинаю хлопать в ладоши и громко кричать, насколько хватает сил Люси, выступающей сейчас в роли питчера.

Соединив руки в безмолвной молитве, я прикладываю их к губам и задерживаю дыхание, видя Люси, встающую в свою позицию, которую я ей показал и зажимающую биту. Питчер подбрасывает и бросает очень сильно мяч, насколько может. Несмотря на оглушительные крики и топанье ног толпы, сквозь шум я слышу громкий стук биты, когда она соединяется с мячом. Я медленно опускаю руки, и мои глаза расширяются от шока, наблюдая за мячом Люси, который парит в воздухе по направлению к дальней части поля.

Вся скамейка запасных начинает так орать, обниматься и прыгать от радости. Я присоединяюсь к ним, но вдруг понимаю, что Люси по-прежнему стоит на базе с битой в руке, уставившись в дальнюю часть поля, куда улетел мяч, а бегун с третьей линии уже почти добежал до базы.

— Люси! БРОСЬ БИТУ И БЕГИ, ДЕТКА! — кричу я ей смеясь.

Она выходит из своего транса, бросает биту в сторону и несется в сторону первой линии. Парни на дальней части поля пытаются добраться до мяча, передвигаясь по полю, но она уже добралась до линии. Похоже, им придется долго добираться до мяча, поскольку она вдарила так, что он отскочил почти к линии ограды.

Вся наша команда покидает скамейку запасных, и мы стоим вдоль линии первой базы, ликуя, потому что теперь все бегуны ушли со своих баз. Другая команда кричит ребятам в дальней части поля, как им стоит передвигать свои задницы, чтобы добраться до мяча. Люси находится на третьей линии, когда они наконец добрались до мяча и перебросили его на поле. Она скользит по покрытию базы, как профи, поднимая повсюду пыль, и мяч оказывается у нее в спортивной перчатке.

— Засчитано! — кричит Буч.

Мы все помчались на поле, ликуя и крича, и я прочищаю себе путь среди людей, чтобы добраться до Люси, забыв о том, что мы не вместе и это не та игра софтбол, в которую мы играли раньше. Я подхватываю ее на руки и подбрасываю вверх. Она обхватывает меня за плечи, а ее ноги обвиваются вокруг моих бедер, смеется, пока я скандирую ее имя со всеми остальными.

— Черт, если бы я знал раньше, что тебе стоит представить мою голову в виде мяча, ты бы давно уже выиграла «Большой шлем», я бы сказал это тебе много лет назад, — смеюсь я.

Она запрокидывает голову назад и смеется, каждый наровит похлопать ее по плечу и поздравить.

— Люс?

Люси перестает смеяться, и у нее исчезает улыбка. Она нежно гладит меня по плечам, чтобы я поставил ее на землю, и ее ножки оставляют мою талию. Она сама высвобождается из моих рук и поворачивается лицом к Дерьмовому-Красующемуся-Моднику.

Он хватает ее за обе руки и отрывает от меня, и я сразу же хочу обернуть руки вокруг нее и притянуть ее обратно.

— Я собирался немного подождать и сделать это позже, но мы можем отпраздновать твою победу прямо здесь, на глазах у всех.

Он быстро кидает на меня мимолетный взгляд тайком от Люси, поскольку в настоящий момент она смотрит через плечо на меня. Я запускаю руки в карманы и притворяюсь, что мне совершенно не интересно, какого хрена он тут делает.

Он опускается на землю, и я чувствую, как желчь поднимается в горле, когда Люси поворачивает к нему голову, чтобы взглянуть на него.

— Что ты делаешь? Вставай! — шепчет она лихорадочно.

Он стоит на одном колене и в этот момент я вдруг отчетливо понимаю, что именно он собирается сделать. Этот идиот делает предложение моей черт побери жене, и мне хочется дать ему под задницу с такой силой, намного сильнее чем когда-либо прежде.

— Я знаю, что мы не долго знаем друг друга, но я люблю тебя, Люси Батлер, — говорит ей напыщенный гребаный мудак, вытаскивая светло-голубую коробочку от Тиффани из кармана рубашки и открывая перед ней.

Алмаз настолько большой, гораздо больше, чем ее чертовый палец и так сверкает в лучах солнца. Все собравшиеся вокруг приутихли, и они внимательно наблюдают за этим дерьмовым шоу, которое разворачивается прямо в пяти шагах от меня.

— Ты выйдешь за меня замуж, Люси?

Я не стал дождаться ответа, развернулся и ушел с поля, желая напиться. Целая бутылка виски звучит довольно-таки неплохо, особенно когда я слышу громкие приветствующие крики, доносящиеся с поля, скорее всего в честь помолвки Люси.

 

 







Дата добавления: 2015-09-15; просмотров: 248. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2022 год . (0.032 сек.) русская версия | украинская версия








Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7