Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Глава 31. Как только Фишер уходит с базы, я могу дышать, и взять себя в руки




Доверь свою работу кандидату наук!
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Люси

Сегодняшний день

 

Как только Фишер уходит с базы, я могу дышать, и взять себя в руки. Слава Богу, Боб — владелец сувенирного магазина, дал мне несколько уроков пинча, так что я могу взять себя в руки, и постараться вспомнить все советы Фишера, и когда он стоял рядом я совершенно не могла думать об игре, потому очень сильно хотела почувствовать его руки где-то в другом месте, нежели на своих, держа биту.

Я избегала его весь день, хотя и чувствовала себя трусом. Он пытался поговорить со мной несколько раз, но я придумывала одно оправдание за другим и ускользала от него. Я действительно хочу поговорить с ним, и я на самом деле сделаю это, но не могу не о чем думать кроме секса, когда он находится буквально в полуметре от меня. И мне совершенно не помогает то, что он одет в свои обычные карго-шорты, в которых его задница выглядит просто фантастически и футболку для бейсбола три четверти, очерчивающую верхнюю часть его тела, вырисовывая все его мышцы. Каждый раз, когда он отбивал удар, я в прямом смысле приклеивалась к забору, тяжело дыша, словно собака в течке.

Вместо того, чтобы представлять лицо Фишера, когда Боб подбрасывает и посылает мяч ко мне, я представляю лицо его высокомерного отца, летящее в меня, и я отбиваю его с такой силой насколько способна. Удар мяча о мою биту отдается жалящей болью в руках, я замираю, застыв от полного шока, пока он летит у всех над головами. Я слышу, как люди начинают кричать и хлопать, но я не двигаюсь с места. Я понимаю, что мне нужно бежать. Я точно должна бежать, но я не могу перестать пялиться на мяч, приземлившийся в дальнем конце поля. Вдруг я слышу громкий крик Фишера, сквозь общий вой людей, и когда он добавляет слово «детка», мое сердце замирает, а ноги сами начинают двигаться. Я не могу стереть огромную ухмылку со своего лица, пока ноги вбиваются в грязь, и я бегу быстро, насколько позволяют силы вокруг базы. На полпути между второй и третьей линией, я вижу игроков, добравшихся до мяча и бросающих его в сторону базы. Я изо всех сил ускоряю свой бег, и, хотя вся команда сейчас выбежала со скамейки запасных и стоит у первой линии, но я вижу только Фишера, прыгающего от радости с огромной улыбкой на лице.

Я приземляюсь на базу, и слышу звук мяча, попавшего в бейсбольную перчатку, Буч объявляет засчитано, я кричу сквозь облако пыли вокруг меня. Вскочив на ноги, я быстро пытаюсь пробраться сквозь толпу людей, прыгающих и кричащих вокруг, пытаясь найти Фишера. Я кидаюсь в его объятия, и он поднимает меня вверх, крепко удерживая. Мне кажется, что нас только двое на поле. У меня такое чувство, словно не было последних нескольких лет, и мы вернулись в прошлое, в наш счастливый брак и наслаждаемся еще одним Четвертым июлем, играя вместе в бейсбол. Я снимаю кепку, и сейчас могу лучше видеть его лицо, обнимая его за плечи. Я так наслаждаюсь этим моментом, улыбаясь и смеясь вместе с ним, что совершенно не заметила Стэнфорда, вышедшего на поле и вставшего рядом с нами, пока он не позвал меня.

Я не хочу уходить из рук Фишера. Мне так хорошо в его объятиях, чувствовать, как бьется его сердце напротив моего, слышать его смех, как в старые добрые времена. К сожалению, я как бы до сих пор встречаюсь со Стэнфордом, хотя уже решила расстаться с ним. Он хороший человек, и я не хочу смущать его на глазах у всех этих людей. Со стороны это выглядит не совсем хорошо, потому что я фактически вцепилась в своего бывшего мужа и совершенно не хочу отпускать его, и отводить от него глаза. Но я не собираюсь быть шлюхой, в чем обвиняет меня отец Фишера, но я не могу начинать разбираться с Фишером, пока не закончу со Стэнфордом.

Когда Фишер отпускает меня на землю, Стэнфорд берет меня за руку и притягивает ближе к себе. Я через плечо кидаю на Фишера последний взгляд, пытаясь сказать ему своими глазами и улыбкой, что сожалею. Я слышу вздох толпы, собравшейся вокруг нас и поворачиваю голову к Стэнфорду, опустившемуся на одно колено прямо передо мной.

О, нет! О, мой Бог, что происходит прямо сейчас?!

Стэнфорд улыбается мне, и я вижу, как он лезет в передний карман рубашки аккуратно открывая пуговицу. Я тупо спрашиваю его, что он делает, хотя уже прекрасно понимаю, что ПРОИСХОДИТ, но все равно говорю ему встать. Он, конечно же, меня не слушает, а просто начинает говорить, как он любит меня, и потом просит выйти за него замуж. Я просто тупо обалдела. Мой рот в полном смысле открыт, а он одевает мне кольцо на палец даже прежде, чем у меня появляется шанс дать ему ответ. Оно такое огромное, тяжелое, и я его ощущаю совершенно чуждым на своем пальце. Я сразу же начинаю ненавидеть его и мне хочется снять и забросить его подальше, туда, куда я отправила мяч. Ничто не заставляет меня скучать с такой силой по простому бриллианту в четверть карата, простому золотому кольцу, которое подарил мне Фишер, нежели по этому монстру своим весом, оттягивающего мой палец.

Я так занята нехваткой своего золотого кольца и сожалением, что отправила его с бумагами о разводе, поэтому стою в полном недоумении. Слезы сожаления появляются у меня на глазах от того, что у меня его больше нет, Стэнфорд мои слезы принимает, как знак согласия на его предложение, вскакивает на ноги и заключает меня в свои объятия, толпа вокруг начинает скандировать мое имя и хлопать в ладоши.

Почему они так счастливы, хотя мне хочется просто плакать? Я поворачиваю голову за плечо, чтобы взглянуть на Фишера, но я его нигде не вижу. Я хочу, чтобы он был моим голосом, потому что я не могу говорить, но зачем ему это делать, черт побери, когда я избегала его и ни разу не показала ему, что все еще люблю и скучаю по нему? Я хотела бы, чтобы он сказал Стэнфорд отвалить, потому что я его. Я хочу сказать это Стэнфорду прямо сейчас, но Господи, зачем он СДЕЛАЛ это в присутствии всех этих людей? Я не хочу причинять ему боль, так как он был добрым и ласковым со мной, и я, конечно, не хочу смущать его на глазах у всего города, говоря, что я его не люблю и никогда не полюблю. Я понятия не имею, о чем он думал, предлагая мне выйти за него замуж. У нас даже не было секса, может ему кажется, что он в меня влюблен и кажется, что хочет провести остаток своей жизни со мной? Он что, рехнулся? Я прижимаю бейсболку Фишера к своей груди, а горло просто жжет от невыплаканных слез.

Толпа становится все больше и больше, скандируя и хлопая в ладоши, а я все продолжаю задаваться вопросом — какого черта они все так счастливы, как вдруг ледяная вода льется мне прямиком на голову. Она льется на меня, словно водопад и кубики льда отскакивают от моих плеч, застревая у меня в топике. Я фыркаю, задыхаясь и смеясь, протираю глаза, открываю, вижу толпу, полностью окружающую меня плотным кольцом, которая весело прыгает скандируя.

— Люси, мы решили, что ты находишься на MVP сегодняшней игры! — кто-то кричит.

— Мы не выиграли бы игру без тебя!

— Люси! Люси! Люси!

Я окунаюсь в это веселье и совершенно забываю о бардаке, который происходит в моей жизни, поэтому точно также прыгаю с ними вверх-вниз, смеясь и крича. Я чувствую руку, которая хватает меня мертвой хваткой и вытягивает из круга орущей толпы. Я спотыкаюсь, пока Стэнфорд тянет меня за собой, отводя на несколько шагов от всех, наконец-то отпустив меня, когда мы можем хотя бы услышать друг друга.

Я потираю место на своей руке, которую он сжимал с такой силой и смотрю на него неодобрительным взглядом.

— Черт возьми, Стэнфорд? Это больно.

— ЧТО ты делаешь? — сердито прерывает он меня, указывая на толпу по-прежнему все еще кричащую и веселящуюся.

— Хм, это называется праздновать, Стэнфорд, — отвечаю я с сарказмом.

Я всегда разговаривала с ним очень вежливо, никогда не грубила, но сегодня он меня просто бесит. Сначала с этим своим предложением, а теперь с отношением ко всему этому.

— Посмотри на себя? Это неприлично, — говорит он мне сердито.

Я все еще насквозь мокрая от ведра ледяной воды, вылитого мне на голову, поэтому оглядываю себя, моя белая майка теперь может соперничать в конкурсе мокрых маек. Розовый кружевной бюстгальтер, который я надела этим утром, был не виден, но сейчас его можно прекрасно разглядеть, поскольку мокрая ткань просвечивает и облепляет меня, как вторая кожа.

Я пытаюсь мокрую ткань майки оттянуть от своего тела, но как только я ее отпускаю, он возвращается на место. Мне остается только пожать плечами и засмеяться над своими попытками и над тем, что я похожа на мокрую крысу.

— Это не смешно, Люси. Все пялятся. А эти шорты? Они с трудом прикрывают тебя. Ты понимаешь, что, когда мы поженимся, тебе придется одеваться соответственно леди с Юга, а не как семнадцатилетней девчонки, — информирует меня Стэнфорд.

Я очень стараюсь сохранять спокойствие, но произошедшие события этого дня, настолько эмоциональные, и начинают давить на меня, что мне кажется — плотина вот-вот прорвется. Я забываю о своем намерении, что не хочу смущать его перед всеми, если учесть, что именно сейчас он делает это со МНОЙ.

— Все пялятся только лишь из-за того, что ТЫ устраиваешь сцену, — сообщаю я ему. — И ТОЛЬКО лишь пять минут назад ты сделал мне предложение. Я даже не успела дать тебе ответ, а ты уже планируешь, что я должна носить, когда мы поженимся?

Стэнфорд тянется к моей руке, но я убираю их, чтобы находится вне его досягаемости.

— Ты не хочешь говорить немного тише? Боже мой, что на тебя нашло сегодня? — спрашивает он. — Ты не похожа на тот тип женщины, которая использует такой дрянной язык.

Я ничего не могу поделать, я откидываю голову назад и начинаю хохотать. Я смеюсь до тех пор, пока у меня не начинает болеть живот, и я с трудом могу отдышаться. Стэнфорд пристально смотрит на меня, будто я сошла с ума, и кто знает, может так оно и есть? Видно я растеряла весь свой ум в тот момент, когда начала встречаться с этим мужчиной, предполагая, что он именно тот, кто мне нужен. Все, последние несколько месяцев я пыталась быть той, кем на самом деле не являюсь. Я одевалась соответственно, говорила соответственно, и играла роль, которая не сделала меня счастливой. Я сходила с ума по Фишеру скрывая эту часть себя от себя же, и именно эту часть я скрываю от Стэнфорда. Я не правильная южанка и никогда ею не буду.

— Ты даже не представляешь, какому типу женщин принадлежу я. Я притворялась, чтобы быть достойной тебя, но это все оказалось полным дерьмом, — говорю я ему, ухватившись за подол майки. — Я люблю ругаться, люблю быть громкой и мне нравится носить все, что мне хочется.

Ухватившись за влажную майка, я тяну ее вверх, снимая через голову, и бросая по направлению груди Стэнфорда. Его руки летят вверх, он с трудом старается схватить ее, уставившись на меня широко открытыми глазами. Фактически на мне ничего не одето, кроме моих «неприличных» черных шорт и розового кружевного бюстгальтера, я снимаю обручальное кольцо с пальца и бросаю ему тоже. Он быстро отбрасывает мою мокрую майку, чтобы поймать кольцо.

— Я не хочу выходить за тебя замуж. Я не хочу выходить замуж за ЛЮБОГО, кто стесняется меня, и я вижу по твоим глазам, что ты совершенно потрясен моим поведением. Ну, МНЕ СОВЕРШЕННО ПОФИГ.

Расставив широко руки, я начинаю крутиться по кругу, замечая, толпу, которая подбадривала и скандировала мое имя несколько минут назад, теперь пытается заглушить свой смех.

— Эй, ребята! У вас есть проблема с тем, что я ношу? — кричу я в толпу.

— Не-ааа.

— Черт, нет!

— Хорошо выглядишь, Люси!

— Если бы у меня было такое тело, я бы никогда не носил одежду.

Повернувшись обратно к Стэнфорду, я улыбаюсь, видя непрекрытый ужас, отразившийся у него на лице.

— Я думала, что недостаточно хороша для тебя, и что я никогда не смогу вписаться в твой мир. Оказывается, все совсем по-другому. Ты недостаточно хорош для меня. И ты наверняка не вписываешься здесь.

Позади меня толпа просто ревет, вопит, орет, я отворачиваюсь от Стэнфорда и подхожу к ним с высоко поднятой головой.

— Так, кто-нибудь может мне одолжить футболку?

Все начинают смеяться, и несколько ребят снимают футболки, бросив их мне. Я ловлю одну одеваю, и надеваю мокрую бейсболку Фишера обратно на голову. Я слышу поздравления, но главное все поздравляют меня, что я наконец-то отшила Стэнфорда, я ухожу от них направляясь за пределы поля.

Как только я добираюсь до ограждения с открытыми воротами, я вижу Джефферсон, поджидающего видимо меня, со скрещенными на груди руками. Мне, вероятно, следует найти еще один другой выход, чтобы не иметь дело с ним, но я на взводе прямо сейчас. Если он попытается выдать мне очередное дерьмо, я заставлю его об этом пожалеть.

Он блокирует ворота, преграждая мне путь, как только я подхожу, и мне ничего не остается делать, кроме как вежливо попросить его отойти.

— Вы стоите на моем пути.

Ну, не так уж вежливо, очевидно, чтобы делать ноги.

— Вы удивляете меня, мисс Батлер, — говорит мне Джефферсон с улыбкой на лице.

Я немного растерялась от его улыбки и скорее всего совершила ошибку, замешкавшись вместо того, чтобы попытаться протиснуться мимо него.

— Еще один золотой гусь, которого вы бросили. Еще один мужчина, который готов был дать вам свои деньги, также как и мой глупый сын, а вы все испортили. Довольно забавно, если вдуматься в это, — Джефферсон говорит со смехом. — Ты могла бы выкупить гостиницу, имея кольцо на пальце и фамилию Стэнфорда, но я думаю, что это уже не произойдет, не так ли? Спасибо, что облегчила мне работу. Похоже, «Butler House» будет принадлежать Банку Фишер и Трастовому Фонду довольно-таки скоро.

Я действительно хочу ответить ему, чтобы бы он шел в задницу, и стереть это самодовольное выражение с его лица, но мне кажется за сегодняшний день я нагородила уже всего предостаточно. Городские сплетни будут перемалываться уже и так сверхурочно от того шоу, которое я устроила и мне не стоит еще и добавлять избиение короля Фишер Айленда в этот список. Я глотаю все ругательства, готовые сорваться с моего языка, поднимаю подбородок повыше и обхожу его вокруг и выхожу за ворота. Не стоит доставлять ему удовольствие, показывать, что он как-то задел меня. Не стоит показывать ему, что его слова разрезают меня насквозь и заставляют ужасно злиться, что мне просто хочется заорать во все горло.

Мой гнев растет, пока я иду через город. Как только я вхожу в гостиницу, едва могу сосредоточиться, снимаю мокрую, грязную одежду и залезаю под душ. Я не позволю этому человеку разрушить свое прекрасное настроение после того, как я все сказала Стэнфорду, но я ничего не могу поделать. Его слова крутятся у меня в голове, и это единственная вещь, о которой я все время думаю.

 

 







Дата добавления: 2015-09-15; просмотров: 266. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2022 год . (0.026 сек.) русская версия | украинская версия








Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7