Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Глава 18. Чэнь быстро задул фонарь




 

Чэнь быстро задул фонарь. В погребе воцарилась темнота. В ней громче отдавались звуки сверху. Насколько пандарен мог определить, в хижину ввалилась целая банда троллей.

Один из троллей зажёг свечу. Тонкие лезвия света проникли через щели в половицах. Они раскрасили Чэня и Тиратана полосами. Человек замер на месте, прижав палец к губам. Чэнь кивнул, и человек опустил руку, но больше не двинулся.

Чэнь не понимал ни слова из того, что говорили Зандалари, но несмотря на это внимательно слушал. Он не столько надеялся выцепить какое-нибудь пандаренское географическое название, сколько разобрать отдельные голоса. Он уловил, что один, казалось, раздавал краткие, резкие приказы, а двое других устало отвечали. Один из них также жаловался шёпотом.

Он взглянул на Тиратана и показал три пальца.

Человек помотал головой и добавил ещё один. Он указал туда, где стоял командир, затем на двоих, которых выявил Чэнь. Его рука затем обозначила четвёртого, в углу, который выдал своё присутствие медленно капающей на половицы водой.

Чэнь вздрогнул. Всё было совсем не так, как в тот раз, когда его схватили огры. Тролли не только были умнее в целом, но Зандалари славились своей сообразительностью. И жестокостью. После того немногого, что он увидел в Цзоучин и услышал о других боях Зандалари, он не сомневался, что попасться им равносильно смерти.

Так как Чэнь и Тиратан исследовали жилище, они не оставили наверху ни оружие, ни сумки. Они были вооружены, но подвал был не лучшим местом, где стрелок мог проявить своё искусство. Хотя Чэнь и был способен защищаться в рукопашной, бой на дистанции, подобной этой, давал преимущество владельцам короткого, колющего оружия. Любая схватка в подвале будет грязной, тесной и даже победитель выйдет из неё залитым кровью.

"Нам следует надеяться, что они не спустятся сюда из любопытства. Шторм кончится, и они уйдут". Вой ветра усилился, будто насмехаясь над Чэнем. "Мы хотя бы не проголодаемся".

Тиратан уселся на пол и выбрал восемь стрел из своего колчана. У каждой был жуткий, зазубренный наконечник, у половины с двумя сторонами, у остальных с четырьмя. На каждом лезвии была выемка в форме полумесяца, обращённая к древку, так что войдя в цель, как рыболовный крючок, они вытаскивались с большим трудом.

Он разложил стрелы параллельно друг другу, двулезвийные в паре с четырёхлезвийными, и развернул последние. С помощью бинтов, разрезанных на короткие куски ножом для шкур, он связал стрелы, сделав их обоюдоострыми.

Хотя при скудном свете было сложно прочесть выражение его лица, Чэнь разглядел мрачную решимость во взгляде Тиратана. За работой он то и дело поднимал глаза на низкий потолок. Он смотрел и прислушивался, а затем кивал сам себе.

Прошла целая вечность, прежде чем тролли наконец расположились на ночлег. Тяжёлые удары, донесшиеся сверху, указали на то, что они сняли доспехи перед сном - трое из них, во всяком случае. Молчаливый не раздевался, хотя он перекрывал достаточно света, чтобы определить его положение. Командир улёгся последним. Он задул последнюю свечу, а затем растянулся на полу.

Беззвучно, как привидение, Тиратан приблизился к Чэню. "По моему сигналу - ты поймёшь, когда он прозвучит - иди вверх по ступеням. Найди рычаг, чтобы открыть люк. Убей всех, кого найдёшь".

"Утром они могут уйти".

Человек указал вверх, туда, где лежал командир. "Он ведёт журнал. Он нам нужен".

Чэнь кивнул и переместился к подножию лестницы. Оставшийся в основной части погреба Тиратан собрал свои обоюдоострые стрелы и просунул двулезвийные наконечники в трещины пола. Он повернул их, закрепив по стреле под каждым из спящих троллей. Он начал с командира, затем перешёл к двум болтунам и наконец - к молчаливому. Стоя на этом последнем месте, он взглянул на Чэня. Он по очереди указал на четыре стрелы, заканчивая командиром, затем на Чэня и подал сигнал подниматься по лестнице.

Пандарен кивнул и приготовился.

Человек вонзил первую стрелу в тролля и провернул. Прежде чем жертва успела завопить, он прыгнул к двум промежуточным стрелам и протолкнул их вверх одновременно - каждую одной рукой. Тролли коротко вскрикнули, когда он добрался до последнего и пронзил его тоже.

Чэнь взлетел вверх по ступеням и даже не озаботился поисками рычага. Он выбил дверь. Дерево затрещало. Опилки и щепки посыпались на пол за полсекунды до того, как он сам ворвался в комнату. Слева от него тролль-молчун лежал на левом боку. Стрела пробила ему плечо и вонзилась в грудь. Правой рукой он потянулся за ножом, но Чэнь взмахнул ногой. Голова Зандалари откинулась назад, ударившись о каменную стену.

Чэнь развернулся и замер. Два разговорчивых тролля распростёрлись на полу: одного поразило в живот, другой выглядел так, будто стрела зацепила его позвоночник. Когда они попытались сесть, четырёхсторонние наконечники засели в полу, накрепко пригвоздив их. Кровь хлестала, и тролли вопили, барабаня пятками по полу и когтями вырезая кудрявую стружку из досок пола.

Их командир, шаман, стоял в дверях. Тёмная, пульсирующая энергия собралась в шарик между его ладоней. Крики умирающих собратьев предупредили его об опасности. Предназначенная ему стрела только задела его рёбра. Он уставился на Чэня чёрными глазами, полными яда, и выкрикнул что-то мерзкое на своём языке.

Чэнь, зная, что произойдёт, если он будет бездействовать - и зная, что это случится, даже если он что-нибудь сделает, - собрался и сделал рывок. Недостаточно быстро.

За один удар сердца до того, как его прыжок достиг цели, и за пол-удара до того, как шаман завершил заклятие, стрела пробила пол. Она пронеслась мимо лодыжки Чэня, между руками шамана и его грудью. Она вонзилась троллю в подбородок, пробив его череп и пригвоздив его язык к нёбу.

Затем Чэнь приземлился, пинком отправив Зандалари вперёд спиной через дверь - в штормовую тьму.

Тиратан, держа лук наизготовку со стрелой на тетиве, появился на вершине лестницы. "Рычаг заело?"

Пандарен кивнул, глядя, как в судорогах проходят последние мгновения жизни троллей. "Заело. Да".

Человек проверил молчаливого тролля, затем перерезал ему горло. Двое в центре комнаты были явно мертвы, но он всё равно осмотрел их. Затем он подошёл туда, где были сложены вещи командира, и отыскал сумку с книгой и маленькой коробочкой для перьев и чернил. Он за секунду пролистал книгу, затем убрал её обратно в сумку.

"Я не умею читать на Зандали, но я разобрал достаточно из их беседы, чтобы понять, что они разведчики, как и мы". Он огляделся. "Затащим того внутрь. Сжечь тут всё?"

Чэнь покачал головой. "Возможно, это наилучший выход. Я вскрою тот бочонок в погребе и подожгу его своим огненным дыханием. Ещё я запомню это место, и всё возмещу его обитателям".

Человек поднял на него глаза. "Ты не виноват в том, что они потеряли свою ферму".

"Может и нет, но я чувствую себя виноватым". Чэнь окинул домик последним взглядом, постарался запомнить, как тут всё было, затем превратил его в пылающий костёр и последовал за человеком навстречу буре.

...

Они направились на запад, в сторону монастыря, и нашли сеть пещер, которые уводили, закручиваясь, вниз. Они осмелели достаточно, чтобы развести маленький костёр. Чэнь обрадовался возможности заварить чай. Ему было нужно немного тепла и немного времени на размышления, пока Тиратан изучал книгу.

Чэнь не был новичком в сражениях. Как он и сказал своей племяннице, он видел вещи, которые хотел немедленно забыть. В этом было маленькое чудо жизни: самые болезненные вещи забываются, либо память о них притупится со временем. Если позволишь ей притупиться.

Он видел много разного. Он совершал много кровавых поступков, но никогда не видел ничего похожего на то, что сделал Тиратан в фермерском доме. Не выстрел сквозь пол не давал ему покоя - хотя он наверняка спас его жизнь. Он видел достаточно солдат, которым стрелами щиты прибило к рукам, чтобы знать, что дерево не защитит от хорошего лучника. Конечно, человек был замечательным стрелком, но то, что он сделал, не было такой уж неожиданностью.

Чэнь сомневался, что сможет забыть то, с каким спокойным и целеустремлённым видом человек приготовил стрелы и использовал их в подвале. Он нарочно сделал их не просто смертоносными, но позаботился о том, чтобы у жертвы не было шансов избежать смерти. Он приготовил их как ловушку для троллей. Он провернул древки, когда они вонзились в цель, чтобы наконечники зацепились за рёбра или другие кости.

В сражении, в добром бою есть честь. Даже то, что Тиратан и Вол'джин сделали в Цзоучин, оставшись позади, чтобы расстреливать Зандалари и тем самых задержать их, было благородно. Это позволило монахам спасти селян. Зандалари могли посчитать это трусостью, но в таком случае и стрелять по рыбацкой деревеньке из катапульт было совершенно бесчестно.

Чэнь разлил чай и протянул пиалу Тиратану. Человек взял её, закрыв книгу. Он вдохнул пар, затем отпил. "Спасибо. То, что надо".

Пандарен выдавил улыбку. "Нашёл что-нибудь полезное?"

"А шаман-то был почти художник. Славно рисовал карты. У него даже были засушенные цветы между страниц. Делал наброски местных животных и скал". Тиратан постучал пальцем по обложке. "Некоторые из последних страниц чистые, только в углах россыпи точек. Такие же на исписанных страницах, и он повторил узор на парочке из тех, где точек не было. На чистых страницах, я думаю, символы начертал кто-то другой".

Чэнь пригубил свой чай, жалея, что тот недостаточно хорошо согревает. "Что это значит?"

"Я думаю, это такой способ ориентирования на местности. Выровняй низ страницы по горизонту и посмотри на созвездия, совпавшие с точками. Это укажет тебе новое направление". Он поморщился. "Сейчас, конечно, ночного неба не видно, а созвездия здесь другие, но я ручаюсь, что, когда распогодится, мы сможем определить, куда они направлялись".

"Было бы неплохо".

Тиратан поставил свой чай на кожаную обложку книги. "Нам стоит кое-что прояснить?"

"Ты о чём?"

Человек указал примерно в сторону фермы. "Ты был необычайно тихим с тех пор, как мы ушли с фермы. В чём дело?"

Чэнь опустил взгляд в свою пиалу, но источающая пар жидкость не давала никаких ответов. "То, как ты их убил. Это не было сражением. Это было..."

"Нечестно?" Человек вздохнул. "Я оценил обстановку. Их было четверо, и они были лучше готовы к этому бою, чем мы. Мне пришлось убить или обезвредить всех, кого я мог, и так быстро, как я только мог. Обезвредить - значит удостовериться, что они не смогут на нас напасть, не преуспеют, во всяком случае".

Тиратан взглянул на Чэня с немного смятённым выражением лица. "Ты можешь представить, что случилось бы, ворвись ты туда, когда эти двое не были бы пришпилены к полу? А тот в углу? Они бы зарубили тебя, а потом и меня бы прикончили".

"Ты мог бы расстрелять их снизу".

"Это сработало лишь потому, что я был прямо под ним, и от заклинания была чудесная подсветка". Тиратан вздохнул. "Я поступил жестоко, да, и я мог бы сказать тебе, что война всегда жестока, но я слишком уважаю тебя для этого. Дело в том, что... А, у меня нет нужных слов..."

Чэнь налил ему ещё немного чая. "Ты охотишься на них. В этом ты мастер".

"Нет, друг мой, я мастер не в этом. Что я на самом деле умею - так это убивать". Тиратан отпил, потом закрыл глаза. "Я хорошо убиваю на расстоянии, когда не вижу лиц тех, кого убиваю. Не хочу видеть. Вся хитрость в том, чтобы держать врага в стороне, подальше от себя. Я от всех стараюсь держаться подальше. Мне жаль, что увиденное тебя расстроило".

От грусти в голосе человека у Чэня сжалось сердце. "Ты и в другом хорош".

"Нет, вообще-то нет".

"В цзихуи".

"Игра для охотника - по крайней мере, так играю я". Издав короткий смешок, Тиратан улыбнулся. "Вот почему я тебе завидую, Чэнь. Завидую тому, как ты заставляешь всех улыбаться. Заставляешь лучше относиться к самим себе. Если бы я настрелял достаточно дичи, чтобы превратить её в угощение на самом изысканном банкете из когда-либо виденных, меня бы запомнили. Но если бы ты появился и рассказал одну из своих историй, запомнили бы тебя. Ты умеешь растрогать сердца. Я тоже могу к ним прикоснуться - но только стальным наконечником на древке в ярд длиной".

"Может, ты и был этим человеком, но тебе не обязательно быть им сейчас".

Человек колебался мгновение, затем отпил ещё чая. "Ты прав, хотя я боюсь, что становлюсь таким снова. Видишь ли, я хорошо умею убивать, очень хорошо. И я боюсь, что мне это слишком уж по нраву. Разумеется, это пугает тебя. Но вот мне ещё страшней".

Чэнь молча кивнул, потому что ему нечего было сказать, чтобы это задело сердце человека. Он осознал, что в глазах большинства пандаренов это было крайней точкой философии Хоцзинь. Поддаваться сиюминутным порывам значило придавать слишком мало значения кому-либо или чему-либо. Безликого врага на расстоянии убить проще, чем того, кого отделяет от тебя длина одного клинка. Путь Хоцзинь в своём крайнем проявлении не придавал никакой ценности любой жизни и был попросту дорогой зла.

Но в свою очередь, путь Тушуй закономерно приводил того, кто слишком много времени тратил на размышления, к полному бездействию. Это едва ли можно считать противоположностью зла. Вот почему все монахи заостряли внимание на равновесии. Он взглянул на Тиратана. "Это равновесие ускользает от моего друга".

...

Вопрос о балансе оставался в мыслях Чэня на протяжении всего обратного пути к монастырю. Чэнь искал собственную точку равновесия, которая, казалось, зависела от того, стоит ли ему заводить семью или продолжать свои исследования. Он легко представлял, как делает и то, и другое, путешествуя вместе с Ялией, что позволило бы ему брать от жизни лучшее.

По дороге Тиратан делал расчёты, основываясь на журнале тролля. "Это грубая прикидка, но они направляются к сердцу Пандарии".

"Вечноцветущий Дол". Чэнь посмотрел на юг. "Прекрасное - и древнее - место".

"Ты там бывал?"

"Я знаю о его великолепии по своей службе на стене Змеиного Хребта к западу отсюда, но я никогда не ступал на его землю".

Тиратан улыбнулся. "Я думаю, мы это исправим, и очень скоро. Там мы найдём Зандалари, и я сомневаюсь, что кто-то из нас будет рад встрече".

 







Дата добавления: 2015-09-15; просмотров: 142. Нарушение авторских прав


Рекомендуемые страницы:


Studopedia.info - Студопедия - 2014-2020 год . (0.006 сек.) русская версия | украинская версия