Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Глава 19. "Не стоит недооценивать проблемы в военную пору, Лорд Тажань Чжу"




 

"Не стоит недооценивать проблемы в военную пору, Лорд Тажань Чжу". Вол'джин кивнул Чэню и Тиратану. "Я рад, что вы оба вернулись".

Человек кивнул в ответ. "Мы рады, что выжили. И что твой голос почти восстановился".

"Да, очень рады, Вол'джин". Пандарен-хмелевар улыбнулся. "Я могу заварить чай, который ускорит твоё выздоровление".

Тролль покачал головой. Он заметил напряжение между Чэнем и человеком, но не было времени разбираться в этом. "Лучше, чем сейчас, он уже не станет. Пока что. При всём уважении, Лорд Тажань Чжу, нам необходимо узнать об этом месте".

"Не суди пандаренов сгоряча, Вол'джин. Без сомнения ты найдёшь изъян в том, как мы поступали. Ты уже считаешь ошибкой отсутствие у нас организованной армии, несмотря на тысячелетия без успешных вторжений. Возможно, время покажет твою правоту". Лидер Шадо-пан сложил лапы за спиной. "Судя по тому, что Чэнь рассказал мне о мире за туманами, вы тоже сталкивались с катастрофами, которые не могли предсказать. Ты можешь возразить, что наша логика в данном случае ущербна, но, подкрепленная тысячелетним опытом, она стала такой же истиной, как и то, что солнце восходит с рассветом и садится на закате".

"Не очень-то много ясно из твоих слов".

"Зато они напоминают тебе о твоих же предрассудках, которые мешают трезво судить о том, что ты увидишь". Тажань Чжу кивнул в сторону карты. "Сведения скудны, но Дол нам известен. Он даже населён, и беженцы от последних нападений получили там убежище. И всё же у нас по-прежнему нет данных разведки или тактической информации того рода, какой ты хочешь".

"Вы как будто надеялись, что спрятав Дол, сможете оградить Пандарию от того, что сокрыто в ней самой". Тиратан взглянул на карту. "Скрывая проблему, вы её не решите".

"Впрочем, это и в самом деле препятствует тем, кто пытается эту проблему разбудить". Пожилой пандарен сделал глубокий вдох и медленно выдохнул. "То, что я вам покажу, передавалось от одного настоятеля Шадо-пан к другому с тех времён, когда сам Шадо-пан ещё не существовал. Я могу показать вам лишь то, что показали мне самому. Мне неизвестно, насколько страхи и предрассудки моих предшественников исказили вещи. Я не знаю, что было забыто или приукрашено. То, чем я с вами поделюсь, я не показывал ни одному монаху".

Его лапы вновь появились на уровне талии и разошлись в стороны. Шарики тёмной энергии затрещали в каждой ладони. Он держал их по бокам - одну пониже, другую пониже. Окно золотого лучистого света появилось в пространстве между ними. В этом окне пришли в движение картины.

"Это место спрятано на Кладбище Ту Шень. Король Грома - первый из тиранов могу и тот, с кем ваши Зандалари сговорились на заре времён - держал круг доверенных советников. Когда он был при смерти, его генералы были убиты - возможно, чтобы предотвратить их попытки узурпировать его трон и погрузить империю в гражданскую войну. Мы не знаем точно. Что мы знаем, так это то, что могу не верят в окончательность смерти и считают, что мёртвые целиком или по частям могут быть оживлены для дальнейшей службы. Я думаю, в этом причина их вторжения в Дол".

Вол'джин внимательно присмотрелся, впервые увидев облик могу - в пещере было лишь ощущение их присутствия. У него пересохло во рту, и горло заболело. Выше, чем даже Зандалари, крепко сбитые, с безжалостным выражением лица, воины могу выглядели так, словно были выточены из базальтовой плиты. Вол'джин признавал, как и предупредил Тажань Чжу, что воспоминания могли оказаться страшнее реальности. Но даже в этом случае, будь могу и вполовину такими могучими, они по-прежнему внушали страх.

В видении они вышагивали по Пандарии, огнём и мечом распространяя свою власть над подчинёнными народами. Пандаренов низвели до расы рабов. Немногие счастливчики оказались достаточно забавными, чтобы развлекать своих хозяев-могу. Эти пандарены жили в каменных дворцах в относительной роскоши. Но это везение заканчивалось, когда их шутки задевали кого-то, и только хруст хребта или звук покатившейся с плахи головы могли вновь рассмешить могу.

Видение переместилось на минуту, и у Вол'джина всё сжалось внутри. Он снова был в пещере, где умер, но она не была тем мокрым, замшелым местом, покрытым гуано летучих мышей. Здесь работали чародеи могу. Кладки яиц ящериц, возможно, кроколисков - Вол'джин не мог определить, но это едва ли имело значение - сортировались и закапывались в песок, магически подогреваемый до очень точных температур. А затем, когда существа вылуплялись, их переносили в другую часть, которую тролль распознал как питомник.

Здесь, в том зале, где он умер, могу прикасались к магии, которую он почувствовал. Магии титанов. Магии, которая придала миру форму. В этом месте смертные работали с божественными силами, чтобы взять простых существ и преобразовать их в сауроков. Они использовали народ ящеров в качестве искусственных войск для поддержания своей империи, позволяя могу наслаждаться плодами своих завоеваний.

Процесс был ужасен на вид, но Вол'джин не мог отвернуться. Кости ломались и растягивались. Суставы смещались и рвались мускулы. Они срастались обратно под новыми углами, чтобы обеспечивать большую силу. Сауроки были высокими. Одни пальцы вырастали, другие сдвигались. От ящериц к чешуйчатым воителям в считанные минуты - свидетельство не столько искусства могу, сколько чистого могущества магии, с которой они играли.

Тролль содрогнулся. "Не магия ли титанов, запятнавшая это место, не позволила мне умереть?" В тот момент, когда мысль посетила его, ему захотелось рассмеяться. Было вполне в стиле Гарроша запланировать покушение в единственном месте, где оно не могло преуспеть.

Смех застрял у него в горле, когда явилась новая сцена - огненная и кровавая, куда мрачнее завоеваний. Небеса потемнели. Красные молнии стекали оттуда, как потоки лавы, орошая землю. Магия искажала действительность, в то время как монахи свергали своих повелителей-могу. Монахи вели бой за свободу и доблестно победили в тот день.

После падения империи могу, когда небеса просветлели и кровь вымылась из рек и ручьёв, монахи забрали своих павших врагов и похоронили их на Кладбище Ту Шень. Уважение, которое они выказывали военачальникам могу, удивило Вол'джина. Случись ему встретить Тиратана на поле боя и убить его, он бы наколол голову человека на шест и воткнул тот на перекрёстке, чтобы путники знали о его победе.

"Так требует их жажда равновесия. Уважение вытесняет страх и ненависть". Вол'джин наблюдал, как были запечатаны гробницы, все опознавательные знаки были стёрты, и туманы поднялись, окутывая Пандарию. И это тоже служило балансу. Спрятанный - невидимый - мир против ужасов войны. "Их доброта нужна для исцеления, а вот в игре в прятки больше нет необходимости".

Когда видение угасло, тролль встретился взглядом с Тажанем Чжу. "Я понимаю, Лорд Тажань Чжу. Я вас не осуждаю".

"Но тебе хотелось бы, чтобы всё было иначе".

"Да, совсем иначе. Одного желания, впрочем, мало, чтобы выиграть битву". Вол'джин ткнул пальцем в местность Ту Шень на карте. "Ты сказал, здесь кто-то живёт. Что они могут рассказать нам?"

"Почти ничего. Они полностью довольны жизнью, не путешествуют и не связываются с чужаками. Они очень рады прятаться в своём раю". Тажань Чжу улыбнулся. "А тех пандаренов, в которых бурлила жажда приключений, отправляли в погоню за черепахой".

Чэнь вскинул голову. "Чтобы мы не потревожили покой военачальников и императоров могу".

"Ты понимаешь, Мастер Буйный Портер. Хотя некоторые могу выжили, они никогда не представляли большой угрозы. То немногое, что мы знаем о Зандалари, мы знаем с точки зрения могу. Они недооценивали мощь Зандалари. Мы несли свою службу, думая, что никто не способен возродить могу. Теперь, похоже, ваши Зандалари предпринимают шаги в этом направлении. Они забрали тело Короля Грома из его склепа, и..."

Человек скрестил руки на груди. "А теперь они возвращаются за генералами Короля Грома?"

"Чтобы преумножить его силу и власть".

"В глазах Короля Грома они играют ту же роль, что лидеры фракций Орды в глазах Гарроша". Вол'джин кивнул. "В таком случае, будет разумно предположить две вещи. Первое - целью Короля Грома будет возобновление его царствования".

Чэнь покачал головой. "Плохие новости для Пандарии".

"Ага. Местные, может, и забыли о нём, с тех пор как зарыли, но я сомневаюсь, что время, проведенное в гробу, заставило притупиться его память". Человек вздохнул. "Второе - нам следует помешать передовому отряду Зандалари добраться до места захоронения".

"Нет", сказал Вол'джин, "помешать им воскресить генералов. Скорее всего там будет лишь горстка заклинателей, достаточно сильных для обряда призыва".

Тиратан коротко кивнул. "Ясно. Убить их..."

"Я думаю, достаточно будет перебить хотя бы часть". Вол'джин посмотрел на Тажаня Чжу. "А вашим приоритетом будет подготовка Пандарии к противостоянию силам могу. Сколько монахов у вас есть для этого?"

"Сотня, из которых почти половина рассеяна по провинциям, чтобы организовать оборону. Логистика. Кое-какие тренировки. Но это не те монахи, которых ты у меня просишь". Пандарен вскинул голову. "Того рода, какие нужны тебе - убийц - считая вас троих и меня самого, у нас пятьдесят".

"Полсотни, чтобы остановить вторжение Зандалари и вернуть древнего тирана могу обратно в могилу". Вол'джин медленно кивнул. "Для вылазки на кладбище мне понадобятся семеро. А теперь решим, чем вы будете заниматься с остальными, пока мы не вернёмся".

...

"Я вами недовольна, капитан Нир'зан". То обстоятельство, что тролль был распростерт на земле перед Кхал'ак, не смягчило, как обычно, её гнев. "Я так понимаю, вы ждёте похвалы за выяснение того, что человек, убивший отряд разведчиков, был тем же самым, кто сражался при Цзоучин. Вы, наверное, понимаете, что я предпочла бы знать, что он мёртв, а не продолжает биться".

"Да, моя госпожа".

"То, что мы потеряли журнал шамана усиливает моё недовольство. Человека и его союзника-пандарена нужно схватить. Журнал должен быть здесь, у меня, сейчас".

Если бы тролль попытался возразить, что требуемое ей невозможно, она бы его убила сама в назидание другим офицерам, наблюдавшим за ними. Кхал'ак знала, что было бы неразумно ожидать, что он, отправленный вслед отряду разведчиков, как только они не доложились, мог нагнать их убийц.

Он пнула его в плечо, заставляя подняться на колени. "То, что ты доложился сам, говорит в твою пользу. Как и то, что ты разместил свой отряд на востоке. Славно, что ты зарисовал отпечатки ног человека в рыбацкой деревне и узнал его следы здесь. Ты умней, чем я могла бы подумать".

Капитан Нир'зан не поднимал глаз от земли. "Вы очень добры, госпожа. Мне повезло, что буря, которая потушила пожар, не смыла отпечатки ног".

На мгновение она прижала сложенные ладони к губам, затем опустила их и кивнула. "Каждый их вас возьмёт свой отряд и двинется по намеченному пути. Учитывайте, что враг знает о вашем приближении. Останавливайтесь на перекрестках и других местах, подходящих для того, чтобы отложить любое существенное сопротивление. Если вам или кому-то из ваших солдат придет в голову отступать - что ж, не делайте этого. Лучше умереть быстро от рук противника, чем медленно от моей нежной заботы.

Берите пленных. Вы должны выжать из них любую информацию. Если у них есть политическое влияние или звания, мы должны передать их мне. Их родственникам следует отрубить головы и поставить на перекрестках, а тела сжечь. Смертью наших разведчиков мы отчасти обязаны пандаренам, так что я хочу, чтобы десять этих зверей были убиты за каждую из наших потерь. Отпустите одного пленника - слишком молодого или старого, чтобы сражаться - чтобы распространить слухи".

Она склонилась, приподнимая острый подбородок Нир'зана своим скрюченным пальцем. "А тебе, Нир'зан, я сделаю большое одолжение. Ты выяснил, что к этому причастен человек. Ты и твой отряд отправятся дальше всех. Вы отыщете, где Альянс разместил свои войска. Вы, не обнаружив себя, захватите пленных. Мне нужна дюжина людей по весу, чтобы заплатить за наших мёртвых. Этих живыми не отпускайте. Они и так скоро узнают, куда делись их бойцы".

"Так точно, госпожа".

"Вы отведёте их к гробницам генералов. Там я найду им применение". Она выпрямилась. "А теперь вы все - идите. Доложитесь мне об успехе".

Песок полетел из-под ног тролльских капитанов, поспешивших к своим отрядам. Она наблюдала за ними, еле сдерживая торжествующий смех. Они не подведут ее, но лишь потому, что она дала им задание, в котором они не могли не преуспеть. Успех был нужен, чтобы укрепить их уверенность, которая пригодится им позднее, когда она потребует от них совершить невозможное.

Она обернулась, почувствовав, как тень могу упала на нее, прежде чем увидеть ее на песке. "Доброе утро, почтенный Че-нань".

"Вы слишком мало цените своих мертвых. Я бы потребовал по сотне пандаренов за каждого из погибших".

"Я подумала об этом, но мы пока не нашли достаточно перекрестков, да и жердей может не хватить". Она легко пожала плечами. "Кроме того, всегда можно убить больше, и я обязательно сделаю это, чтобы порадовать вашего повелителя".

"Сомневаюсь, что мертвые пандарены произведут на него впечатление, а вот люди - возможно". Могу улыбнулся так, что стало ясно, отчего палачи часто носят капюшоны. "Человек, которого вы ищете, пандарен и, я думаю, тот тролль - они очень порадуют моего господина".

"Тогда я сделаю все, что в моих силах, чтобы схватить их". Она поклонилась ему. "Я доставлю их лично, и Король Грома сможет выпить их души и насладиться их агонией".

 







Дата добавления: 2015-09-15; просмотров: 179. Нарушение авторских прав


Рекомендуемые страницы:


Studopedia.info - Студопедия - 2014-2020 год . (0.004 сек.) русская версия | украинская версия