Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Глава 23




 

Ярость накатила на Вол'джина при звуках его имени из уст женщины. Он уставился на человека, который, хотя и был связан, не выглядел достаточно избитым или замученным, чтобы выдать его личность. При мысли о том, что человек это сделал, гнев был насмешливо вытеснен стыдом. "Тиратан бы меня не предал".

Вол'джин вонзил свою глефу в землю.

Зандалари приветственно наклонила голову. "Я бы взяла с тебя слово, воин Черного Копья, что ты не причинишь нам никаких неприятностей, но так как ты уже успел натворить дел, мне придется связать твоих шавок. Тебе стоит знать, что я не желаю пандаренам зла, а вот за моих господ я то же самое сказать не могу".

Вол'джин огляделся. "Я больше никого не вижу".

"Это часть нашего замысла. Ты последуешь за мной, а твои вещи поедут следом". Она примолкла, прищурившись на краткий миг. "Ты меня не помнишь, верно?"

Он изучал ее взглядом достаточно долго, чтобы она подумала, что он хотя бы попытался вспомнить. "Врать не буду - не помню".

"Я этого и не ждала. И спасибо за честность". Она возглавила отряд на пути к заставе и прошла за ограду. Там, в середине, помимо Зандалари, пихающих и ощупывающих тела, оценивающих на глаз расстояния выстрелов, стояли две высокие, могучего сложения фигуры. Вол'джин уже видел им подобные в видениях и кошмарах.

"Твои господа".

"Могу. Правители Пандарии". Она снисходительно улыбнулась. "Ты знаешь, что это была ловушка, не так ли? Не для тебя лично, но для твоего лучника. Расставить сети на него было не сложно".

"И ты решила, что если схватишь его, получишь и меня?"

"Я надеялась на это".

Они продвинулись на восток, пересекая тропу, которой ушли люди и сестра Цзань-Ли. Вол'джин не заметил никаких следов преследования. "А наживке позволишь уйти?"

"Если смогут оторваться от тех, кого я за ними послала, разумеется". Зандалари бросила на него взгляд. "Ты же не думаешь, что я бы их отпустила. Это было бы проявлением слабости в глазах могу, а они уже считают нас слабыми. Если твои спутники убегут, это для меня не имеет большого значения. На самом деле, я даже буду рада. Их рассказы посеют страх в стане врага. От этого больше толку, чем от целой армии Амани, обещающих держать наш фланг".

Вол'джин промолчал, скрыв вспышку удивления при словах о союзниках из числа Амани. "Даже если они убегут, им никто не поверит".

"Но история получится что надо - дворянина Альянса спасает из плена Вол'джин. Вол'джин, восставший из могилы - не меньше". Она провела его туда, где два конюха держали под уздцы двух стройных ящеров. За оседланными животными стояли две повозки явно пандаренской работы, но запряженные мушанами.

Она вскочила в седло красного ящера и дождалась, пока он присоединится к ней, забравшись на зеленого в полоску. "Этот зверь принадлежал офицеру, которого ты убил. Он меня раздражал, так что я решила им пожертвовать. Поехали со мной, Вол'джин. Почувствуй, каково скакать наперегонки через эти земли".

Ее ящер ринулся вперед и быстро унесся прочь. Его собственный ответил на удар пятками по ребрам и с готовностью поспешил в погоню. В тот момент, когда она предложила гонку, это было последнее, что он хотел. Но когда ветер играл его волосами, и тело вспоминало, как переносить вес верхом на бегущем ящере, былые страсти разгорались вновь. Его пьянили скорость и яростная сила животного под ним, наравне с духом этого края.

Вол'джин вновь пришпорил своего зверя пятками. Ящер откликнулся, понимая, что это было обещанием намного худшей боли, если не поторопиться. Когти вспарывали золотой цветочный ковер. Вол'джин пригнулся к шее животного, резко и хрипло рассмеявшись, когда догнал и перегнал свою спутницу.

Он пронесся мимо, доверяя ящеру дорогу. Животное знало, куда они направлялись, и Вол'джину было все равно, куда. Лишь на это краткое время в седле он забыл обо всем: о своей миссии, об Орде, о Гарроше, о монастыре. Когда его бремя осталось в пропитанной кровью пыли на зандаларской заставе, Вол'джин мог дышать полной грудью. Он не мог вспомнить, когда в последний раз чувствовал себя так, разве что это было слишком давно.

"Сюда!"

Дорога привела их к дворцу Могу'шан, который приближался к кульминации ночного представления. Она направила скакуна на восток, вниз между двух холмов. Вол'джин последовал за ней, завершив свой путь у приземистого строения с островерхими крышами и крыльями, которые сзади смыкались вокруг дворика. Он спешился, передав ящера конюху, который уже забрал поводья у хозяйки, затем прошел за ней через парадный вход.

Кхал'ак громко хлопнула в ладоши, и тролли, склонив головы, высыпали из дверей и коридоров. В основном Гурубаши, если его не обманули татуировки, но явно под началом горстки Зандалари.

Хозяйка указала на него. "Это Вол'джин из Черного Копья. Если кому-то из вас не известно, кто это, я позавтракаю его сердцем на рассвете. Вымойте его и оденьте, как полагается".

Служанка в первом ряду принюхалась, оглядев Вол'джина. "Он из Черного Копья, госпожа. Ему следует валяться со свиньями и воровать одежду у свинопаса".

Спутница Вол'джина сорвалась с места так быстро и ударила ее так сильно, что служанка не смогла бы увернуться от пощечины, будь у нее даже неделя на подготовку. "Он темный охотник. Он почитаем как избранный лоа. Вы позаботитесь о том, чтобы он сиял, как бог. Завтра, когда солнце будет в зените, если могу не будут рыдать от его великолепия, а Зандалари не взвоют от зависти, вы все почувствуете мой гнев. Вон!"

Слуги рассеялись, оставив каргу без чувств распростертой на полу. Хозяйка обернулась со слабой улыбкой. "Думаю, твои пандарены служат тебе вернее. Иногда я думаю, что даже люди вроде твоего лучника лучше годятся в услужение. Мы обсудим это и другие вопросы, когда ты закончишь омовение и будешь одет соответственно".

Вол'джин, хотя и не питал любви к Зандалари в целом, нашел ее интригующей. "А потом ты поможешь мне вспомнить твое имя".

"Нет, мой милый Вол'джин". Ее улыбка стала ярче. "Ты никак не сможешь его вспомнить, потому что ты никогда его не слышал. Но позже я представлюсь тебе и позабочусь о том, чтобы ты никогда не забыл его".

...

Вол'джин помешал бы ее попыткам привести его в порядок, если бы необходимость ухаживать за ним не возмущала ее слуг настолько, что все действо явно оказалось для них большей пыткой, чем для него самого. Как невыносимо мучительно было для этих Гурубаши и Зандалари мыть его, расчесывать его волосы и стричь ногти, втирать масла в его ладони и ступни, а затем одеть его в прекрасный шелковый килт с поясом из шкуры ящера. Что еще хуже, им пришлось оказать ему честь носить маленький церемониальный кинжал в ножнах, крепящихся к левому плечу. Это было его право как темного охотника. Как бы ни хотелось им избавиться от него, как от представителя жалкого, непокорного племени упадочных дворняжек, самые ничтожные из них знали, что никогда не заслужат почестей, которые сейчас ему оказывали.

Магия места также играла свою роль, убеждая его, что он и в самом деле был достоин уважения и почестей. Маленькая часть его радовалась обходительности хозяйки, поскольку он заслужил, чтобы его имели в виду. Может, Гурубаши и Амани и поглядывали на Черное Копье с усмешкой, но когда зандаларский король Растахан решил объединить всех троллей, Вол'джин был приглашен представлять Черное Копье. Он отказался примкнуть к остальным племенам, заявив, что Орда теперь была его семьей, но так или иначе его все же пригласили.

Как только он был готов, слуга с вытянутым лицом провел его в центральный дворик. В середине горел простой выложенный камнем очаг. Маленький стол с двумя золотыми кубками и таким же графином, полным темного вина, стоял немного позади от него. Две циновки для отдыха расположились между столиком и огнем, так что до напитка было легко дотянуться.

Она сидела на коленях на одной из циновок, вороша угли палкой, потом встала, когда он вошел. Она переоделась из кожи в шелк, такой же темно-синий, как и более светлые тона ночного фасада дворца Могу'шан. Простой пояс из золотых звеньев перехватывал на талии ее платье без рукавов. Он был сделан из монет, отчеканенных в разных странах и в разные эпохи. Его концы уже доставали ей до колен, и Вол'джин предположил, что она просто пустит его на второй круг, когда их завоевания добавят новые звенья.

Она указала рукой на вино. "Я предлагаю тебе освежиться. Выбирай кубок. Ты разливаешь. Я выпью из любого. Я хочу, чтобы ты знал, что я не таю зла и обмана против тебя. Ты мой гость".

Вол'джин кивнул, но остался по другую сторону костра. "Разливай и выбирай. Ты оказала мне такую честь. Я тебе доверюсь".

Она налила вино, но оба кубка остались на столе нетронутыми. "Я Кхал'ак, прислужница Вилнак'дора. Он при короле Растахане играет ту же роль, что ты играл при Тралле - и даже больше. Он отвечает за ситуацию с пандаренами. Хотя он не вполне сознает это, он перед тобой в большом долгу".

"Каким же образом?"

Кхал'ак улыбнулась. "Сперва немного истории. Я служила Вилнак'дору, а он служил нашему королю, когда Растахан позволил Зулу попытаться объединить всех троллей под одним знаменем. Из всех собравшихся вождей, только ты, Вол'джин из Черного Копья, отказался от предложения присоединиться к нам. Когда ты развернулся и зашагал прочь, ты прошел как раз мимо меня. Я видела, как ты ушел. И когда ты пропал из виду, я провела немало времени, изучая твои следы на песке. Я гадала, что сотрется раньше: мечты Зула или твои следы".

На мгновение она посмотрела на огонь. "Итак, я очень удивилась, когда здесь, в Цзоучин, один из моих солдат показал мне отпечаток ступни, который я так легко узнала. К этому времени, конечно, наши шпионы в Орде передали нам слухи о твоем исчезновении. Эти слухи делают тебе большую честь. Для большей части Орды ты пропал, выполняя тайную миссию невероятной важности на благо Орды. Многие оплакивали тебя. И все же нашлись те, кто заявлял, что ты был убит".

Вол'джин приподнял бровь. "Никто не допускал мысли, что я жив?"

Кхал'ак взяла кубки и подошла, предлагая ему оба на выбор. "Были чокнутые, которые считали так, и редкие шаманы, которые утверждали, что ты вознесся и стал одним из лоа. Некоторые молились тебе, а кое-кто сделал себе татуировку в виде черного копья. Обычно на боку или на внутренней стороне руки, так как орки не одобряют такой демонстрации".

Он принял один из кубков. "А твоего господина позабавила сказка с привидениями? Вот чем он мне обязан?"

"О нет, он в куда большем долгу перед тобой". Она пригубила вино, затем обернулась. Она спокойно прошла к своей циновке, мускулы ее стройного тела текуче двигались под шелком. Она села, почти как молельщик перед божеством, затем отпила. "Пожалуйста, присоединяйся".

Вол'джин так и сделал, поставив кубок на стол, прежде чем сесть. "Твой господин?"

"Один момент, Вол'джин. Я оказываю тебе честь, считая, что ты не дурак. Ты узнаешь очень много из нашей беседы, много важных вещей. Пойми, что я хорошо понимаю, чем делюсь с тобой. Я буду с тобой откровенна. Спрашивай, и, если я смогу, я отвечу".

Он снова взял свой кубок и отпил. У темного вина был вкус фруктов и специй - частью из Калимдора, частью из Пандарии. Оно ему понравилось, но он не позволил ему разнежить себя. "Ты же сказала..."

"Могу высокомерны и презрительны. Их знания о троллях ограничены россказнями со времен до распада их империи. Что они видели с тех пор, так это Зандалари, которые владеют жалкой частью того, что принадлежало нам прежде, и других троллей, на которых они смотрят, как на вырожденцев. А это те тролли, что дерутся бок о бок с нами. То, что известно могу о тех немногих, кто сражается за Орду, только подтверждает их предрассудки".

"А потом еще Цзоучин и ты". Она пригубила вино, облизнув губы после. "Конечно, я не знала, ты ли это был, и надежда после известий о твоей смерти почти угасла. Я предпочла доверять более страшным слухам, учитывая, что ты отказал Гаррошу более резко, чем моему королю. Я думала, только Орда могла тебя прикончить, а теперь я вижу, что ошибалась".

Вол'джин ответил ей без слов, достаточно высоко задрав подбородок, чтобы стал виден шрам на горле.

"Да. А я-то гадала. У тебя голос не такой, каким я его запомнила". Кхал'ак улыбнулась. "Наши гости из Альянса тоже слышали о твоей гибели. Большинство из них вздохнули с облегчением. Развеялся не один кошмар с тобой в главной роли. Пока что".

"Но вернемся к могу. Их очень забавляло, что тролль и человек обвели нас вокруг пальца. И все же твое умение ускользать предполагало силу, которая могла произвести на них впечатление. Когда я готовила ловушку для сегодняшнего вечера - а представление им очень понравилось, если не считать того, что их раздражало присутствие твоих пандаренских приспешников - я надеялась, что мне попадешься ты. Если не с отрядом, то по крайней мере я могла встретиться с тобой в обмен на жизнь твоих питомцев".

"Почему?"

"Потому что я хочу, чтобы ты к нам присоединился. Это произвело бы впечатление на могу и дало им понять, что у нас есть большое влияние в мире. В их глазах мы всего лишь разбудили их спящего короля. В своем высокомерии они забывают то обстоятельство, что они сами не оказали себе такой услуги с тех пор, как рухнула их империя. То, что человек и тролль морочат нас, выдает нашу слабость, нашу жидкую кровь. Если ты к нам присоединишься, это будет великолепно".

Вол'джин нахмурился. "Ты же была там. Я уже отказал Зандалари один раз".

"Это новое предложение, темный охотник, и мир уже не тот, что прежде". Она протянула руку, погладив пальцем шрам на его горле, а затем другой у него на боку. "Тогда ты сказал, что Орда - твоя семья. Но они тебя отвергли. Гаррош, с его слабым духом и еще более слабым умишком убил единственного тролля, который мог своими советами помочь ему преодолеть надвигающуюся бурю. Ты больше ничего ему не должен. Твой народ - Черное Копье, а мы хотим сделать их первыми среди других племен".

"Да, Гурубаши будут стонать. Амани взвоют. Они будут тыкать нас в свою историю, и я укажу им на их ошибки. Черное Копье - единственное племя, которое осталось верным себе. Вы не встали во главе империи не потому что не способны на это, а потому что выбрали другой путь. Бороться и проигрывать, как они, не значит делать свои усилия священными. Они хотят славы за деяния столетней давности, которые почти сразу были сведены на нет".

Она поднял подбородок, встретившись с ним взглядом, ее глаза горели обещаниями будущего. "Вот тебе мое предложение, Вол'джин, первый из Черного Копья. Будь для меня тем, кем ты был для Тралла. Войди в полную силу, как темный охотник, в котором нуждается твой народ. Твой народ - Черное Копье и все тролли. Вместе мы покажем миру его ошибки и вновь установим порядок на землях, которые обнищали в его отсутствие".

Вол'джин поднял свой кубок. "Это великая честь и предложение, которое только дурак способен отвергнуть".

 







Дата добавления: 2015-09-15; просмотров: 163. Нарушение авторских прав


Рекомендуемые страницы:


Studopedia.info - Студопедия - 2014-2020 год . (0.005 сек.) русская версия | украинская версия