Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Глава 9. Утром Нарцисса все с такими же брезгливо поджатыми губами, сообщила, что целитель Фергель примет его в полдень




Глава 9


Утром Нарцисса все с такими же брезгливо поджатыми губами, сообщила, что целитель Фергель примет его в полдень. И что если Гарри решил сам себя довести до болезни, то будет наказан. Гарри был вручен портключ до Святого Мунго и обратно и некоторая сумма денег. Ему милостиво разрешили, скорее, приказали, перекусить в больничном кафе, если осмотр затянется. А еще Нарцисса как-то странно скользнула взглядом по животу Гарри и дрогнувшим голосом уточнила, как давно его тошнит. Гарри уныло поведал, что с того самого дня, когда Драко угостил его алкоголем, на который у него жуткая аллергия. Вздох Нарциссы прозвучал почти радостно, и чтобы скрыть это она еще раз строго приказала не тянуть с обследованием, потому что аллергия всегда опасна последствиями.

Юная ведьма, с наложенным на лицо слоем косметики в палец толщиной и гнусавым голосом, равнодушно глядя куда-то мимо магла в короткой до неприличия мантии и нижнем белье, поведала, что целитель занят более важным делом, чем ожидать всяких с улицы.
Гарри немного потоптался в холле больницы – дальше его не пустили, и решил все же посидеть в кафетерии. Может, к обеду противная девица, окинувшая его полупальто и шерстяные брюки брезгливым взглядом, сменится с поста, а другая колдоведьма окажется более сговорчивой. Да и несмотря на тошноту, есть все же хотелось. В кафетерии не оказалось ничего не мясного. Какие-то подозрительно подсохшие пирожные и гигантские сандвичи с ветчиной и вареной индюшкой. Гарри немного поколебался и заказал бутерброд, где булочка выглядела относительно свежей, а овощей было больше, чем мяса.

Зря заказал. Вчерашняя ветчина пропитала своим вкусом и хлеб и овощи. Прожевав и проглотив первый кусок, Гарри немедленно пожалел о содеянном и опрометью бросился к ближайшему туалету. Он даже не взглянул на табличку на его двери. Позже, приглаживая у зеркала пропотевшую челку и тщательно прополаскивая рот, он вздрогнул, обнаружив рядом старую ведьму. Она терпеливо ожидала, держа в руках стакан с какой-то жидкостью. Встретившись в зеркале взглядом, она улыбнулась и протянула Гарри стакан.
- Простите, мэм, мне нельзя зелья, - пролепетал донельзя смущенный Гарри.

- Яблочный сок, - хрипловатый голос и седые космы подходили скорее уличной прорицательнице из маггловского шатра, но вместо массы цветастых шалей, бус и побрякушек, на ней была голубая мантия целителя с логотипом родильного отделения. – На время беременности я рекомендую отказаться от любых зелий.

Гарри хмыкнул, но стакан принял. Кисловатая свежесть только что выжатого сока помогла. Тошнота ушла. Осталась небольшая слабость, но это терпимо. Можно тихо посидеть в коридоре или том же кафетерии.
- Спасибо, мэм, эта аллергия…

- Да, где-то полуторамесячная, - старуха рассмеялась и извлекла из кармана курительную трубку. – Ты, крошка, еще скажи, что никогда и ни с кем. И тогда я отпраздную второе непорочное зачатие.

Гарри покраснел от обиды.
- Нет, не скажу. Наоборот, ежедневно. Но вы немного ошиблись с полом пациента. Я мужчина.

- А я женщина, - ведьма меланхолично проследила взглядом растворяющуюся на сквозняке струю дыма. – Но за все свои сто два года не произвела на свет ни единого ребенка.

- Не вижу связи, - Гарри попытался пройти мимо старухи, но ему не удалось. Она решительно перекрывала проем. Гарри откинул приличия и начал протискиваться боком.

Ведьма придержала его за плечо.
- Детка, не знаю, к кому ты хотел обратиться, но советую пойти со мной. В отличие от той шушеры, что называет себя целителями, я еще помню о чести ведьмы-травницы. Если это, действительно, беременность, сохрани тебя Сварог, бедняжка, то тебе потребуется убежище. А то с них станется и на костер тебя потащить. Ведь, с вейлой спишь? Или тритон расстарался? Эти и дырку в заборе обрюхатят.

Гарри торопился вслед за старухой и не знал, почему он ей так сразу и безоговорочно поверил. Может, потому, что в школе весь Гриффиндор подозревал Драко в наличии примеси вейловской крови? Или потому, что если он, как человек, мог забеременеть от нечеловека, то, как нелюдь, мог получить ребенка и от чистокровного волшебника. По дороге к кабинету странной целительницы им никто не попался, Гарри мог только радоваться этому. Мало ли что могли потом донести Малфоям. Заперев дверь, ведьма, еще раз затянулась ароматным дымом.
- Сними это непотребство, мальчик.

Гарри, краснея, стянул с плеч пальто и нерешительно взялся за застежку брюк.
- Останься только в рубашке.

На холодной кушетке лежать было непривычно скользко. И стыдно. Старуха недрогнувшей рукой приподняла его член и слегка помассировала его. Тут Гарри был готов провалиться сквозь все этажи и подвалы. Немного помяв яички, ведьма удовлетворенно кивнула и, положив одну ладонь на промежность, другой сильно нажала на живот, прощупывая край лобка. Гарри засопел, дыша внезапно забитым носом.
- Нечего хлюпать, - рявкнула ведьма. – Когда ноги раздвигал, не ныл. – Она сосредоточенно ощупывала место под мошонкой, временами сильно надавливая на живот. – Расслабься. Так. Хорошо. - Она отошла в сторону, очищая руки специальным заклинанием. – Одевайся.

Пока Гарри торопливо натягивал штаны и немного дрожащими руками заправлял в них рубашку, она продолжала курить, задумчиво созерцая дым.
- Так вот, ребенок. – Скажи своему хахалю, чтобы он немедленно вывез тебя из Англии. Родишь где-то в другой стране. Да хоть бы и в Болгарии. Слабый ты, правда, тощий. Есть надо больше. За двоих. А то через сезон будешь похож на глисту с пузом. – Она постучала трубкой о край пепельницы, выбивая пепел, и глянула на Гарри внезапно жестким взглядом. – А из Англии беги. Сожгут.

- Почему? – Гарри сгорбившись пристроился на краю кушетки. Где-то внутри билась жизнь. Хотел ли он ее? А кто его спрашивал? Любит ли он эти несколько десятков клеток? Нет. Но, даже не любя, он не хочет этому существу своей судьбы.

Старуха шершавой ладонью погладила его по голове и вздохнула.
- Англичане странные волшебники. Кто-то там, опившись мухоморов, сказал, что остров сгинет, если на него ступит нерожденный женщиной. И они верят. Тысячелетиями, ребенок.

- Но вы не верите? – Гарри прижался к ее ласковой ладони.

- Моя бабка приняла с десяток таких. А Русь стоит по сию пору. И Англия не утонет. А если и сгинет, то так тому и бывать. Страна, где к Защитникам относятся, как к животным, не праведная. Не место ей на лике земли-матушки. Беги, мальчик. И пусть тебя сохранит Лада.

Забившись в угол между пыльным фикусом в кадке и стеклянным столиком, заваленным прошлогодними журналами, Гарри приходил в себя. У него будет ребенок. Как к этому отнесутся Люциус и Нарцисса? А Драко? Ведь это его сын. Или дочь. Люциус, скорее всего, уничтожит ребенка. Слишком он дорожит традициями. А Драко? Гарри нервно хихикнул. И еще раз. Хихиканье переросло в истерический смех и судорожную икоту. В груди болело так, что Гарри не мог разогнуться, он свалился на пол, притягивая колени к груди и не переставая смеяться. Что же он натворил такого в прошлой жизни, что его настолько наказывают в этой? Не иначе, как уничтожил цивилизацию.

Пройдя через истерику, Гарри долго приводил себя в порядок, прикладывал мокрый платок к покрасневшим и припухшим векам, замазывал мелом со стены потемневшую кожу под глазами. Решив, что выглядит не так уже и страшно, активировал обратный портключ.
До обеда было еще немного времени, и Гарри решил полежать. После всплеска истерики болело все тело и хотелось спать. Гарри прикрыл глаза и отдался дреме. Хорошо, что в комнате тепло и полумрак. Гарри приподнялся и посмотрел на окно. Точно, пошел снег. Небо потемнело и затянулось мощной тучей. Снег шел крупный, большими кусками ваты, налипающей на подоконник и медленно сползающей под собственным весом.

Гарри откинулся на подушку. К вечеру должно похолодать. Надо не забыть приказать эльфам хорошо протопить спальню. Драко не любит сырости. И горячий чай… Во сне Гарри мазал губы Драко ложкой с медом и смеялся над его недовольной гримасой. К обеду он вышел бодрым и полным сил. Впервые за долгое время хотелось есть и не тошнило. Драко не было. Но в последнее время он часто опаздывал. Приближалась зимняя сессия, и он допоздна задерживался в библиотеке университета. Нарцисса, наблюдая за тем, как Гарри второй раз потянулся за запеченным картофелем, удовлетворенно покивала головой.
- Что сказал целитель Фергель? Аллергия?

Гарри почти подавился. Он и забыл, что должен отчитаться. Низко наклонив голову над тарелкой, послушно ответил:
- Я не попал к целителю Фергелю, - что в принципе было чистой правдой. А о других целителях Нарцисса не спрашивала. Следовало немедленно отвлечь ее внимание, и Гарри продолжил, - Меня не пустили. А Драко сегодня не вернется?

Люциус звякнул прибором. По собственному опыту Гарри знал, что это высшая степень негодования, которую можно продемонстрировать за столом.
- Почему не пустили?

- Они решили, что я маггл, - что в принципе было чистой правдой.

Люциус нахмурился, пристально изучая классическую тройку Гарри. Нарцисса поджала губы, но промолчала. Супруги переглянулись друг с другом, и Люциус раздраженно проворчал.
- С тобой сплошные недоразумения, Гарри. Хорошо, я приглашу целителя в поместье. Завтра или послезавтра. Драко уже был дома. Он приглашен на мальчишник к Гойлу. Вернется поздно.

- Спасибо, - Гарри отложил вилку, но под внимательным взглядом Нарцисса взял обратно. Поздно, значит, выпивший. До конца обеда Гарри вяло гонял по тарелке еду, односложно отвечал на реплики Люциуса или Нарциссы, соглашался с их мнением и мрачно прислушивался к себе. Интересно, что должны ощущать беременные? Спросить что ли Нарциссу? «Миссис Малфой, а какие у вас были странности, когда вы носили Драко?» Точно, и схлопотать в лоб аваду. Лучше поговорить с Драко. Он умный, он все решит. Только бы согласился сначала послушать. Или стоит подождать до утра, когда Драко будет уже вменяемым и добрым?

У Гарри все настолько валилось из рук, что Люциус практически выгнал его из кабинета. Остаться одному в спальне оказалось еще страшнее. Гарри то хватался за живот, ощущая какое-то там шевеление и до жути пугаясь этого. То прилипал к окну, высматривая в темноте парка фигуру Драко. Книга была отброшена в сторону. Стакан вечернего молока едва не вылит на эльфа. А зеркало в душе облито водой из-за невинного замечания, о впалом животике и торчащих ребрах.

В два часа ночи Гарри сидел в кровати и неотрывно смотрел на дверь. К этому времени были придуманы и отвергнуты сотни планов, как по рождению ребенка, так и по его уничтожению. Думать о том, что засело в нем, как о собственном сыне, Гарри категорически отказывался. Даже мысленно он называл его, как угодно – эмбрионом, зародышем, неприятностью, но не ребенком.

Дверь распахнулась сразу на всю ширь. Ночник в присутствии хозяина вспыхнул ровным ярким светом. Сегодня на лице Драко не блуждала привычная в последнее время пьяная улыбка. Наоборот, Малфой был явственно зол. Молча, не глядя на Гарри, стянул парадную, пропахшую дымом и резкими духами мантию, швырнул на пол и злобно пнул. Гарри съежился, натягивая одеяло выше и ожидая самого худшего. Мелькнула мысль отвлечь Драко от неприятностей.
- Драко, мы должны поговорить.

Драко оказался на кровати одним быстрым движением. Он почти упал на живот, дотягиваясь до Гарри и сгребая его волосы в кулак.
- Поговорить? О чем можно говорить с животным? А? Молчать!!! – Он сильно дернул за волосы и, с размаху опуская ладонь на щеку Гарри, выкрикнул, - Ты, тварь! Ты всю жизнь мне испортил. Гойл женится! Гойл!!! Почему? Отвечай!

- Не знаю, - Гарри с неудобно вывернутой головой, сморгнул слезы и вцепился в кулак Драко, пытаясь ослабить его хватку. – Драко! Послушай же….

- Молчи, тварь… потому что… - Драко вывернул руку, кидая Гарри животом на край кровати, - … ни одна ведьма… - Сильный толчок коленом между ног, -… не войдет в дом… - Драко вскрикивает от боли сухого проникновения и звереет еще больше, - … где на свободе бегает дикая тварь! А мне… - Сильные беспорядочные толки, - … нужен наследник! Сын, - злобный рывок за волосы, выворачивающий голову вверх и в сторону, - … чего ты дать не можешь, животное. – Ногти, полосующие бедро и последний рывок вглубь, от которого Гарри кричит. – Вон отсюда!

Гарри сползает к кровати и бредет к двери, широко расставляя ноги и борясь с желанием прижать холодными пальцами пылающий анус. В спину летит злобно и вполголоса:
- Всем было бы легче, если бы ты пошел и утопился.

Боль это хорошо. Боль это правильно. Потому что тогда думаешь только о теле, рентгеном просвечиваешь каждое движение, чтобы не заставить боль вскрикнуть и забиться. Боль это даже приятно. Потому что знаешь, почему плачешь. Боль это ласково. Потому что тогда не помнишь, что это не прямой приказ. Но это шанс. Единственный и последний. А озеро оно ведь недалеко, и метель в лицо не помешает. Наоборот, она погладит плечи, вопьется поцелуем в дрожащие губы, смахнет с глаз какую-то влагу мешающую видеть.

Видеть на свежей зелени залитого солнцем холма вальяжно развалившегося мужчину. Рука смахнула снег с ресниц, человек сладко потянулся и сел.
- Сын?

- Не знаю.

- Сын. Вижу, что стану дедом.

- И что скажешь?

- Я не знаю, что говорят в таких случаях.

- Я тоже.

Короткий взгляд желтовато-карих глаз с козьим квадратным зрачком, в котором отражается майское солнце, и равнодушное пожатие плеч. Сильный толчок ветра в грудь, от которого приходится сделать шаг назад.
- Ты изнасиловал мою мать?

- Я взял то, что всегда принадлежит мне.

Легкое почесывание между массивными рогами и подергивание пушистого уха, над которым вьется шмель. Острый край льдинки пропарывает ступню, но боль почти незаметна.
- Заберешь меня к себе?

- Тебе здесь не место.

Слепящий свет за спиной черного козла, что спокойной трусцой сбегает с холма навстречу. Гарри жмурится от набегающего яркого света или пытается… окоченевшее тело отказывается слушаться. Ноги переступают сами по себе.
- Значит, мне нигде нет места.

- Иди на свет, сын.

Свет налетает, ударяя крутыми рогами и опрокидывая в ослепительную тьму безвременья.

*** ***

Драко проснулся в отвратительном настроении. Даже с закрытыми глазами он ощущал все признаки жесточайшего похмелья. Нет, последний брудершафт с каким-то приматом из гойловской родни был явно лишним. И чертов Поттер не задвинул штор на ночь. Стоит открыть глаза, как по нервам полоснет болью. Интересно, он хоть приказал эльфам подать антипохмельное зелье? Пытаясь, не делать лишних телодвижений и не открывать глаза, Драко нащупал край тумбочки и провел по ней ладонью. Склянки с зельем не было.

- Скотина, - с чувством прошипел Драко и поморщился от дурного вкуса во рту. Снейп прав. Разбаловали совсем. Эльфы тоже ведут дела поместья, но бриллиантами их окидывать никто не собирается. Кстати, об эльфах. – Диппи?

Хлопок рядом возвестил о появлении эльфа. Ожидать воплей «что угодно хозяину Драко», Драко не стал. Визг травмирует и без того больную голову.
- Антипохмельное зелье, мятной воды, много, и ванну… горячую.

Позже, лежа в горячей ароматной воде и заливая гадость во рту мятным вкусом, Драко нашел силы заняться муками совести. Он нетвердо помнил, что наговорил вчера вечером, но чувствовал, что обидное. А еще избил… и если бы только избил. Опять был груб до одури. И с чего он так звереет? Капля алкоголя – и его немедленно сносит с катушек. Хочется причинить Гарри боль. Хорошо, что он всегда все прощает. Только смотрит своими невозможными глазищами и молчит. Надо будет придумать, как загладить вину.

К обеду он спустился практически здоровым. Настроение поднимало и яркое солнце играющее на свежевыпавшем снеге и заказанный эльфам романтический ужин при свечах и с клубникой со сливками. Гарри по плебейски обожал это блюдо. Драко весело поздоровался с отцом, поцеловал маму в щеку, не забыв о комплименте новой прическе. И опустился на свое место. Кресло Гарри пустовало, а Люциус недовольно поглядывал на часы.
Эльфы внесли первое блюдо, а Гарри все не было. Люциус повернулся к Драко.
- Нам ждать, или ты решил не допускать Гарри к столу? – В его голосе слышалось брезгливое недовольство. В последнее время Люциус часто останавливал Гарри и внимательно рассматривал его синяки и разбитые губы. Вот уж не вовремя Гарри опаздывает.

- Но я не знаю, где он, - Драко сделал вид, что понятия не имеет, о чем идет речь. – Может, задержался в колледже. Маггловские машины часто застревают в пробках.

Люциус вызывающе улыбается и медленно вынимает из кармана мантии крохотную черную коробочку. Драко с удивлением опознает в ней маггловское средство связи. Мало ему было того печатного устройства с экраном, на котором можно было видеть биржу даже в Америке, так еще и это. Люциус победоносно улыбается и сосредотачивается на приборе, медленно нажимая кнопки и с все еще немного недоверчивым, но крайне гордым видом поднося коробочку к уху.
- Мистер Тайлер, я плачу вам за то, чтобы мой воспитанник был вовремя доставлен домой. Где он? – Люциус слушает, удивленно поднимает брови, затем кивает и откладывает прибор. – Он не выходил из дому. – Эльф! Кто там? Ко мне! - Тощий эльф материализуется прямо у ног хозяина и с размаху бухается головой об пол.

Люциус брезгливо отодвигает его ногой. Он явственно раздражен, и Драко старается вести себя, как можно незаметнее. Совершеннолетие совершеннолетием, но отец может и тростью отходить.
- Немедленно найди Гарри и доставь сюда.

Эльф с горестным подвывом стукнулся о ножку стола и дрожащим голосом залебезил,
- Но нехозяин Гарри вышел из дому!

- Когда? – У Драко появилось какое-то отвратительное предчувствие. – Когда он вышел?

- В три часа ночи, хозяин Драко. – Эльф заскулил от ужаса и зачастил быстро-быстро, глотая слова и заливаясь слезами. – Дверь открылась. Сама. И он вышел в парк. И не возвращался.

Драко закрыл глаза, втягивая воздух носом. Но только на миг. В следующий момент он уже сорвался с места, вылетая за дверь. Дорогу к озеру он знал слишком хорошо. На свежем снегу не было ни единого отпечатка, но это не останавливало. Гарри мог быть только там.

Озеро встречает его черной водой и длинными сахарными языками стекающего снега. Драко хочет коснуться подмерзшей поверхности и не смеет. Позади раздается хриплый голос отца:
-Что?

И Драко падает на колени прямо в мокрую границу снега и воды и захлебывается длинным отчаянным «нет!».



- Что это еще за хуйня?

- Сбил машиной. Выпрыгнул под колеса, как из ниоткуда.

- А раздел на хрена?

- Он таким и был.

- Уличный. Попользовались и вышвырнули. На хера он тебе?

- Не мог же я его там оставить. Замерз бы. Возьмем с собой. Дай второе одеяло.

- Беру свои слова назад. Это не шлюха.

- И с чего такая перемена мнения?

- С того, что еще ни разу в своей ебанутой жизни не видел, чтобы шлюхи таскали на шее изумрудов на пару сотен тысяч. В камешках я понимаю. Интересно, что это с ним случилось?

- Очнется, расскажет.

- А если не очнется?

- Тогда в моей ебанутой жизни станет на одну загадку больше.

- Заводи моторы. Нам дали полосу.

 


Глава 10.

Глава 10


Пять лет спустя.

*** ***

Драко стоял у озера и безразлично смотрел, как вишневые лепестки подобно снегу устилают поверхность черной воды. Эльфы давно поставили здесь скамейку, но Драко еще ни разу не воспользовался ею. Он всегда стоял, как будто отдавая дань могиле. Первую неделю после смерти Гарри отец силой уводил его от озера, но Драко опять возвращался. Он упорно ждал, что холодная вода вот-вот вернет свою жертву, одновременно страшась увидеть то, что осталось от Гарри. Но озеро решило хранить свою тайну.

В тот день, силой вернув Драко в дом, Люциус активировал дуал ошейника Гарри. Бесполезно. Спешно собранная комиссия по расследованию смерти согласилась с выводом Малфоя – артефакт блокировала вода. Комиссия работала еще пару недель – результаты расследования были обнародованы на заседании Визенгамота и… забыты. Невиновность семьи Малфой была признана и доказана. Большей частью благодаря напряженной работе Люциуса.

Тщательное исследование компонентов крови показало, что, обнаруженное в процессе анализа, неизвестное зелье в сочетании с минимальным количеством алкоголя вызывало у Драко неконтролируемую агрессию и небольшую амнезию. Автор зелья остался неизвестен, хотя сомнений в причастности Снейпа не было ни у кого. Правда, Люциус воспользовался случаем и отказал мастеру зелий в своей дружбе. Травить наследника не имел права никто.

Сыграло роль и то, что прямого приказа не было, было пожелание. Не больше. Гарри мог и не выполнить его. Так что решение о собственной смерти было принято им добровольно.

Возможно, что повлияло и нестабильное внутриполитическое положение. Оборотни, вейлы и кентавры, внезапно объединившись, потребовали пересмотреть закон, ограничивающий их права, как разумных существ. Бунт был подавлен лишь к весне. Новые жесткие законы лишили нечеловеческих существ последних прав, приравняв их к псевдоразумным животным. Это оказалось последней каплей. Терпение древних рас лопнуло. Первыми покинули Англию низведенные до роли животных вейлы. Куда и как они исчезли, установить не удалось. Через месяц убежища во Франции попросили оборотни. И получили его. Покидали остров они на маггловском транспорте.

Драко помнил издевательские статьи в газете на эту тему. В них маститые журналисты ядовито шутили над тупыми лягушатниками, самостоятельно усаживающими на собственные шеи кровожадных монстров. Тогда Люциус, отшвыривая очередной номер «Пророка», яростно поджимал губы и возмущался узколобыми болванами из Министерства, не понимающими или не желающими понимать, насколько дорог любой носитель магии.

Вампиры исчезли незаметно. Ксенофилиус Лавгуд разразился по этому поводу огромной, как всегда бессвязной, статьей на эту тему. В ней он предсказывал гибель человечества и живописал ночной исход вампиров. Домохозяйки шепотом пересказывали друг другу подробности того, как «Они все, одновременно, подняли головы, испустили протяжный, полный боли стон, и исчезли, как тени, растворяясь во тьме». Здравомыслящие волшебники лишь покачивали головами, удивляясь, откуда приходят подобные фантазии.

А потом умерла Хранительница северного побережья. Ее смерть отвлекла внимание от еще одной странности. Впервые Повелитель не явился на шабаш. Не пришел он и на следующий год. Волшебное сообщество затаилось в первобытном ужасе. Указом Визенгамота ночь Саммайна теперь встречали все совершеннолетние ведьмы. Даже замужние и нечистокровные. Но долгожданного зачатия не было. Через пять лет стало ясно, что магия покидает Англию. Сегодня в ночь умерла Хранительница востока.

Драко присел, касаясь ладонью ледяной поверхности.
- Мне пора, Гарри. Очередное «внеочередное» заседание Визенгамота. Мы умираем. Хорошо, что ты не застал этого. Они бы нашли способ заставить тебя опять спасать наш проклятый мир.

Он повернулся и побрел к дому. С недавних пор он больше не рисковал аппарировать. Хорошо, что каминная сеть еще функционировала. Драко проходил по анфиладам комнат, мельком отмечая новые признаки обветшания. Оставшиеся эльфы были не в состоянии уследить за всем домом, и Люциус дал приказ сосредоточиться на единственном жилом крыле. Неподвижность портретов неприятно резала глаз, а мигающие и чадящие волшебные свечи гасили любые проблески надежды и оптимизма. Люциус ожидал Драко у камина. Он с привычным неодобрением взглянул на простую черную мантию сына, но промолчал.

Те времена, когда Малфои вышагивали из камина с недоступной иным элегантностью, давно миновали. Ни Люциус, ни Драко не собирались тратить магию на заклинание поддержки. Сегодняшнее перемещение было еще более неприятным, чем обычно. Они оба почти вывалились из камина в атриуме Министерства. Кажется, что всего за пару дней резкие рывки переходов каминной сети стали намного сильнее. Волшебники, появляясь из каминов, не глядя по сторонам, порой даже не поднимая голов, быстро проходили в нужный коридор.

Зал заседаний был увеличен, но нестабильность магии стала настолько привычной, что ни один волшебник не рискнул занять место у стены. Закончить жизнь замурованным в камень желающих не находилось. Драко и Люциус привычно раскланивались, приветствовали знакомых и осматривались, отмечая многочисленность собравшихся. Кажется, присутствовали все главы родов и их совершеннолетние сыновья. Драко досадливо отвернулся от клана Уизли, впрочем, отметив, что старшие сыновья рыжеволосой семейки отсутствуют.
- Какая наглость, - пробормотал Люциус. Драко вопросительно взглянул на него, ожидая пояснений. – Они притащили сюда свою грязнокровную невестку. Порядочные ведьмы не вмешиваются в дела волшебников.

- Вопиющее пренебрежение традициями, - поддержал его Нотт. Его сын, пожал протянутую руку Драко и кивком предложил сесть рядом. К ним подтянулись остальные слизеринцы. Главы родов заняли места впереди, дети за их спинами. Красно-золотая сторона зала тонкостями этикета не озаботилась. Садились кто где. По правую руку Драко опустился в кресло усталый Блейз. Слишком бледный с коричневатыми подглазьями, он выглядел лет на пять старше своего возраста. Драко мысленно посочувствовал ему. Их дом находился в магически бедном районе, и Блейзу приходилось ежечасно обновлять скрывающие щиты. Злые языки поговаривали, что внезапное затворничество его матери связано с ее неспособностью поддерживать косметические чары.

К трибуне предсказуемо вышел Дамблдор. Раскинул руки в традиционном жесте приветствия, и перешептывание стихло. Драко со злорадством отметил отвратительный вид старейшего мага Англии. Дамблдор выждав минуту, заговорил хрипловатым, отчетливо старческим голосом.
- Братья и сестры. Сограждане. Мне выпал тяжкий жребий сообщить вам об усугублении нашего и без того печального положения. Сегодня мы потеряли запад.

- Восток! – Большинство волшебников с негодованием повернулись к невеже, осмелившейся прервать главу Визенгамота. Грейнджер совершенно не смутилось всеобщим вниманием, наоборот, она, кажется, расцвела в перекрестье возмущенных взглядов. – Профессор Дамблдор, сегодня ночью умерла Хранительница восточного побережья, а не…

- Хранительница западного побережья пережила ее на шесть часов, миссис Уизли. Поэтому ваш план по перемещению оставшихся Хранительниц к побережью Исландии, для попытки воспользоваться ее границей, как дополнительной поддержкой, провалился. Некоторые из нас уже потеряли кров.

Блейз прикрыл лицо рукой и всхлипнул. Драко коснулся его рукава, одними губами формируя вопрос «Что случилось»? Блейз лишь покачал головой, отказываясь говорить. Дамблдор дождался возвращения тишины и продолжил.
- Час назад было принято решение о праве Убежища. Волшебники, чьи дома еще держатся, обязаны принять у себя лишившихся крова.

Люциус тяжело поднялся с места. Драко с тревогой отметил его окаменевшее лицо и напряженные желваки на скулах. Блейз первым протянул ему свою волшебную палочку, признавая власть сюзерена. Визенгамот терпеливо пережидал ритуал присяги. Драко внимательно наблюдал за подходящими к отцу волшебниками, с облегчением отмечая отсутствие в этой череде откровенных врагов.

Дождавшись тишины в зале, Дамблдор опять занял место на трибуне.
- Три месяца назад, предполагая подобное, мы обратились к волшебным правительствам других стран с просьбой о возможности переселения. Час назад мы получили последний ответ. – Драко вдохнул воздух, раздувая ноздри. Он не покинет Англию. И озеро. Отцу придется зачать нового наследника. В зале стояла неестественная для такого количества людей тишина. Ни вздоха, ни откашливания, ни скрипа стула или шороха одежды. Казалось, что волшебники в одночасье превратились в рассаженные по рядам манекены.

Дамблдор принял пергаменты из рук секретаря.
- Франция – отказ. Причиной они выставили несогласие общины Жеводанского волка.

«Так вот к кому бежали наши оборотни. Мудрое решение.», Люциус криво улыбнулся. «Принять почти три сотни зверей… истинных там не меньше полста. Франция, виват». Судя по шуму, об этом подумало немалое количество волшебников.

- Германия – Выразив общее несогласие с направлением нашей внутренней политики в отношении древних рас, они согласились принять всех несовершеннолетних детей. – Дамблдор сделал паузу и окинул зал взглядом блекло-голубых глаз. – На условиях полного усыновления.

Драко заранее прикрыл уши. Вполне предсказуемо. Швабам нужен генофонд, но проблем с взрослыми волшебниками они тоже не желают. Дамблдор вскинул руку вверх, призывая замолчать, но гневные выкрики продолжались еще не меньше минуты. Но стихли и они. Дамблдор развернул следующий пергамент.
- Ирландия. Здесь все, как всегда – Нога англичанина не осквернит зеленых холмов… и дальше по всем известному тексту. – Невеселые смешки подтвердили, что снисхождения от Ирландии и не ожидалось. Пергамент был отложен, другой взят. – Болгария, Польша, Словакия – против сообщество вейл. – Следующий пергамент и следующий отказ, Италия, Греция – нимфы и дриады.

Дамблдор покачнулся и был заботливо поддержан кем-то из Уизли. Еще пергамент.
- Румыния и Венгрия, - На этот раз глава Визенгамота сделал паузу и отложил пергамент в сторону. - Они не против нашего переселения, но прилагают письмо от Совета Кланов. Вампиры предупреждают Министерство магии, что считают любого англичанина своей законной добычей. – Неуверенный смешок всхлипнул и погас под жалостливым взглядом Дамблдора.

- А что мы хотели? – Блейз бормотал, не отрывая рук от лица. – Сотни лет унижений, практически рабства… Они не простят. Британия, правь миром! Самое время. – Драко обхватил друга за плечи, притягивая к себе. Куда делся вечный живчик со смешинками в глазах? Потухший взгляд, измотанное лицо и хриплый, надтреснутый голос горя.

- Отозвалась и Россия – Дамблдор откашлялся и поднял над головой плотный лист дорогой мелованной бумаги с изображением гигантской хищной птицы, сжимающей в когтях символы власти. – Они согласны выделить нам часть пространства в Сибири, но все переселенцы обязаны сделать посильные вклады в экономику их страны.

- Лучше быть обеспеченным сквибом в Англии, чем нищим в Сибири. И не факт, что нас не лишат магии, - Люциус покивал головой, соглашаясь со злобным шепотом Паркинсона.

- Америка, - Дамблдор принял из рук секретаря особенно большой конверт. – Америка, признает, что спокойно наблюдать за гибелью нации не может. - Дамблдор помолчал, перебирая дрожащими руками одинаковые листы обыкновенной маггловской бумаги. – Они принимают всех, до последнего волшебника. И расселяют их по всей территории Соединенных Магических Штатов. Нам запрещено создавать какие-либо землячества, объединения по национальным, территориальным, религиозным и любым иным, кроме близкородственных, признакам. Нас обязуют максимально быстро ассимилировать в американское общество и забыть само слово «англичанин».

Отец слегка повернул голову, одновременно медленно обозначая кивок. Драко и сам понимал - это наиболее приемлемый вариант. Черт с ней, этой Англией. Если предки покинули Францию, то чем их потомки хуже? Главное успеть сориентироваться и выпросить, выкупить, вымолить хорошее место. Дамблдор тем временем взял в руки гигантский рулон и откашлялся, привлекая внимание увлекшихся обсуждением предложения.
- Но есть еще вариант. Мне он кажется, более приемлемым, потому что в этом случае…

Дамблдор разливался медом и молоком, он говорил о единстве англичан, о британской гордости, о единстве перед лицом опасности… Драко немедленно понял, что ни Дамблдор, ни его очередная министерская марионетка терять контроль над своей паствой не желают. А вариант, скорее всего, провальный. Краем сознания Драко отметил переход к делу и обомлел.
- На территории Бразилии, вот здесь – палочка обвела вытянутый овал на одном из притоков Амазонки, - существует устойчивая магическая зона. Местные волшебники туда не ходят. Судя по их поверьям, там расположено жилище страшного владыки подземного мира. – Дамблдор добродушно улыбнулся. - Бразильцы вообще склонны к мелодрамам, – некоторые поддержали его подобострастным хихиканьем. А Люциус просто пожал плечами. Драко прекрасно понял этот жест. Не верить в легенды? Совершенно маггловская черта характера. Они и в драконов не верят. Только драконам от этого хуже не бывает.

Дамблдор еще минут десять распинался о девственных лесах Амазонии, о возможности для каждого из них сделать новый старт, о новой Британии, которая еще будет править миром… в общем, лил воду. Хотя, Драко даже мысленно поаплодировал старому интригану, он ухитрился совершенно незаметно вставить в свою речь факт, что земля имела владельца. И что акт купли-продажи заверен не только маггловскими службами, но и министерством магии Бразилии. Так что сейчас будет выбран очередной «доброволец», который отправится в это Мерлином забытое место, умолять владельца продать землю.

Дамблдор, пообещав новый Авалон и всеобщее благоденствие, милостиво прикрыл собрание. Драко встал за спиной отца, договаривающего о времени открытия каминов в доме для получивших убежище. В этот момент его и позвали к Дамблдору. К несчастью, отец мог только проследить за ним взглядом. Но вести переговоры пришлось в одиночку.

В кабинете, куда его привели, не было ничего, кроме пары кресел и небольшого столика. На этот раз председатель Визенгамота тянуть с долгой прелюдией не стал. Он подтолкнул по гладкой поверхности столешницы пачку документов и кивком дал разрешение ознакомиться. С первой же строчки стало ясно, что несчастным, высылаемым в Бразилию, будет очередной Малфой.
Первым изученным Драко документом было долгосрочное соглашение о владении участком почти в сто тысяч квадратных километров. Судя по всему, срок аренды был принят всего-навсего в тысячу лет. Несколько дополнительных пунктов ограничивали правительственную власть на этом участке до полного нуля. Цель владения гигантским куском нехоженых джунглей была проста и изящна – создание заповедника для редких, вымирающих видов флоры и фауны. Владельцами и основателями заповедника числились четыре человека. Драко всмотрелся в их фамилии и пожал плечами. Неизвестны.

Следующая бумага оказалась списком благотворительных организаций, жертвующих на такое доброе дело. Суммарная цифра впечатляла даже Малфоя. Глаз зацепился за знакомое название – Жеводанская община святого Зверя.
- По-крайней мере, один из владельцев волшебник.

- Основателей, мальчик мой, основателей.

Драко передернуло и от слащавости голоса и от старческого дребезжания ссыхающихся связок. Следующая бумага оказалась кратким перечнем фактов биографии некоего Чарльза Бенджамена Стейза. Сорок четыре года. Англичанин. Двадцать лет назад, в самом начале карьеры хирурга угробил именитого пациента и был лишен права на врачебную деятельность. Практически в это же время погибает его жена. Не разродилась. После ее смерти Стейз записывается в какую-то волонтерскую миссию в Колумбию и исчезает.

Второй документ и второй основатель. Марк Грохольски. Тоже около сорока лет. Русский. Бывший боец спецотряда. Паспорт бразильский. Смутные намеки о работе телохранителем какого-то колумбийского наркобарона. Все.

Фрай Вансэ. Француз по происхождению, бразилец по подданству. И Леонард Вансэ. То же самое. Вероятно, братья. Драко просмотрел следующий коротенький документ и уважительно присвистнул. Семьдесят процентов акций этой небольшой фирмы принадлежали именно Леонарду Вансэ. Остальные довольствовались пакетами по десять процентов.

Последним было письмо. Короткое, вежливое и предельно наглое.

Многоуважаемый мистер Дамблдор,
Право я был немало удивлен, получив ваше предложение о продаже «Ковчега». Прежде всего, вашей некомпетентностью в данном вопросе. Позвольте вам пояснить, что такое заповедник. Это — особо охраняемая территория или акватория, целиком исключенная из любой хозяйственной деятельности в целях сохранения в нетронутом виде экологической системы, охраны видов живого и наблюдения за происходящими там природными процессами.
Так что ваше странное предположение о предполагаемом переселении сюда достаточно большой группы людей абсурдно по определению.
Как с точки зрения законов, так и с точки зрения здравого смысла.

Ф. Вансэ

P.S. Повышать сумму нужды нет. Денег у нас достаточно.

Драко хмыкнул. Еще бы при таких пожертвованиях.
- С технической точки зрения, все правильно. Заповедник такого масштаба находится под пристальным вниманием большинства природоохранных организаций, в том числе и ЮНЕСКО, - Драко не счел нужным пояснять, что это. Тем более, что большинство волшебников удовлетворятся и Америкой. Это Дамблдору и его цыплятам нужна автономия, чтобы продолжать наслаждаться властью. А простые люди приживутся и при другом правительстве. Драко отложил бумаги и встал, показывая, что разговор окончен.

Но Дамблдор лишь улыбнулся и выложил на стол еще несколько документов.
- Паспорт. Билет до Манауса. Адрес небольшого частного поля для летательных машин, откуда еженедельно отправляют продукты в заповедник.

- Почему я? – Драко едва не взвыл. Он почему-то точно знал, что отказаться не сможет.

- Мальчик мой, ты отличный юрист, - Дамблдор удовлетворенно покивал головой, как марионетка. Или как будто это была именно его заслуга. – И ты знаком с маггловским миром, не так ли?

- Ваша Грейнджер знает о магглах вдвое больше моего, - грубо рявкнул Драко. – И она политолог. Лучший выбор, чем я.

- Миссис Уизли отправляется вместе с тобой, - Дамблдор сладко улыбнулся. – Была бы она мужчиной, я бы не задумываясь послал ее одну. Но женщине будет тяжело в диких краях. К тому же, - он знающе подмигнул, - Всем известно, что ты отличный интуит и прекрасно разбираешься в людях. Приглядись там к этим основателям, чем они дышат. Жаль, конечно, что Гарри так нелепо умер… – Драко ощутил себя, как будто его с размаху ткнули носом в лужу трольих соплей. Грязно и противно. Он кивнул. А Дамблдор вдруг резко закончил разговор. - Завтра в три вы должны быть в Лондоне вот по этому адресу. Счастливой дороги.

*** ***

Места в самолете были рядом. Драко сначала упорно смотрел в окно, преувеличенно не замечая соседку, но когда облака надоели до рези в глазах, сел прямо. Впереди по телевизору показывали какой-то фильм. Совершенно тупой, по мнению Драко. Грейнджер читала. Еще через час миленькая маггла в синей униформе прикатила тележку с какой-то едой. Грейнджер обслужила Драко, и он ей позволил. Пусть она сколько угодно делает всегдашний вид – без меня не справишься, совершенно не подозревая, что сама низводит себя до положения горничной. Пригубив белого вина – среднего качества, Драко задремал.

Ладонь грелась на плоском животе, а сверху ее накрывало еще одно родное тепло. Гарри тихо посапывал, даже во сне прижимаясь к Драко. Но иногда в его ровное дыхание прорывались всхлипы недавних слез, и Драко знал, что виноват в этом он.
- Ты простишь меня?
- Я прощал всегда. А ты убил меня. Зачем?
Мышцы ног полоснуло судорогой боли ледяной воды озера, Драко вскрикнул и проснулся. Некоторое время он тяжело дышал, приходя в себя и разминая затекшую ногу. Пассажиры занимались своими делами, совершенно не обращая внимания на его вскрик. Грейнджер протянула ему стакан воды и что-то сказала о боязни летать. Драко сделал глоток и приложил запотевший бок стакана ко лбу.
- Скажи, Грейнджер. Почему ты настолько ненавидишь Поттера? Вы же были друзьями в школе.

Всезнайка поджала губы и изобразила постную мину.
- А разве ты не возмутился, узнав, что рядом с тобой все время обитало дьявольское отродье?

Драко даже оторопел. К Покровителю никогда не относились настолько пренебрежительно. Разумеется, ему не поклонялись, но и не забывались, называя маггловскими кличками. А Грейнджер продолжала витийствовать.
- Я была в ужасе. И даже решилась попенять профессору Дамблдору за настолько неразумное решение. Мы же все могли пострадать. К счастью, он постоянно следил за нашей безопасностью. Понятно, что таким, как Поттер, не место в человеческом обществе. Да, он выполнил свое предназначение, хотя и несколько не так, как предполагалось. И очень хорошо, что ты избавился от него. Очень умно и расчетливо.

Она еще долго рассказывала, как была потрясена, узнав о происхождении Гарри, как ужасалась ее мама. И какой шок пережила семья Уизли. Хотя, можно было и догадаться – змеиный язык, дьявольская удача, успех у девушек. Тут явно не обошлось без вмешательства врага рода человеческого.

Драко слушал и не верил своим ушам. Он впервые в жизни встретился с верующей ведьмой. А Грейнджер, вероятно, усевшись на любимого конька, цитировала какие-то статьи, листала карманную библию, тыкала в руки глянцевые журналы… Драко почти не слушал, но изредка выхватывал куски проникновенной речи, из которой понял страшную вещь. На новой родине места темной магии не будет. Или светлая, богоугодная или никакой.

- Основатели Хогвартса тоже грешили связью с темнотой, за что и были покараны. Их демоническое происхождение было доказано, и в наказание поставлены они были вечно служить на благо Британии и Света, - Драко почти вырвал журнал из рук соседки. Он читал и не верил глазам. Вся история Хогвартса, вся история волшебного мира была исковеркана, переиначена и вывернута наизнанку.

- Как давно издается этот журнал?

- Это сигнальный вариант. Он будет издаваться на новом месте. Глянь на название.

Драко послушно взглянул на обложку. «Свет и магия». Так вот, что задумал величайший светлый маг, победитель Гриндевальда и почтеннейший член магического общества. Что ожидает неподчинившихся ему чистокровных – костер, лишение магии или что похуже? Согласно заветам, изложенным в этом журнале, любая посетившая шабаш ведьма, автоматически обвиняется в поклонении темным силам, применении темной магии и связью с Покровителем ведовства и магии. Простите – врагом рода человеческого. Кстати,
- Грейнджер, а ты хоть раз была на шабаше?

Всезнайка чопорно поджала губы.
- Нет. Что хорошего в пьяной оргии и свальном грехе?

- Ты дура? – Он физически не мог понять ее логики. Нет магии черной или белой. Есть сила, дарованная им Покровителем. Как воспользоваться ею, решает сам маг. Но что толку доказывать это грязнокровке? Хотя чем мы лучше? Когда-то волшебники Британии гордились, наличием крови магических существ. Когда это ушло? Когда любой ребенок с древней кровью стал парией? Опасным существом, от которого отказывалась даже его мать? И сколько столетий по их собственной воле в Британии не рождался ни один маг уровня Мерлина? Сколько столетий они варились в собственном соку, не желая родниться с Древней кровью. Кстати, о родстве,
- А как сочетается с твоей верой то, что ты напрашивалась на трах с кем-то из Дикого гона? С дьяволом, согласно твоим выводам.

Миссис Уизли потупилась. Да, она понимала весь вопиющий ужас ситуации, но ее свекровь, слишком погрязшая в предрассудках женщина, наотрез отказалась принять в дом невестку, не считающуюся с древними традициями. Она требовала от Грейнджер посещений шабаша, соблюдения древних ритуалов и других греховных дел. Но теперь это в прошлом. Молли полностью осознала свою неправоту и даже отказалась впускать в дом ту женщину. На немой вопрос Драко, Уизли ханжески потупила глаза и прошелестела имя – Флер. Плод нечестивого совокупления человека и зверя.

Драко пожал плечами. Вот и объяснение отсутствия Билла Уизли. Он предпочел остаться с женой. Скорее всего, тот Уизли, драконолог, Драко наотрез не мог вспомнить его имени, тоже сделал нечто неподобающее. Женился или еще что. Спросить? А надо ли?

Спать не хотелось, и Драко лениво продолжил тему.
- Грейнджер, а то, что в твоей любимой книге написано – Убей ворожея, не подсказывает тебе, что ты тоже каким-то образом не принадлежишь к богоугодным людям? Ты ведьма. Я колдун. Твой рыжий супруг, кстати, тоже.

Еще полчаса Драко выслушивал имена «светлых» ведьм и колдунов, удостоившихся от магглов звания святых. Они исцеляли верующих (целители, механически отмечал Малфой), усмиряли диких зверей и изгоняли вредителей (йагеры и специалисты по магической фауне), даже воскрешали мертвых. Драко механически кивал, раздумывая, кому кроме отца следует показать его воспоминания. То, что их семья ни в коем случае не переселится в Бразилию, он уже решил. Войны на его жизнь вполне достаточно. Пусть кто угодно строит новый мир, а он лучше останется при своих традициях и магии.

*** ***

Бразилия встретила их жаром полуденного солнца и раскаленными бетонными плитами тротуаров. Малфой равнодушно уступил Грейнджер право на старшинство в их маленькой экспедиции и с усмешкой наблюдал, как она чересчур громко и внятно выговаривая слова, пытается добиться от таксиста понимания адреса. На каком-то очередном «No comprendo, el señor», он решительно отодвинул не удосужившуюся выучить язык всезнайку и на неправильном, но, тем не менее, приемлемом португальском, договорился о поездке и ее стоимости. Кажется, Грейнджер возненавидела его еще раз.

Странно, но они попали крайне вовремя. В короткий, «носатый» двухмоторный самолетик поспешно загружались многочисленные тюки и ящики. Драко этот летательный аппарат почему-то напомнил полуприсевшего на задние лапы крупа с усами нюхлера. Владелец самолета, в сторону которого небрежно ткнул пальцем один из носильщиков, меланхолично жевал длинную соломинку и разглядывал какие-то документы. В ответ на португальское приветствие буркнул, не отрываясь от бумаг,
- Можете, на английском, мистер.

Гермиона немедленно влезла с долгой проникновенной речью о необходимости добраться во владения мистера Вансэ. Летчик невозмутимо слушал ее, ничем не показывая своего отношения к происходящему. Временами он что-то черкал на заполненных вкривь и вкось бланках. Выплюнув соломинку, он поправил широкополую шляпу и осмотрел их изучающим взглядом.
- Мистер, мне плевать, к кому вам надо. Пара сотен и возьму любой дополнительный груз. Хоть живой, хоть дохлый. Только ожидать вас не буду. Время деньги. Или прихвачу обратно следующим рейсом, или доберетесь пешком. Хозяева там не слишком-то радушные.

Драко равнодушно пожал плечами. Главное добраться. Обратно при таком фоне магии можно и аппарировать. Грейнджер опять разразилась возмущенной речью, в которой доказывала, что самолет мог бы и постоять сутки. Они вполне способны заплатить. Драко поморщился. Судя по тому, что денег им в дорогу не выдали и ни слова не сказали о финансовом обеспечении операции, речь шла о его тратах. К счастью, владелец самолета только хмыкнул и наотрез отказался оставаться в этом зеленом аду хоть сутки. Ни за какие деньги.
- Не то место, где я оставлю свою задницу на ночь, миссис.

Драко придержал грязнокровку за плечо и сообщил о своем согласии на поставленные условия. Владелец самолета не сделал ни единого жеста в сторону протянутой руки с купюрами. Сначала он наорал на «Двигающихся со скоростью беременной черепахи» работников, потом закурил и лишь после этого вяло сообщил, что несколько перегружен и может взять всего одного пассажира. Драко с язвительной миной поклонился Грейнджер.
- Дамы вперед.

Она гордо вздернула голову и направилась к лестнице в кабину, но была остановлена категоричным:
- Бабу не возьму.

Успев за долгую возмущенную речь просмотреть и подписать все документы, еще раз наорать на носильщиков и закурить следующую сигарету, владелец самолета, наконец, соизволил ответить.
- Да мне плевать на все, что я не понял в твоей трескотне, но бабу не возьму. Парни там месяцами сисек не видели. На макак кидаются. Бабу не возьму.

Грейнджер как-то подозрительно стухла. И Драко понял, что лететь предстоит ему. Узнав у летчика, что у них еще есть с полчаса до вылета, он опять опустил на бетонные плиты сумку с немногочисленными вещами. Грейнджер бдительно не выпускала из виду свой изящный чемодан на колесиках.
- Уизли, остановись в гостинице и ожидай меня. И закажи билеты назад. Думаю, что недели мне хватит с лихвой.

- У меня нет денег! – Возмущенно заявила эта выскочка. – Профессор Дамблдор не предупреждал меня о дополнительных расходах.

Драко, стиснув зубы, почти ноющие от мучительной потребности дать этой идиотке пощечину, открыл портмоне и извлек чековую книжку. Немного подумав, выписал чек на тысячу фунтов стерлингов и сунул ей в руку.
- И не вздумай шиковать за мой счет. Вернусь, проверю счета до цента. Только еда и номер. Мистер..?

- Дикси, - вяло отозвался владелец летающего корыта.

- Малфой. Драко Малфой, - Драко протянул руку и вежливо пожал сухую и твердую как деревяшка ладонь. – Вы не подскажете недорогую, но приличную гостиницу для леди?

- Пансион моей взбалмошной сестрицы. Вот, - он порылся в карманах и извлек на свет потертую и замызганную визитку. – За неделю со жратвой четыреста баксов. И чисто там, не то, что у местных.

Драко взглянул на адрес и благодарно кивнул.
- Итак, Уизли. Я буду искать тебя там. Все, можешь отчаливать.

Она так и удалилась, с гордо задранным носом, а Драко опять забросил на плечо свою сумку.
- Куда мне?

- В кабину лезь. Брюшко полное.

В полете Драко бездумно смотрел в иллюминатор, под которым медленно плыло сплошное зеленое месиво, иногда перемежающееся грязно бурыми каналами. Моторы натужно ревели, а пилот заунывно напевал что-то ковбойское. Временами он прижимал рукой к подбородку какую-то свисающую с наушников коробочку и громко со смаком орал на португальском, сообщая кто он и куда направляется.

Один раз, после особенно длинного разговора, он соизволил пояснить.
- Есть приказ отстреливать неопознанные самолеты. Борьба с наркотиками.

Драко покивал головой и опять погрузился в молчание. Часа через два правый двигатель вдруг чихнул и странно захлюпал. Драко вздрогнул и повернулся к пилоту, незаметно нащупывая волшебную палочку. Может, удастся подхватить и его. Пилот быстро защелкал каким-то тумблером. Красный огонек на панели с круглыми окошечками погас, а мотор опять ровно взвыл и набрал привычную уже мелодию. Дикси ухмыльнулся и заорал.
- Что, мистер? Очко сыграло? Не боись, я с моей девочкой уже двадцать лет в браке и еще ни разу не ругался.

- Что? – Драко не понял, при чем здесь жена.

- Говорю, за двадцать лет ни одной аварии. Правда в прошлом году она что-то закапризничала, но мистер Фрай немного подшаманил. Так она, как помолодела.

- Фрай? – Драко подобрался. – А какой он?

Пилот вдруг замкнулся, как будто сказал лишне. Он немного пожевал губами и неохотно ответил.
- Нормальный.

Остаток полета прошел в молчании. Тем более, что Драко с восторгом ощущал усиливающийся поток магии. Она едва не искрила у него на пальцах. Казалось, что произнеси он заклинание, и оно сработает без палочки. Тело наполнило давно позабытое ощущение невесомости. Такое он испытывал только в детстве, когда стихийная магия подкидывала его над землей, заставляя взлетать и опускаться с легкостью воздушного шарика. Мерлин мой, как же здесь будет хорошо жить… Он даже позабыл о планах Дамблдора.

- Вон! – Пилот ткнул пальцем куда-то вперед. Драко сначала не понял, что ему показывают, и отчаянно вытянул шею. – Садимся! – еще раз проорал летчик, и вот теперь Драко увидел длинную коричневую дорогу. Самолетик лихо завалился на бок, закладывая вираж вокруг собственного крыла и пошел на посадку. Моторы изменили мелодию с ровного гула на отчаянный стрекот, самолет несколько раз подпрыгнул и остановился, замедляя вращение пропеллера.

Пилот, отстегнулся от кресла, лихо запрыгнул в салон и побежал по ящикам и тюкам к двери. Драко медленно последовал за ним. Там немного неловко помог выкинуть на землю какую-то доску и опять вслед за летчиком съехал по ней вниз. Дикси, подвывая от нетерпения, расстегнул штаны и принялся мочиться прямо на колесо самолета. Драко поморщился и хотел было шагнуть к ближайшим кустам.
- Эй, мистер, - пилот уже застегивался. – Не то здесь место, что б по кустикам стесняться. Лей на девочку. Она не в обиде.

Поправляя одежду Драко, обернулся и увидел подъезжающий к самолету джип-пикап. Потрепанный и одновременно мощный на вид. Из кузова почти на ходу спрыгивали люди. «Европейцы», с удивлением отметил Драко. Работники молча кинулись к самолету и принялись сноровисто разгружать его. Из кабины пикапа выбрался коренастый человек с грузной фигурой. Драко даже сделал шаг назад, потрясенный колоритностью его внешности. Налысо бритая голова с заросшим черной щетиной лицом, вызвали в памяти детские книжки с изображением злых людоедов. Людоед обменялся с пилотом коротким рукопожатием и повернулся к Драко, от которого не отводил взгляда с той минуты, как заметил.
- Здесь частная территория, мистер. Посторонним вход запрещен.

Драко сглотнул. Он как-то забыл, что может вместо владельцев натолкнуться на охрану, у которой есть точный приказ и нет мозгов. Но попробовать стоило.
- Прошу прощения, я надеялся, что мистер Вансэ уже получил мое письмо. Мне необходимо с ним переговорить.

- Нет, ни о каком письме Фрай не говорил. Кто вы?

- Малфой. Драко Малфой. Юрисконсульт общественной организации, которая ведет переговоры о покупке или аренде земель заповедника…

Лысый расхохотался. У него даже слезы на глазах выступили от смеха. Носильщики, мимоходом прислушивающиеся к разговору, тоже засмеялись.
- Вот уж не знал, что мы ведем какие-то переговоры. Ладно, прихвачу тебя с собой. Чарли и Фрай тоже хотят повеселиться. Эй, волки ленивые, - он резко повернулся и широкими шагами кинулся к джипу, - Опять собираетесь все подавить? Тюки на ящики, а не наоборот!

Драко неуверенно топтался рядом с самолетом. Разглядывая просторные штаны и рубахи носильщиков, выкрашенные в такой же пятнистый цвет, что и самолет, их высокие тяжелые ботинки, он понимал, что прихватил с собой не тот набор одежды. Брюки из тонкого льна уже смялись и посерели от пыли. Светлые мокасины покрылись грязными пятнами. Изящество и лоск модного прикида испарились в никуда – не справившись с буднями не журнальной жизни, костюм практически мгновенно превратился в жалкие отрепья. А если придется встретиться с чем-то опасным в этих кустах? В сумке имеется еще пара джинс и кроссовки. Что он наденет завтра?

Часть груза оттащили к лесу и накрыли валяющимся там брезентом. Драко понял, что это на следующий рейс. В джип швырнули последние тюки, и пилот получил подписанные накладные. Он опять обменялся с лысым рукопожатием и подошел к Драко.
- Тут вот что, мистер, тебя я вижу впервые, а с ними еще работать. Так что, если через неделю тебя здесь не будет, то я тебя вообще не видел. Пусть хранит тебя непорочная дева. Извини, но это жизнь.

Драко пожал плечами. Что он может сказать? Вернуться немедленно? Дамблдор уничтожит. Пусть будет, как будет. Совать нос в их секреты он не собирается, может, и выпустят. Повинуясь лысому, Драко направился к авто и забрался в пропыленную кабину. Носильщики вскочили в кузов и расселись на ящиках, как птицы на ветках.

Водитель посмотрел на Драко, еще раз прыснул и протянул руку.
- Марк. Зря тащил к нам задницу, дракончик.

Мотор взревел, и джип нырнул в кусты. Ехали, вернее, прыгали и колыхались они почти полчаса. Из кузова временами раздавались взрывы хохота и визг. Отвлекшись на что-то мелькнувшее в кустах, Драко едва не впечатался носом в переднее стекло, когда джип резко затормозил. Он распрямился, и возмущенная фраза застряла у него в глотке. Дорогу не торопясь переходило стадо единорогов. Сплошь самки и молодняк. Марк несколько раз нажал на сигнал, но животные едва обратили на шум внимание. «Голов тридцать», машинально отметил Драко. Потрясающее зрелище.
- Вконец обнаглели, - Марк еще раз нажал сигнал. – Да когда ж они кончатся?

Драко сглотнул. Он проводил взглядом последний белоснежный круп и осмелился спросить.
- И много их здесь?

Марк подал плечами.
- Это к Чарли. Мое дело охрана.

Драко кивнул, запоминая. Значит, Чарли. Марк охрана. Вполне понятно при его биографии. Фрай, скорее всего финансы и общественность. Ладно, разберется на месте. Еще через час они добрались до места. Дорога незаметно влилась в широкую поляну, на которой вольготно расположился изящный деревянный дом, опоясанный ажурной террасой. Марк жестом предложил Драко выйти и вышел сам. Здесь носильщиков было больше. Они споро разгружали полугрузовик, перекидываясь мягкими тюками и покрикивая от азарта. От дома к ним направился еще один человек. Высокий худощавый блондин с длинным носом.
- Это кто еще?

- Это, - Марк заржал, замахал руками и приосанился. Носильщики замерли, прислушиваясь, -Чарли, позволь представить тебе Драко Малфоя, юрисконсульта фирмы, которая договорилась с нами о покупке «Ковчега».

Глаза блондина сощурились. Он охватил Драко одним цепким неприязненным взглядом и, кажется, сделал вывод.
- Малфой, значит… Понятно. И что вам надо?

Драко вздохнул. Ему лично ничего.
- Нам, действительно, жизненно необходимы эти земли…

- Стоп. – Чарли поднял руку. – Разговаривать будете с Вансэ. Они владельцы.

- И когда я смогу встретиться с ними?

- А как вернутся, так и сможете.

Драко растерялся. О том, что кого-то может не быть на месте, он даже не подумал. И что теперь делать? Марк уже ушел в ангар, где под его руководством потрошили тюки и ящики, а Чарльз задумчиво покусывал губу.
- Ладно. Комнату я вам выделю. Есть будете вместе с нами. Рекомендую не шляться по округе, - Он развернулся и быстрыми шагами направился к дому. Драко едва поспевал за ним. – По ночам здесь небезопасно. И собачки бегают. – Коридор в доме оказался неожиданно длинным. Блондин распахнул одну из дверей и кивнул в ее сторону. – Вот. Располагайтесь.

Драко протиснулся в комнату и, наконец, решился спросить.
- А когда господа Вансэ должны вернуться?

- Вчера, - лаконично ответил Чарльз и закрыл за собой дверь. Драко кое-как обтерся туалетной водой и переоделся в свежую одежду. Делать было нечего. Из окна виднелась часть двора, на которой ничего не происходило. Бродить по дому он счел невежливым. Поэтому, улегся на шаткую складную кровать и незаметно для себя задремал. Проснулся в сумерках. Что его разбудило, он не понял, но постепенно бубнеж за окном сложился в осмысленные фразы,
- … где тебя черти носили? Мы ожидали тебя еще вчера утром. И где Лео?

- Остался у тетушек. Помнишь пацана, которого зимой покусал оцелот? Ему стукнуло пятнадцать, и отец попросил меня сделать его мужчиной.

- Тьфу. Дикари. Надеюсь, что ты отказался.

Незнакомый голос хохотнул.
- Еще чего. Мальчик просто персик в меду. Кстати, я подарил ему мой автомат. А в машине несколько шкур, как благодарность наставнику.

Собеседник, в котором Драко по жесткому акценту легко узнал Марка, еще раз сплюнул.
- Оставь эти пидарские штучки. Вот если бы девчонку поучить…

- Девочку не обещаю, но там есть вдовушка в соку. Говорит, что ты вполне можешь приносить добычу в ее дом. Все, я спать. До утра не трогать.

- Придется тронуть.- Это заговорил уже Чарльз. - У нас гость. Некий Драко Малфой.

Некоторое время было тихо. Затем мягкий баритон хмыкнул.
- Не ожидал. Ладно. Разбудишь часов в десять. Поговорю с ним после ужина.

Ужин проходил в напряженной атмосфере. Или Драко так казалось. Марк выпил рюмку водки и молча ел, не отрывая взгляда от тарелки. Чарльз меланхолично жевал, глядя вперед не видящим взглядом. Толстая индианка в просторной ночной рубашке, меняла тарелки с таким видом, будто желала им всем подавиться. Остальные мужчины – Драко насчитал их с полдюжины, таращились на него, кривясь в ухмылках и перебрасываясь тихими замечаниями. Наконец, это издевательство кончилось, и Чарльз позвал его на террасу выпить кофе. Керосиновая лампа на столе была поставлена так, что Драко никак не мог рассмотреть затаившегося в темном углу собеседника. Видел лишь кончик носа, временами выныривающий в свет огонька сигареты. Марк и Чарльз сели по сторонам и тоже уставились на Драко. Незнакомец курил, изредка поднося ко рту чашку кофе.

Пауза тянулась и тянулась. Драко не выдержал первым.
- Давайте играть в открытую. Кто из вас волшебник?

- Двое, - спокойно ответил Чарльз. И Драко взглянул на него. Значит, он и еще один из Вансэ.

- Тогда вы должны понимать, - теперь Драко обращался непосредственно к Чарльзу, - Что английские волшебники стоят на краю гибели. Может исчезнуть целая нация…

- Насколько я знаю, речь идет всего лишь о потере магических способностей. – Огонек сигареты стал ярче. – Это отнюдь не смерть. Привыкайте жить сквибами. Меня же вы обрекли именно на это, - Вансэ наклонился вперед, и Драко оцепенел. На него смотрел Гарри. Живой, возмужавший, с залегшей между бровей тяжелой складкой. – Сюда я вас не пущу. Это моя земля, и она подчиняется лишь моей магии.

Драко молчал. Он облизал мгновенно пересохшие губы и прикрыл глаза. Да плевать на эту землю. Гарри жив. Гарри еще раз затянулся, не отрывая от лица Драко холодного взгляда.
- Кстати, хорошо, что ты здесь. Давно хотел вернуть, да все как-то времени не было. – Он толкнул по столешнице длинный футляр. Драко, не совсем понимая, что делает, поднял крышку и уставился на колье Малфоев. Изумруды в свете лампы блеснули бутылочным стеклом. Сильная кисть вдруг захлопнула футляр. Драко поднял голову и уставился в прищуренные глаза, в которых переливался тот же стеклянный блеск.
- Поклянись, Малфой, что я больше не должен тебе ничего.

- Клянусь, - как под гипнозом повторил Драко, и Гарри удовлетворенно улыбнулся. Драко опять потянулся к футляру и, едва коснувшись его, ощутил знакомый рывок, уносящий его в никуда.

 


Поможем в написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой





Дата добавления: 2015-08-12; просмотров: 465. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2022 год . (0.103 сек.) русская версия | украинская версия
Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7