Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Свобода и помыслы.




Доверь свою работу кандидату наук!
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

«Где Дух Господень, там свобода». (2 Кор. 3:17).

Откуда приходят помыслы?

Как правильно выразиться: «я подумал» или – «ко мне пришла мысль»?

Последуем путем апелляции к очевидному.

Наиболее же явным и очевидным является то, что наших «собственных» мыслей у нас нет. Ребенок не рождается с готовыми смыслами. Они ему прививаются в результате воспитания – вместе с формированием картины реальности путем ее моделирования при помощи описания. Иными словами, значительная часть информации прививается нам извне. Она инъецируется в нашу плоть и кровь как психоактивная субстанция. Заряженные – зараженные этой информацией, мы становимся активными агентами ее воли.

Продолжая отвечать на поставленный вопрос, мы не можем избежать четырех актуальных понятий, неизбежно возникающих в связи с его постановкой – ген, мем, коллективное бессознательное, архетип.

Ген – биологический носитель информации. он обусловливает развитие особи, от ее зародышевого состояния до превращения в зрелый организм. Поэтому нам не приходится говорить о наличии даже «наших собственных» инстинктов и рефлексов. Не мы их формируем. Они уже давно сформированы как готовые матрицы поведения и посредством генетического кода сообщены нам. И пусть мой архаический прапращур питался плотью убиенного им мамонта, а я употребляю гигиенический стейк, купленный в ближайшем супермаркете, мой и его, прапращуров аппетиты ничем не отличаются друг от друга. И, не смотря на существенную разницу в возрасте, составляющую, по меньшей мере, несколько десятков тысяч лет, мы с ним сходны в проявлении одной генетически предзаданной программы.

Мы всего лишь на всего наследуем, потому что мы следуем – уже проторенными самой природой тропами. Мы только приобретаем, но ничего не изобретаем. Так что гены – это мириады мостиков, по которым прошлые поколения просачиваются в свое будущее.

Коллективное хранилище генетической информации человечества составляет его генофонд.

Перенося данное открытие на область психологии, К. Юнг (36) сформулировал идею коллективного бессознательного – как хранилища психического наследства и потенциальных возможностей человека. И, не смотря на всю свою индивидуальную неповторимость, каждый отдельно взятый человек, связан с коллективным бессознательным и информационно к нему подключен.

Исследуя таинственную область коллективного бессознательного на обильном материале снов, собственных и пациентов, и сопоставляя их с мифологией, Юнг пришел к обнаружению того, что впоследствии назвал архетипом.

Первообраз – Протоэйдос (первичная идея) – Образец – Матрица – Схема – Чертеж - в соответствии с чем осуществляется строительство и воплощение последующих форм и представляет собой Архетип.

Помимо изысканий Юнга, широкое распространение данное понятие получило также благодаря исследованиям Мирчи Элиаде (34) и Павла Флоренского (28). Вместе с тем, трактовки этих авторов в отношении рассматриваемого термина несколько различны, хотя в сути и смыкаются.

По Юнгу Архетип – это исконный образ, сходный с общеисторическими, культурными мотивами. Основные его свойства – сила, глубина, автономность.

У Элиаде Архетипы – не «содержимое коллективного бессознательного», а внеземные и вневременные прообразы – символы, некие внечеловеческие модели. Они – символическая основа мироздания, его крестец – sacrum, животворящее начало космоса.

Однако, не смотря на присутствующее различие в определениях, в них обнаруживается общая мысль: Архетипэто униврсальный прототип. Он внеличностен, доличностен, дологичен, довербален, добиографичен, не формируется жизненным опытом, хотя и управляет последним. Также не зависит от конкретного времени, этноса, морали, культуральных установок. Поэтому он вне-историчен, над-историчен.

Архетип воплощается в символах. Он представляет собой персонифицированный прототип. Стало быть, он символичен и образен.

Что касается проявлений архетипов, то за каждой житейской ситуацией, словно бы за кадром, присутствует тот или иной архетип.

Мем. Этот термин ввел в 1976 г. биолог Ричард Докинс в книге «Самолюбивый ген». Мем можно уподобить гену в том смысле, что он также является передаточным звеном, осуществляющим перемещение информации. Разница состоит лишь в том, что мем работает не как биологическая программа, а как программа психосоциальная (6).

Потому меметика в сфере психологии является своеобразным аналогом генетики, действующей рамках биологии.

Таким образом, мему можно дать и сходное определение.

Вот как его определил сам Докинз: «Мем есть основная единица культурной трансмиссии (передачи), то есть имитации».

В формулировке психолога Генри Плоткина мем представляется аналогичной гену единицей культурного наследия, внутреннего представления гена.

Само греческое слово mimesis означает «подражание».

И как бы там ни было, это явление тотально распространяется на весь живой мир, начиная от человека и кончая насекомыми. Действительно, младенец, имитируя поведение взрослых особей, тем самым получает возможность элементарным образом поддерживать свою жизнедеятельность, укреплять ее и развиваться дальше. Он таким способом приобретает знания. Вообще же любое поведение основано на подражании.

Вот, что пишет по этому поводу В. М. Бехтерев (3):

"Подражание вообще глубоко коренится в органической природе и может быть обнаружено даже у низших организмов".

"Впечатление движения стремится вызывать сходные движения у лица, которое получает это впечатление (так называемая двигательная индукция)".

"Вообще всякое движение, всякий жест или символ возбуждает в другом соответствующее ему впечатление, которое благодаря установившимся сочетаниям стремится вызвать то же движение, жест или символ".

"В конце концов, - говорит Бехтерев, ссылаясь на Г. Тарда, - подражание представляется одним из проявлений общего мирового закона Repetition universelle, выражающегося: 1) колебанием физической среды, 2) размножением организмов и 3) подражанием в социальной среде".

"По Тарду большая часть подражаний бессознательны и непроизвольны по происхождению".

"Подражание делает ребенка способным к восприятию того, что было достигнуто прежними поколениями путем упражнений".

В данном случае нам представлены свидетельства, подтверждающие положительное значение подражания как способа адаптации к среде, формирование и развитие навыков и умений.

Но с другой стороны, которая содержит в себе известную двойственность, подражание также лежит и в основе всякого внушения.

По Бехтереву, ссылку на которого я полагаю в данном случае более чем уместной, «к подражанию примыкает внушаемость, под которой мы понимаем оживление действия или следов протекших впечатлений не путем модели, как в подражании, а путем словесного символа, соответствующего данному действию или протекшим впечатлением. В этом случае словесный символ как бы заменяет образец для подражания, вследствие чего внушение прививает путем слова другому лицу определенные действия или даже впечатления и их следы».

 

Таким образом, исходя из наблюдений и здравых размышлений, мы понимаем, что отождествление помимо своего заданного значения, которое необходимо для жизни, способно также и причинить ущерб. Последнее происходит в случае уподобления тому, что несет в себе отрицательную информацию и оказывает разрушительное влияние.

Основываясь на сказанном, мы приходим к пониманию, что человек есть нейрокибернетическая система, обусловленная комплексным влиянием четырех программирующих факторов, каковыми являются: гены, архетипы, коллективное бессознательное, мемы.

Тогда, где же и что такое, эта самая, наша свобода? Мистическая Традиция отвечает однозначно: наша свобода – это наши выборы.

 

Выбор.

«Вы куплены дорогою ценою; не делайтесь рабами человеков». (1 Кор. 7:22.).

Возвращаясь к теме свободы с учетом более расширенного понимания психоантропологии, мы с уверенностью можем сказать, что таковая человеческому существу все же присуща, ибо заложена в нем на уровне изначальном того бытия, которым обладал первый Адам. И если мыслить в контексте Предания, то получается, что человек не утерял данное свойство даже после отпадения от Бога. Это показывает и Священное Писание, утверждая принципиальную возможность людей следовать путем эволюции, представляющей собой процесс поступательного возвращения к изначальному источнику. Кролик рождается кроликом и умирает кроликом. Волк рождается волком, волком и умирает. Только человек может умереть другим – не таким, каким родился. В этом проявляется его таинственная, мистическая способность к превращению – трансформации. Чудо спиритуального превращения и есть преображение, которое осуществляется переходом от одного витка развития к иному.

Все зависит от нашего собственного выбора, ибо возможность выбора и есть свобода.

«Два пути предлежат нам: путь жизни и путь смерти, и человеку оставлена свобода избирать тот или другой, идти путем жизни или смерти». (19).

Мы не несем ответственности за все наши мысли, чувства и ощущения, ибо, как уже было доказано на примере генов, мемов и архетипов, мы не являемся их авторами. Но мы наделены свободой выбирать какие-то из них, и в этом проявляется наша ответственность, за которую и придется рано или поздно держать ответ.

Опыт психоаналитической практики показал, что многие пациенты, не смотря на индивидуальное разнообразие своих жалоб, испытывают одно общее базовое переживание, которое они поначалу не способны выразить в четкой словесной форме и описывают как чувство безжизненности, снижения витальности, истощения сил, отсутствия смысла и каких-либо стимулов. Такое состояние ими представляется не столько жизнью, сколько существованием, связанным с необходимостью простого выживания. Другой характерной чертой подобного переживания является ощущение шаблонности, стандарта, стереотипности, монотонности и скуки жизненного уклада. Вся представленная картина клиницистом может интерпретироваться как депрессивный фон настроения. Вместе с тем, не всех людей, обнаруживших у себя подобное состояние, можно охарактеризовать как страдающих депрессией в строгом смысле этого слова. Многие из них сохраняют способность к активному самопроявлению, сопровождающемуся даже достижением определенных успехов в профессиональной и бытовой деятельности. Во всяком случае, наличие данных жалоб, судя по их величине и интенсивности, не дает повода к тому, чтобы расценивать их как оформленный и вычерченный симптомокомплекс.

Такую туманную и размытую позицию вполне уместно определить понятием «Мертвая зона».

«Зона» – потому что, не смотря на всю свою расплывчатость, она, все-таки, представляется чем-то ограничивающим, сдерживающим, сжимающим, конечным.

«Мертвая» – ибо при окончательном прояснении она именно так и проявляется. Речь идет об интенсивном чувстве смерти при жизни, где доминирующими определениями становятся «пустота», «одиночество», «унылость».

С другой стороны, на примере самоактуализирующихся пациентов, можно говорить о состоянии ином, таком, которое может быть охарактеризовано столь же ясно и конкретно. По сути своей оно противоположно первому и потому названо «Пространством жизни».

И, поскольку представленный материал является результатом конкретного исследования и врачебной практики, а не абстрактным теоретизированием, то обозначенные наименования ни в коей мере не являются метафорами. Глубинный душевный анализ подтвердил, что «смерть при жизни» является непосредственной и истинной психологической реальностью, а не литературным эпитетом.

Посему, проясняя конкретные признаки каждого из этих состояний, мы вправе говорить и о дифференциальной диагностике между ними.

Пребывание наше в том или ином зависит от нашего же выбора. Это как раз тот случай, когда пациент способен утвердиться в своем решении самостоятельно и без каких-либо усилий со стороны врача, в связи с чем еще раз, напоминая, привожу слова из Палестинского патерика - «Два пути предлежат нам: путь жизни и путь смерти, и человеку оставлена свобода избирать тот или другой, идти путем жизни или смерти».







Дата добавления: 2015-08-12; просмотров: 326. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2022 год . (0.022 сек.) русская версия | украинская версия