Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Депрессия




Доверь свою работу кандидату наук!
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Депрессия — один из самых частых психологических недугов и прозвана обычной простудой, поражающей душевное здоровье. Каждый из нас время от времени испытывает депрессию или хотя бы “хандру”, и это чувство, как правило, проходит само собой. Однако в некоторых случаях оно достаточно серьезно и продолжительно, чтобы потребовать лечения.

Существуют два типа депрессии. При униполярной депрессии индивид испытывает только депрессию, хотя она может колебаться от жестокой формы до состояния, близкого к норме. При биполярной депрессии (ранее она называлась маниакально-депрессивный психоз) имеют место индивидуальные перепады настроения от депрессии к мании и обратно, организованные в циклы той или иной продолжительности. Поскольку биполярная депрессия в настоящее время считается расстройством, которое изначально находится в сфере ведения медицины, то эта глава фокусируется на униполярной депрессии и менее выраженной дисфории.

Самой разработанной и изученной программой лечения депрессии является когнитивная терапия по методике Бека и его коллег (Beck et al., 1979). Они обнаружили, что для депрессии характерен негативный взгляд на себя, мир и будущее. Независимо от того, действительно ли вызывают депрессию эти негативные когниции, существуют достаточные свидетельства в пользу эффективности когнитивных и когнитивно-поведенческих стратегий в лечении депрессии, особенно ее униполярной разновидности (Golden et al., 1987). Помимо этого, отдельные индивиды переживают дисфорию, или мягкую депрессию. Такое состояние, хотя и не настолько серьезно, чтобы его можно было классифицировать как клиническую депрессию, иногда достаточно изнурительно и требует лечения.

Депрессию можно рассматривать как реактивную, когда она развивается в ответ на ситуационное поражение или разочарование; она может быть и хронической. Индивиды с хронической депрессией или дисфорией обычно расцениваются окружающими как типично “пришибленные” или “малохольные”. В хронической депрессии могут участвовать биохимические факторы. Индивидуальные различия в депрессивном стиле были известны на протяжении веков. Древние греки, например, выделяли меланхолию как один из четырех темпераментов. Тем не менее здесь могут присутствовать и психологические причины, а психологические интервенции могут пригодиться в лечении даже хронически депрессивных индивидов, хотя их депрессия может снизиться и не настолько, насколько бы им хотелось. Могут помочь соответствующие лекарственные препараты, особенно на начальных этапах лечения. Но в целом исследования показали, что когнитивная психотерапия, по меньшей мере, настолько же, насколько фармакология, эффективна как в лечении депрессии, так и в защите от рецидивов (Evans et al., 1992). При реактивной депрессии или при неадекватной и постоянной дисфории предпочитаемыми объектами интервенции оказываются, как правило, когнитивные события и когнитивные процессы. При хронических формах депрессии или дисфории к когнитивным событиям и процессам наверняка присоединятся когнитивные структуры.

Депрессия может сопровождаться различными симптомами (Golden et al., 1987), включая эмоциональные (например, плаксивые причитания), когнитивные (например, избыточная самокритика), поведен-ческие-(например, вялость), соматические (например, нарушение сна). Хотя интервенции могут касаться любого класса симптомов, наиболее хорошо зарекомендовали себя те, что связаны с поведенческим и когнитивным. Также было показано, что наилучшие результаты может принести активация поведения, сопровождаемая когнитивными интервенциями (Beck et al., 1979; Kelly and Dowd, 1980). Следовательно, депрессивные клиенты могли бы выиграть в первую очередь от активного гипноза (Golden et al., 1987).

Гипноз исторически считался противопоказанным при депрессии, поскольку она отличается низким уровнем возбуждения, а традиционные гипнотические техники снижают это возбуждение еще больше (Yap-ko, 1993). Кроме того, отдельных психотерапевтов беспокоила подстановка симптомов в случае успешного устранения депрессии посредством гипноза. Однако применение активного гипноза должно развеять эти опасения, поскольку он фактически активизирует клиента.

 

Активный гипноз

С известной точки зрения гипноз есть расслабленное, почти сонное состояние, подобное по своим характеристикам сну. В действительности этот образ порождают сами гипнотерапевты, прибегая к релаксации как методу индукции и пользуясь метафорами сна и глубины (например: “Вы все глубже входите в транс, вы становитесь все более и более сонным”). Тем не менее гипнозом можно пользоваться и с целью вызвать бодрое и активное состояние, стимулируя в ходе него активацию.

Вспомните, что когнитивное направление в гипнозе опирается на модель социального влияния. Из этого следует, что клиенты относят подсказки гипнотерапевта к явлениям, которые оказываются благоприятными во время транса. Поэтому важно сказать клиентам, что они могут испытать транс как бодрящее, а не как апатичное состояние и что различные люди по-разному переживают транс. Этому пониманию можно помочь, если использовать в качестве примеров “дорожный гипноз” или увлеченность каким-либо делом, равно как вновь и вновь повторять определение гипноза не как сонного состояния, но как концентрацию внимания. Кроме того, при использовании активного гипноза для гипнотерапевта важно говорить в оживленной, а не в той мягкой, успокоительной тональности, которая обычно используется, и постепенно повышать темп по ходу индукции. Классическим образцом активного гипноза, приносящего пользу во многих ситуациях, является следующий:

Закройте глаза, и пусть ваши руки мягко покоятся на бедрах. Чувствуйте себя расслабленным, но чутким, в полном сознании, сидящим прямо, но в то же время не слишком прямо. Теперь представьте, что я привязал к одной из ваших кистей воздушный шарик, наполненный гелием, и что эта кисть начинает ощущаться легче другой... Замечайте разницу между ощущениями в обеих кистях. Почувствуйте, как легкость в одной кисти распространяется на всю руку, все легче и легче... Вся ваша рука становится легче и легче. Когда она становится легче и легче, вы можете ощутить, что она начинает подниматься с вашей ноги... постепенно взмывая вверх, становясь все легче и легче... кверху и кверху... выше и выше. По ходу того, как ваши кисть и вся рука поднимаются, вы чувствуете себя бодрее и живее, полным энергии... поэтому чем выше поднимается рука, тем большую вы ощущаете бодрость... как будто это ощущение протекает сквозь ваше тело, наполняя вас энергией и уверенностью. Когда ваша рука поднимется до уровня головы, она остановится... при этом вы продолжите испытывать прилив энергии и уверенности.

Сейчас я хочу, чтобы вы представили, что гуляете в лесу погожим осенним днем. Небо чистое, а воздух бодрящий... Вы можете вдыхать ароматы леса и ощущать дуновение ветерка на щеках... Вы можете слышать хруст павшей листвы под ногами, суету мелкой живности в кустах и щебетание птиц... Слева вы можете слышать журчание быстрого ручья, бегущего по камням... [Важно задействовать как можно больше сенсорных систем.] Вы можете ощутить лесную жизнь, когда всякое животное запасается пищей на зиму, хлопочет, занятое своими делами, энергичное в своем занятии. И, по мере того как вы видите, слышите, вдыхаете и ощущаете все явления природы, прохладный воздух и занятость побуждают вас идти быстрее и быстрее... и, когда вы идете быстрее, вы можете почувствовать, как становитесь еще увереннее и энергичнее... увереннее и энергичнее. Это здорово! Все ваше тело чувствует себя энергичнее! Всякий раз, когда вы вдыхаете, вы можете ощутить себя становящимся энергичнее и увереннее... когда вы выдыхаете, вы можете почувствовать себя обновляющимся [присоединение энергичности и уверенности к обычным человеческим действиям]... Вы можете почувствовать, как бьется ваше сердце, полное жизни и энергии. Вы можете ощутить румянец на щеках и кровь, струящуюся по вашим жилам... И вы сможете восстановить эти ощущения, когда бы ни захотели... просто вспомнив эту бодрящую прогулку; все, что вы видели, слышали, ощущали, обоняли; и энергию и уверенность, которые вы чувствовали.

Прежде чем начинать гипноз, важно широко обсудить с клиентом бодрящую сцену. Не всякий любит гулять в лесу; то, что находит бодрящим один индивид, другой может посчитать скучным. Из-за того что депрессивных индивидов мало что радует или интересует, гипнотера-певт мог бы спросить клиента о вещах, которые ему нравились в прошлом, и использовать их для построения приятного переживания. Разработка гипнотических процедур терапевтом совместно с клиентом является примером их продуктивного взаимодействия (Beck J. S., 1995). Конечно, невозможно разработать вместе все процедуры, но я рекомендую поступить так с максимально возможным числом.

 

Когнитивное содержание

Когнитивные самоутверждения депрессивных индивидов отличаются темами утраты и грусти. Как констатировали Бек и его коллеги (Beck et al., 1979), клиенты не видят в себе ничего хорошего (негативный взгляд на себя) и считают, что не станут хорошими никогда, или не видят для себя доброго будущего (негативный взгляд на будущее), а также убеждены, что сам по себе мир — скверное место (негативный взгляд на мир). Бек с коллегами (Beck et al., 1979) перечислили некоторые общие положения, которые могут предрасположить индивида к депрессии, например:

• для счастья мне должно удаваться все, за что бы я ни взялся;

• чтобы я был счастлив, меня должны принимать все и всегда;

• если я ошибусь, то это означает, что я никчемен;

• если кто-то со мной не согласен, то это означает, что я ему не нравлюсь;

• моя ценность как личности зависит от стороннего мнения (р. 246).

К образцам более специфических депрессивных самоутверждений относятся: “Я никогда не добьюсь успеха, я ничего не умею сделать правильно! Я никогда не закончу эту книгу! Мир полон зла”. Такие самоутверждения часто отличаются навязчивостью и постоянством, их трудно эффективно изменять. Кроме этого, клиенты могут быть более склонны к спонтанному припоминанию прошлых печальных событий и негативной интерпретации в период депрессии неоднозначных текущих стимулов. Или, по утверждению Шактер (Schacter, 1996), создается впечатление, что люди вспоминают события сквозь призму их последующего эмоционального состояния. Это известно под названием эффекта согласованности настроений и объясняется детальнее в работе Дауда и Куршена (Dowd and Courchaine, 1996). Таким образом, назойливые депрессивные самоутверждения обладают тенденцией закрепляться, циркулируя по кругу и затрудняя интервенцию. Делались отдельные попытки намеренно фасилитировать воспоминание путем приурочивания текущего настроения к настроению в момент исходного переживания, но этот феномен оказался ненадежным (Dowd and Courchaine, 1996).

Из-за кругового, самоподкрепляющегося характера депрессивных самоутверждений я рекомендую начинать с процедуры активного гипноза, особенно при работе с клиентами с более выраженной депрессией. Этим можно добиться как общего приятного введения в гипноз, так и бодрящего переживания, и тем побудить клиента к продолжению. Активный гипноз может фактически незаметно перейти в разновидность возрастной прогрессии, известную как временная проекция (Golden et al., 1987).

При временнАой проекции клиента сначала просят составить список занятий, которые радовали его раньше или нравятся в настоящее время (в том случае, если клиента еще хоть что-то радует). Эти дела могут и, возможно, должны быть сравнительно простыми занятиями вроде прогулок, езды на велосипеде, прослушивания музыки или чтения. Затем клиента просят представить себя предающимся этим занятиям в будущем. Эти сессии можно записать на магнитофон, чтобы клиент мог прослушивать записи дома. По ходу сессий гипнотерапевт дает суггестии степени, в которой клиент наслаждается этими занятиями. Поскольку эти события содержатся в будущем, постольку удовольствие, которое они доставляют, представить легче, чем если бы они происходили сейчас. Но для всех нас будущее рано или поздно наступает.

В качестве примера временной проекции давайте рассмотрим случай Джен. Она обратилась за помощью из-за депрессии, развившейся после того, как ее уволили с работы. Хотя она “знала”, что была уволена по причине общего сокращения штатов, ее донимали навязчивые, постоянные мысли о собственном служебном несоответствии. Эта мнимое несоответствие стало распространяться на другие сферы жизни, так что теперь она начинала критиковать свою супружескую и материнскую деятельность. Гипнотерапевт, работая с Джен, установил, что когда-то ей нравились долгие велосипедные прогулки и она находила это занятие как расслабляющим, так и заряжающим энергией. Когда Джен находилась в трансе, была использована следующая процедура.

Джен, ты знаешь, что тебе когда-то очень нравилось кататься на велосипеде. И тебе известно, что люди меняются, не так ли [образец трюизма, предназначенного побудить к согласию]... и “но то, что было когда-то, все еще может случиться”. Ты помнишь, как тебе это нравилось? Поэтому сейчас я хочу, чтобы ты отправилась вместе со мною в будущее, в котором, быть может, это вновь доставит тебе удовольствие. Сейчас ноябрь; когда я буду отсчитывать недели и месяцы, ты сумеешь представить себя путешествующей в будущее... декабрь, первая неделя, вторая неделя, третья неделя, четвертая неделя; ...январь, первая неделя, вторая неделя, третья неделя, четвертая неделя; ...февраль, первая неделя, вторая неделя, третья неделя, четвертая неделя; ...март, первая неделя, вторая неделя, третья неделя, четвертая неделя; ...апрель, первая неделя, вторая неделя, третья неделя, четвертая неделя; ...май, первая неделя, вторая неделя, третья неделя, четвертая неделя; ...июнь, первая неделя, вторая неделя... Сейчас вторая неделя июня, прекрасный день! Представь, как ты снимаешь свой велосипед с крюка и отлаживаешь механизм... Ты прыгаешь в седло и начинаешь ехать... делая так, ты начинаешь испытывать старое чувство волнения и бодрости по мере того, как твои ноги движутся вверх и вниз... вверх и вниз... ты ощущаешь ветер в своих волосах, на своем лице... чувствуешь, как солнце припекает твою кожу, согревая тебя всю целиком. И, по мере того как ты продолжаешь ехать, ты можешь почувствовать, как твое сердце бьется чаще — не в скачке — но в устойчивом, ощутимом, энергичном биении. Ты можешь ощутить, как кровь бежит по твоим жилам — приятное, бодрящее чувство. Очень приятно, не правда ли, иметь в своем теле столько энергии! И пока ты продолжаешь ехать, ты можешь чувствовать, как эта энергия и жизненная сила захлестывают все твое тело, пронизывая его насквозь, наполняя твое тело теплом и энергией. Теперь продолжай ехать еще несколько секунд, наслаждаясь этими ощущениями, этими волнующими ощущениями... {пауза). Теперь постепенно замедляй ход, так чтобы ехать медленнее и медленнее, постепенно останавливаясь... но продолжая ощущать энергию в своем теле, энергию в не столь кипучей форме, пока не остановишься (пауза). Теперь я начинаю обратный отсчет, считая со второй недели июня, первая неделя; четвертая, третья, вторая, первая неделя мая; четвертая, третья, вторая, первая неделя апреля; четвертая, третья, вторая, первая неделя марта; четвертая, третья, вторая, первая неделя февраля; четвертая, третья, вторая, первая неделя января; четвертая, третья, вторая, первая неделя декабря; и обратно в ноябрь. Сейчас снова ноябрь, и ты можешь расслабиться, но по-прежнему чувствовать себя бодрой, энергичной и взволнованной своей поездкой.

Когда Джен вышла из транса, она сообщила, что такой бодрости она не испытывала с тех пор, как ее уволили.

Независимо от способа передачи энергии клиенту, страдающему депрессией (будь то активный гипноз или временная проекция), такая подзарядка аналогична поведенческой активации в когнитивной психотерапии. Она позволяет сделать первый необходимый шаг. Однако самой по себе ее может быть недостаточно для поддержания прогресса или профилактики рецидива. Здесь также может помочь модификация самоутверждений (когнитивных содержаний).

Гипнотерапевт Джен помог ей идентифицировать негативные самоутверждения, которым она давала жизнь в связи с потерей работы, а также те, что начали возникать касательно других сфер ее жизни. Были выявлены и записаны следующие:

• “Я никогда не получу другой работы — по крайней мере, такой хо

рошей, как эта!”;

• “На самом деле я сама виновата в том, что меня уволили; они про

сто проявили деликатность, сказав мне про общее сокращение

штатов”;

• “Мне плохо удаются вступительные интервью, поэтому я ничего

не добьюсь”;

• “Дома я не так хороша, как думала; семья поймет, какая я при

творщица!”

В дальнейшем терапевт помог ей сформулировать более позитивные, или адаптивные, самоутверждения, чтобы противостоять перечисленным утверждениям негативного свойства. При выполнении этой задачи Джен оказала некоторое сопротивление, заявляя, будто “на самом деле не верит им”, то есть позитивным утверждениям. В подобной реакции клиентов нет ничего необычного. Все мы чувствуем себя комфортнее, когда делаем то, что привыкли делать, и, когда от нас требуют нового поведения, частенько отвечаем: “Но это совершенно не для меня!” Однако терапевт настаивал на своем, внушая, что новые утверждения важно было произнести даже в случае, если она не верит в них прямо сейчас, и указал, что она долго упражнялась в негативных утверждениях. Следовательно, ей нужно было поупражняться и в позитивных. Терапевт “запустил машину”, предложив Джен ряд позитивных утверждений. Он модифицировал их применительно к ней и записал на бумаге. Поскольку клиентка положительно отнеслась к гипнозу, терапевт воспользовался техникой двух колонок (табл. 8.1), применив ее следующим образом.

 

Таблица 8.1

Негативное и позитивное когнитивное содержание для Джен

Негативные самоутверждения Позитивные самоутверждения
Я никогда не получу другой работы, по крайней мере такой же хорошей, как эта! Мне давали хорошую работу раньше, и я могу получить ее снова! Всякий раз, когда я получала новую работу, она оказывалась лучше
На самом деле я сама винова- та в том, что меня уволили; они просто проявили деликатность, сказав мне про общее сокра щение штатов Сокращение штатов действительно проводилось. Кроме меня уволили еще нескольких моих друзей. И мне изве стно, что у них все в порядке!
Мне плохо удаются вступи тельные интервью, поэтому я ничего не добьюсь Если бы мне плохо удавались ин тервью, то я никогда бы не получала работу! И я могу стать лучше
Дома я не так хороша, как думала; семья поймет, какая я притворщица! Моя семья очень поддерживала меня, и никто ни разу не назвал меня вино ватой. Нет ничего говорящего о том, что я не делаю того, что должна делать

 

Когда Джен находилась в трансе, гипнотерапевт просил ее произносить негативное утверждение, а затем — позитивное. Для каждого негативного утверждения это неоднократно повторялось. Джен начинала с того, что твердо высказывала негативное утверждение и неуверенно — позитивное. Однако после упражнений, занимавших несколько минут, она с большей решительностью высказывала позитивные утверждения. Гипнотерапевт еще раз подчеркнул, что у нее была богатая скрытая практика по части негативных утверждений и она не должна рассчитывать на скорое и охотное высказывание позитивных. Нелишним будет еще раз повторить, что в этих гипнотических интервенциях нет никаких магических действий и они должны повторяться, пока клиент не добьется прогресса. Тогда их можно будет свернуть.

 

Когнитивные процессы

Бек и коллеги (Beck et al., 1979) идентифицировали главные когнитивные ошибки, связанные с депрессией: сверхобобщение (нечто, верное в одном случае, оказывается верным во всех случаях), селективное абстрагирование (замечаются только неудачи), возложение на себя излишней ответственности за результаты (я отвечаю за все), прогнозирование без достаточных на то оснований (если нечто было истинным в прошлом, то оно будет истинным в будущем), драматизация (постоянное ожидание худшего) и дихотомическое мышление (все на свете делится на плохое и хорошее; если нечто несовершенно, то оно ужасно). Они аналогичны некоторым когнитивным искажениям Эллиса (Ellis and Dryden, 1997), например мышлению по типу “все или ничего”, фокусированию на негативном, дискредитации позитивного, категоричности типа “всегда и никогда” и преуменьшению. Обратите внимание на сходство этих когнитивных ошибок с теми, что встречаются при других расстройствах. Эллис (Ellis and Dryden, 1997) также особо подчеркивает необходимость в помощи клиентам при отделении их внутренних ценностей от поведения. Если они однажды или дважды поступают плохо, то это еще не превращает их в плохих людей. И наоборот, от совершения одного или двух добрых поступков они еще не становятся хорошими людьми.

Вторая задача психотерапевта (установление отношений сотрудничества) состоит в том, чтобы помочь клиенту идентифицировать когнитивные ошибки, которые он или она допускает. Это может оказаться непростым делом, так как индивидам в состоянии депрессии трудно исследовать альтернативные способы восприятия реальности. Первичная поведенческая активация, осуществляющаяся при помощи бихевиори-стических методов или медикаментозно, зачастую оказывается первым обязательным шагом к началу анализа когнитивных ошибок. Возможно, что только после этого клиенты захотят или смогут разбираться с психотерапевтом в когнитивных ошибках, которые они могут совершать, не отдавая себе в этом отчета.

Чтобы рассмотреть применение гипноза в модификации когнитивных процессов на примере, давайте вернемся к случаю Джен. Когда она стала более деятельной и почувствовала себя бодрее, гипнотерапевт начал помогать ей разбираться в когнитивных ошибках, которые она обычно допускала. Сначала клиентка довольно активно сопротивлялась этой процедуре, потому что считала, что вполне правильно оценивает ситуацию. Психотерапевт помог ей нормализовать паттерны мышления тем, что указал на всеобщую склонность людей интерпретировать ситуации преимущественно или единственно с какой-то одной точки зрения — вопрос лишь в том, в какой степени. К тому времени психотерапевт подозревал, что у Джен была ранняя неадекватная схема дефектности/стыда (Young, 1994). Он предполагал, что нормализующий процесс раскрепостит ее, спровоцирует к изучению других путей видения вещей без скрытой уверенности в собственной дефектности, мешающей этому процессу. В итоге, после совместного изучения фактов, они пришли к выводу, что Джен прибегала к сверхобобщению и селективному абстрагированию (ментальному фильтру) (Beck J. S., 1995). Кроме того, терапевт подозревал, что Джен брала на себя излишнюю ответственность за события, находившиеся вне сферы ее контроля, но это предположение Джен встретила с большим сопротивлением. Заметьте, что последняя когнитивная ошибка в чем-то похожа на РНС самопожертвования. Чтобы помочь Джен преодолеть когнитивные ошибки сверхобобщения и селективного абстрагирования, гипнотерапевт применил гипнотическую процедуру, которая представлена ниже. Эти ошибки можно рассматривать как зеркальные отражения друг друга в том смысле, что сверхобобщение расширяет перцептивную сферу, а селективное абстрагирование ее сужает. После индукции была проведена следующая гипнотическая процедура:

А теперь, когда ты комфортно расслабилась, я хочу, чтобы ты подумала о том, как люди интерпретируют разные вещи. Мы все интерпретируем события — мы должны это делать, чтобы мыслить [нормализация процесса]. Различие лишь в следующем: похожи ли наши интерпретации на чужие и замечаем ли мы все вокруг так, что можем дать наилучшую интерпретацию? Никто из нас не в силах обращать внимание на все, разве не так? [нормализация]. Но разве не важно обращать внимание на важные вещи, и даже больше, — на многообразие способов интерпретировать события? Все мы, если не проявим осмотрительности, склонны рассматривать только одну сторону проблемы, не так ли? Но разве не важно, чтобы мы рассматривали несколько сторон? В этом случае мы можем дать лучшие интерпретации... (пауза). Многие из нас делают две родственные ошибки. Мы либо видим все одинаковым, либо взираем лишь на одну сторону проблемы. Например, мы можем считать, что если делаем ошибку, то сделаем и другую. Но почему обязательно так? Все мы иногда ошибаемся, а в следующий раз поступаем правильно. Согласись, что в том, чтобы считать, будто мы постоянно ошибаемся, не больше смысла, чем в мысли, будто мы не ошибаемся никогда? И ты, конечно, уже знаешь, не правда ли, что тебе не удастся полностью избежать ошибок? Если задуматься, то не больше логики и в том, чтобы считать, будто ты постоянно будешь ошибаться! Когда над этим подумаешь, ты сможешь начать понимать смысл сказанного более глубоко. Точно так же ты сможешь понять, что тебе никогда не удастся полностью избежать ошибок, ты можешь их избегать иногда... это как часть одного явления; иногда мы совершаем ошибки, иногда — нет. Но одно не означает другого, не правда ли? Теперь я хочу, чтобы ты несколько минут поразмыслила над этой идеей, позволяя ей прокрутиться в твоем сознании... (пауза). Теперь я хочу, чтобы ты подумала о другом: на что тебе следует обращать внимание? Все мы можем одновременно обращать внимание лишь на немногие вещи. Поэтому мы склонны замечать вещи, которые подтверждают то, в чем мы уже уверены. Так поступают большинство людей; наверное, ты тоже. Но важно, не правда ли, целенаправленно рассматривать идеи, отличные от того, в чем мы уже убеждены, целенаправленно искать опровержения? Например, ты можешь замечать, когда ты от случая к случаю поступаешь неправильно, но не видеть, когда ты действуешь верно. Это просто свойственно человеку, не так ли? Но я хочу тебе предложить прямо сейчас подумать о каком-нибудь недавнем деле, которое ты сделала правильно. Подумай какое-то время. Когда это событие четко обозначится в твоем сознании, подними указательный палец правой руки [идеомоторная сигнализация]. Хорошо! Теперь обдумай этот образ, дай ему прокрутиться в твоем сознании и обрати внимание, как хорошо ты себя чувствуешь после этого. И ты сможешь вызвать в себе это приятное чувство всегда, когда пожелаешь, если расслабишься и подумаешь о времени и случае, когда ты хорошо справлялась с каким-нибудь делом.

В приведенном примере обратите внимание на то, как гипнотерапевт воспользовался “серией — "да"” (Erickson and Rossi, 1976), когда повторятся вопросы, которые заранее предполагают утвердительный ответ. Это отличный способ помочь клиенту преодолеть негативные сознательные установки и приобрести более позитивную установку на изменение. Кроме того, гипнотерапевт прибегал к “трюизмам” (Erickson and Rossi, 1976), которые являются утверждениями настолько правильными (например, “Никто из нас не может обращать внимание на все”), что у клиента не остается другого выбора, кроме как согласиться с ними. Нормализующие утверждения были использованы с целью разубеждения Джен в ее непохожести, странности или ненормальности. Все эти техники были предназначены для помощи в создании у клиентки позитивных, приводящих к изменению установок, и открытости к новым переживаниям.

 

Когнитивные структуры

Когнитивные темы, лежащие в основе депрессии, вращаются вокруг утраты, фиаско и опустошенности (Leahy, 1996), которые обычно закладываются в относительно раннем периоде жизни. В силу этих ранних переживаний индивиды отличаются своей когнитивной подверженностью депрессии. Несмотря на то что люди, обладающие этими основополагающими депрессивными схемами, могут вполне неплохо функционировать большую часть времени, во время стресса эти схемы могут активизироваться — феномен, известный как когнитивная диатезно-стрессовая модель.

Кроме того, депрессия может застигать людей в различных сферах их жизни. Бек (Beck, 1987) рассмотрел две особо уязвимые области. Лица, отличающиеся социотропной уязвимостью, склонны впадать в депрессию при утрате или угрозе утраты их потребностей и желаний межличностного принятия и близости. Их депрессия вызвана отвержением. Лица, отличающиеся уязвимостью автономности, склонны впадать в депрессию при утрате или угрозе утраты их желания и потребности в независимом функционировании и свершениях. Их депрессия вызвана неудачей. Указанные области, впрочем, не исключают друг друга; можно быть уязвимым в обеих. Исторически женщины склонялись к большей уязвимости в социотропной области, тогда как мужчины — в области автономности. Однако с постепенным угасанием гендерно-специфич-ных и семейных ролей мужчины и женщины будут все больше и больше делить между собой уязвимость в указанных областях.

К депрессивным последствиям ведут несколько ранних неадекватных схем Янга (Young, 1994): эмоциональная депривация, брошенность/ непостоянство, социальная изоляция/отчуждение, дефектность/стыд, зависимость/некомпетентность, фиаско и жертвенность. Большинство из них касается разрыва связей и отвержения. Обратите внимание, что некоторые из них существуют и в тревожных расстройствах, что указывает на взаимное наложение депрессии и тревоги.

Для модификации когнитивных структур здесь, как и при работе над тревогой, можно прибегнуть либо к прямым, либо к непрямым гип-нотерапевтическим методам. За примером мы вернемся к случаю Джен. В силу того, что она проявила особое сопротивление при попытке разобраться в ее ядерных когнитивных структурах, гипнотерапевт выбрал непрямой метод.

Здесь нужно вспомнить, что Джен обладала РНС дефектности/стыда. Помимо этого были также представлены фиаско и жертвенность. Множественные РНС не редкость, и Янг (Young, 1994) констатирует, что клиенты обычно располагают двумя, тремя или даже большим количеством. РНС Джен аналогичны некоторым беспомощным ядерным убеждениям по Дж. С. Беку Q. S. Beck, 1995) (“Я неадекватна/неэффективна, я некомпетентна, я неудачница, я недостаточно хороша [с точки зрения достижений]”), а также отдельным ядерным убеждениям в своей нелю-бимости (“Я недостаточно хороша [чтобы меня любили окружающие], я ущербна, меня не любят”). Можно предположить, что ее мнимое несоответствие стало распространяться с профессиональных успехов на быт посредством ядерных убеждений, которые являются общими для этих областей.

 

Процедура непрямого гипноза

...Aкадемия Знакомств (Sоblaznenie.Ru) - это практические тренинги знакомства и соблазнения в реальных условиях - от первого взгляда до гармоничных отношений. Это спецоборудование для поднятия уверенности, инструктажа и коррекции в "горячем режиме". Это индивидуальный подход и работа до положительного результата!...

Благодаря прежнему позитивному опыту гипноза и в надежде на его помощь Джен согласилась участвовать в непрямом гипнотическом методе. Гипнотерапевт не представил его как интервенцию, призванную модифицировать ее ядерные когнитивные структуры, а просто спросил, хотела бы она принять участие в упражнении, которое могло бы ей помочь. Надежду внушали как первоначальный, позитивный опыт и выбранная терапевтом структура, так и ожидание пользы от продолжения гипноза. Помните, что с когнитивной точки зрения главным залогом успешности гипноза являются позитивные ожидания. Именно поэтому так важно, чтобы гипнотерапевты структурировали первоначальные гипнотические переживания так, чтобы клиент видел их успешными. После начальной индукции и углубляющих техник для Джен применили следующую процедуру.

Ты уже многое пережила в трансе, не правда ли? И все пережитое было ценным и интересным, не так ли? [Установление позитивной и обнадеживающей тональности.] Теперь у тебя есть шанс узнать о себе больше — вещи, которые могут не быть очевидными прямо сейчас... но ты можешь усвоить и обдумать их на досуге. Не обязательно даже слушать меня на сознательном уровне — твой бессознательный разум услышит то, что он хочет услышать, то, что ему нужно услышать. Поэтому ты можешь оставить свой разум в покое, дай ему расслабиться, думай обо всем, о чем ему захочется, или даже ни о чем [последнее логически невозможно, но под гипнозом критические функции человека зачастую приостанавливаются, и эта приостановка склонна стимулировать транс]. Но когда ты будешь меня слушать, ты сумеешь узнать о себе многие вещи, а также что ты думаешь о себе и как относишься к другим. Теперь просто позволь своему разуму успокоиться (долгая пауза)... Я хочу поговорить с тобой об учебе... учебе и росте. Когда мы растем, мы узнаем много нового, правда? Мы научаемся новым вещам, научаемся действовать по-новому. Это порой волнует, порой пугает. Научимся ли мы когда-нибудь поступать правильно? Откуда нам вообще знать, что означает это “правильно”? Но в итоге мы научаемся, разве не так? Мы научаемся, как делать нечто новое... иногда быстро, иногда медленно; преуспевая иногда быстро, иногда — не сразу, но потом... иногда — не преуспевая вообще. Но разве мы не можем воспользоваться этим неуспехом, чтобы лучше узнать, как преуспеть в дальнейшем? Когда мы учимся, мы испытываем разные чувства, не так ли? Иногда мы ощущаем волнение, иногда — стыдимся, иногда мы счастливы, иногда — печальны. Точно так же мы порой преуспеваем сразу... иногда — спустя какое-то время... иногда — не преуспеваем вообще. Но в конце мы узнаем, что мы узнаем то, что нам нужно узнать... и что жизнь не течет по прямой... ее линия очень извилиста, со многими окольными путями и отступлениями [научение из метафоры]. Но окольные пути и отступления важны, ибо они помогают нам учиться и расти дальше... без них мы не узнали бы так много о том, что нам действительно нужно узнать. На самом деле нам нужно знать, как учиться учебе... а окольные пути и отступления помогают нам научиться учиться. Ибо в конечном счете научение учебе поистине важнее, чем учеба — поэтому вместо того чтобы стыдиться наших окольных путей и отступлений, мы должны ими гордиться [перестраивание]. Они помогают нам лучше научиться учебе — и даже помогают нам научиться лучше учиться тому, как... но ты уловила мысль? ... в твоем бессознательном разуме, там, где действительно можно выявить различие, где на самом деле происходит большая часть любого научения [отсылка к имплицитному научению]. Поэтому подумай над окольными путями и отступлениями в твоей жизни, Джен... и пойми их как научение учебе, росту и продолжению роста... научение тому, как... Джен быть самой собой [встроенная суггестия]. И, пока ты продолжаешь думать об этом, ты можешь начать ощущать себя все более и более сильной и независимой личностью, существующей вместе с другими людьми, но не ради других людей. Становясь бодрее и увереннее в себе, более связанной с другими, но не ради других, видя в жизненных окольных путях и отступлениях возможности научиться учебе и возможности к еще большему росту... Теперь, когда ты позволяешь этим идеям проникнуть глубоко в твое сознание, я буду считать от десяти до одного; пока я считаю, мне хотелось бы, чтобы ты все больше осознавала окружающую обстановку так, что когда я досчитаю до одного, ты выйдешь из транса, чувствуя себя освеженной и бодрой, понимая, что ты узнала нечто важное даже в случае, если прямо сейчас не знаешь точно, что именно ты узнала...

Обратите внимание, что в этом примере ни разу не употреблялось слово “неудача”, которое заменялось на “преуспевание не сразу или, возможно, никогда”. Кроме того, неудача была перестроена как метафорические окольные пути или отступления, которые помогают дальнейшему научению. Мы нередко лучше прислушиваемся к метафорам, так как сопротивление при этом может не возбуждаться. Процесс метана-учения (научение учебе) был увязан с неудачей через метафоры окольных путей и отступлений. На самом деле, эта процедура была отчасти прямой, поскольку затрагивались ядерные когнитивные темы жизни Джен, пусть даже метафорически. Как показали Милтон Эриксон и его последователи, возможно построение такой непрямой процедуры, в которой непосредственно темы вообще не будут упоминаться.

Эта процедура помогла Джен начать процесс изучения ядерных когнитивных схем, присутствовавших в ее жизни, чтобы увидеть себя человеком, в чьем прошлом встречались и промахи, и достижения и который научился на своих неудачах. Конечно, подобная процедура, проведенная всего один раз, не приведет к мгновенному успеху. Она несколько раз повторялась с разными вариациями и перемежалась негипнотическими сессиями, в ходе которых ядерные схемы подвергались совместному анализу.

 

Резюме

Депрессия — многостороннее расстройство, содержащее в себе биохимические, психологические и поведенческие компоненты. По той причине, что индивиды, страдающие депрессией, часто бывают мотиваци-онно и поведенчески инертны, важно активизировать их прежде, чем перейти к другой работе. Этого часто удается добиться сочетанием соответствующего медикаментозного лечения и активного гипноза. Когда клиент становится энергичнее, в рассмотрении депрессогенных допущений и ядерных когнитивных тем утраты и печали может помочь когнитивная гипнотерапия.

 







Дата добавления: 2015-06-29; просмотров: 261. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2022 год . (0.039 сек.) русская версия | украинская версия