Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

ОБ ИМЕНАХ РУН




 

В десятой главе написанной в 98 году н. э. «Гер­мании» Тацита написано:

«Нет никого, кто был бы проникнут такою же верою в приметы и гадания с помощью жребия, как они. Вынимают же они жребий безо всяких за­тей. Срубленную с плодового дерева ветку они на­резают плашками и, нанеся на них особые знаки, высыпают затем, как придется, на белоснежную ткань. После этого, если гадание производится в общественных целях, жрец племени*, если частным образом — глава семьи, вознеся молитвы богам и устремив взор в небо, трижды вынимает по одной плашке и толкует предрекаемое в соответствии с выскобленными на них заранее знаками. Если оно сулит неудачу, повторный запрос о том же предмете в течение этого дня возбраняется, если, напро­тив, благоприятно, необходимо, чтобы предречен­ное, сверх того, было подтверждено и птицегаданием» (Тацит, 10).

Эти сведения римлянина подтверждаются неко­торыми отрывками из Эдды. Так, в «Прорицании вельвы» норна сообщает:

 

Урд имя первой,

вторая Верданди, —

резали руны, —

Скульд имя третьей;

судьбы судили,

жизнь выбирали

детям людей,

жребий готовят.

(20)

В «Песне о Хюмире» говорится:

 

Раз боги с охоты

вернулись с добычей,

затеяли пир,

чтобы всласть насытиться;

прутья кидали,

глядели на кровь —

узнали, что вдоволь

котлов у Эгира.

(1)

 

В «Рунической песне Одина» сообщается:

 

...поднял я руны,

стеная их поднял...

(139)

 

История языка тоже подтверждает сообщение Тацита. Дело в том, что слово «Los» (жребий) (древ­неверхненемецкое «hloz») первоначально означало «отрезанный кусок дерева». Древнеанглйский язык сохранил для этого слово «tán», которое еще живо в нововерхненемецком языке как «Zein».

К этой зависимости принадлежат, вероятно, так­же указания в «Рунической песне Одина», кото­рые, очевидно, относятся к руническому искусст­ву, используемому при гадании о будущем:

 

Умеешь ли резать?

Умеешь разгадывать?

Умеешь окрасить?

Умеешь ли спрашивать?

Умеешь молиться

и жертвы готовить?

Умеешь раздать?

Умеешь заклать?

(Речи Высокого, 144)

 

Весь смысл этого свободного перевода раскры­вается лишь тогда, когда принимают во внимание тот факт, что вопросы в первоначальном дослов­ном тексте имеют такое значение: «Ты знаешь, как нужно резать?» и т. д. Под словом «разгадывать» подразумевается чтение и толкование рун, под сло­вом «спрашивать» — узнавание судьбы по жребию, под словом «молиться» — чтение молитвы при вы­таскивании рун, под словом «посвящать» — жерт­ву, под словом «раздать» — раздачу жертвенного да­ра участникам праздника и под словом «заклать» — умерщвление жертвенного животного. Этот случай убедительно доказывает, что даже хорошие воль­ные переводы не могут еще заменить изучение пер­воначального дословного текста.

Итак, обращение к жребию было занятием, ко­торое совершалось с благоговейным страхом. Чув­ству богобоязненных германцев требовалось перед каждым решительным шагом заручиться согласи­ем высших сил (советчика). Так примененный для этого «знак», как обычно переводится употреблен­ное Тацитом слово nota, становился священным и полным смысла.

Рекомендовалось называть эти знаки «марка­ми», так как именно в связи с рунами часто упот­реблялась основа слова «merken» (снабжать мет­кой). Так он называется, к примеру, в песни «Беовульф», где говорится о рукоятке меча:

 

...и сияли на золоте

руны ясные,

возвещавшие,

для кого и кем

этот змееукрашенный

меч был выкован

в те века незапамятные

вместе с череном,

рукоятью витой...

(1694)

 

В XIX в. и в первой четверти XX в. все еще зада­вались вопросом, можно ли переводить слово «nota», употребляемое Тацитом, как «руны». Те исследователи, которые под рунами хотели понимать лишь письменные знаки германцев, указывали на то, что римлянин выбрал не слово «litera» = «буква», а имен­но «nota». Пожалуй, уже в 1852 г. подчеркивалось, что речь должна была идти о «notae characteristicae», то есть отличительном знаке и, одновременно, о знаке, означающем начальный звук. Но лишь в 1937 г. долгому спору был положен конец с помо­щью доказательства того, что Тацит избрал слово «nota» по зрелом размышлении, так как в латин­ском словоупотреблении оно обозначало не одну-единственную букву алфавита, а начальную букву сокращенного слова, которая его заменяла, — на­пример, S. С. = senatus consultum = постановление Сената. Очевидно, Тацит узнал от своих авторитет­ных германских источников, что знаки, вырезан­ные на деревянных жребиях, заменяли целое слово. Так, они действительно соответствовали внешне римским «нотам» (знак, метка), от которых, одна­ко, они отличались своим религиозным содержа­нием. Вывод о том, что руны первоначально были меткой или отличительным знаком для обозначе­ния представлений и понятий из материального и духовного мира германцев, позволяют сделать име­на рун. Знанием этих имен мы обязаны записям из немецких, английских и скандинавских областей. Имена древнеанглийских рун переданы в рукопи­сях и рунической песне из 29 строф. Имена скан­динавских рун для шестнадцатизначного ряда со­хранились в «Abecedarium Nordmannicum» монастыря Сент-Галлен, составленном в X в., в Лейденской рукописи X в., в норвежской рунической песне XIII в. и в исландской рунической песне, которая записана, вероятно, еще раньше, чем норвежская.

К этим свидетельствам примыкает запись гот­ских названий букв в Венской рукописи VIII в., времени англо-саксов и придворного ученого им­ператора Карла Великого Алвина, который более известен по латинизированной форме своего имени как Алкуин. Они восходят, вероятно, к сообщению некоего гота из южной части королевства франков и показывают, что рунические символы носили на­звания букв из шрифта готской Библии, которые, в свою очередь, были заимствованы из древнего ру­нического футорка.

Из этих источников было сделано заключение о значении следующих понятий общегерманского футарка:

1. f Vieh (скот), имущество, владение (домашние животные)

2. u Urstier (тур) = тур, первобытный бык (дичь)

3. th Thurse = великан (сила, враждебная жизни)

4. a Ans = бог из рода асов (дружелюбный бог)

5. r Ritt (поездка верхом) или Wagen (повозка) (пу­тешествие, передвижение, странствование)

6. k Kienspan (сосновая лучина или сосновый фа­кел) (домашняя жизнь)

7. g Gabe (дар) (радостная неожиданность)

8. w Wonne (блаженство) или Weide (утеха) (обес­печенное пропитание)

9. h Hagel (град) (внезапная гибель; дальнее и ближ­нее действие)

10. п Not (нужда) (неприятное принуждение всех ви­дов)

11. i Eis (лед) (коварная гибель, смерть)

12. j Jahr (год) (течение времени, такая удача года, как хороший урожай)

13. е Eibe (тис) (вечнозеленое дерево, победа жизни)

14. р ? (сохранилось только в древнеанглийской руни­ческой песне как «peorth». Смысл еще не установ­лен. Может быть, сила зачатия)

15. z Elch (лось) (оборонительная сила против вра­гов)

16. s Sonne (солнце) (побеждающая сила)

17. t Tiw = Ziu (бог неба и войны)

18. b Birke (береза), Birkenreis (ветка березы) (юная, расцветающая жизнь)

19. е Roß (конь) (священное животное, вестник бо­жественной воли)

20. т Мапп (мужчина), Mensch (человек) (общест­во)

21. l Lache (смех), Wasser(вода) (материя жизни)

22. ng Ing (плодородие)

23. о Odal (родовое имение, родина)

24. d Tag (день) (свет, пробуждающий жизнь)

Сегодня уже невозможно установить в каждом случае изначальное фонетическое соответствие каж­дому имени. Eis сегодня больше не начинается со звука i, от звука th немецкий язык отказался, древнее германское слово, обозначающее лошадь, ко­торое начиналось с е, отмерло и т. д. V в слове vieh нарушает картину.

Значительно количество слов религиозного со­держания: Riese, Ase, боги Ziu и Ing. В случае, если под словом «Мапп» первоначально подразумевался упоминавшийся Тацитом родоначальник Mannus, оно тоже могло бы быть отнесено сюда же. Имя руны Roß напоминает о «Германии» Тацита: «Счи­тают, что [священные] кони — посредники [богов]» (Тацит, 10).

Определенное сочетание понятий несомненно: домашние и дикие животные, покровительствую­щие жизни и враждебные ей силы и времена года, любовь к родине и страсть к путешествиям, удо­вольствие от движимого имущества и землевладе­ния, процветание и нужда выступают частично как противоположные, частично как родственные по­нятия. Это скандинаво-германский мир, отражаю­щийся во внутреннем мире германского крестья­нина. Это обстоятельство было осознано и выска­зано около 1850 г., а после 1930 г. остроумным и изящным способом развито далее.

Имена рун охватывают весь круг религиозных понятий германского мира. Они позволяют пред­ставить себе, как происходил ответ на вопрос, об­ращенный к судьбе во время вытаскивания жребия: смотря по благоприятному или неблагоприятно­му содержанию понятия вынутого жребия должно было быть найдено аллитерационное изречение, которое давало ответ. Слово, обозначающее поня­тие «Raten» (разгадывание), и истолкование руниче­ской метки «rédhan» живо еще и сегодня в англий­ском to read, означающем «читать».

Тацит говорит, что не только определенный пле­менным округом Ewart, но и каждый глава рода мог задавать вопросы судьбе. Из этого следует, что ру­ны и связанные с ними понятия должны были быть общим достоянием всех свободных германцев. По всей видимости, запоминанию целого ряда обря­довых имен служили мнемонические стихи. Отра­жение таких мнемонических строф могло сущест­вовать в рунических песнях.

Их запись между тем произошла только после наступления письменного периода, связанного с обращением в христианство, то есть спустя много столетий после Тацита. Древний оригинальный текст поэтому неизбежно должен был подвергнуться видо­изменению. Об этом свидетельствует, кроме того, имя thorn (Dorn) для thurs (великан) в древнеанг­лийской рунической песне; вероятно, христиан­ский страх был поводом к замене языческого пред­ставления более безобидным.

Изменение языка с течением времени также обу­славливало переработку древних стихов, что на­глядно демонстрирует следующий пример. Четвертая руна ansuz (Ase) была заменена в древнеанглийском языке на ys, после чего это сакральное понятие под влиянием христианской нетерпимости было заме­щено одинаково звучащим ys = Mund (рот). Тот же процесс можно наблюдать на примере христиан­ски окрашенной норвежской рунической песни, где yss было заменено на Mündung (устье реки). Но исландский стих сохранил древнее значение «Ase».

Чтобы составить представление о рунических песнях, следует представить по несколько строчек из древнеанглийского (а), норвежского (b) и ис­ландского (с) мнемонических стихов:

a) «Солнце всегда радость мореплавателям, если они плывут над рыбным потоком или морской конь несет их к земле».

b) «Солнце — свет земли. Я склоняюсь перед святым».

c) «Солнце — щит облаков и защищающий ореол, и разрушитель массы льда».

Самый короткий и по содержанию, вероятно, самый старший из этих памятных стихов — это уже упоминавшийся так называемый норманнский ал­фавит монастыря Сент-Галлен, который на новом верхненемецком языке следует свободно передать так: «Vieh впереди, / Ur за ним, / Thurs третья ру­на. / As над ним. / Rad вырезай под конец! / Kien приклеивается к нему. / Hagel имеет нужду. / Eis, работа по сбору урожая и солнце. / Tiu, береза и человек посередине. / Lache светлая. / Конечная R все заключает»*.

Язык этих стихов — это смесь языковых форм, носящих скандинавский, древнесаксонский и древ­неверхненемецкий отпечаток, свидетельство того, что он странствовал из Скандинавии через Нижнюю Саксонию в Верхнюю Германию. Общий текст при этом затемнен и искажен. В дошедшем до нас виде он состоит из одиннадцати связанных аллитерацией стихов.

Имена норвежского шестнадцатизначного футарка звучат следующим образом: l. fé (Vieh (скот)); 2. Úr (Schlacke (лава)); 3. Thurs (Riese (великан)); 4. Óss (Fluâmündung (устье реки)); 5. reidh (Ritt (по­ездка верхом)); 6. Kaun (Geschwür (нарыв)); 7. Hagal (Hagel (град)); 8. naudh (Not) (нужда); 9. is (Eis (лед)); 10. ár (Erntesegen (собранный урожай)); 11. Sól (Sonne (солнце)); 12. týr (Туг) (Тюр — бог войны, сын Одина); 13.Bjarkan (Birkenreiâ (ветка березы)); 14. madhR (Мапп (человек, мужчина)); 15. Logr (Wasser (вода)); 16. ýr (Eibe (тис)).

Достойно внимания то, что среди рун общегерманского футарка упоминаются только древнейшие образы богов, как, например, Тивас и Ингвас. Это позволяет сделать заключение, что первые стихи этого рода возникли в древние времена. Тацит ни­чего не говорит об общем числе употребленных знаков. Потому возможно, что их число не совпа­дает с двадцатью четырьмя буквами футарка.

Правомерно, пожалуй, будет сделать вывод о том, что поздняя, в виде обрывков, передача имен рун представляет собой беспорядочную картину, а прежние набожно-священные и повседневно-мир­ские обозначения и новообразования разгадываются рядом друг с другом: ставшие непонятными древние имена могли быть заменены одинаково звучащими или имеющими двойной смысл други­ми понятиями. Но первоначально футарк симво­лизировал религиозное понимание миропорядка с германской точки зрения.







Дата добавления: 2015-08-10; просмотров: 178. Нарушение авторских прав


Рекомендуемые страницы:


Studopedia.info - Студопедия - 2014-2020 год . (0.005 сек.) русская версия | украинская версия