Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

О ВОЗРАСТЕ РУНИЧЕСКОГО ПИСЬМА




 

Уже упоминавшийся шведский архиепископ Иоганн Стуре (Иоганн Магнус) в 1540 г. высказал мнение о том, что рунические камни его родины появились во время «до или немного спустя после всемирного потопа». Это заключение было обу­словлено духовными и душевными потребностями его времени. Пока не была ясно осознана необхо­димость провести различие между доруническими священными идеограммами германцев и рунами футарка, оценка возраста рунического письма мог­ла сильно колебаться. Вплоть до третьего десятиле­тия XX в. именитыми исследователями рун обдумывался вопрос, не могло ли руническое письмо восходить к древнему железному или даже к позд­нему бронзовому веку. Еще в 1936 г. один уважае­мый исследователь рун планировал представление соответствующих доказательств.

Виммер был вынужден благодаря своей теории заимствования из латинской письменности отне­сти время возникновение рунического письма к концу II или началу III в. н. э. О. фон Фризен пере­двинул его во вторую половину III в. н. э. Марстрандер предположил, что футарк возник приблизи­тельно в начале новой эры в государстве Маробода, Хаммарстрем переместил его создание во времена около 100 г. до н. э. Немецкий университетский преподаватель Генрих Хемпель в 1935 г. указывал на то, что уже около 530 г. до н. э. мелкие герман­ские племена в Западных Альпах сделались осед­лыми и как союзные племена североиталийских кельтов — в качестве «гайзатов», то есть копейщи­ков — сражались вместе с ними против римлян; возникновение рунического письма при вероятном посредничестве кельтов было бы легко объяснимо; наконец, Агрелль отнес их возникновение ко вре­мени между 63 и 142 гг. н. э.

Точно установить момент возникновения футарка можно было бы только с помощью новых на­ходок. Но если, как есть веские основания предпо­лагать, древнейшие рунические свидетельства бы­ли вырезаны на дереве, то при бренности этого материала надежда на нахождение таких докумен­тов исключительно слаба.

Все-таки поставленный Генрихом Хемпелем во­прос, могли ли германцы иметь потребность в письме, проливает некоторый свет на эту запутан­ную проблему. Согласно Тациту обычаи и история германцев были заключены в древних песнопени­ях. Ведь они были народом воинственных крестьян. У них не было городов-государств как те, из которых выросли мировые империи Ближнего Востока и Средиземноморья. В германских странах не бы­ло, следовательно, скоплений людей, собранных на ограниченном пространстве, не было вытекающей из деловой выгоды оптовой торговли, не было мес­та, где располагались правящие круги, и не было нужды в писателях. Поэтому отсутствовал доста­точный стимул для создания делового письма.

Разумеется, это не мешало тому, чтобы ведущие личности и умные головы не поняли значения воз­можности отправлять письменные послания и со­общения, когда или после того, как они наблюдали это у живших на границах с ними иноплеменных народов (как, например, кельты) или в чужих кра­ях. Вероятно, эти обстоятельства учел В. К. Гримм в своем суждении, и именно оно при сегодняшнем состоянии исследований рун заслуживает глубо­чайшего внимания.

Тацит не упомянул ни одного случая употребле­ния германского письма. Но он, пожалуй, дважды сообщил, что германские вожди посылали письма, а именно, маркоманский король Маробод импера­тору Тиберию и вождь хаттов Адгандестер — Сена­ту. Он не говорит, на каком языке и каким шриф­том были написаны эти письма. Следует, однако, предположить, что они были составлены на латин­ском языке и римским шрифтом, которыми владел получивший римское образование Маробод и кото­рые также не могли оставаться неизвестными жите­лю Гессена Адгандестеру вследствие близости римских границ, проходящих по Рейну. При этом имеет большое значение то, что Тацит не выразил ни ма­лейшего удивления по поводу употребления письма обоими германцами.

Если этот ход мыслей имеет под собой почву, то он позволяет допустить, что стимул к созданию ру­нического письма у германских племен, живших по берегам Рейна, был наиболее сильным. В этом контексте поучителен случай, о котором сообщает римский историк Аммиан Марцеллин. Император Валентиниан I в 373 г. н. э. нанес сокрушительное поражение в устье Майна алеманнским племенам, жившим на правом берегу Рейна, и вынудил не­скольких вождей племен с их дружинами перейти на сторону римской армии. Один их них по имени Хортар был спустя несколько лет обвинен в том, что «написал некие вещи с предательским умыслом» своим остававшимся свободными бывшим друже­ственным вождям, и после пытки был предан ог­ню. Очевидно, здесь шла речь о письме военно-политического содержания. Аммиан не говорит, было ли составлено послание с помощью латин­ского шрифта или рунами. Возможность того, что речь шла о руническом письме, неоспорима, так как в этом случае германец писал германцу, же­лая составить послание, не рассчитанное на то, что оно может быть прочитано римлянами, следова­тельно, существует большая вероятность использо­вания рун. Аммиан тоже не высказывает какого-либо удивления. Этот случай все же говорит о том, что В. К. Гримм мог правильно оценивать ситуа­цию, когда он писал: «В такое время письмо на­ходится в совершенно другом состоянии, чем мы привыкли его видеть. Им владеют как научным зна­нием немногие, только те, кому вменяется в обя­занность получение и передача духовного». Для лю­дей, возглавлявших германские племена, следует, таким образом, допустить знание о рунах как сред­стве коммуникации.

Когда и где духовно активному южному герман­цу впервые пришла творческая мысль составить ряд букв, используемый с той же целью, что и латин­ский алфавит, остается при всем том все еще неяс­ным. Как пример того, с каким остроумием ученые пытались прояснить этот вопрос и какое важное место отводится при этом сравнению форм букв, следует, наконец, упомянуть о следующем. Руни­ческий знак r имеет, в частности, боковую черту, которая касается главной только вверху, но не в середине. У римской прописной буквы R наклон­ная часть касается вертикальной дважды, и как раз со II века до н. э., в то время как в более древнее время латинское R тоже было «открытым». Отсю­да теперь следует, что открытое руническое R гово­рит о том, что футарк должен был быть создан до того, как римское R приняло закрытую форму. Но против этого заключения в 1938 г. было заявле­но, что открытое латинское R встречается наряду с закрытым в курсивном шрифте времен Римской империи.







Дата добавления: 2015-08-10; просмотров: 133. Нарушение авторских прав


Рекомендуемые страницы:


Studopedia.info - Студопедия - 2014-2019 год . (0.002 сек.) русская версия | украинская версия