Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Го августа 1899 г. Если ехать к работающим на линии духоборам со стороны готового уже пути, то, приближаясь к месту работ




 

Если ехать к работающим на линии духоборам со стороны готового уже пути, то, приближаясь к месту работ, вы увидите сначала стоящую несколько в стороне от насыпи огромную, уродливую паровую машину, похожую на какое-то безобразное железное животное с длинной вытянутой шеей, оканчивающейся квадратной тупой головой, которой оно с визгом и скрежетом колотится в возвышающийся перед ней песчаный бугор.

С боку машины вытянулся длинный балластный поезд, составленный из открытых платформ, пришедший сюда за песком.

Паровая машина, ударившись своим огромным ковшом в песчаный бугор, наполняет его песком и, повернув затем свою шею вместе с этим ковшом, высыпает песок на одну из платформ.

Три поворота, — и платформа полна. Раздается свисток, и поезд продвигается вперед, подставляя следующую платформу для наполнения песком.

Нагрузка производится необычайно быстро, и поезд отправляется на место, куда нужно доставить песок. Ссыпают песок на насыпь тоже совершенно особенным образом. Под колеса передней платформы подкладывают устой, чтобы укрепить поезд на одном месте, паровоз отцепляют и прикрепляют к нему толстый стальной канат, который тянется через весь поезд вплоть до последней платформы.

На последней платформе установлен большой кусок железа, напоминающий своей формой утюг. Как только канат прикреплен к кольцу, приделанному к острому мысу утюга, паровоз трогается вперед и тянет за собой через все платформы этот утюг, который при движении сбрасывает своими боками песок с платформ на насыпь.

Дальше вы увидите, как рабочие другого поезда, нагруженного шпалами и рельсами, укладывают железный путь. При посредстве особых валиков, установленных в наклонном положении вдоль всего поезда, сидящие на платформах рабочие быстро сбрасывают с передней платформы рельсы и шпалы. Рабочие, расставленные попарно, торопливо подхватывают их и раскладывают их по насыпи. Когда шпал положено столько, сколько нужно для одной пары рельс, слышится лязг скатывающихся рельс, затем звоние, тяжелые удары молотка, — и путь готов.

Рабочий поднимает красный флаг, и машинист проталкивает поезд по только-что проложенным рельсам на длину их. И опять сыпятся шпалы, визжат рельсы...

Так все это легко, быстро, бесшумно происходит, что кажется — люди играют в какую-то забавную игру...

Неподалеку, в стороне от главного пути, на кривых рельсах стоят большие двухъэтажные вагоны. Здесь живут рабочие.

Пройдя по пути еще дальше, вы увидите большие палатки из толстого брезента, разбитые в строгом порядке по обеим сторонам насыпи. Между палатками расставлены фургоны, лошади, разбросаны какие-то ящики, под ногами валяются пустые жестянки от консервов. В палатках стоят кровати, покрытые толстыми шерстяными одеялами; на жердях вокруг печки развешана для просушки всевозможная одежда...

Здесь живут работающие на линии поденно.

Одна из больших палаток заставлена длинными белыми столами. Это — столовая. Тут же помещается и кухня. Вокруг раскаленной плиты суетится весь в белом, с колпаком на голове, повар, а его помощник моет в большом тазу оловянную посуду.

Дальше за палатками, по вырубленному под полотно железной дороги пространству, тянется некоторое время длинный, неровный горб свежей насыпи. По ней протоптана узенькая дорожка, по которой вы и идете. Но вдруг насыпь круто обрывается. Приходится спуститься вниз и брести по липкому, холодному болоту.

Сначала вы стараетесь наступать на выдающиеся кочки, прыгаете с пня на пень, выбираете места потверже, но, сорвавшись несколько раз и вымазавшись по колено в грязи, вы уже идете, не разбирая того, куда попадает ваша нога. К счастью, впереди уже виднеются черные фигуры людей, копающихся по обеим сторонам еще невыросшей насыпи. Скоро вы благополучно добираетесь до насыпи и с легким чувством удовольствия идете по ровной площадке к месту работ.

Среди блестящих квадратных луж, в тех местах, где уже вырезаны куски земли для насыпи, торопливо ворочаются темные изорванные люди, облепленные грязью, с истертыми до бахромы рукавами. Они режут большие куски дерна и накладывают его на тачки. Когда тачка наложена доверху, другой духобор втаскивает ее на насыпь по проложенным доскам. Доски шатаются, и везти трудно. К тому же они покрылись жидкой грязью, и ноги по ней скользят.

— Куда ж ты едешь? — кричит, смеясь, один из рабочих, видя, как его товарищ, расставив ноги, ползет вместе с тачкой назад.

— С „Мокрых гор" в „Батум", — кряхтит тот. — Просто беда!

— Это он забыл, куды возить нужно! — подсмеиваются другие.

— Должно, дюже крепко лобии[48] наелся, вот и тяне теперь назад.

К рабочему подскакивает замазанный мальчишка и молча помогает втащить тачку.

— От ловко! — одобряет рабочий. — Ты, Николка, никак дюжее меня: я вон не мог ее втаскать, а ты, гляди-кось, как впер, одним махом. — Мальчишка довольно оглядывается.

— Гутарь! — говорить он снисходительно.

Работу свою духоборы начинают с рассветом, кончают, когда солнце садится. Утром и вечером они пьют чай, а в обед едят похлебку и кашу с коровьим маслом. Готовится все это на кострах выборными кашеварами.

Неподалеку они устроили для себя печи, в которых их хлебопеки пекут превкусный белый хлеб на всю партию. Так как партия все время передвигается по мере работ вперед, то в конце концов пекарня оказалась так далеко от рабочих, что пришлось построить другую поближе.

Воду достают в лесу: раскопают какой-нибудь ключ и устраивают маленький колодец, а перейдут на новое место — новый ключ отыскивают.

Самой тяжелой стороной их жизни на линии является отсутствие каких бы то ни было жилищ.

На всю партию имеется лишь две палатки, в которых может поместиться не больше двадцати человек.

Остальные устраиваются всяк по-своему. По большей части из лежащих шпал складывается некое подобие будки, сверху которой накладывается хворост, сухая трава и т. п. Выстлав дно такой будки сеном и покрыв ее буркой, духоборы находят это сооружение отличным „домом". А за неимением шпал многим приходится, выбрав посуше бугорок, примоститься там под частым кустиком, устроив из спасительной бурки нечто в роде шатра.

Несмотря на такие тяжелые условия, духоборы Северного участка не уходили с этой работы до глубокой осени. И лишь когда суровый мороз сковал землю и невозможно уже было больше работать, исхудалые, загоревшие рабочие вернулись домой.

 







Дата добавления: 2015-08-10; просмотров: 146. Нарушение авторских прав


Рекомендуемые страницы:


Studopedia.info - Студопедия - 2014-2020 год . (0.003 сек.) русская версия | украинская версия